Карта московского княжества в 15 веке: Москва, Литва и Орда в 14-15 вв.

Содержание

Русь в IX - первой половине XV вв.

Древнерусское государство в IX-середине XI вв.

Формирование территории

В начале IX в. на территории Восточно-Европейской равнины существовали раннегосударственные территориальные образования славян. Например, в 839 г. существовало государство “русов”, правитель которого носил титул “хакан”.

В первой половине IX в. словене, кривичи вместе с чудью и мерей составили единый политический союз, который управлялся сначала ими самими, а в 60-х гг. IX в. скандинавским по происхождению князем Рюриком. В 862 г. он стал князем Новгорода. Другие этнические образования также имели своих князей. Вызревание государственных отношений происходило почти на всей территории восточного славянства.

В последней четверти IX в. скандинавский по происхождению князь Олег, стоявший во главе государственного образования северных восточнославянских и угро-финских этносов, предпринял поход на юг, дошел до Киева и сверг власть правивших там варягов Аскольда и Дира.

В 882 г. Киев стал столицей нового государства Олега, объединившего два главных центра восточных славян - Новгород и Киев, а также земли, расположенные вдоль пути “из варяг в греки”. В последующее время Олег подчинил себе древлян, северян и радимичей.

При князе Святославе (к 970 г.) в состав Древнерусского государства вошли территории, где проживали вятичи, уличи, тиверцы. В 965- 966 гг. князь Святослав разгромил Хазарский каганат. В результате этих побед ряд восточно-славянских племен был освобожден из-под власти Хазарии и подчинен Киеву. Русь получила возможность вести торговлю с Востоком.

В итоге сложилось значительное по своим размерам Древнерусское государство, которое в последующее время включило в свой состав многие восточнославянские этносы, некоторые финно-угорские народы, отдельные балтские и тюркские племена. Во главе государства стоял князь, правивший в Киеве. Несмотря на определенную централизацию, Древнерусское государство по существу было федерацией княжеств во главе с великим князем киевским.

Особое место занимал второй по значению город - Новгород, обычно управлявшийся сыном - наследником киевского князя, который мог самостоятельно вести войны с соседними государствами и народами и заключать дипломатические соглашения. В Новгороде с середины IX в. формировались традиции республиканского (вечевого) управления.

Древляне в составе Древнерусского государства имели собственного князя. Другие восточнославянские этносы нередко поднимали восстания против киевских князей и отделялись от Киева.

Древнерусское государство было одним из мощных государств Европы. При сыне Святослава Владимире произошло крещение Руси (988). Русь приняла православие и это событие усилило авторитет княжеской власти.

При Владимире к Древнерусскому государству были присоединены западные и юго-западные земли. В конце Х в. в состав государства вошли волыняне, белые хорваты.

В это же время Полоцкое княжество было включено Владимиром в Древнерусское государство. Владимир сумел сделать защиту от печенегов делом всей Руси. Он строил оборонительные линии с продуманной системой крепостей, валов и сигнальных вышек, набирал войско из жителей всех краев Руси. Владимир был причислен к лику святых, а народ сохранил о нем благодарную память - Владимир Красное Солнышко и его дружина стали героями целого цикла былин, в т. ч. возникших на севере, далеко от половецких степей.

Во время правления Ярослава Мудрого, который стал в 1036 г. единоличным главой государства, Русь занимала обширную территорию от Северной Двины до Таманского полуострова и от Днестра и верховьев Вислы до верховьев Волги и Дона. Полоцкое княжество обособилось от Древнерусского государства около 1021 г. При Ярославе Мудром был составлен первый на Руси свод законов “Русская Правда”, переписывались и переводились книги, с ним породнились королевские дома Франции, Венгрии, Норвегии.

Русские княжества во второй половине XI-XIII вв. Формирование территории.

В 1054 г. со смертью Ярослава Мудрого Древнерусское государство распалось. Ярослав разделил Древнерусское государство на несколько владений между своими сыновьями. Старший Изяслав получил Киев и Новгород, Святослав - Черниговское княжество, включавшее Тмутаракань, Муром и Рязань, Всеволод - Переяславль (Южный) и Ростовскую землю в волго-окском междуречье, Игорь - Владимир-Волынский, Вячеслав - Смоленск. Полоцкие князья продолжали владеть своим княжеством. В последующее время эти княжества уже никогда не воссоединялись все вместе, поэтому 1054 год считается последним годом существования Древнерусского государства.

На смену ему пришел так называемый “период феодальной раздробленности”, выразившийся сначала во владельческой, а затем и в военно-политической разделенности древнерусской территории, существовании достаточно многочисленных независимых княжеств.

При князе Владимире Мономахе, вступившем на киевский престол в 1113 г., возобновились попытки создания крупной древнерусской державы. По плану Мономаха она должна была управляться им самим, его старшим сыном Мстиславом и потомством последнего. Княжа в Киеве, Мономах удерживал за собой Новгород, Переяславль (Южный), Смоленск, Ростов и Владимир Волынский, где правили его сыновья. Это была большая территория, но она уступала по своим размерам территории Древнерусского государства.

В первой четверти XII в. сохраняли свою самостоятельность от Киева Полоцкое и Черниговское княжества, а на западе древнерусских земель - сформированные в 80-е гг. XI в. княжества Перемышльское и Теребовльское. Смерть Владимира Мономаха в 1125 г. и его старшего сына Мстислава Великого в 1132 г. привели к длительной борьбе между Мономаховичами и черниговскими князьями за обладание Киевским княжеством, а также внутри самих сыновей и внуков Владимира Мономаха за передел владений.

В итоге эта борьба привела к утрате Мономаховичами Киева и к полной независимости таких княжеств, как Переяславское, Смоленское, Суздальское (древняя Ростовская земля), Владимиро-Волынское; к образованию в 1136 г. самостоятельной Новгородской республики; возобновлению в 1139 г. независимости Полоцкого княжества, присоединенного к владениям Мстислава Великого в 1132 г.; формированию в 1141 г. из Перемышльского и Теребовльского княжеств единого Галицкого княжества. В то же время из состава Черниговского княжества в 1127 г. выделились Муром и Рязань.

Таким образом, через 100 лет после распада Древнерусского государства, к середине XII в. на древнерусской территории существовало уже 10 самостоятельных политических образований. Процесс государственного дробления продолжал развиваться по восходящей линии.

Тому были свои объективные причины. Добивавшиеся независимости центры переставали выплачивать дань киевским князьям и посылать в их распоряжение свои дружины при организации этими князьями крупных военных походов. Материальные и людские ресурсы оставались в полном распоряжении приобретавших независимость князей, и они направляли их на расширение и освоение собственных территорий, строительство городов, укрепление границ. И письменные источники, и археологические данные свидетельствуют о начавшемся с середины XII в. резком росте городского строительства. Новые города появляются не по соседству со старыми центрами, а там, где ранее городов не было вообще. Это свидетельствует об общем расширении границ древнерусских княжеств и освоении этими княжествами новых территорий.

Так, Киевское княжество расширило свою территорию на юг, достигнув р. Рось. Осваивало земли на западе между реками Горынь и Тетерев. Территория Переяславского княжества выросла в восточном и южном направлениях, охватив бассейн р. Сула и дойдя до р. Ворскла. Черниговские князья расширяли свою территорию, главным образом, в северо-восточном направлении, включив в нее земли по р. Лопасня, левому притоку Оки. На юге их владения перешли приток Десны Сейм и достигли р. Остер. Территория Галицкого княжества росла за счет земель, находившихся по правому берегу верхнего течения Днестра. Полоцкие князья увеличивали свои владения на северо-запад, захватывая земли латгалов по нижнему течению Западной Двины. Смоленские князья двигались на северо-восток, стремясь контролировать верхнее течение Волги. Здесь они соперничали со встречным движением суздальских, позднее владимирских, князей, стремившихся закрепить за собой путь по Волге от Зубцова до Ярославля. Другим направлением расширения территории Северо-Восточной Руси было восточное, где во второй половине 60-х - начале 70-х гг. XII в. на левом берегу Волги был основан Городец Радилов (современный Городец), а в 1221 г. при впадении Оки в Волгу - Новгород, позднее получивший название Нижнего. В Подвинье (бассейне Северной Двины) суздальцы сталкивались с новгородцами, осваивавшими эту территорию с запада, со стороны Ладожского и Онежского озер, а также с севера.

Новгородцам принадлежит основная роль в покорении и хозяйственном освоении обширной территории к востоку от Ладоги и Онеги вплоть до р. Печоры.

Резкое увеличение числа городов в середине XII в. происходило прежде всего за счет так называемых “малых городов”, площадь которых, выявленная археологически, колебалась от 0,2 до примерно 2 га. Рост числа именно таких обнесенных деревянными стенами городов объясняется тем, что княжества, достигнув политической независимости, начинали укреплять свои границы. Так появились столь известные ныне города, как Москва, Тверь, Кострома, Нижний Новгород, первоначально не игравшие сколько-нибудь заметной экономической или политической роли, но выполнявшие функции порубежных крепостей. Тем не менее, опираясь на такие крепости, население различных княжеств получало возможность в более безопасной обстановке вести внутреннюю колонизацию и хозяйственное освоение территорий.

Положительные результаты политического дробления длительное время перевешивали негативные последствия такой расчлененности. Поэтому дробление продолжало нарастать.

К 1237 г., началу Батыева нашествия, на территории древней Руси существовали Новгородская республика и множество княжеств. На востоке это было княжество Рязанское, включавшее в свой состав в качестве удела княжество Пронское; Муромское, с которым граничило великое княжество Владимирское. Из состава последнего в 1212-1218 гг. выделились княжества Переяславское (Переяславля-Залесского), Юрьевское, Ростовское, Ярославское и Угличское. К западу от них располагалось Смоленское княжество, а далее княжества Витебское, Полоцкое и Пинское. На юг от Смоленского княжества лежало княжество Черниговское, в составе которого было несколько удельных княжеств: Козельское, Курское, Рыльское, возможно, Новгород-Северское и Путивльское. На юг от Черниговского лежало княжество Переяславское (Переяславля Южного). Крупнейшим древнерусским княжеством оставалось Киевское, где также было несколько уделов: княжества Вышгородское, Каневское и Торгское.

Западное Владимиро-Волынское княжество включало в себя такие уделы, как княжества Бельзское, Червенское и Луцкое. Примыкавшее с юга к Владимиро-Волынскому княжеству Галицкое княжество имело в своем составе единственный удельный центр - Перемышль.

Таким образом, к моменту татаро-монгольского вторжения древняя Русь делилась на 18 крупных государственных образований, имевших в своем составе более десятка удельных княжеств.

Это политическое дробление, связанное с отсутствием единых вооруженных сил, существенным образом повлияло на исход борьбы русского народа с иноземным нашествием.

После походов татаро-монгол на русские княжества в конце 1237-начале 1241 гг. и признания большинством русских князей в 1242 г. верховной власти великого монгольского хана и подчинявшегося ему хана Золотой Орды Батыя в расселении древнерусского народа, числе и структуре древнерусских княжеств произошли большие изменения.

Под непосредственный контроль татаро-монгол перешли земли от Сулы до Десны, левых притоков Днепра, где ранее располагалось Переяславское (Переяславля Южного) княжество, степные части Киевского княжества, южные части Черниговского княжества, земли по правым притокам среднего течения Оки. На западе галицко-волынские князья утратили прежний контроль над землями по Сирету, Пруту и нижнему течению Днестра.

В Волгоокском междуречье из-за опустошения Батыем и последующими ордынскими ханами старых центров древней Ростовской земли Ростова, Суздаля, Владимира население, спасаясь от военных угроз, стало уходить на окраины этой земли, что способствовало образованию в послемонгольское время таких княжеств, как Тверское, Белозерское, Московское, Костромское и Городецкое с центром в Городце Радилове на Волге. К 70-м гг. XIII в. в Северо-Восточной Руси вместо 6 княжеств домонгольского времени насчитывалось целых четырнадцать: помимо указанных 5 княжеств еще Стародубское, Суздальское, Галичско-Дмитровское, Переяславское (Переславля-Залеского), Юрьевское, Ростовское, Ярославское и Угличское. Главным оставалось великое княжество Владимирское.

Западнорусские княжества, такие как Полоцкое, Витебское и Пинское, были захвачены литовцами. А в 60-е гг. XIV в. литовский великий князь Ольгерд присоединил к Литовскому государству Киев с его землями. Еще раньше, в первой половине XIII в. были потеряны русские владения в Прибалтике, где образованные в конце XII-начале XIII вв. немецкие епископства, а также основанный в начале XIII в. Орден меченосцев, сначала отняли владения полоцких князей в земле латгалов, а затем владения Новгорода Великого в земле эстов.

В 40-х гг. XIV в. польский король овладел Галицким княжеством. В 50-х гг. литовский князь Ольгерд подчинил себе Брянское княжество. Относительная политическая самостоятельность при зависимости от Золотой Орды сохранялась лишь за несколькими мелкими “верховскими” княжествами (бывшими черниговскими уделами в верхнем течении Оки), Рязанским и Пронским княжествами, Смоленским княжеством, княжествами Северо-Восточной Руси и Новгородской феодальной республикой. Самым крупным из перечисленных государственных образований оставалось великое княжество Владимирское с центром во Владимире на Клязьме. Однако с начала XIV в. ордынские ханы установили свой контроль над его территорией. Начавшаяся в 1359 г. в Орде жесткая борьба за ханский престол между различными группировками чингизидов и ордынской знати привела к расколу Орды на Орду восточную (сарайскую) и Орду западную (мамаеву), что сразу же сказалось на положении русских земель, на ряд лет прекративших выплату дани татарам. Росту независимости русских князей способствовало укреплявшееся экономическое положение их и подвластного им населения.

Рост Московского княжества в XIV в

Возросшие материальные возможности князей, особенно московских, их умелая политика, ослабление могущества Орды привели во второй половине XIV столетия к принципиальным изменениям в структуре княжеств Северо-Восточной Руси.

В начале XIV в. начинается возвышение Московского княжества. Первый московский князь Даниил, сын Александра Невского, в 1300 г. захватил Коломну, а в 1302 г. занял выморочное Переяславское княжество. Наследовавший ему старший сын Иван, прозванный “Калита”, в 1303 г. присоединил Можайск. При его сыне Симеоне Гордом положение московских князей значительно укрепилось.

В начале 60-х гг. XIV в. московский князь Дмитрий, будущий “Донской”, присоединил к своим владениям великое княжество Владимирское вместе с землями бывших княжеств Костромского, Переяславского (Переяславля-Залесского), Юрьевского и части Ростовского княжеств, части территорий Торжка, Волока Ламского и Вологды. Дмитрий Донской также присоединил к Москве сначала дмитровскую, а затем и галичскую части некогда единого Галичско-Дмитровского княжества, княжества Угличское и Белозерское, Калугу и Медынь, а также некоторые татарские и, вероятно, мордовские земли на восток от Рязанского княжества. В 1392 г. наследник Дмитрия Донского Василий I сумел подчинить себе Нижегородское княжество с относившимся к нему Суздалем, а несколько позднее присоединил к Москве Муромское и Тарусское княжества. В итоге к концу XIV в. территория Московского княжества увеличилась в несколько раз, оно стало самым крупным политическим образованием на Северо-Востоке Руси. Оставались независимыми княжества Тверское, Стародубское, Ростовское, Ярославское и выделившееся из состава последнего в 60-_70-е гг. XIV в. Моложское. Со времен Дмитрия Донского установился особый порядок великокняжеского наследования: территория бывшего великого княжения Владимирского объявлялась неделимой, она должна была переходить только к старшему наследнику, который к этой территории получал еще и другие земли обширного Московского княжества. Тем самым закладывались основы русской монархии - московской по своему происхождению и нисходящей по преемству: от отца к старшему сыну.

Картографирование территории

Известный русский историк и географ В. Н. Татищев в своем “Предложении о сочинении истории и географии Российской”, направленном в Академию наук, четко определил взаимоотношение между этими двумя науками в следующих словах: “Гистория же всякая, хотя действа и времена от слов имеет нам ясно представить; но где, в каком положении или расстоянии что учинилось, какие природные препятствия к способности тем действам были, також где который народ прежде жил и ныне живет, как древние городы ныне именуются и куда перенесены, оное география и сочиненные ландкарты нам изъясняют: и тако гистория или деесказания и летопись без землеописания (географии) совершенного удовольствия к знанию нам подать не могут”.

Это высказывание ярко характеризует важную роль географических карт - главного языка географии. Язык этот, как средство выражения представлений людей об окружающей их географической среде и передачи пространственной информации, является более древним, нежели любая форма письменности. Известны наскальные картографические изображения, относящиеся к бронзовому веку. Простейшими картографическими рисунками широко пользовались народности Америки, Северо-Восточной Азии и Океании, которые к моменту их открытия европейцами находились на уровне первобытнообщинного строя и не знали письменности. При всем многообразии форм древних картографических изображений, зависевшем от культурно-исторических особенностей этносов, в рамках которых они развивались, эти изображения должны были решать по меньшей мере четыре главные задачи:

1. Ориентирование на местности и отображение естественных и искусственных путей сообщения.

2. Локализация и изображение пределов частных территориальных владений, а позднее - границ племенных объединений и древних государственных образований.

3. Картографическое отображение крепостных сооружений и урбанизированных территорий (поселений различного типа).

4. Изучение и картографическое представление (иногда - картографическая декларация) территорий государств в целом.

С глубокой древности развивалась также общая (концептуальная) картография, составляющая неотъемлемую часть космографии и познания мира и являющаяся отражением представлений об ойкумене и месте в ней соответствующей народности или государства.

В условиях древнерусского государства указанные четыре направления практической картографии развивались с самого своего возникновения относительно независимо. В процессе становления каждое из них по-своему способствовало формированию характерных приемов и навыков, сложивших отечественную картографическую традицию создания самобытных географических чертежей.

Для развития государства, раскинувшегося на обширных лесных пространствах, испещренных многочисленными реками, жизненно необходимы были знания о его территории. В замечательном памятнике древнерусского летописания - “Повести временных лет” (около 1113 г.) - мы находим прямые свидетельства существования таких географических знаний у автора, обладавшего, судя по тексту летописи, достаточно четкими представлениями о размещении древнерусских земель. Обширные географические сведения о соседних княжествах и зарубежных странах собирались в этот период на Руси в виде маршрутных описаний и дорожников в повествованиях о хождениях христианских паломников в Святую Землю. В этих текстах имеются сведения о расстояниях по маршрутам как в днях пути, так и в мерах длины - верстах. Следует заметить, что из всех древнерусских мер наиболее определенными были именно меры длины. Основная из них - сажень означала первоначально захват руками, то, что можно достать, досягнуть. Дорожники создавались в нашей стране издревле: сохранился итинерарий по Палестине игумена Даниила, составленный около 1107 г.

Наличие дорожников и обширных сведений о соседних территориях и странах являлось одним из свидетельств изначальной высокой подвижности наших предков в период формирования русской нации в процессе смешения коренных финно-угорских племен охотников и рыболовов с пришлыми земледельцами-славянами, осложненного в период образования государства значительным включением представителей Скандинавии воинственных путешественников - варягов. Во времена Киевской Руси земледелие становится превалирующим видом хозяйственной деятельности. Охрана интересов формировавшегося феодального землевладения требовала четкого определения и обозначения на местности границ частных земельных участков. Уже в “Уставе Володимерь Всеволодича” (Мономаха) (XII в.) говорится о межах, ограничивающих земельные или иные частные владения (бортные угодья, хозяйственные подворья и т. п.), и межевых признаках (знаках) для фиксации их на местности, а также наказаниях за их разрушение: “Аже разменаеть борт, то 12 гривен. Аже межу претнеть бортьную, или ролейную разореть, или дворную тыном перегородить межю, то двенадцать гривень продаже”.

Из приведенного отрывка видно, что обрабатываемые поля и другие хозяйственные угодья в XII в. имели вполне определенные границы, ограждавшиеся тыном или обозначавшиеся заметными местными предметами (дуб знаменьный, отдельные камни и т. п.) Таким образом, измерение, оценка, разделение и графическое отображение земельных площадей к этому периоду приобретает первостепенное значение. Определение их площадей стимулировало развитие линейных измерений с использованием элементарных инструментов - мерных веревок (вервей) - и рисунков-чертежей с приблизительным отображением взаимного расположения элементов ландшафта и обрабатываемых земель. Именно к этому направлению относятся наиболее ранние памятники русской картографии, например, Камень Степана, который, по мнению археологов, служил в XII в. межевым знаком на границе земельных владений в Тверской земле. На камне выгравирована геометрическая фигура, которая, возможно, является планом межеванного поля, принадлежавшего Степану, оставившему свое имя на плане. К сожалению, вряд ли когда-нибудь удастся с неопровержимой убедительностью доказать обоснованность такой трактовки этого изображения, но, если она верна, то гравюра на Камне Степана является самым древним известным науке русским картографическим изображением.

Еще одно направление старинной русской картографии возникло из необходимости описания и изображения в плане крепостей, городов и специальных линий обороны (засечных черт), состоявших из искусственных лесных завалов, земляных валов и укреплений, строившихся в Южной Руси в XIII-XVI вв. Сооружение таких построек требовало еще более детальных и точных измерений на местности, чем при определении границ земельных владений. Составлявшиеся при этом планы сооружений часто представляли собой сочетание планового и фронтального изображения стен зданий и оборонительных сооружений, а также элементов ландшафта. Это направление картографии было тесно связано с развитием строительных чертежей, и, возможно, именно поэтому в его становлении могли играть определенную роль греческие и итальянские архитекторы, художники и строители, активно привлекавшиеся тогда в основные русские города. Вполне вероятно, что здесь существует генетическая связь русских картографических традиций с картографией Древнего Рима и Византии.

Уже на карте мира Г. Майницкого 1100 г. можно найти название Russia севернее устья реки Дунай. На Эбсторфской карте мира 1235 г. нанесено 14 географических названий, относящихся к территории Руси. 


Былые границы нашего государства | Истоки

Когда писала статью о Новгородском Кремле, искала карты России  XVII века и XVIII века. Меня так заинтересовали  былые границы нашего государства, что я решила найти карты России других веков. Хотя, конечно всё это проходили по истории в школе, но сейчас, по прошествии лет это воспринимается несколько  иначе. Предлагаю вам небольшое путешествие вглубь веков по границам государства Российского.

Границы Древнерусского государства в IX – XI веках. Древнерусское государство  образовалась в 862 году.

Карта Древней Руси в период феодальной раздробленности в XII начале XIII века, когда древнерусские земли терзали с одной стороны междоусобицы между князьями, а с другой стороны набеги кочевников. Появились свои границы у каждого княжества.

Карта Руси XIV века в период татаро-монгольского ига, когда часть земель северо-восточной Руси объединялись вокруг Московского княжества, а часть западнорусских земель вошло в Литовское княжество. Но у каждого княжества, присоединившегося к Московскому, остаются свои границы.

В XV-XVI веках снова сформировалась единая граница Русского государства.

В конце XVI века границы Российского государства продвигаются к Каспийскому морю и за Урал.  В XVII веке достигают Тихого океана, а на западе Россия возвращает себе земли Киевской Руси.

В XVIII – XIX веках Российская империя владеет самой большой территорией за всю свою историю. Её границы достигли Америки, полуостров Аляска был открыт русской экспедицией в 1732 г.  и являлся русской территорией до её продажи США в 1867 г.  Расширилась территория России и на юг – в Среднюю Азию,  Кавказ и Крым.  Также граница отодвинулась на запад до пределов Древнерусского государства. А на северозападе в состав Российской империи вошла Финляндия.

На карте Российской империи начала XX века меняются границы на островах Дальнего Востока. Остров Сахалин с 1855 года официально являлся совместным владением России и Японии. В 1875 году по договору Россия передала Японии Курильские острова взамен безраздельного владения островом Сахалин. А после поражения России в Русско-японской войне (1904 — 1905 гг.) южная часть Сахалина отошла Японии.

XX век, границы СССР, в состав которого входят 15 союзных республик: РСФСР, Литва, Латвия, Эстония, Белорусия, Молдавия, Украина, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия.  После второй мировой войны в состав СССР были включены вся территория о. Сахалин и все Курильские острова.

Карта современной России. Конец XX – начало XXI веков после развала СССР каждая республика сама по себе, все 15 республик стали суверенными государствами со своими границами.

Вот так на протяжении многих веков менялись границы нашего государства.  Изменятся ли ещё как-то границы страны под названием  Русь?

Понравилась статья? Расскажи об этом своим друзьям!!!

Перепечатка материалов сайта, в том числе и фотографий, без разрешения автора сайта и без сылки на статьи запрещена.

С уважением, автор сайта
"Истоки. Путешествие по России"
Валентина Гриценко

Для подписки на обновления в блоге, введите Ваш электронный адрес:

*Нажимая на кнопку, я даю согласие на рассылку, хранение персональных данных и соглашаюсь с политикой конфиденциальности

Генеральная карта Московской губернии с указанием почтовых и больших проезжих дорог, станций и расстояний между ними в верстах

Описание

Данная карта Московской губернии, созданная в 1821 году, входит в "Географический атлас Российской империи, Царства Польского и Великого княжества Финляндского", включающий в себя 60 карт Российской империи. Атлас был составлен и выгравирован полковником В. П. Пядышевым и служит свидетельством того, насколько тщательно и подробно составлялись карты русскими военными картографами в первой четверти XIX века. На карте показаны населенные пункты (шесть типов в зависимости от размера), почтовые станции, монастыри, заводы, дороги (четыре типа), губернские и уездные границы. Расстояния указаны в верстах; верста была русской единицей измерения длины, равной 1,07 километра, и к настоящему времени вышла из употребления. Условные обозначения и географические названия приведены на русском и французском языках. В середине XII века суздальский князь Юрий Владимирович (известный как Юрий Долгорукий) основал Москву, заложив укрепленный форпост для защиты своих владений в северных областях Киевской Руси. В XIII веке, в то время как многие соседние города были разграблены монголами, значение Москвы возросло. Московские князья хорошо разбирались в сложной политике Золотой Орды и продвигали свои интересы путем искусного ведения переговоров и оказания услуг сарайским ханам. В конце XIV века Дмитрий Донской собрал войско и в Куликовской битве 1380 года впервые нанес монголам первое крупное поражение. С этого времени великие московские князья перестали платить дань Золотой Орде и приступили к "собиранию русских земель", при этом Москва стала действительной национальной столицей. В конце XV века, в период правления Ивана Великого, этот процесс существенно ускорился. В середине XVI века Иван Грозный стал первым русским царем и продолжил расширение Московского государства в направлении Нижней Волги, а затем и Сибири. После того как Османская империя в 1453 году завоевала Константинополь, Москва также стала именовать себя "Третьим Римом", а к 1589 году учредила православный Патриарший престол. В начале XVIII века Петр Великий, ориентируясь на Запад, перенес столицу государства в новый город Санкт-Петербург, построенный по его приказу на берегу Балтийского моря.

Три возможных пути России • Arzamas

Историк Борис Новосельцев рассказал Arzamas, как Москва победила в соревновании собирателей земель русских, кто были ее главные конкуренты и какую роль в очередном русском перепутье сыграли князь Ягайло, поставки хлеба и Куликово поле

Подготовил Борис Новосельцев

Две армии готовятся к битве. Миниатюра из «Сказания о Мамаевом побоище». Список XVII века © The British Library

XIV век в истории России стал временем перемен. Это был период, когда русские земли начали оправляться от ужасных последствий Батыева нашествия, иго окончательно установилось как система подчинения князей власти ханов Золотой Орды. Постепенно важнейшим вопросом стало объединение удельных княжеств и создание централизованного государства, которое смогло бы освободиться от татарского владычества и завоевать суверенитет.

На роль центра собирания русских земель претендовало несколько государственных образований, усилившихся в период после походов Батыя. Старые города — Владимир, Суздаль, Киев или Владимир-Волынский — так и не смогли восстановиться от разорения и пришли в упадок, на их периферии возникли новые центры силы, между которыми разгоралась борьба за великое княжение.

Среди них выделялись несколько государственных образований (претендентов было гораздо больше), победа каждого из которых означала бы появление своеобразного, не похожего на другие государства. Можно сказать, что в начале XIV века русские княжества находились на перекрестке, от которого расходилось несколько дорог — возможных путей развития России.

Новгородская земля

Избиение жителей Рязани ханом Батыем в 1237 году. Миниатюра из Лицевого летописного свода. Середина XVI века © РИА «Новости»

Причины усиления. Во время монгольского нашествия Новгород избежал разорения: конница Батыя не дошла до города менее ста километров. По мнению разных историков, сказалась то ли весенняя распутица, то ли нехватка кормовой базы для лошадей, то ли общая усталость монгольского войска.

С древнейших времен Новгород был перекрестком торговых путей и важнейшим центром транзитной торговли между Северной Европой, Прибалтикой, русскими землями, Византийской империей и странами Востока. Начавшееся в XIII–XIV веках похолодание стало причиной резкого сокращения урожайности сельского хозяйства на Руси и в Европе, однако Новгород от этого только усилился
за счет повышения спроса на хлеб на балтийских рынках.

Новгородская земля вплоть до окончательного присоединения к Москве была крупнейшим из русских княжеств, охватывая огромные пространства
от Балтийского моря и до Урала и от Торжка до Северного Ледовитого океана. Эти земли были богаты природными ресурсами — пушниной, солью, воском. Согласно археологическим и историческим данным, Новгород в XIII
и XIV веке был самым большим городом на Руси.

Территориальные пределы. Новгородская Русь представляется в виде «колониальной империи», основное направление экспансии которой — освоение Севера, Урала и Сибири.

Этнический состав. Представители северорусской народности
и многочисленные финно-угорские племена (чудь, весь, корела, вогулы, остяки, пермяки, зыряне и т. д.), находящиеся в состоянии зависимости
от Новгорода и обязанные платить в государственную казну ясак —натуральный налог, главным образом пушниной.

Социальная структура. Сырьевой характер новгородского экспорта являлся причиной крепких позиций бояр. Вместе с тем традиционно основой новгородского общества был довольно широкий средний класс: житьи люди — землевладельцы, обладавшие меньшим капиталом и меньшим влиянием, чем бояре, нередко занимавшиеся торговлей и ростовщичеством; купцы, крупнейшие из которых входили в «Ивановское сто» — высшую гильдию новгородских торговцев; ремесленники; своеземцы — люди незнатного происхождения, владевшие собственным земельным наделом. Новгородские торговцы, ремесленники и покорители новых земель не так сильно были зависимы от феодалов (бояр), обладая большей долей свободы, чем их коллеги в других русских княжествах. 

Новгородский торг. Картина Аполлинария Васнецова. 1909 год © Wikimedia Commons

Политическое устройство. Уровень демократии в обществе пропорционален уровню его благосостояния. Богатый торговый Новгород историки часто называют республикой. Этот термин весьма условен, но отражает особую систему управления, сложившуюся там.

Основой управления Новгородом было вече — народное собрание, на котором обсуждались наиболее насущные вопросы жизни города. Вече не было сугубо новгородским явлением. Появившиеся на догосударственном этапе истории восточных славян, подобные органы прямой демократии просуществовали
во многих землях вплоть до XIII–XIV веков и сошли на нет только после установления ига. Причиной во многом было то, что ханы Золотой Орды имели дело только с князьями, в то время как восстания против татар зачастую поднимали именно представители городских общин. Однако в Новгороде вече из городского совещательного органа с неопределенными полномочиями превратилось в ключевой орган управления государством. Это произошло в 1136 году, после того как новгородцы изгнали из города князя Всеволода Мстиславича и приняли решение отныне приглашать князя по своему усмотрению. Его полномочия теперь ограничивались текстом определенного договора, в котором было предусмотрено, например, сколько князь может привести с собой слуг, где имеет право охотиться и даже какую плату он будет получать за исполнение своих обязанностей. Таким образом, князь в Новгороде был наемным администратором, следившим за порядком и руководившим войском. Помимо князя, в Новгороде существовало еще несколько административных должностей: посадник, возглавлявший исполнительную власть и ведавший судом по уголовным преступлениям, тысяцкий — глава городского ополчения (осуществлял контроль в сфере торговли и вершил суд по торговым делам) и архиепископ, который был не только религиозным лидером, но также ведал казной и представлял интересы города во внешней политике.

Новгород делился на пять районов-концов, а те, в свою очередь, на улицы. Помимо общегородского существовали также кончанские и уличанские веча, на которых решались вопросы локального значения, где кипели страсти и нередко расквашивались носы. Эти веча были местом выплеска эмоций
и редко влияли на проводимую городом политику. Реальной властью в городе обладал узкий совет так называемых «300 золотых поясов» — самых богатых и родовитых бояр, искусно использовавших вечевые традиции в своих интересах. Поэтому, несмотря на свободолюбивый дух новгородцев и вечевые традиции, существуют основания полагать, что Новгород был в большей степени боярской олигархией, нежели республикой.

Морская карта Олафа Магнуса. 1539 год Одна из самых ранних карт Северной Европы. © Wikimedia Commons

Внешняя политика. Традиционно важнейшим партнером и соперником новгородцев была Ганза — союз городов, занимавшихся торговлей
по Балтийскому морю. Новгородцы не могли вести самостоятельную морскую торговлю и вынуждены были иметь дело лишь с купцами Риги, Ревеля и Дерпта, задешево продавая свои товары и задорого приобретая европейские. Поэтому возможным направлением внешней политики Новгородской Руси, помимо экспансии на восток, было продвижение в Прибалтику и борьба
за свои торговые интересы. Неизбежными противниками Новгорода в таком случае, помимо Ганзы, стали бы немецкие рыцарские ордена — Ливонский и Тевтонский, а также Швеция.

Религия. Новгородские купцы были очень религиозными людьми. Об этом говорит количество сохранившихся в городе до наших дней храмов
и монастырей. Вместе с тем многие «ереси», распространившиеся на Руси, возникли именно в Новгороде — очевидно, как следствие тесных связей
с Европой. В качестве примера можно привести ереси стригольников и «жидовствующих» как отражение процессов переосмысления католичества
и начала Реформации в Европе. Если бы в России был свой Мартин Лютер, скорее всего он был бы новгородцем.

Почему не получилось. Новгородская земля не была густо населена. Число жителей самого города в XIV–XV веках не превышало 30 тысяч человек. Новгород не обладал достаточным человеческим потенциалом, чтобы вести борьбу за главенство на Руси. Еще одной серьезной проблемой, стоявшей перед Новгородом, была его зависимость от поставок продовольствия из княжеств, находящихся от него к югу. Хлеб шел в Новгород через Торжок, поэтому стоило владимирскому князю захватить этот город, и новгородцы вынуждены были выполнять его требования. Таким образом, Новгород постепенно оказывался во все большей зависимости от соседних земель — сначала Владимира, потом Твери и, наконец, Москвы.

Великое княжество Литовское

Причины усиления. В X–XI веках литовские племена находились
в состоянии зависимости от Киевской Руси. Однако вследствие распада единого русского государства уже в 1130-е годы они добились независимости. Там полным ходом шел процесс распада родовой общины. В этом смысле Литовское княжество оказалась в противофазе своего развития с окрестными (прежде всего русскими) землями, ослабленными сепаратизмом местных правителей и бояр. Как полагают историки, окончательная консолидация Литовского государства произошла в середине XIII века на фоне нашествия Батыя и усилившейся экспансии германских рыцарских орденов. Монгольская конница нанесла большой урон литовским землям, но вместе с тем расчистила пространство для экспансии, создав в регионе вакуум силы, которым воспользовались князья Миндовг (1195–1263) и Гедимин (1275–1341) для объединения под своей властью литовских, балтских и славянских племен. На фоне ослабления традиционных центров силы жители Западной Руси видели в Литве естественного защитника перед лицом опасности со стороны Золотой Орды и Тевтонского ордена.

Победа монгольской армии в битве при Легнице в 1241 году. Миниатюра из легенды о святой Ядвиге Силезской. 1353 год © Wikimedia Commons

Территориальные пределы. В период своего наибольшего расцвета при князе Ольгерде (1296–1377) территории Великого княжества Литовского простирались от Балтики до Северного Причерноморья, восточная граница проходила примерно по нынешней границе Смоленской и Московской, Орловской и Липецкой, Курской и Воронежской областей. Таким образом, в состав его государства входили современная Литва, вся территория современной Белоруссии, Смоленская область, а после победы над войском Золотой Орды в битве при Синих водах (1362) — значительная часть Украины, в том числе Киев. В 1368–1372 годах Ольгерд вел войну с московским князем Дмитрием Ивановичем. В случае, если бы Литве улыбнулся успех и ей удалось бы завоевать великое княжение Владимирское, Ольгерд или его потомки объединили бы под своей властью все русские земли. Возможно, тогда нашей столицей был бы сейчас Вильнюс, а не Москва.

Третье издание статута Великого княжества Литовского, написанного на русинском языке. Конец XVI века © Wikimedia Commons

Этнический состав. Население Великого княжества Литовского в XIV веке лишь на 10 % составляли балтские народы, впоследствии ставшие основой литовской, отчасти латышской и белорусской этнических общностей. Подавляющее большинство жителей, не считая евреев или польских колонистов, были восточными славянами. Так, письменный западнорусский язык с кириллическим начертанием букв (впрочем, известны и памятники, написанные латиницей) преобладал в Литве вплоть до середины XVII века, им пользовались в том числе и в государственном документообороте. Несмотря на то что правящую верхушку в стране составляли литовцы, они
не воспринимались православным населением как захватчики. Великое княжество Литовское было балто-славянским государством, в котором были широко представлены интересы обоих народов. Золотоордынское иго
и переход западных княжеств под власть Польши и Литвы предопределили появление трех восточнославянских народов — русских, украинцев и белорусов.

Чрезвычайно любопытно появление в Литовском княжестве крымских татар и караимов, относящееся, по-видимому, к правлению князя Витовта
(1392–1430). Согласно одной из версий, Витовт переселил в Литву несколько сот семей караимов и крымских татар. Согласно другой, татары бежали туда после поражения хана Золотой Орды Тохтамыша в войне с Тимуром (Тамерланом).

Социальная структура. Общественное устройство в Литве незначительно отличалось от того, что было характерно для русских земель. Большая часть пахотных земель входила в княжеский домен, который обрабатывали невольная челядь и тяглые люди — категории населения, находившиеся в личной зависимости от князя. Впрочем, зачастую для работы на княжьих землях привлекались и нетяглые крестьяне, в том числе сябры — лично свободные земледельцы, совместно владевшие пашнями и угодьями. Помимо великого князя, в Литве также существовали удельные князья (как правило, Гедиминовичи), управлявшие разными областями государства, а также крупные феодалы — паны. Бояре и земяне находились на военной службе
у князя и получали за это право на владение землей. Отдельными категориями населения были мещане, духовенство и украинцы — жители «украинных» территорий, граничащих со степью и с Московским княжеством.

Деревянная панель с изображением герба одного из дворянских родов Великого княжества Литовского. XV век © Getty Images / Fotobank.ru

Политическое устройство. Верховная власть принадлежала великому князю (также употреблялся термин «господарь»). Ему подчинялись удельные князья и паны. Однако со временем в Литовском государстве усиливались позиции знати и местных феодалов. Появившаяся в XV веке рада, совет наиболее влиятельных панов, поначалу была законосовещательным органом при князе, наподобие боярской думы. Но уже к концу столетия рада начала ограничивать княжескую власть. Тогда же появился вальный сейм — сословно-представительский орган, в работе которого принимали участие только представители высшего сословия — шляхты (в отличие от Земских соборов в России).

Княжескую власть в Литве также ослабляло отсутствие четкого порядка престолонаследия. После смерти старого правителя нередко возникали усобицы, чреватые опасностью распада единого государства. В конечном итоге трон зачастую доставался не самому старшему, но самому коварному и воинственному из претендентов.

По мере укрепления положения знати (особенно после заключения в 1385 году Кревской унии с Польшей  Кревская уния — соглашение
о династическом союзе между Великим княжеством Литовским и Польшей,
по которому литовский великий князь Ягайло, вступив в брак с польской королевой Ядвигой, провозглашался польским королем.) Литовское государство развивалось
в сторону ограниченной шляхетской монархии с выборным правителем.

Фрагмент письма хана Тохтамыша королю Польши великому князю литовскому Ягайло. 1391 годХан просит взыскать налоги и вновь открыть дороги для ортаков, официальных государственных торговцев на службе у чингизидов. © Ms. Dr. Marie Favereau-Doumenjou / Universiteit Leiden

Внешняя политика. Само появление Великого княжества Литовского
во многом стало ответом на внешнеполитические вызовы, с которыми столкнулось население Прибалтики и западнорусских княжеств, — монгольское нашествие и экспансию тевтонских и ливонских рыцарей. Поэтому основным содержанием внешней политики Литвы стала борьба за независимость и сопротивление насильственному окатоличиванию. Литовское государство зависло между двумя мирами — католической Европой и православной Русью, и должно было сделать свой цивилизационный выбор, который бы определил его будущее. Этот выбор не был простым. Среди литовских князей было достаточно и православных (Ольгерд, Войшелк), и католиков (Гедимин, Товтивил), а Миндовг и Витовт несколько раз переходили из православия в католичество и обратно. Внешнеполитическая ориентация и вера шли рука об руку.

Религия. Литовцы долгое время оставались язычниками. Это отчасти объясняет непостоянство великих князей в вопросах вероисповедания. В государстве было достаточно и католических, и православных миссионеров, существовали католическая и православная епархии, а один из литовских митрополитов, Киприан, в 1378–1406 годах стал митрополитом Киевским
и всея Руси. Православие в Великом княжестве Литовском играло выдающуюся роль для высших слоев общества и культурных кругов, обеспечивая просвещение — в том числе и балтской знати из великокняжеского окружения. Поэтому Литовская Русь, без сомнений, была бы православным государством. Однако выбор веры одновременно был и выбором союзника. За католичеством стояли все европейские монархии во главе с папой римским, а православными были лишь русские княжества, подчиненные Орде, и агонизирующая Византийская империя.

Король Владислав II Ягайло. Деталь триптиха «Дева Мария» из собора Святых Станислава и Вацлава. Краков, 2-я половина XV века © Wikimedia Commons

Почему не получилось. После смерти Ольгерда (1377 год) новый литовский князь Ягайло принял католичество. В 1385 году, по условиям Кревской унии, он женился на королеве Ядвиге и стал польским королем, фактически объединив под своей властью два этих государства. Следующие 150 лет Польша и Литва, формально считаясь двумя независимыми государствами, почти всегда управлялись одним правителем. Польское политическое, экономическое и культурное влияние на литовские земли нарастало. Со временем литовцы были крещены в католичество, а православное население страны оказалось в тяжелом и неравноправном положении.

Московское княжество

Причины усиления. Одна из многочисленных крепостиц, основанных владимирским князем Юрием Долгоруким на границах своей земли, Москва отличалась выгодным расположением. Город стоял на пересечении речных и сухопутных торговых путей. По рекам Москве и Оке можно было добраться до Волги, по мере ослабления значения пути «из варяг в греки» постепенно превращавшейся в важнейшую торговую артерию, по которой шли товары с Востока. Также существовала возможность сухопутной торговли с Европой через Смоленск и Литву.

Куликовская битва. Фрагмент иконы «Сергий Радонежский с житием». Ярославль, XVII век © Bridgeman Images / Fotodom

Однако окончательно ясно, насколько удачным оказалось расположение Москвы, стало после нашествия Батыя. Не избежав разорения и сожженный дотла, город быстро отстроился заново. Его население ежегодно увеличивалось за счет иммигрантов из других земель: укрытая лесами, болотами и землями других княжеств, Москва во второй половине XIII века не так страдала
от опустошительных походов ордынских ханов — ратей.

Важное стратегическое положение и рост числа жителей города привели к тому, что в 1276 году в Москве появился собственный князь — Даниил, младший сын Александра Невского. Удачная политика первых московских правителей также стала фактором усиления княжества. Даниил, Юрий и Иван Калита поощряли переселенцев, предоставляя им льготы и временное освобождение от налогов, увеличили территории Москвы, присоединив Можайск, Коломну, Переславль-Залесский, Ростов, Углич, Галич, Белоозеро и добившись признания вассальной зависимости со стороны некоторых других (Новгород, Кострома и так далее). Перестроили и расширили городские укрепления, уделяли большое внимание культурному развитию и храмовому строительству. Со второго десятилетия XIV века Москва повела борьбу с Тверью за великое княжение Владимирское. Ключевым событием в этой борьбе стала «Щелканова рать» 1327 года. Иван Калита, присоединившийся к войску Шевкала (в разных чтениях также Чолхана или Щелкана), двоюродного брата Узбека, по его приказу повел татарские войска таким образом, чтобы земли его княжества не были затронуты нашествием. Тверь так и не оправилась от разрушений — главный соперник Москвы в борьбе за великое княжение и влияние на русские земли был повержен.

Территориальные пределы. Московское княжество было постоянно растущим государством. В то время как правители других русских земель делили их между своими сыновьями, способствуя все большей раздробленности Руси, московские князья разными путями (получение по наследству, военный захват, покупка ярлыка и т. д.) увеличивали размеры своего удела. В некотором смысле на руку Москве сыграло то, что из пяти сыновей князя Даниила Александровича четверо умерли бездетными и на престол вступил Иван Калита, унаследовавший весь московский удел, бережно собиравший земли и в своем завещании изменивший порядок престолонаследия. Для того чтобы закрепить доминирование Москвы, было необходимо сохранить целостность наследуемых владений. Поэтому Калита завещал своим младшим сыновьям во всем слушаться старшего и неравномерно распределил между ними земли. Большая их часть оставалась за старшим сыном, уделы же младших были скорее символическими: даже объединившись, они не смогли бы бросить вызов московскому князю. Соблюдению завещания и сохранению целостности княжества поспособствовало то, что многие потомки Ивана Калиты, например Симеон Гордый, погибли в 1353 году, когда до Москвы добралась пандемия чумы, известная как «черная смерть».

После победы над Мамаем на Куликовом поле (в 1380 году) Москва уже практически безальтернативно воспринималась как центр объединения русских земель. В своем завещании Дмитрий Донской передал Владимирское великое княжение как свою вотчину, то есть как безусловное наследственное владение.

Этнический состав. До прихода славян междуречье Волги и Оки было границей расселения балтских и финно-угорских племен. Со временем они ассимилировались славянами, однако еще в XIV веке в Московском княжестве можно было найти компактные поселения мери, муромы или мордвы.

Социальная структура. Московское княжество изначально было монархией. Но при этом князь не обладал абсолютной властью. Большим влиянием пользовались бояре. Так, Дмитрий Донской завещал своим детям любить бояр и ничего не делать без их согласия. Бояре были вассалами князя и составляли основу его старшей дружины. При этом они могли сменить своего сюзерена, перейдя на службу к другому князю, что случалось нередко.

Младшие дружинники князя назывались «отроки» или «гриди». Затем появились княжьи «дворные» слуги, которыми могли стать вольные люди и даже холопы. Все эти категории со временем объединились в группу «детей боярских», так и не доросших до бояр, но составивших социальную базу дворянства.

В Московском княжестве интенсивно развивалась система поместных отношений: дворяне получали землю от великого князя (из его домена) за службу и на срок службы. Это ставило их в зависимость от князя
и укрепляло его власть.

Крестьяне жили на землях частных владельцев — бояр или князя. За пользование землей необходимо было уплатить оброк и выполнить некоторые работы («изделье»). Большая часть крестьян обладала личной свободой, то есть правом перехода от одного землевладельца к другому,
при этом существовала и «челядь невольная», не обладавшая такими правами.

Портрет Дмитрия Донского. Егорьевский историко-художественныймузей. Картина неизвестного художника. XIX век © Getty Images / Fotobank

Политическое устройство. Московское государство было монархией. Вся полнота власти — исполнительной, законодательной, судебной, военной — принадлежала князю. С другой стороны, система управления была далека
от абсолютизма: князь был слишком зависим от его дружины — бояр, верхушка которых входила в княжеский совет (своеобразный прообраз боярской думы). Ключевой фигурой в управлении Москвой был тысяцкий. Он назначался князем из числа бояр. Изначально эта должность предполагала руководство городским ополчением, но со временем при поддержке бояр тысяцкие сосредоточили в своих руках и некоторые полномочия городского управления (суд, надзор за торговлей). В середине XIV века их влияние было так высоко, что с ними приходилось всерьез считаться и самим князьям.
Но по мере укрепления и централизации власти потомков Даниила ситуация менялась, и в 1374 году Дмитрий Донской упразднил эту должность.

Местное управление осуществлялось представителями князя — наместниками. Стараниями Ивана Калиты в Московском государстве не было классической удельной системы, однако небольшие наделы получали младшие братья московского правителя. В боярских вотчинах и дворянских поместьях их владельцам предоставлялось право следить за порядком и вершить суд
от имени князя.

Куликовская битва. Миниатюра из «Жития преподобного Сергия Радонежского». XVII век © Getty Images / Fotobank.ru

Внешняя политика. Главными направлениями внешнеполитической деятельности Московского княжества были собирание земель и борьба за независимость от Золотой Орды. Причем первое было неразрывно связано со вторым: для того чтобы бросить вызов хану, необходимо было накопить силы и вывести против него объединенное общерусское войско. Таким образом, в отношениях между Москвой и Ордой можно увидеть две фазы — фазу покорности и сотрудничества и фазу противостояния. Первую олицетворял собой Иван Калита, одной из главных заслуг которого, по словам летописцев, было прекращение татарских набегов и «тишь великая», продолжавшаяся следующие 40 лет. Вторая берет свое начало во времена правления Дмитрия Донского, который чувствовал за собой достаточно сил, чтобы бросить вызов Мамаю. Отчасти это было связано с продолжительной смутой в Орде, известной как «великая замятня», в ходе которой государство раскололось на отдельные области-улусы, а власть в его западной части захватил темник Мамай, который не был чингизидом (потомком Чингисхана), и потому права провозглашаемых им марионеточных ханов не были легитимными. В 1380 году князь Дмитрий разгромил войско Мамая на Куликовом поле, но уже спустя два года чингизид хан Тохтамыш захватил и разграбил Москву, вновь обложив ее данью и восстановив свою власть над ней. Вассальная зависимость сохранялась еще 98 лет, но в отношениях Москвы и Орды все более редкие фазы покорности все чаще сменялись фазами противостояния.

Другим направлением внешней политики Московского княжества были отношения с Литвой. Продвижение Литвы на восток за счет включения в ее состав русских земель прекратилось в результате столкновения с усилившимися московскими князьями. В XV–XVI веках объединенное польско-литовское государство превратилось в главного противника московских правителей, учитывая их внешнеполитическую программу, предполагавшую объединение под своей властью всех восточных славян, в том числе тех, которые жили в составе Речи Посполитой.

Религия. Объединяя вокруг себя русские земли, Москва опиралась на помощь со стороны церкви, которая, в отличие от светских феодалов, всегда была заинтересована в существовании единого государства. Союз с церковью стал еще одной причиной усиления Москвы в первой половине XIV века. Князь Иван Калита развернул в городе бурную деятельность, построив несколько каменных храмов: Успенский собор, Архангельский собор, ставший усыпальницей московских князей, придворную церковь Спаса на Бору и церковь Иоанна Лествичника. Можно только предположить, чего ему стоило это строительство. Татары очень ревниво к этому относились: все лишние деньги, по их мнению, должны были уходить в Орду в качестве дани, а не тратиться на возведение храмов. Однако игра стоила свеч: Ивану Даниловичу удалось убедить митрополита Петра, подолгу жившего в Москве, совсем покинуть Владимир. Петр согласился, но в том же году умер и был погребен в Москве. Его преемник Феогност окончательно сделал Москву центром русской митрополии, а следующий митрополит, Алексий, был родом из Москвы.

Почему получилось. Успех был связан с двумя крупными военными победами Москвы. Победа в войне с Великим княжеством Литовским (1368–1372) и признание со стороны Ольгерда права Дмитрия на великое княжение Владимирское означали, что Литва признавала свое поражение в борьбе за объединение русских земель. Победа на Куликовом поле — даже притом что она не означала окончания ига — имела огромное моральное воздействие на русский народ. В этой битве ковалась Московская Русь, а авторитет Дмитрия Донского был такой, что в своем завещании он передавал великое княжение как свою вотчину, то есть наследственное неотчуждаемое право, которое не нужно подтверждать татарским ярлыком, унижаясь в Орде перед ханом.  

РУССКИЕ ЗЕМЛИ В ПЕРИОД РАЗДРОБЛЕННОСТИ • Большая российская энциклопедия

РУССКИЕ ЗЕМЛИ В ПЕРИОД РАЗДРОБЛЕННОСТИ

Формирование системы независимых земель-княжений

Ки­ев­ское кня­же­ние Все­во­ло­да Оль­го­ви­ча Чер­ни­гов­ско­го (1139–46) от­кры­ло эпо­ху прак­ти­че­ски не пре­кра­щав­шей­ся борь­бы за Ки­ев, что ве­ло к по­сте­пен­ной де­гра­да­ции по­ли­ти­че­ской ро­ли об­ще­рус­ской сто­ли­цы. Вся слож­ная сис­те­ма ме­ж­ду­кня­же­ских от­но­ше­ний, ко­то­рую Все­во­лод Оль­го­вич вы­стро­ил пу­тём во­ен­но­го дав­ле­ния и по­ли­ти­че­ских ком­про­мис­сов, рух­ну­ла по­сле его смер­ти. За­пла­ни­ро­ван­ная Все­во­ло­дом пе­ре­да­ча Кие­ва сво­им брать­ям – сна­ча­ла Иго­рю, а за­тем Свя­то­сла­ву Оль­го­ви­чам, не­смот­ря на кре­сто­це­ло­валь­ную при­ся­гу ки­ев­лян и стар­ше­го из Мсти­сла­ви­чей – Изя­сла­ва, не со­стоя­лась. В хо­де столк­но­ве­ния ме­ж­ду Иго­рем и Изя­сла­вом Мсти­сла­ви­чем ки­ев­ский стол пе­ре­шёл к по­след­не­му. Как след­ст­вие не­мед­лен­но во­зоб­но­ви­лась борь­ба ме­ж­ду Мсти­сла­ви­ча­ми и их дя­дей рос­то­во-суз­даль­ским кня­зем Юри­ем Вла­ди­ми­ро­ви­чем Дол­го­ру­ким. Юрий опи­рал­ся на со­юз с ок­реп­шим Га­лиц­ким кня­же­ст­вом Вла­ди­мир­ка Во­ло­да­ре­ви­ча, то­гда как на сто­ро­не Изя­сла­ва бы­ли сим­па­тии ки­ев­лян и во­ен­ная под­держ­ка вен­гер­ско­го ко­ро­ля Ге­зы II, же­на­то­го на его се­ст­ре. Борь­ба шла с пе­ре­мен­ным ус­пе­хом, и Ки­ев не­сколь­ко раз пе­ре­хо­дил из рук в ру­ки: Изя­слав за­ни­мал его в 1146–49, 1150 и 1151–54, Юрий – в 1149–50, 1150–51 и 1155–57.

Об­ще­рус­ский мас­штаб по­тря­се­ний усу­губ­лял­ся тем, что ими ока­за­лась за­хва­че­на и цер­ковь. В 1147 под дав­ле­ни­ем Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча на ми­тро­по­лию без санк­ции Кон­стан­ти­но­поль­ской пат­ри­ар­хии ча­стью рус. ар­хие­ре­ев был воз­ве­дён Кли­мент Смо­ля­тич. Это бы­ла по­пыт­ка ки­ев­ско­го кня­зя сло­мать обыч­ный по­ря­док по­став­ле­ния ми­тро­по­ли­тов в Кон­стан­ти­но­по­ле и по­лу­чить в ли­це гла­вы рус. церк­ви убеж­дён­но­го сто­рон­ни­ка сво­их по­ли­ти­че­ских пла­нов. Од­на­ко Кли­мен­та не при­зна­ли рос­тов­ский епи­скоп Не­стор, нов­го­род­ский – Ни­фонт и смо­лен­ский – Ма­ну­ил. Рас­кол длил­ся до 1155, ко­гда на Русь из Кон­стан­ти­но­по­ля по прось­бе Юрия Дол­го­ру­ко­го при­был но­вый ми­тро­по­лит Кон­стан­тин I (1155–59), ко­то­рый не про­сто от­ме­нил все хи­ро­то­нии Кли­мен­та, но и под­верг его, рав­но как и его по­кро­ви­те­ля Изя­сла­ва (по­смерт­но), цер­ков­но­му про­кля­тию. По­сле не­дол­гих кня­же­ний Изя­слава Да­вы­до­ви­ча (1157–58) и Мсти­сла­ва, стар­ше­го сы­на Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча (1158–59), в Кие­ве су­мел за­дер­жать­ся Рос­ти­слав Мсти­сла­вич (1159–67, с пе­ре­ры­вом), но вер­нуть преж­нее зна­че­ние ки­ев­ско­му кня­же­нию он уже не смог.

Вско­ре по­сле кон­чи­ны Рос­ти­сла­ва во­кня­жив­ший­ся в Кие­ве Мсти­слав Изя­сла­вич (1167–69) был из­гнан из не­го в ре­зуль­та­те по­хо­да кня­зей, ор­га­ни­зо­ван­но­го вла­ди­мир­ским кня­зем Ан­д­ре­ем Юрь­е­ви­чем Бо­го­люб­ским. 12.3.1169 Ки­ев был взят и раз­граб­лен, че­го пре­ж­де ни­ко­гда не бы­ва­ло в хо­де кня­же­ских меж­до­усо­бий, а Мсти­слав бе­жал на Во­лынь. Но свой ус­пех Ан­д­рей ис­поль­зо­вал не для во­кня­же­ния в Кие­ве, по­доб­но от­цу, а для по­са­же­ния там сво­его млад­ше­го бра­та Гле­ба Юрь­е­ви­ча Пе­ре­яс­лав­ско­го. В 1170 умер Мсти­слав Изя­сла­вич Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ский, а в нач. 1171 – ки­ев­ский князь Глеб, по­сле че­го сно­ва обо­зна­чи­лось ста­рей­шин­ст­во Ан­д­рея: он ещё раз рас­по­ря­дил­ся судь­бой Кие­ва, по­са­див там смо­лен­ско­го кня­зя Ро­ма­на Рос­ти­сла­ви­ча. Т. о., сбы­лись опа­се­ния Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха: по­ря­док ки­ев­ско­го сто­ло­нас­ле­дия был ут­ра­чен, ос­ла­бе­ла связь ме­ж­ду сто­лич­ным кня­же­ни­ем и при­знан­ным ста­рей­шин­ством в кня­же­ском ро­де. До­ми­ни­ро­ва­ние вла­ди­мир­ско­го кня­зя про­дли­лось, прав­да, не­дол­го. В 1173 воз­му­щён­ные са­мо­вла­сти­ем Ан­д­рея Рос­ти­сла­ви­чи от­ка­за­лись под­чи­нять­ся, ор­га­ни­зо­ван­ный Ан­д­ре­ем ка­ра­тель­ный по­ход на Ки­ев окон­чил­ся не­удач­но, а ле­том 1174 в ре­зуль­та­те за­го­во­ра ме­ст­ной зна­ти Ан­д­рей Бо­го­люб­ский был убит.

В во­зоб­но­вив­шей­ся борь­бе за Ки­ев уча­ст­во­ва­ли Рос­ти­сла­ви­чи, млад­ший брат по­кой­но­го Мсти­сла­ва Изя­сла­ви­ча Яро­слав Луц­кий и Свя­то­слав Все­во­ло­до­вич Чер­ни­гов­ский. В ре­зуль­та­те в 1181 на дли­тель­ный пе­ри­од (вплоть до смер­ти Свя­то­сла­ва в 1194) в Кие­ве ус­та­но­ви­лось свое­об­раз­ное двое­вла­стие, ко­гда соб­ст­вен­но сто­ли­ца на­хо­ди­лась во вла­сти Свя­то­сла­ва, а всё Ки­ев­ское кня­же­ст­во – в ру­ках его со­пра­ви­те­ля Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча. Но ре­аль­ное по­ли­ти­че­ское влия­ние по­сте­пен­но пе­ре­шло в ру­ки при­знан­но­го ста­рей­шим сре­ди всех Мо­но­ма­ши­чей вла­ди­мир­ско­го кня­зя Все­во­ло­да Юрь­е­ви­ча Боль­шое Гнез­до, млад­ше­го бра­та Ан­д­рея Бо­го­люб­ско­го. В 1190-х гг. он удер­жи­вал сю­зе­ре­ни­тет над Нов­го­ро­дом, пред­вос­хи­щая позд­ней­шую связь нов­го­род­ско­го сто­ла с ве­ли­ким кня­же­ни­ем вла­ди­мир­ским. В 1189– 1199 вер­хов­ную власть Все­во­ло­да при­зна­вал и Вла­ди­мир Яро­сла­вич Га­лиц­кий. Ещё ра­нее (1177) в за­ви­си­мо­сти от не­го ока­за­лись ря­зан­ские кня­зья. Тем са­мым но­ми­наль­ное вер­хо­вен­ст­во вла­ди­мир­ско­го кня­зя про­сти­ра­лось на всю Русь, кро­ме Чер­ни­го­ва и По­лоц­ка. Та­кое его по­ло­же­ние от­ра­зи­лось и в ти­тула­ту­ре: имен­но ко Все­во­ло­ду с сер. 1180-х гг. впер­вые в древ­не­рус­ской прак­ти­ке на­ча­ло сис­те­ма­ти­че­ски при­ла­гать­ся оп­ре­де­ле­ние «ве­ли­кий князь», став­шее с тех пор офи­ци­аль­ным ти­ту­лом вла­ди­мир­ских, а за­тем и мо­с­ков­ских кня­зей. Тем бо­лее по­ка­за­тель­но, что, не­смот­ря на бла­го­при­ят­ную си­туа­цию, Все­во­лод, как и Ан­д­рей, ни­ко­гда не де­лал по­пы­ток во­кня­жить­ся в Кие­ве.

Русские княжества и земли в 12 – первой трети 13  века.

Упа­док по­ли­ти­че­ско­го зна­че­ния Кие­ва стал след­ст­ви­ем го­су­дар­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ско­го раз­ви­тия Древ­ней Ру­си, ос­но­вы ко­то­ро­го бы­ли за­ло­же­ны ещё Лю­беч­ским съез­дом. Во 2-й пол. 12 в. от­чёт­ли­во об­на­ру­жил­ся свер­шив­ший­ся факт – об­ра­зо­ва­ние не­сколь­ких тер­ри­то­ри­аль­но ста­биль­ных круп­ных зе­мель-кня­же­ний, по­ли­ти­че­ски ма­ло за­ви­сев­ших как друг от дру­га, так и от пе­ре­мен в Кие­ве. В нау­ке это яв­ле­ние час­то ха­рак­те­ри­зу­ет­ся как «фео­даль­ная раз­дроб­лен­ность», что ста­вит его в один ряд с по­ли­ти­че­ским пар­ти­ку­ля­риз­мом в стра­нах клас­си­че­ско­го фео­да­лиз­ма (Фран­ции, Гер­ма­нии). Од­на­ко пра­во­мер­ность та­ко­го оп­ре­де­ле­ния ос­та­ёт­ся под во­про­сом в си­лу про­ис­хо­ж­де­ния зе­мель-кня­же­ний не из фео­даль­но­го по­жа­ло­ва­ния, а из меж­ду­кня­же­ских ро­до­вых раз­де­лов. Бу­ду­чи в по­ли­ти­че­ском от­но­ше­нии по­рой кри­зи­са древ­не­рус­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти, эта эпо­ха ха­рак­те­ри­зу­ет­ся в то же вре­мя эко­но­ми­че­ским и куль­тур­ным подъ­ё­мом зе­мель-кня­же­ний. Глав­ным пре­пят­ст­ви­ем на пу­ти обо­соб­ле­ния зе­мель бы­ли пе­ре­де­лы сто­лов и во­лос­тей, обыч­но со­про­во­ж­дав­шие по­яв­ле­ние в Кие­ве но­во­го кня­зя. По­это­му пер­вы­ми обо­со­би­лись зем­ли, кня­зья ко­то­рых в си­лу прин­ци­па «от­чин­но­сти» бы­ли на­все­гда или вре­мен­но ис­клю­че­ны из ки­ев­ско­го сто­ло­нас­ле­дия: По­лоц­кая, Га­лиц­кая, Чер­ни­гов­ская, Му­ро­мо-Ря­зан­ская.

В нач. 1140-х гг. по­лоц­кие кня­зья вер­ну­лись из ви­зан­тий­ско­го из­гна­ния, и ис­то­рия По­лоц­кой зем­ли в 1140– 1150-х гг. про­хо­ди­ла под зна­ком борь­бы за По­лоцк ме­ж­ду Рос­ти­сла­вом, сы­ном Гле­ба Все­сла­ви­ча Мин­ско­го, и Рог­во­ло­дом, сы­ном Рог­во­ло­да-Бо­ри­са Все­сла­ви­ча По­лоц­ко­го. В 1160–80-х гг. в По­лоц­ке с не­ко­то­ры­ми пе­ре­ры­ва­ми удер­жи­вал­ся пред­ста­ви­тель ви­теб­ской вет­ви по­лоц­ких кня­зей – Все­слав Ва­силь­ко­вич, двою­род­ный пле­мян­ник Рос­ти­сла­ва и Рог­во­ло­да. Про­ис­хо­ди­ло дроб­ле­ние По­лоц­кой зем­ли на уде­лы (Минск, Друцк, Ви­тебск, Изя­славль, Ло­гожск, Бо­ри­сов), кня­зья ко­то­рых, так же как и соб­ст­вен­но по­лоц­кие, ока­зы­ва­лись в за­ви­си­мо­сти то от Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча (из кня­зей чер­ни­гов­ской вет­ви, ко­то­ро­му в 1150-х гг. при­над­ле­жа­ли дре­го­вич­ские зем­ли к югу от По­лоц­кой зем­ли), то от смо­лен­ских Рос­ти­сла­ви­чей, ко­то­рые да­же не­ко­то­рое вре­мя вла­де­ли Ви­теб­ской во­ло­стью. В даль­ней­шем, по-ви­ди­мо­му, про­дол­жа­ла креп­нуть по­ли­ти­че­ская и эко­но­ми­че­ская за­ви­си­мость По­лоц­ка от Смо­лен­ска. В 1-й тре­ти 13 в. кня­зья По­лоц­кой зем­ли столк­ну­лись с экс­пан­си­ей со сто­ро­ны Ри­ги и Ли­вон­ско­го ор­де­на и в 1207 и 1214 ут­ра­ти­ли важ­ные в стра­те­ги­че­ском и тор­го­вом от­но­ше­ни­ях вас­саль­ные кня­же­ст­ва в ни­зовь­ях За­пад­ной Дви­ны – Кок­не­се (Ку­ке­нойс) и Ер­си­ке (Гер­ци­ке), од­но­вре­мен­но стра­дая и от ли­тов­ских на­бе­гов.

Га­лиц­кая зем­ля сло­жи­лась в 1-й пол. 12 в. на ос­но­ве вла­де­ний сы­но­вей Рос­ти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча, стар­ше­го вну­ка Яро­сла­ва Муд­ро­го, рас­по­ла­гав­ших­ся по верх­не­му Дне­ст­ру и р. Сан с го­ро­да­ми Те­ре­бовль, Зве­ни­го­род, Пе­ре­мышль. В 1140-х гг. их объ­е­ди­нил под сво­ей вла­стью Вла­ди­мир­ко Во­ло­да­ре­вич, внук Рос­ти­сла­ва, сде­лав­ший столь­ным го­ро­дом Га­лич. При нём Га­лиц­кое кня­же­ст­во ста­ло фак­ти­че­ски са­мо­стоя­тель­ным, дос­тиг­нув сво­его рас­цве­та при сы­не Вла­ди­мир­ка Яро­сла­ве Ос­мо­мыс­ле (1153–87). Уже в прав­ле­ние Вла­ди­мир­ка власть Га­ли­ча рас­про­стра­ня­лась на ме­ж­ду­ре­чье Дне­ст­ра и Пру­та. Та­кое гео­гра­фи­че­ское по­ло­же­ние влек­ло за со­бой тес­ные свя­зи с Ви­зан­тий­ской им­пе­ри­ей. Пре­ем­ник Ос­мо­мыс­ла Вла­ди­мир Яро­сла­вич (1189 – ок. 1199) дер­жал­ся на сто­ле толь­ко бла­го­да­ря тра­ди­ци­он­но­му для Га­ли­ча сою­зу с вла­ди­ми­ро-суз­даль­ски­ми князь­я­ми. С его смер­тью га­лиц­кая ди­на­стия Рос­ти­сла­ви­чей пре­сек­лась, и Га­ли­чем за­вла­дел сев. со­сед – Ро­ман Мсти­сла­вич Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ский.

Во­лын­ская зем­ля за­ни­ма­ла тер­ри­то­рию верх­не­го и сред­не­го те­че­ния р. Буг и пра­вых при­то­ков р. При­пять (ме­ж­ду­ре­чье Сты­ри и Го­ры­ни), окон­чатель­но обо­со­би­лась от Кие­ва по­сле 1154. В это вре­мя здесь вы­де­ля­ет­ся удель­ный стол в Луц­ке, не­сколь­ко позд­нее – в Бел­зе. Ок. 1199 она объ­е­ди­ни­лась с Га­лиц­кой зем­лёй, со­ста­вив просу­ще­ст­во­вав­шее до 14 в. мо­гу­ще­ст­вен­ное Га­лиц­ко-Во­лын­ское кня­же­ст­во. По­сле это­го на­чав­ший­ся ещё в 1190-х гг. кон­фликт ме­ж­ду Ро­ма­ном и Рю­ри­ком Рос­ти­сла­ви­чем Ки­ев­ским вспых­нул с но­вой си­лой. В 1201 Ро­ман за­нял Ки­ев, но рас­по­ря­дил­ся им по со­гла­со­ва­нию с ве­ли­ким кня­зем вла­ди­мир­ским Все­во­ло­дом Боль­шое Гнез­до: в Кие­ве был по­са­жен млад­ший двою­род­ный брат Ро­ма­на Ин­гварь Яро­сла­вич Луц­кий. Рю­рик от­ве­тил тем, что в 1203 в сою­зе с чер­ни­гов­ски­ми Оль­го­ви­ча­ми и по­лов­ца­ми за­хва­тил Ки­ев, ко­то­рый вто­рой раз в сво­ей ис­то­рии под­верг­ся раз­граб­ле­нию. По прось­бе Ро­ма­на и Рю­ри­ка Все­во­лод Боль­шое Гнез­до ут­вер­дил Ки­ев за по­след­ним, а по­сле по­втор­но­го столк­но­ве­ния ме­ж­ду Ро­ма­ном и Рю­ри­ком от­дал сто­ли­цу стар­ше­му сы­ну Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ву. Эти со­бы­тия на­гляд­но по­ка­зы­ва­ют как об­ще­рус­ское влия­ние вла­ди­мир­ско­го кня­зя, так и то, что Ки­ев ут­ра­тил свою при­вле­ка­тель­ность не толь­ко для по­след­не­го, но и для кня­зя га­лиц­ко-во­лын­ско­го, отец ко­то­ро­го Мсти­слав Изя­сла­вич от­дал столь­ко сил борь­бе за ки­ев­ский стол. По­ли­ти­че­ский взлёт Ро­ма­на Мсти­сла­ви­ча ока­зал­ся не­дол­гим: чув­ст­вуя се­бя на­столь­ко силь­ным, что­бы вме­шать­ся да­же в борь­бу ме­ж­ду Штау­фе­на­ми и Вель­фа­ми в Гер­ма­нии, Ро­ман по­гиб в 1205 во вре­мя за­гра­нич­но­го по­хо­да, ос­та­вив двух ма­ло­лет­них сы­но­вей – Да­нии­ла и Ва­силь­ка. В Га­лиц­ко-Во­лын­ском кня­же­ст­ве на­ча­лась дли­тель­ная сму­та, а Га­лич в 1214–19 ока­зал­ся под вла­стью венг­ров. Из Га­ли­ча венг­ров из­гнал Мсти­слав Мсти­сла­вич Удат­ный, ут­вер­див­ший­ся в Га­ли­че поч­ти на це­лое де­ся­ти­ле­тие (1219–27). В это вре­мя Да­ни­ил Ро­ма­но­вич был за­нят вос­ста­нов­ле­ни­ем сво­ей вла­сти на Во­лы­ни, но­вое же вос­со­еди­не­ние Га­лиц­ко-Во­лын­ско­го кня­же­ст­ва ста­ло воз­мож­но толь­ко на­ка­ну­не мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия – в 1238. Сев в Га­ли­че, Да­ни­ил Ро­ма­но­вич от­дал Во­лынь сво­ему млад­ше­му бра­ту Ва­силь­ку.

Му­ро­мо-Ря­зан­ская зем­ля рас­по­ла­га­лась в Сред­нем По­очье, до­хо­дя на юге до вер­ховь­ев рек Дон и Во­ро­неж. По за­ве­ща­нию Яро­сла­ва Муд­ро­го, она яв­ля­лась ча­стью Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ст­ва, но вы­де­ли­лась из по­след­не­го в 1127, ко­гда в Му­ром из Чер­ни­го­ва был вы­тес­нен млад­ший из сы­но­вей Свя­то­сла­ва Яро­сла­ви­ча Яро­слав. В по­том­ст­ве Яро­сла­ва Му­ром про­дол­жал ос­та­вать­ся стар­шим сто­лом, но в 3-й четв. 12 в., ко­гда ря­зан­ский стол за­ни­мал наи­бо­лее дея­тель­ный из вну­ков Яро­сла­ва Глеб Рос­ти­сла­вич, Ря­зань ста­ла, ви­ди­мо, глав­ным го­ро­дом зем­ли. Од­но­вре­мен­но про­изош­ло ди­на­сти­че­ское обо­соб­ле­ние Му­ром­ско­го кня­же­ст­ва. Глеб, же­на­тый на внуч­ке Юрия Дол­го­ру­ко­го, ак­тив­но вме­шал­ся в ди­на­сти­че­скую борь­бу в Ве­ли­ком кня­же­ст­ве Вла­ди­мир­ском по­сле смер­ти Ан­д­рея Бо­го­люб­ско­го, в ре­зуль­та­те че­го в 1177 по­пал в плен к Все­во­ло­ду Боль­шое Гнез­до и умер в за­клю­че­нии. Сын Гле­ба Ро­ман был вы­ну­ж­ден при­сяг­нуть на вер­ность вла­ди­мир­ско­му кня­зю, и с тех пор по­след­ний не раз де­мон­ст­ри­ро­вал свою вер­хов­ную власть над Ря­за­нью. Так, в 1180-е гг. Все­во­лод Боль­шое Гнез­до вы­сту­пал тре­тей­ским судь­ёй в столк­но­ве­ни­ях Ро­ма­на с дру­ги­ми Гле­бо­ви­ча­ми, имев­ши­ми удель­ное кня­же­ние в Прон­ске, а в 1207, за­по­доз­рив Ро­ма­на и Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­чей в сно­ше­ни­ях с Чер­ни­го­вом, ве­лел схва­тить их и су­дить.

Ту­ров­ское и Го­ро­ден­ское кня­же­ст­ва при­над­ле­жа­ли к чис­лу от­но­си­тель­но не­боль­ших кня­жеств, ко­то­рые не рас­по­ла­га­ли дос­та­точ­ным по­тен­циа­лом, что­бы вес­ти са­мо­стоя­тель­ную по­ли­ти­ку. Стол в Го­род­не (ны­не Грод­но) был соз­дан Вла­ди­ми­ром Мо­но­ма­хом, ве­ро­ят­но, ок. 1117, ко­гда упо­ми­на­ет­ся пер­вый го­ро­ден­ский князь Все­во­лод­ко. Го­ро­ден­ское кня­же­ст­во ос­та­ва­лось за по­том­ка­ми Все­во­лод­ка в те­че­ние все­го 12 в., а воз­мож­но, и позд­нее. В ка­че­ст­ве удель­ных в не­го, ве­ро­ят­но, вхо­ди­ли Вол­ко­выск и Но­во­го­ро­док (ны­не Но­во­гру­док). В Ту­ро­ве, счи­тав­шем­ся вла­де­ни­ем ки­ев­ско­го сто­ла, с сер. 12 в. проч­но осел Юрий Яро­сла­вич, внук Свя­то­пол­ка Изя­сла­ви­ча Ки­ев­ско­го. В даль­ней­шем Ту­ров, Пинск и ни­зо­вья р. Го­рынь (Дуб­ро­виц­кая во­лость) бы­ли вла­де­ния­ми по­том­ков Юрия. В те­че­ние 2-й пол. 12 в. Ту­ров­ское и Го­ро­ден­ское кня­же­ст­ва пре­бы­ва­ли под вер­хов­ной вла­стью ки­ев­ских кня­зей, но в 1-й тре­ти 13 в., вслед за Бе­ре­стей­ской во­ло­стью, из­на­чаль­но свя­зан­ной с Ту­ро­вом, они ока­за­лись втя­ну­ты в ор­би­ту Во­лы­ни.

Сход­ным бы­ло по­ло­же­ние Пе­рея­слав­ско­го кня­же­ст­ва, рас­по­ла­гав­ше­го­ся на ле­вом бе­ре­гу р. Днепр к югу от р. Ос­тёр (ле­во­го при­то­ка р. Дес­на), с тем, од­на­ко, от­ли­чи­ем, что здесь во 2-й пол. 12 в. не смог­ла об­ра­зо­вать­ся соб­ст­вен­ная кня­же­ская ди­на­стия. Глеб Юрь­е­вич по­сле ухо­да на ки­ев­ский стол в 1169 пе­ре­дал Пе­ре­яс­лавль сво­ему сы­ну Вла­ди­ми­ру, ко­то­рый удер­жи­вал его (с крат­ким пе­ре­ры­вом) до смер­ти в 1187. В даль­ней­шем пе­ре­яс­лав­ский стол за­ме­щал­ся то ки­ев­ски­ми князь­я­ми, то Все­во­ло­дом Боль­шое Гнез­до. Пе­ре­яс­лав­ское кня­же­ст­во иг­ра­ло клю­че­вую роль в обо­ро­не юж. ру­бе­жей Ру­си от по­лов­цев.

Од­ной из важ­ней­ших со­став­ных час­тей Древ­не­рус­ско­го гос-ва бы­ла Чер­ни­гов­ская зем­ля. Тер­ри­то­ри­аль­ную ос­но­ву её об­ра­зо­вы­ва­ли вла­де­ния, по­лу­чен­ные в 1054 сы­ном Яро­сла­ва Муд­ро­го Свя­то­сла­вом. Они про­сти­ра­лись на вос­ток от р. Днепр, вклю­чая всё Поде­се­нье, вплоть до Сред­не­го По­очья с Му­ро­мом. Ли­шён­ные на Лю­беч­ском съез­де 1097 пра­ва ки­ев­ско­го сто­ло­нас­ле­дия, чер­ни­гов­ские Свя­то­сла­ви­чи (Да­выд, Олег и Яро­слав), ви­ди­мо, имен­но то­гда по­лу­чи­ли в ка­че­ст­ве ком­пен­са­ции По­се­мье с г. Курск (от­де­лён­ное от Пе­ре­яс­лав­ля), а так­же ус­ту­п­лен­ные Кие­вом дре­го­вич­ские зем­ли к се­ве­ру от При­пя­ти с го­ро­да­ми Кле­ческ, Слу­ческ и Ро­га­чёв. Эти об­лас­ти бы­ли ут­ра­че­ны Чер­ни­го­вом в 1127, но вско­ре и Курск (1136), и дре­го­вич­ские во­лос­ти (сер. 12 в.) вновь во­шли в со­став Чер­ни­гов­ской зем­ли. Не­смот­ря на то что по­сле за­хва­та ки­ев­ско­го сто­ла Все­во­ло­дом Оль­го­ви­чем в 1139 чер­ни­гов­ские кня­зья не раз ус­пеш­но вме­ши­ва­лись в борь­бу за Ки­ев, они, как пра­ви­ло, из­бе­га­ли наде­ле­ния сто­ла­ми вне Чер­ни­гов­ской зем­ли, что го­во­рит об из­вест­ной замк­ну­то­сти их ди­на­сти­че­ско­го соз­на­ния, сфор­ми­ро­вав­шей­ся в пер­вом по­ко­ле­нии Свя­то­сла­ви­чей. Раз­де­ле­ние Чер­ни­гов­ской зем­ли ме­ж­ду Свя­то­сла­ви­ча­ми (Да­вы­ду дос­тал­ся Чер­ни­гов, Оле­гу – Сред­нее По­де­се­нье с го­ро­да­ми Ста­ро­дуб, Сновск и Нов­го­род-Се­вер­ский, млад­ше­му, Яро­сла­ву, – Му­ром) по­ло­жи­ло на­ча­ло раз­ви­тию удель­ных во­лос­тей. Глав­ней­ши­ми из них в сер. – 2-й пол. 12 в. бы­ли во­лос­ти Го­мий (ны­не г. Го­мель) на Ниж­нем Со­же, Нов­го­род-Се­вер­ский, Ста­ро­дуб, Вщиж в По­де­се­нье, Курск, Рыльск, Пу­тивль в По­се­мье. Вя­тич­ское По­очье дол­го ос­та­ва­лось пе­ри­фе­рий­ным лес­ным кра­ем, где ещё на ру­бе­же 11–12 вв. со­хра­ня­лись пле­мен­ные кня­зья; све­де­ния об удель­ном сто­ле в Ко­зель­ске впер­вые по­яв­ля­ют­ся лишь в нач. 13 в. Да­вы­до­ви­чи дос­та­точ­но бы­ст­ро со­шли с ис­то­ри­че­ской аре­ны. На ру­бе­же 1150–60-х гг. вся Чер­ни­гов­ская зем­ля ока­за­лась в ру­ках Оль­го­ви­чей – Свя­то­сла­ва и его пле­мян­ни­ка Свя­то­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча, а един­ст­вен­ный внук Да­вы­да Свя­то­слав умер в 1166, за­ни­мая вщиж­ский стол. По­сле смер­ти в 1164 чер­ни­гов­ско­го кня­зя Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча чер­ни­гов­ский стол на­сле­до­вал­ся по прин­ци­пу ге­неа­ло­ги­че­ско­го ста­рей­шин­ст­ва: от его пле­мян­ни­ков Свя­то­слава (1164–76; в 1176 Свя­то­слав стал кня­зем ки­ев­ским) и Яро­сла­ва (1176– 1198) Все­во­ло­дови­чей к его сы­ну Иго­рю (1198–1201), ге­рою не­удач­но­го по­хо­да про­тив по­лов­цев в 1185, вос­пе­то­му в «Сло­ве о пол­ку Иго­ре­ве». Вслед­ст­вие это­го чер­ни­гов­ское кня­же­ние уже в сле­дую­щем по­ко­ле­нии Оль­го­ви­чей, в 1-й четв. 13 в., со­сре­до­то­чи­лось в ру­ках сы­но­вей Свя­то­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча (Оле­га, Все­во­ло­да Черм­но­го, Гле­ба, Мсти­сла­ва), а за­тем его вну­ков (Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча, Мсти­сла­ва Гле­бо­ви­ча). По­том­ст­во Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча бы­ло вы­ну­ж­де­но до­воль­ст­во­вать­ся Нов­го­ро­дом-Се­вер­ским и Кур­ском. Сы­но­вья Иго­ря, по ма­те­ри при­хо­див­шие­ся вну­ка­ми га­лиц­ко­му кня­зю Яро­сла­ву Ос­мо­мыс­лу, ока­за­лись в нач. 13 в. втя­ну­ты­ми в по­ли­ти­че­скую борь­бу в Га­лиц­кой зем­ле по­сле смер­ти ок. 1199 без­дет­но­го Вла­ди­ми­ра Яро­сла­ви­ча Га­лиц­ко­го. За­кре­пить­ся там они не смог­ли: трое из них в 1211 бы­ли по­ве­ше­ны по на­стоя­нию их про­тив­ни­ков из чис­ла га­лиц­ко­го бо­яр­ст­ва (слу­чай для Ру­си ис­клю­чи­тель­ный).

Во 2-й пол. 11 – 1-й тре­ти 12 вв. Смо­ленск, как и Во­лынь, счи­тал­ся при­над­ле­жав­шей Кие­ву во­ло­стью. С 1078 Смо­ленск за­кре­пил­ся (ис­клю­чая ко­рот­кий пе­ре­рыв в 1090-х гг.) за Вла­ди­ми­ром Мо­но­ма­хом, а в 1125 дос­тал­ся вну­ку по­след­не­го – Рос­ти­сла­ву Мсти­сла­ви­чу, с кня­же­ни­ем ко­то­ро­го (1125–59) свя­за­но по­ли­ти­че­ское обо­соб­ле­ние Смо­лен­ска от Кие­ва и окон­ча­тель­ное тер­ри­тори­аль­ное оформ­ле­ние Смо­лен­ской зем­ли, про­сти­рав­шей­ся от вер­ховь­ев рек Сож и Днепр на юге до ме­ж­ду­ре­чья За­пад­ной Дви­ны и Ло­ва­ти на се­ве­ре, за­хва­ты­вая на вос­то­ке «вя­тич­ский клин» ме­ж­ду вер­ховь­я­ми рек Мо­ск­ва и Ока. Яд­ро Смо­лен­ской зем­ли – об­ласть во­ло­ков ме­ж­ду ре­ка­ми Ло­вать, За­пад­ная Дви­на и Днепр – яв­ля­лось клю­че­вым уча­ст­ком на пу­ти «из ва­ряг в гре­ки». О тер­ри­то­рии и по­дат­ных цен­трах Смо­лен­ской зем­ли в 1-й пол. 12 в. на­гляд­ное пред­став­ле­ние да­ёт уни­каль­ный до­ку­мент – Ус­тав кня­зя Рос­ти­сла­ва Смо­лен­ской епи­ско­пии (1136). Рос­ти­слав не при­ни­мал ак­тив­но­го уча­стия в борь­бе за Ки­ев, раз­вер­нув­шей­ся ме­ж­ду его бра­том Изя­сла­вом и Юри­ем Дол­го­ру­ким в 1149–54, но че­рез два го­да по­сле смер­ти Юрия, в 1159, ушёл на ки­ев­ский стол, ос­та­вив в Смо­лен­ске сво­его стар­ше­го сы­на Ро­ма­на. Дру­гие Рос­ти­сла­ви­чи (Рю­рик, Да­выд, Мсти­слав; Свя­то­слав Рос­ти­сла­вич в это вре­мя дер­жал Нов­го­род) в ки­ев­ское кня­же­ние их от­ца по­лу­чи­ли сто­лы в Ки­ев­ской зем­ле, ко­то­рые удер­жа­ли и по­сле смер­ти Рос­ти­сла­ва в 1167. Сло­жил­ся ус­той­чи­вый ком­плекс вла­де­ний кня­зей смо­лен­ско­го до­ма к за­па­ду и се­ве­ро-за­па­ду от Кие­ва со сто­ла­ми в Бел­го­ро­де, Вы­шго­ро­де и Ов­ру­че. Его ста­биль­ность объ­яс­ня­лась, оче­вид­но, тем, что стар­шие Рос­ти­сла­ви­чи, а поз­же и их по­том­ст­во, ес­ли не за­ни­ма­ли ки­ев­ско­го сто­ла, то все­гда бы­ли од­ни­ми из глав­ных пре­тен­ден­тов на не­го. Склон­ность Рос­ти­сла­ви­чей к за­ня­тию сто­лов вне Смо­лен­ской зем­ли, столь от­ли­чав­шая их от пред­ста­ви­те­лей дру­гих вет­вей древ­не­рус­ско­го кня­же­ско­го ро­да, про­яви­лась и во вре­мен­ном вла­де­нии во 2-й пол. 12 в. по­гра­нич­ной со Смо­лен­ском по­лоц­кой во­ло­стью – Ви­теб­ском. Спус­тя ко­рот­кое вре­мя по­сле смер­ти ок. 1210 ки­ев­ско­го кня­зя Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча смо­лен­ские кня­зья сно­ва и на­дол­го за­вла­де­ли ки­ев­ским сто­лом (Мсти­слав Ро­ма­но­вич в 1212–23, Вла­ди­мир Рю­ри­ко­вич в 1223–35). В ки­ев­ское кня­же­ние Мсти­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча смо­лен­ские кня­зья удер­жи­ва­ли кон­троль над Нов­го­ро­дом (до 1221), а в 1220-х гг. им уда­лось за­хва­тить По­лоцк. Вслед­ст­вие вы­ше­ска­зан­но­го, в Смо­лен­ской зем­ле, в от­ли­чие от дру­гих зе­мель Древ­не­рус­ско­го гос-ва (за спе­ци­фи­че­ским ис­клю­че­ни­ем Нов­го­ро­да), прак­ти­че­ски не про­сле­жи­ва­ет­ся об­ра­зо­ва­ние удель­ных во­лос­тей. Эпи­зо­ди­че­ски за­ни­мал­ся толь­ко удель­ный стол в То­роп­це. Да­же бу­ду­чи уже кня­зем смо­лен­ским (1180–97), Да­выд Рос­ти­сла­вич по­са­дил сво­его вы­ве­ден­но­го в 1187 из Нов­го­ро­да сы­на Мсти­сла­ва не в Смо­лен­ской зем­ле, а в ки­ев­ском Вы­шго­ро­де.

Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ская зем­ля сло­жи­лась на ос­но­ве рос­тов­ской «от­чи­ны» Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха. По­след­няя на ру­бе­же 11–12 вв. об­ни­ма­ла зем­ли Вол­го-Клязь­мин­ско­го ме­ж­ду­ре­чья с го­ро­да­ми Рос­тов и Суз­даль, а так­же рас­по­ло­жен­ное се­вер­нее Бе­ло­зе­рье. Ок. 1110–15 она дос­та­лась Юрию Дол­го­руко­му, в те­че­ние поч­ти по­лу­ве­ко­во­го прав­ле­ния ко­то­ро­го и офор­ми­лась в ка­че­ст­ве са­мо­стоя­тель­ной зем­ли. Бы­ст­рый подъ­ём Рос­то­во-Суз­даль­ско­го края при Юрии был след­ст­ви­ем гео­по­ли­ти­че­ских вы­год его по­ло­же­ния: бла­го­да­ря Вол­ге он был не­по­сред­ст­вен­но при­час­тен к тор­гов­ле с бо­га­тым Вос­то­ком, пло­до­род­ное Суз­даль­ское опо­лье слу­жи­ло на­дёж­ным аг­рар­ным ба­зи­сом, а вя­тич­ские и му­ром­ские ле­са пре­гра­ж­да­ли путь по­ло­вец­ким на­бе­гам. Юрий сде­лал сво­им столь­ным го­ро­дом Суз­даль (ви­ди­мо, как и его пре­ем­ни­ки, тя­го­тясь опе­кой ста­ро­го рос­тов­ско­го бо­яр­ст­ва) и рас­ши­рил тер­ри­то­рию кня­жест­ва за счёт ос­вое­ния твер­ско­го По­вол­жья и бас­сей­на р. Мо­ск­ва, на­чав так­же про­дви­же­ние за р. Вол­га – в бу­ду­щий Га­лич­ско-Ко­ст­ром­ской край. Всту­пив в 1149 в борь­бу за Ки­ев, Юрий на­чал раз­да­вать сво­им сы­новь­ям во­лос­ти на юге Ру­си, пре­ж­де все­го в Ки­ев­ской зем­ле (Ан­д­рею – Вы­шго­род, Бо­ри­су – Бел­го­род, Рос­ти­сла­ву, а за­тем Гле­бу – Пе­ре­яс­лавль, Ва­силь­ку – По­ро­сье с Тор­че­ском), но ни один из них, кро­ме Гле­ба Пе­ре­яс­лав­ско­го, впо­след­ст­вии там не удер­жал­ся. Бо­лее то­го, Ан­д­рей в 1155 са­мо­воль­но по­ки­нул Выш­го­род и вер­нул­ся в свой удел (ве­ро­ят­но, во Вла­ди­мир), пред­вос­хи­тив осн. тен­ден­цию бу­ду­щей ки­ев­ской по­ли­ти­ки вла­ди­мир­ских кня­зей. Же­лая обес­пе­чить сво­ему по­том­ст­ву ре­шаю­щее влия­ние в Ки­ев­ской зем­ле, Юрий за­ве­щал суз­даль­ский стол сво­им млад­шим сы­новь­ям от вто­ро­го бра­ка – Ми­хал­ку и Все­во­ло­ду. Но его пла­ны раз­би­лись о свое­во­лие рос­тов­ско­го и суз­даль­ско­го ве­ча, при­гла­сив­ших на кня­же­ние Ан­д­рея (1157–74), ко­то­рый по сво­ей при­го­род­ной ре­зи­ден­ции Бо­го­лю­бо­ву близ Вла­ди­ми­ра позд­нее по­лу­чил про­зва­ние Бо­го­люб­ско­го. Ан­д­рей от­пра­вил в из­гна­ние тро­их млад­ших брать­ев (Ва­силь­ка, Ми­хал­ка, Все­во­ло­да), а так­же пле­мян­ни­ков – сы­но­вей сво­его стар­ше­го бра­та Рос­ти­сла­ва, умер­ше­го ещё при жиз­ни Юрия Дол­го­ру­ко­го. По­лу­чив стол бла­го­да­ря ве­чу, Ан­д­рей не тер­пел за­ви­си­мо­сти от не­го и по­то­му сде­лал глав­ным сто­лом Вла­ди­мир, чем по­ро­дил глу­бо­кий кон­фликт ме­ж­ду ста­ры­ми цен­тра­ми – Рос­то­вом и Суз­да­лем и но­вым – Вла­ди­ми­ром, ко­то­рый яр­ко об­на­ру­жил­ся по­сле убий­ст­ва Ан­д­рея в 1174. Рос­тов­цы и суз­даль­цы при­зва­ли на стол Мсти­сла­ва и Яро­пол­ка, сы­но­вей Рос­ти­сла­ва Юрь­е­ви­ча, то­гда как вла­ди­мир­цы стоя­ли за млад­ших Юрь­е­ви­чей – Ми­хал­ка и Все­во­ло­да. Про­ти­во­бор­ст­во за­кон­чи­лось в поль­зу по­след­них, и на вла­ди­мир­ском сто­ле (по­сле ско­рой смер­ти Ми­хал­ка) на­дол­го во­кня­жил­ся Все­во­лод Боль­шое Гнез­до (1176–1212). Прав­ле­ние Все­во­ло­да – эпо­ха рас­цве­та Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли, князь ко­то­рой был ав­то­ри­те­том для всей Ру­си. В то же вре­мя ес­ли Ан­д­рей Бо­го­люб­ский, ос­та­ва­ясь во Вла­ди­ми­ре, ещё пы­тал­ся пря­мо дик­то­вать свою во­лю юж­но­рус­ским князь­ям, то Все­во­лод пред­по­чи­тал ог­ра­ни­чи­вать­ся про­стым при­зна­ни­ем с их сто­ро­ны сво­его ста­рей­шин­ст­ва.

По­сле меж­до­усо­бия Все­во­ло­до­ви­чей (1212–16) и ко­рот­ко­го прав­ле­ния Кон­стан­ти­на Все­во­ло­до­ви­ча (1216–18) на­сту­пил период дли­тель­ной ста­биль­но­сти в прав­ле­ние Юрия Все­во­ло­до­ви­ча (1218–38). Для Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли ха­рак­тер­но ин­тен­сив­ное об­ра­зо­ва­ние удель­ных кня­жеств мно­го­чис­лен­ных Все­во­ло­до­ви­чей и их по­том­ков. На­ка­ну­не мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия та­ких удель­ных сто­лов бы­ло уже не ме­нее пя­ти (Рос­тов, Пе­ре­яс­лавль, Юрь­ев, Яро­славль, Уг­лич), и они бы­ст­ро пре­вра­ща­лись в от­чи­ны. В даль­ней­шем это дроб­ле­ние толь­ко про­грес­си­ро­ва­ло. При сдер­жан­ном ин­те­ре­се к де­лам на юге вла­ди­мир­ские кня­зья на­прав­ля­ли боль­шие уси­лия на ус­та­нов­ле­ние кон­тро­ля над Нов­го­ро­дом и на борь­бу с Волж­ско-Кам­ской Бул­га­ри­ей. Уже к по­след­ней четв. 12 в. офор­ми­лось сов­ла­де­ние Вла­ди­ми­ра и Нов­го­ро­да в клю­че­вом пунк­те на юге Нов­го­род­ской зем­ли – Торж­ке, что да­ва­ло Вла­ди­ми­ру мощ­ный ры­чаг влия­ния на Нов­го­род, т. к. имен­но че­рез Тор­жок шёл с юга столь не­об­хо­ди­мый для Нов­го­ро­да хлеб. Про­тив Волж­ско-Кам­ской Бул­га­рии бы­ли на­прав­ле­ны по­хо­ды в 1120 при Юрии Дол­го­ру­ком, в 1164 и зи­мой 1171–72 при Ан­д­рее Бо­го­люб­ском, гран­ди­оз­ный по­ход 1183 при Все­во­ло­де Боль­шое Гнез­до и по­ход 1220 при Юрии Все­воло­до­ви­че. Эти во­ен­ные дей­ст­вия со­про­во­ж­да­лись рас­ши­ре­ни­ем тер­ри­то­рии Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли вниз по Вол­ге (не позд­нее 1160-х гг. был ос­нован Го­ро­дец-Ра­ди­лов, в 1221 – Ниж­ний Нов­го­род), а так­же при­ве­де­ни­ем в вас­саль­ную за­ви­си­мость мор­дов­ских пле­мён.

Новгородская берестяная грамота.

Осо­бое ме­сто сре­ди древ­не­рус­ских зе­мель-кня­же­ний за­ни­ма­ла Нов­го­род­ская зем­ля. Ок. 1090 в Нов­го­ро­де поя­вил­ся по­сад­ник из ме­ст­но­го бо­яр­ст­ва, с ко­то­рым кня­зю при­шлось так или ина­че де­лить власть. Ин­сти­тут по­сад­ни­че­ст­ва ук­ре­пил­ся при всту­п­ле­нии в 1117 на нов­го­род­ский стол вну­ка Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха – Все­во­ло­да Мсти­сла­ви­ча, ко­то­рый пер­вым был вы­ну­ж­ден обу­сло­вить своё во­кня­же­ние до­го­во­ром с Нов­го­ро­дом. В 1136 нов­го­род­цы из­гна­ли Все­во­ло­да, и с тех пор из­бра­ние кня­зя окон­ча­тель­но ста­ло пре­ро­га­ти­вой ве­ча. Од­но­вре­мен­но вы­бор­ны­ми сде­ла­лись и нов­го­род­ские епи­ско­пы (со 2-й пол. 12 в. ар­хи­епи­ско­пы), ез­див­шие за­тем для по­став­ле­ния в Ки­ев к ми­тро­по­ли­ту. По­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские ин­те­ре­сы за­став­ля­ли Нов­го­род ис­кать се­бе ме­сто в об­ще­рус­ской по­ли­ти­ке, ла­ви­руя ме­ж­ду силь­ней­ши­ми князь­я­ми. В за­ви­си­мо­сти от си­туа­ции нов­го­род­цы ста­ра­лись по­лу­чить се­бе кня­зя ли­бо от вла­ди­мир­ских Юрь­е­ви­чей, ли­бо от смо­лен­ских Рос­ти­сла­ви­чей, ли­бо (ре­же) от чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей. Во 2-й пол. 12 – 1-й четв. 13 вв. струк­ту­ра управ­ления Нов­го­ро­дом при­об­ре­ла тот вид, ко­то­рый в це­лом со­хра­нял­ся впо­след­ст­вии в по­ру не­за­ви­си­мо­сти: на­ря­ду с кня­зем, ком­пе­тен­ция ко­то­ро­го ог­ра­ни­чи­ва­лась во­ен­ны­ми во­про­са­ми и со­вме­ст­ным с по­сад­ни­ком су­дом, ве­че вы­би­ра­ло по­сад­ни­ка, ты­сяц­ко­го, ар­хи­епи­ско­па. Влия­тель­ным сло­ем бы­ло ку­пе­че­ст­во, ор­га­ни­зо­ван­ное в са­мо­управ­ляв­шие­ся кор­по­ра­ции во гла­ве со ста­рос­та­ми. Та­кое влия­ние ку­пе­че­ст­ва объ­яс­ня­лось в пер­вую оче­редь ак­тив­ным уча­сти­ем Нов­горо­да в ме­ж­ду­на­род­ной тор­гов­ле на Бал­ти­ке. Она ре­гу­ли­ро­ва­лась осо­бы­ми до­го­во­ра­ми (древ­ней­ший из чис­ла со­хра­нив­ших­ся да­ти­ру­ет­ся, ве­ро­ят­нее все­го, 1191/92). Кро­ме обыч­но­го для круп­ных древ­не­рус­ских го­ро­дов адм. де­ле­ния на 10 со­тен, Нов­го­род де­лил­ся на 5 кон­цов, а тер­ри­то­рия Нов­го­род­ской зем­ли в це­лом – на 5 пя­тин. Об­ще­го­су­дар­ст­вен­ные во­про­сы час­то ре­ша­лись на ве­че, в ко­то­ром, на­ря­ду с нов­го­род­ца­ми, уча­ст­во­ва­ли пред­ста­ви­те­ли др. го­ро­дов Нов­го­род­ской зем­ли: Пско­ва, Ла­до­ги, Ру­сы (совр. Ста­рая Рус­са). В 11 в. на­ча­лось про­ник­но­ве­ние нов­го­род­ских да­ней на се­ве­ро-вос­ток – в рай­он Онеж­ско­го оз. и Под­ви­нья (За­во­ло­чья). Не позд­нее 1-й четв. 12 в. эти зем­ли бы­ли ох­ва­че­ны сис­те­мой нов­го­род­ских по­гос­тов, о чём да­ёт пред­став­ле­ние Ус­тав кня­зя Свя­то­сла­ва Ольговича Нов­го­род­ской епи­ско­пии (1136). В 1-й пол. 11 в. власть Ру­си ус­та­но­ви­лась в об­лас­ти эс­тов к за­па­ду от Чуд­ско­го оз., где в 1030 Яро­слав Муд­рый ос­но­вал г. Юрь­ев (ны­не Тар­ту), но эти вла­де­ния, унас­ле­до­ван­ные Нов­го­ро­дом, бы­ли ут­ра­че­ны с на­ча­лом в 1190-х гг. экс­пан­сии Ли­вон­ско­го ор­де­на и Да­нии в Вос­точ­ной При­бал­ти­ке. Ве­ро­ят­но, од­но­вре­мен­но с зем­ля­ми эс­тов бы­ли ос­вое­ны об­лас­ти во­ди и ижо­ры на юж. бе­ре­гу Фин­ско­го зал., а так­же ка­рел во­круг Ла­дож­ско­го оз. В даль­ней­шем дан­ни­че­ская за­ви­си­мость от Нов­го­ро­да рас­про­стра­ни­лась на фин­ские пле­ме­на еми на сев. по­бе­ре­жье Фин­ско­го зал., а не позд­нее ру­бе­жа 12–13 вв. – на фин­нов Тер­ско­го бе­ре­га (Бе­ло­мор­ско­го по­бе­ре­жья Коль­ско­го п-ова), но в сер. 12 в. зем­лю еми за­хва­ти­ла Шве­ция. Нов­го­род­ско-швед­ский кон­фликт был дли­тель­ным, при­ни­мая по­рой фор­му даль­них по­хо­дов: шве­дов на Ла­до­гу в 1164, под­вла­ст­ных Нов­го­ро­ду ка­рел на Сиг­ту­ну, ко­то­рая бы­ла взя­та и раз­граб­ле­на в 1187.

Ки­ев­ская зем­ля, как и Нов­го­род­ская, стоя­ла в сис­те­ме древ­не­рус­ских зе­мель-кня­же­ний особ­ня­ком. Тра­ди­ци­он­ное пред­став­ле­ние о Кие­ве как о вла­де­нии кня­же­ско­го ро­да в це­лом, вы­ра­жав­шее­ся в по­оче­рёд­ном за­ме­ще­нии ки­ев­ско­го сто­ла князь­я­ми из раз­ных вет­вей в со­от­вет­ст­вии с прин­ци­па­ми ге­неа­ло­ги­че­ско­го ста­рей­шин­ст­ва и «от­чин­но­сти», не по­зво­ли­ло сто­ли­це Ру­си стать соб­ст­вен­но­стью ка­кой-то от­дель­ной ди­на­стии. Ки­ев пре­вра­щал­ся в яб­ло­ко раз­до­ра ме­ж­ду про­ти­во­бор­ст­во­вав­ши­ми груп­пи­ров­ка­ми кня­зей, и вла­де­ние им дос­ти­га­лось толь­ко це­ной бо­лее или ме­нее су­ще­ст­вен­ных тер­ри­то­ри­аль­ных ком­про­мис­сов. В ре­зуль­та­те Ки­ев­ская зем­ля в 1170-х гг. ут­ра­ти­ла Бе­ре­стей­скую во­лость, дос­тав­шую­ся сы­новь­ям во­лын­ско­го кня­зя Мсти­сла­ва Изя­сла­ви­ча, и во­лость По­го­ри­ну (в вер­ховь­ях р. Го­рынь с цен­тром в До­ро­го­бу­же), где во­кня­жи­лись сы­но­вья бра­та Мсти­сла­ва – Яро­сла­ва Изя­сла­ви­ча Луц­ко­го. При­мер­но тог­да же обо­со­би­лась Ту­ров­ская зем­ля. Од­на­ко Ки­ев и Ки­ев­ская зем­ля про­дол­жа­ли пред­став­лять со­бой по­ли­ти­че­ский ор­га­низм, в от­но­ше­нии ко­то­ро­го так или ина­че пе­ре­пле­та­лись и тем са­мым объ­е­ди­ня­лись ин­тере­сы поч­ти всех про­чих рус. зе­мель. Един­ст­во Ру­си про­дол­жа­ло жить не толь­ко как стерж­не­вая идея древ­не­рус­ско­го об­щест­вен­но­го соз­на­ния и ос­вя­щён­ное древ­но­стью ди­на­сти­че­ское пред­став­ле­ние, но во­пло­ща­лось и в кон­крет­ных по­ли­ти­че­ских ин­сти­ту­тах. Глав­ней­шим из них яв­ля­лась об­щая для всех рус. зе­мель Ки­ев­ская ми­тро­по­лия, пред­стоя­те­ли ко­то­рой вы­сту­па­ли ми­ро­твор­ца­ми в ме­ж­ду­кня­же­ских кон­флик­тах. Кро­ме то­го, тра­ди­ция об­ще­ро­до­во­го вла­де­ния Ру­сью от­ра­зи­лась в убе­ж­де­нии, что за­щи­та Юж­ной Ру­си, т. е. пре­ж­де все­го Ки­ев­щи­ны и Пе­ре­яс­лав­щи­ны, от по­ло­вец­кой уг­ро­зы бы­ла об­щим де­лом кня­зей всех зе­мель. Что­бы эф­фек­тив­нее «блю­сти Рус­скую зем­лю», кня­зья зе­мель име­ли пра­во пре­тен­до­вать на вла­де­ния («час­ти» или «при­час­тия») в этой «Рус­ской зем­ле». Хо­тя ос­та­ёт­ся не­яс­ным, на­сколь­ко сис­те­ма­ти­че­ски про­во­ди­лась в жизнь прак­ти­ка «при­час­тий», её зна­че­ние как ин­сти­ту­та, во­пло­щав­ше­го идею об­ще­рус­ско­го един­ст­ва, бес­спор­но. По­хо­ды про­тив по­лов­цев бы­ва­ли, как пра­ви­ло, пред­при­ятия­ми кол­лек­тив­ны­ми. Так, в по­хо­де 1183 в от­вет на во­зоб­но­вив­шие­ся по­ло­вец­кие на­бе­ги уча­ст­во­ва­ли, кро­ме ки­ев­ских, смо­лен­ские, во­лын­ские и га­лиц­кие пол­ки. Прак­ти­че­ски об­ще­рус­ским был и за­кон­чив­ший­ся ка­та­ст­ро­фи­че­ским по­ра­же­ни­ем на р. Кал­ка по­ход про­тив мон­го­лов (1223). Яр­ким сви­де­тель­ст­вом жи­во­го чув­ст­ва един­ст­ва боль­шой Ру­си от «угор» (Венг­рии) и до «Ды­шю­че­го мо­ря» (Се­вер­но­го Ле­до­ви­то­го ок.) мо­жет слу­жить «Сло­во о по­ги­бе­ли Рус­ской зем­ли», соз­дан­ное сра­зу по­сле мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия.

Ис­точн.: Пол­ное со­б­ра­ние рус­ских ле­то­пи­сей. СПб.; Л.; М., 1841–2004–. Т. 1–43–; Прав­да Рус­ская. М.; Л., 1940–1963. Т. 1–3; По­весть вре­мен­ных лет. М.; Л., 1950. Ч. 1–2; Древ­няя Русь: Го­род, за­мок, се­ло. М., 1985; Древ­няя Русь: Быт и куль­ту­ра. М., 1997.

Лит.: Шах­ма­тов А. А. Ра­зы­ска­ния о древ­ней­ших рус­ских ле­то­пис­ных сво­дах. СПб., 1908; На­со­нов А. Н. «Рус­ская зем­ля» и об­ра­зо­ва­ние тер­ри­то­рии древ­не­рус­ско­го го­су­дар­ст­ва. М., 1951; Гре­ков Б. Д. Ки­ев­ская Русь. М., 1953; Очер­ки ис­то­рии СССР. Пе­ри­од фео­да­лиз­ма. IX – XV вв. М., 1953. Ч. 1: IX – XIII вв.; Ти­хо­ми­ров М. Н. Древ­не­рус­ские го­ро­да. 2-е изд. М., 1956; Та­ти­щев В. Н. Ис­то­рия Рос­сий­ская. М.; Л., 1962–1968. Т. 1–7; Па­шу­то В. Т. Внеш­няя по­ли­ти­ка Древ­ней Ру­си. М., 1968; Древ­не­рус­ские кня­же­ст­ва X–XIII вв. М., 1975; Се­дов В. В. Вос­точ­ные сла­вя­не в VI–XIII вв. М., 1982; он же. Древ­не­рус­ская на­род­ность: Ис­то­ри­ко-ар­хео­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние. М., 1999; Сверд­лов М. Б. Ге­не­зис и струк­ту­ра фео­даль­но­го об­ще­ст­ва в Древ­ней Ру­си. Л., 1983; Клю­чев­ский В. О. Соч.: В 9 т. М., 1987–1989. Т. 1–5: Курс рус­ской ис­то­рии; Ка­рам­зин Н. М. Ис­то­рия го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го. М., 1988–1989. Кн. 1–4; Со­ловь­ев С. М. Ис­то­рия Рос­сии с древ­ней­ших вре­мён // Соч.: В 18 кн. М., 1988–1995. Кн. 1–15; Ща­пов Я. Н. Го­су­дар­ст­во и цер­ковь Древ­ней Ру­си X–XIII вв. М., 1989; Гру­шевсь­кий М. С. Історія України–Ру­си. Київ, 1991. Т. 1–2; Пре­сня­ков А. Е. Кня­жое пра­во в Древ­ней Ру­си. Лек­ции по рус­ской ис­то­рии. М., 1993; Ры­ба­ков Б. А. Ки­ев­ская Русь и рус­ские кня­же­ст­ва XII–XIII вв. М., 1993; Фроя­нов И. Я. Древ­няя Русь: Опыт ис­сле­до­ва­ния ис­то­рии со­ци­аль­ной и по­ли­ти­че­ской борь­бы. М.; СПб., 1995; Лю­бав­ский М. К. Об­зор ис­то­рии рус­ской ко­ло­ни­за­ции с древ­ней­ших вре­мен и до XX ве­ка. М., 1996; Из ис­то­рии рус­ской куль­ту­ры: [Сб.]. М., 2000. Т. 1: Древ­няя Русь/Сост. В. Я. Пет­ру­хин; Франк­лин С., Ше­пард Д. На­ча­ло Ру­си, 750–1200. СПб., 2000; На­за­рен­ко А. В. Древ­няя Русь на ме­ж­ду­на­род­ных пу­тях: Меж­дис­ци­п­ли­нар­ные очер­ки куль­тур­ных, тор­го­вых, по­ли­ти­че­ских свя­зей IX–XII вв. М., 2001.

А. В. На­за­рен­ко.

Монгольское нашествие и установление ига

К кон. 12 в. в сте­пях Цен­траль­ной Азии сло­жи­лось гос. об­ра­зо­ва­ние ко­че­вых на­ро­дов, во гла­ве ко­то­ро­го встал пред­во­ди­тель пле­ме­ни мон­го­лов Чин­гис­хан (Те­му­чин). В 1-й тре­ти 13 в. он пред­при­нял ряд за­вое­ва­тель­ных по­хо­дов, за­вер­шив­ших­ся по­ко­ре­ни­ем Юж­ной Си­би­ри, Се­вер­но­го Ки­тая, Ти­бе­та, Сред­ней Азии и Пер­сии. В 1235 на ку­рул­тае (съез­де) мон­голь­ских ха­нов, по­том­ков Чин­гис­ха­на, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о по­хо­де для за­вое­ва­ния Ев­ро­пы. Во гла­ве вой­ска встал внук Чин­гис­ха­на Ба­тый. В 1236 мон­го­лы раз­гро­ми­ли Волж­ско-Кам­скую Бул­га­рию и вплот­ную по­до­шли к вост. ру­бе­жам Ру­си.

«Монголо-татары угоняют пленных из Галицко-Волынской Руси». Миниатюра из венгерской летописи. 1488.

В кон. 1237 Ба­тый вторг­ся в Ря­зан­скую зем­лю. По­сле упор­но­го со­про­тив­ле­ния па­ла Ря­зань, за­тем у Ко­лом­ны бы­ло раз­би­то вой­ско, по­слан­ное ве­ли­ким кня­зем вла­ди­мир­ским Юри­ем Все­во­ло­до­ви­чем. Впо­след­ст­вии бы­ла за­хва­че­на Мо­ск­ва, в на­ча­ле фев­ра­ля 1238 – Вла­ди­мир. За­тем вой­ско Ба­тыя раз­де­ли­лось на несколько час­тей: бы­ли ра­зоре­ны Суз­даль, Пе­ре­яс­лавль, Рос­тов, Яро­славль и мно­гие другие го­ро­да. Ве­ли­кий князь Юрий Все­во­ло­до­вич, по­пы­тав­ший­ся со­брать вой­ска для про­тиво­дей­ст­вия за­вое­ва­те­лям, был раз­бит и по­гиб в бит­ве на р. Сить 4.3.1238. Мон­голь­ские вой­ска всту­пи­ли на тер­ри­то­рию Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки и по­сле двух­не­дель­ной оса­ды за­хва­ти­ли Тор­жок. До са­мо­го Нов­го­ро­да они, од­на­ко, не дош­ли и с на­сту­п­ле­ни­ем вес­ны по­вер­ну­ли на юг. Бы­ли ра­зо­ре­ны вост. об­лас­ти Смо­лен­ской и Чер­ни­гов­ской зе­мель (в Чер­ни­гов­ской зем­ле про­сла­вил­ся се­ми­не­дель­ной обо­ро­ной г. Ко­зельск). За­тем Ба­тый вер­нул­ся в при­волж­ские сте­пи.

В 1239 его вой­ска во­зоб­но­ви­ли дей­ст­вия в русских зем­лях: на юге бы­ли за­хва­че­ны Пе­ре­яс­лавль и Чер­ни­гов, на се­ве­ро-вос­то­ке – Му­ром и Го­ро­хо­вец. Осе­нью 1240 Ба­тый на­чал глав­ный по­ход – в Цен­траль­ную Ев­ро­пу че­рез Юж­ную Русь. Кня­зья Юж­ной Ру­си, за­ня­тые меж­до­усоб­ной борь­бой, не смог­ли ока­зать ор­га­ни­зо­ван­но­го со­про­тив­ле­ния. По­сле дли­тель­ной оса­ды пал Ки­ев, за­тем бы­ли ра­зо­ре­ны Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ское и Га­лиц­кое кня­же­ст­ва, по­сле че­го мон­го­лы вторг­лись в Венг­рию и Поль­шу.

Русские княжества и земли в 13 веке. Нашествие монголо-татар.

Од­но­вре­мен­но с дей­ст­вия­ми мон­голь­ских за­вое­ва­те­лей обо­ст­ри­лась си­туа­ция на сев.-зап. ру­бе­жах рус. зе­мель. Ле­том 1240 шве­ды (ра­нее, в 1-й тре­ти 13 в., за­вое­вав­шие юго-зап. Фин­лян­дию) по­пы­та­лись ук­ре­пить­ся в устье Не­вы, при­над­ле­жав­шем Нов­го­ро­ду. В ре­зуль­та­те ре­ши­тель­ных дей­ст­вий нов­го­род­ско­го кня­зя Алек­сан­д­ра Яро­сла­ви­ча (сы­на Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча, став­ше­го ве­ли­ким кня­зем вла­ди­мир­ским по­сле ги­бе­ли его бра­та Юрия в 1238 на р. Сить) они бы­ли раз­би­ты в Нев­ской бит­ве 15.7.1240. В кон­це 1240 в Нов­го­род­скую зем­лю с за­па­да вторг­лись нем. ры­ца­ри Ли­вон­ско­го ор­де­на. Им уда­лось за­хва­тить Псков. В 1241 – нач. 1242 Алек­сандр Нев­ский су­мел из­гнать ор­ден­ские от­ря­ды из нов­го­род­ских вла­де­ний, за­тем пе­ре­нёс во­ен­ные дей­ст­вия на тер­ри­то­рию Ор­де­на, а 5.4.1242 на­нёс кре­сто­нос­цам по­ра­же­ние в ре­шаю­щей бит­ве на льду Чуд­ско­го оз. (т. н. Ле­до­вое по­бои­ще).

Тем вре­ме­нем вой­ска Ба­тыя, ра­зо­рив­шие Поль­шу, Венг­рию, часть Че­хии и Дал­ма­цию, вес­ной 1242, по­сле по­лу­че­ния из­вес­тия о смер­ти в Мон­го­лии ве­ли­ко­го ха­на Уге­дея, по­вер­ну­ли на­зад и воз­вра­ти­лись в Ниж­нее По­вол­жье. Оно ста­ло цен­тром зап. улу­са Мон­голь­ской им­пе­рии – т. н. Улу­са Джу­чи (по име­ни от­ца Ба­тыя), или Зо­ло­той Ор­ды (в рус. ис­точ­ни­ках Ор­да). В те­че­ние 1240– 1250-х гг. за­вое­ва­те­ли пред­при­ня­ли ряд мер, офор­мив­ших за­ви­си­мость рус. зе­мель от мон­голь­ских ха­нов. До 1260-х гг. вер­хов­ны­ми сю­зе­ре­на­ми Ру­си счи­та­лись ве­ли­кие ха­ны в Ка­ра­ко­ру­ме (сто­ли­це Мон­голь­ской им­пе­рии). В 1260-х гг. Зо­ло­тая Ор­да ста­ла пол­но­стью са­мо­стоя­тель­ным го­су­дар­ст­вом и рус. кня­же­ст­ва ос­та­лись в за­ви­си­мо­сти толь­ко от неё. За­ви­си­мость вы­ра­жа­лась в пра­ве ор­дын­ских ха­нов ут­вер­ждать рус. кня­зей на их сто­лах пу­тём вы­да­чи гра­мот (яр­лы­ков) на кня­же­ния, взи­ма­нии с рус. зе­мель да­ни («вы­хо­да») и др. по­да­тей; рус. кня­зья бы­ли обя­за­ны так­же пре­дос­тав­лять Ор­де во­ен­ную по­мощь. Пра­ви­те­ли Ор­ды име­но­ва­лись на Ру­си «ца­ря­ми» – выс­шим, по то­гдаш­ним пред­став­ле­ни­ям, ти­ту­лом, со­от­вет­ст­во­вав­шим за­пад­но­му imperator (в до­мон­голь­ский пе­ри­од он при­ла­гал­ся в рус. ис­точ­ни­ках толь­ко к им­пе­ра­то­рам Ви­зан­тии и Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии).

Наи­бо­лее серь­ёз­ны­ми по­след­ст­вия­ми мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия ста­ли ра­зо­ре­ние рус. зе­мель и сис­те­ма­ти­че­ское вы­ка­чи­ва­ние из стра­ны ма­те­ри­аль­ных средств в ви­де да­ни и др. по­бо­ров. Лишь в 14 в. во­зоб­но­ви­лось раз­ви­тие сель­ско­го хо­зяй­ст­ва, ре­мес­ла, ка­мен­но­го строи­тель­ст­ва. Ре­зуль­та­том на­ше­ст­вия яви­лось ос­лаб­ле­ние по­ли­ти­че­ских свя­зей ме­ж­ду рус. зем­ля­ми. За­вое­ва­те­ли стре­ми­лись вос­пре­пят­ст­во­вать кон­со­ли­да­ции рус. зе­мель пу­тём про­ти­во­пос­тав­ле­ния од­них кня­жеств дру­гим и их вза­им­но­го ос­лаб­ле­ния. Ино­гда ха­ны шли в этих це­лях на из­ме­не­ние тер­ри­то­ри­аль­но-по­ли­ти­че­ской струк­ту­ры на Ру­си: мог­ли пе­ре­дать кня­же­ст­во из со­ста­ва од­ной зем­ли в дру­гую, по­де­лить тер­ри­то­рию кня­же­ст­ва, сфор­ми­ро­вать но­вое.

Развитие русских земель после монгольского нашествия

Ки­ев­ское княже­ст­во по­сле на­ше­ст­вия ут­ра­ти­ло преж­нее зна­че­ние. Ки­ев пе­ре­стал быть объ­ек­том борь­бы кня­зей. Власть над ним Ба­тый в 1243 пе­ре­дал ве­ли­ко­му кня­зю вла­ди­мир­ско­му Яро­сла­ву Все­во­ло­до­ви­чу (1238–46), при­знан­но­му ха­ном «ста­рей­шим» сре­ди всех рус. кня­зей. В 1249 в Ка­ра­ко­ру­ме ки­ев­ский стол по­лу­чил его сын Алек­сандр Нев­ский, но он не по­ехал кня­жить в Ки­ев, а пред­по­чёл объ­е­ди­нить под сво­ей вла­стью нов­го­род­ское и вла­ди­мир­ское кня­же­ния (1252). Т. о., князь, при­знан­ный мон­го­ла­ми глав­ным на Ру­си, вы­брал в ка­че­ст­ве сво­ей сто­ли­цы не Ки­ев, а Вла­ди­мир на Клязь­ме. В 1299 ми­тро­по­лит Мак­сим ушёл из Кие­ва во Вла­ди­мир, и Ки­ев ли­шил­ся по­след­не­го ат­ри­бу­та об­ще­рус­ской сто­ли­цы (в кон. 13 – 1-й пол. 14 вв. там кня­жи­ли ма­ло­зна­чи­тель­ные юж­но­рус­ские кня­зья). В 1320-х гг. Ки­ев­ская зем­ля по­па­ла в за­ви­си­мость от Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го и в нач. 1360-х гг. во­шла в его со­став.

В Чер­ни­гов­ской зем­ле по­сле мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия уси­ли­лось тер­ри­то­ри­аль­ное дроб­ле­ние, фор­ми­ро­ва­лись кня­же­ст­ва – Брян­ское, Ка­ра­чев­ское, Та­рус­ское, Но­во­силь­ское, Рыль­ское, в ка­ж­дом из ко­то­рых за­кре­п­лялась своя ли­ния кня­же­ской вет­ви Оль­го­ви­чей. С 1260-х гг. силь­ней­шим ста­ло Брян­ское кня­же­ст­во, чей князь Ро­ман Ми­хай­ло­вич (ум. ок. 1290), сын каз­нён­но­го в 1246 Ба­ты­ем в Ор­де Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча Чер­ни­гов­ско­го, за­ни­мал од­но­вре­мен­но и чер­ни­гов­ский стол. Он ус­пеш­но про­ти­во­сто­ял ли­тов­ским на­бе­гам. Но воз­мож­ность объ­е­ди­не­ния кня­жеств Юго-Вос­точ­ной Ру­си под эги­дой Брян­ска бы­ла вско­ре ут­ра­че­на. В кон. 13 в. Брян­ское кня­же­ст­во пе­ре­шло (ви­ди­мо, не без уча­стия Ор­ды) под власть смо­лен­ских кня­зей. Чер­ни­гов­ское кня­же­ние не за­кре­пи­лось ни за од­ной кня­же­ской ли­ни­ей, хо­тя и в 14 в. су­ще­ст­во­вал ти­тул ве­ли­ко­го кня­зя чер­ни­гов­ско­го, но­ми­наль­но счи­тав­ше­го­ся вер­хов­ным гла­вой всей зем­ли. В 1-й пол. 14 в. на Чер­ни­гов­щи­не уси­ли­ва­лось тер­ри­то­ри­аль­ное дроб­ле­ние, в 1360–70-х гг. боль­шей её ча­стью за­вла­дел ве­ли­кий князь ли­тов­ский Оль­герд, по­сле че­го кня­же­ские сто­лы Чер­ни­гов­ской зем­ли бы­ли роз­да­ны его род­ст­вен­ни­кам. Толь­ко в её се­вер­ной, верх­не­ок­ской час­ти со­хра­ни­лись кня­же­ст­ва под управ­ле­ни­ем кня­зей из ро­да чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей (Ко­зель­ское, Но­во­силь­ско-Одо­ев­ское, Та­рус­ско-Обо­лен­ское), став­шие объ­ек­том дли­тель­ной борь­бы ме­ж­ду Ве­ли­ким кня­же­ством Ли­то­вским и Мо­сков­ским ве­ли­ким кня­жест­вом.

Га­лиц­ко-Во­лын­ская зем­ля су­ме­ла из­бе­жать зна­чи­тель­но­го по­ли­ти­че­ско­го дроб­ле­ния. В 1250-х гг. га­лиц­кий князь Да­ни­ил Ро­ма­но­вич не при­зна­вал вла­сти Ор­ды и неск. лет ус­пеш­но про­ти­во­сто­ял ор­дын­ско­му на­тис­ку. В 1254, рас­счи­ты­вая на по­мощь ка­то­ли­че­ской Ев­ро­пы про­тив та­тар (так на­зы­ва­ли мон­голь­ских за­вое­ва­те­лей в Ев­ро­пе), он при­нял от па­пы Рим­ско­го Ин­но­кен­тия IV ко­ро­лев­ский ти­тул. Но в кон. 1250-х гг. га­лиц­ко­му кня­зю всё же при­шлось при­знать за­ви­си­мость от ха­на. По­сле это­го сло­жи­лась прак­ти­ка вы­ну­ж­ден­но­го уча­стия га­лиц­ко-во­лын­ских войск в ор­дын­ских по­хо­дах на со­сед­ние стра­ны – Лит­ву, Поль­шу, Венг­рию. По­том­ки Да­нии­ла Ро­ма­но­ви­ча кня­жи­ли в Га­лиц­ко-Во­лын­ской зем­ле до 1323. В 1-й пол. 14 в. уси­ли­лось дав­ле­ние на неё со сто­ро­ны со­сед­них Лит­вы, Поль­ши и Венг­рии. По­сле пре­кра­ще­ния ме­ст­ной ди­на­стии на­ча­лась борь­ба за Га­лиц­ко-Во­лын­скую Русь, в ре­зуль­та­те ко­то­рой в сер. 14 в. Га­лиц­кая зем­ля ото­шла к Поль­ско­му ко­ро­лев­ст­ву, а Во­лынь – к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Ли­тов­ско­му.

В Смо­лен­ской зем­ле удель­ные кня­жест­ва (Вя­зем­ское, То­ро­пец­кое, Мо­жай­ское, Ржев­ское) ос­та­ва­лись, как пра­ви­ло, под кон­тро­лем смо­лен­ско­го кня­зя. Тер­ри­то­рия зем­ли рас­ши­ри­лась в кон. 13 в. бла­го­да­ря при­об­ре­те­нию Брян­ско­го кня­же­ст­ва. Тем не ме­нее по­ли­ти­че­ское зна­че­ние Смо­лен­ско­го кня­же­ст­ва по­степен­но умень­ша­лось. Уже в сер. 13 в. смо­лен­ские кня­зья при­зна­ва­ли вер­хо­вен­ст­во ве­ли­ких кня­зей вла­ди­мир­ских. Со 2-й пол. 13 в. по­сто­ян­ным фак­то­ром стал на­тиск на Смо­лен­скую зем­лю Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го. В 1330-х гг. смо­лен­ский князь Иван Алек­сан­д­ро­вич при­знал вер­хо­вен­ст­во ве­ли­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го Ге­ди­ми­на. В 1350-х гг. часть тер­ри­то­рии Смо­лен­ской зем­ли бы­ла за­хва­че­на ли­тов­ца­ми. За­ви­си­мость от Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го уси­ли­лась по­сле по­ра­же­ния, по­не­сён­но­го смо­лен­ски­ми князь­я­ми от ли­тов­ских войск в 1386. В 1395 ве­ли­кий князь ли­тов­ский Ви­товт ов­ла­дел Смо­лен­ском. В 1401 ме­ст­ный князь Юрий Свя­то­сла­вич при под­держ­ке Ря­за­ни вер­нул смо­лен­ское кня­же­ние, но в 1404 Ви­товт вновь за­хва­тил Смо­ленск и окон­ча­тель­но вклю­чил Смо­лен­скую зем­лю в со­став Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го.

В Нов­го­род­ской зем­ле во 2-й пол. 13– 14 вв. окон­ча­тель­но сло­жи­лась т. н. бо­яр­ская рес­пуб­ли­ка. Ре­аль­ную власть осу­ще­ст­в­ля­ло нов­го­род­ское бо­яр­ст­во во гла­ве с го­род­ским по­сад­ни­ком, ты­сяц­ким и ар­хи­епи­ско­пом. С сер. 14 в. ус­тано­ви­лась сис­те­ма кол­лек­тив­но­го по­сад­ни­че­ст­ва: эту долж­ность от­прав­ля­ли од­но­вре­мен­но пред­ста­ви­те­ли раз­ных го­род­ских кон­цов Нов­го­ро­да. Важ­ней­шие ре­ше­ния при­ни­ма­лись на ве­че – со­б­ра­нии го­ро­жан. При этом Нов­го­род с 1250-х гг. (со вре­ме­ни Алек­сан­д­ра Нев­ско­го) при­зна­вал сво­им сю­зе­ре­ном ве­ли­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го. Это по­зво­ля­ло из­бе­гать не­по­сред­ст­вен­ных от­но­ше­ний с Ор­дой и ис­поль­зо­вать во­ен­ные си­лы кня­зей Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си для обо­ро­ны нов­го­род­ских гра­ниц от Ли­вон­ско­го ор­де­на, Шве­ции и Лит­вы. Нов­го­род­ское ку­пе­че­ст­во ве­ло ак­тив­ную внеш­нюю тор­гов­лю на Бал­ти­ке, в т. ч. с Ган­зей­ским сою­зом.

В 14 в. фак­ти­че­скую не­за­ви­си­мость от Нов­го­ро­да при­об­ре­ла Псков­ская зем­ля, где скла­ды­ва­лась сход­ная с нов­го­род­ской фор­ма го­су­дар­ст­вен­но­сти – бо­яр­ское прав­ле­ние при при­зна­нии вер­хов­ной вла­сти ве­ли­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го. При этом пско­ви­чи в те­че­ние 14 в. ко­ле­ба­лись в ори­ен­та­ции ме­ж­ду вла­ди­мир­ски­ми и ли­тов­ски­ми ве­ли­ки­ми князь­я­ми.

Ря­зан­ская зем­ля су­ме­ла со­хра­нить от­но­си­тель­ную са­мо­стоя­тель­ность, хо­тя с кон. 14 – нач. 15 вв. ря­зан­ские кня­зья ста­ли при­зна­вать по­ли­ти­че­ское ста­рей­шин­ст­во ве­ли­ких кня­зей мо­с­ков­ских. Наи­бо­лее ак­тив­ную по­ли­ти­че­скую роль Ря­зан­ское кня­же­ст­во иг­ра­ло в прав­ле­ние кня­зя Оле­га Ива­но­ви­ча (1350– 1402), ко­то­рый стал ти­ту­ло­вать­ся «ве­ли­кий князь». В сер. 14 в. из ря­зан­ской вет­ви Рю­ри­ко­ви­чей вы­де­ли­лась ли­ния прон­ских кня­зей. Со­сед­няя с Ря­зан­ской не­боль­шая Му­ром­ская зем­ля са­мо­стоя­тель­ной ро­ли не иг­ра­ла. С сер. 14 в. му­ром­ские кня­зья по­па­ли под кон­троль мо­с­ков­ских, а в кон. 14 в. Му­ром­ское кня­же­ст­во пе­ре­шло под власть Мо­с­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва.

В По­лоц­кой зем­ле в сер. – 2-й пол. 13 в. вре­ме­на­ми пра­ви­ли кня­зья ли­товско­го про­ис­хо­ж­де­ния. Окон­ча­тель­но По­лоц­кое кня­же­ст­во во­шло в со­став Вели­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го в кон. 13 – нач. 14 вв. То­гда же под власть Вели­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го по­па­ла Ту­ров­ская зем­ля, а в кон. 13 в. – т. н. Чёр­ная Русь (тер­ри­то­рия быв. Го­ро­ден­ско­го кня­же­ст­ва).

Пе­ре­яс­лав­ское кня­же­ст­во по­сле на­ше­ст­вия Ба­тыя пе­ре­шло под не­по­сред­ст­вен­ную власть Ор­ды, а в 1360-х гг., как и Чер­ни­гов­ская зем­ля, бы­ло при­сое­ди­не­но к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Ли­тов­ско­му.

К ру­бе­жу 14–15 вв. преж­няя, уна­следо­ван­ная от до­мон­голь­ских вре­мён струк­ту­ра, ос­но­вой ко­то­рой бы­ли кня­же­ст­ва-зем­ли, управ­ляв­шие­ся оп­ре­де­лён­ны­ми вет­вя­ми ро­да Рю­ри­ко­ви­чей, уш­ла в про­шлое: ис­чез­ли с кар­ты та­кие государственные об­ра­зо­ва­ния, как Ки­ев­ская, Га­лиц­ко-Во­лын­ская, Чер­ни­гов­ская, Смо­лен­ская, Пе­ре­яс­лав­ская, По­лоц­кая, Ту­ров­ская, Му­ром­ская зем­ли. Боль­шая часть русских зе­мель ока­за­лась по­де­лён­ной ме­ж­ду Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским и Мо­с­ков­ским ве­ли­ким кня­же­ст­вом. Ос­таль­ные по­ли­ти­че­ские об­ра­зо­ва­ния ли­бо за­ви­се­ли от них (Нов­го­род­ская и Псков­ская зем­ли, Суз­даль­ское, Рос­тов­ское, Ста­ро­дуб­ское и часть Вер­хов­ских кня­жеств – от Мо­с­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва, др. часть Вер­хов­ских кня­жеств – от Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го), ли­бо бы­ли не­срав­ни­мо сла­бее, хо­тя и фор­маль­но са­мо­стоя­тель­ны­ми (Твер­ское, Яро­слав­ское и Ря­зан­ское кня­же­ст­ва).

На боль­шей час­ти Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го в гра­ни­цах нач. 15 в. про­жи­ва­ло вос­точ­но­сла­вян­ское пра­во­слав­ное на­се­ле­ние, и са­мо княжество име­но­ва­лось Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским и Рус­ским. Эт­ни­че­ские ли­тов­цы до кон. 14 в. ос­та­ва­лись в осн. языч­ни­ка­ми, но в сре­де ли­тов­ской зна­ти (в т. ч. пра­вив­шей ди­на­стии Ге­ди­ми­но­ви­чей) рас­про­стра­ни­лось пра­во­сла­вие. В 1385 Ве­ли­кое кня­же­ст­во Ли­тов­ское за­клю­чи­ло унию с Поль­шей: ве­ли­кий князь ли­тов­ский Ягай­ло взо­шёл на поль­ский пре­стол, ос­но­вав ди­на­стию Ягел­ло­нов (при этом до 1569 го­су­дар­ст­ва бы­ли свя­за­ны толь­ко лич­ной уни­ей). За ко­ро­на­ци­ей Ягай­ло по­сле­до­ва­ло кре­ще­ние ли­тов­цев в ка­то­ли­че­ст­во; в ре­зуль­та­те знать Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го ока­за­лась раз­де­лён­ной по ре­ли­ги­оз­но­му при­зна­ку на ка­то­ли­че­скую (пре­иму­ще­ст­вен­но ли­тов­скую) и пра­во­слав­ную (пре­иму­ще­ст­вен­но рус­скую).

С ис­чез­но­ве­ни­ем ста­рой по­ли­ти­че­ской струк­ту­ры ухо­ди­ла в про­шлое и еди­ная эт­ни­че­ская общ­ность под на­зва­ни­ем «русь» (т. н. древ­не­рус­ская на­род­ность). На тер­ри­то­рии Се­ве­ро-Восточ­ной и Се­ве­ро-За­пад­ной Ру­си на­ча­ла скла­ды­вать­ся рус­ская (ве­ли­ко­рус­ская) на­род­ность. На зем­лях, во­шед­ших в со­став Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го и Поль­ши, – ук­ра­ин­ская и бе­ло­рус­ская на­род­но­сти. При этом эт­но­ним и по­ли­то­ним «Русь» про­дол­жал при­ме­нять­ся на всей вост.-сла­вян­ской тер­ри­то­рии. Ес­ли в до­мон­голь­ский пе­ри­од он обо­зна­чал ли­бо со­во­куп­ность рус. зе­мель в це­лом, ли­бо «Рус­скую зем­лю» в Сред­нем По­днеп­ро­вье (Ки­ев­ское, Пе­ре­я­слав­ское и часть Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ст­ва), то во 2-й пол. 13–14 вв. в раз­ных час­тях Ру­си обо­зна­чи­лась тен­ден­ция при­ла­гать это на­зва­ние к сво­ей зем­ле. В Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си в 14 в. «Рус­ской зем­лёй» ста­ли на­зы­вать тер­ри­то­рии, на ко­то­рые рас­про­стра­ня­лась власть ве­ли­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го, т. е. Се­ве­ро-Вос­точ­ную Русь вме­сте с Нов­го­род­ской зем­лёй.

Возвышение Москвы

Се­ве­ро-Вос­точ­ная Русь (Суз­даль­ская зем­ля, Ве­ли­кое кня­же­ст­во Вла­ди­мир­ское) бы­ла от­но­си­тель­но позд­но ос­во­ен­ной зем­лёй, где со­хра­ня­лись воз­мож­но­сти как для внут­рен­ней, так и для внеш­ней (в сев.-вост. на­прав­ле­нии) ко­ло­ни­за­ции. Кня­зья Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си поч­ти не уча­ст­во­ва­ли в меж­до­усоб­ной вой­не на юге Ру­си на­ка­ну­не на­ше­ст­вия Ба­тыя, ко­то­рая зна­чи­тель­но ос­ла­би­ла чер­ни­гов­ских, смо­лен­ских и во­лын­ских кня­зей. До 2-й пол. 14 в., т. е. до вре­ме­ни, ко­гда ут­вер­ди­лась до­ми­ни­рую­щая роль Мо­с­ков­ско­го кня­же­ст­ва в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си, её гра­ни­цы не со­при­ка­са­лись не­по­сред­ст­вен­но с тер­ри­то­ри­ей Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го, осу­ще­ст­в­ляв­ше­го экс­пан­сию на рус. зем­ли, и толь­ко на ру­бе­же 14–15 вв., по­сле за­хва­та ве­ли­ки­ми князь­я­ми ли­тов­ски­ми Смо­лен­ско­го кня­же­ст­ва, у мо­с­ков­ских и ли­тов­ских вла­де­ний поя­ви­лась об­щая гра­ни­ца. Уси­ле­нию по­зи­ций ве­ли­ких вла­ди­мир­ских кня­зей спо­соб­ст­во­ва­ло и то, что в Ор­де имен­но они (Яро­слав Все­во­ло­до­вич в 1243, а за­тем Алек­сандр Нев­ский в 1249) бы­ли при­зна­ны «ста­рей­ши­ми» на всей Ру­си. Бла­го­да­ря это­му Вла­ди­мир как бы за­мес­тил Ки­ев в ка­че­ст­ве но­ми­наль­ной об­ще­рус­ской сто­ли­цы. Это под­кре­п­ля­лось пе­ре­не­се­ни­ем на ру­бе­же 13–14 вв. мес­та пре­бы­ва­ния ми­тро­по­ли­та, гла­вы рус. церк­ви, сна­ча­ла во Вла­ди­мир (1299), а за­тем в Мо­ск­ву (со 2-й четв. 14 в.). В си­лу на­зван­ных при­чин по­ло­же­ние Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си в ор­дын­скую эпо­ху бы­ло бо­лее бла­го­при­ят­ным, чем у дру­гих рус. зе­мель.

Во 2-й пол. 13 в. в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си сло­жи­лась сис­те­ма из не­сколь­ких кня­жеств, управ­ляв­ших­ся по­том­ка­ми Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до. Это бы­ли кня­же­ст­ва Га­лиц­кое (со сто­ли­цей в Га­ли­че Мерь­ском), Го­ро­дец­кое, Дмит­ров­ское, Ко­ст­ром­ское, Мо­с­ков­ское (об­ра­зо­ва­лось в 1270-х гг.), Пе­ре­яс­лав­ское, Рос­тов­ское, Ста­ро­дуб­ское, Суз­даль­ское, Твер­ское, Уг­лиц­кое, Юрь­евское, Яро­слав­ское. По­ми­мо них, су­ще­ст­во­ва­ло глав­ное Ве­ли­кое кня­же­ст­во Влади­мир­ское, ко­то­рое по хан­ско­му яр­лы­ку по­лу­чал один из кня­зей удель­ных кня­жеств (со­хра­няя за со­бой при этом и «от­чин­ный» стол), что да­ва­ло ему пе­ре­вес над другими князь­я­ми. Со вре­мён Алек­сан­д­ра Нев­ско­го (1252– 1263) власть оче­ред­но­го ве­ли­ко­го кня­зя при­зна­ва­ла Нов­го­род­ская зем­ля. Но­ми­наль­но ве­ли­кие кня­зья вла­ди­мир­ские про­дол­жа­ли счи­тать­ся «ста­рей­ши­ми» на всей Ру­си. К ним ино­гда при­лагал­ся (воз­мож­но, уже со вре­мён Яросла­ва Все­во­ло­до­ви­ча и Алек­сан­д­ра Нев­ско­го и, бес­спор­но, с нач. 14 в.) ти­тул «ве­ли­кий князь всея Ру­си». По­сле Алек­сан­д­ра Нев­ско­го ве­ли­ки­ми князь­я­ми вла­ди­мир­ски­ми бы­ли его млад­шие бра­тья – Яро­слав Яро­сла­вич Твер­ской (1264–71) и Ва­си­лий Яро­сла­вич Ко­ст­ром­ской (1272–77). В 1277 ве­ли­ким кня­зем стал стар­ший в сле­дую­щем по­ко­ле­нии по­том­ков Яро­сла­ва – сын Алек­сан­д­ра Нев­ско­го Дмит­рий Алек­сан­д­ро­вич Пе­ре­яс­лав­ский. С нач. 1280-х гг. в со­пер­ни­че­ст­во с ним всту­пил брат – Ан­д­рей Алек­сан­д­ро­вич Го­ро­дец­кий. Дмит­рий и Ан­д­рей в хо­де борь­бы друг с дру­гом ори­ен­ти­ро­ва­лись на раз­ные си­лы в Ор­де: Ан­д­рей – на ха­нов, пра­вив­ших в сто­ли­це Ор­ды Са­рае (на ниж­ней Вол­ге), Дмит­рий – на бек­лер­бе­ка Но­гая, фак­ти­че­ски са­мо­стоя­тель­но­го пра­ви­те­ля зап. час­ти Ор­ды – от Ду­ная до Днеп­ра. Оба кня­зя не раз ис­поль­зо­ва­ли ор­дын­ские во­ен­ные си­лы в про­ти­во­стоя­нии друг с дру­гом: в 1281, 1282 и 1293–94 – Ан­д­рей; в 1283, 1289 и 1294 – Дмит­рий. Со­юз­ни­ка­ми Дмит­рия бы­ли мо­с­ков­ский, твер­ской, суз­даль­ский, юрь­ев­ский, дмит­ров­ский кня­зья, со­юз­ни­ка­ми Ан­д­рея – рос­тов­ские, яро­слав­ский и ста­ро­дуб­ский кня­зья. Ан­д­рею три­ж­ды уда­валось ов­ла­де­вать ве­ли­ко­кня­же­ским сто­лом (зи­мой 1281/82, в 1282 и зи­мой 1293/94), но за­кре­пить­ся на нём он смог толь­ко по­сле смер­ти стар­ше­го бра­та (1294). С это­го вре­ме­ни ме­сто глав­но­го со­пер­ни­ка Ан­д­рея за­нял млад­ший из сы­но­вей Алек­сан­д­ра Нев­ско­го – Да­ни­ил Мо­с­ков­ский. Тем вре­ме­нем в Ор­де на­ча­лась от­кры­тая борь­ба ме­ж­ду Но­га­ем и са­рай­ским ха­ном Тох­той, за­кон­чив­шая­ся в 1300 раз­гро­мом и ги­бе­лью Но­гая. По­сле это­го Ми­ха­ил Яро­сла­вич Твер­ской, быв­ший со­юз­ни­ком Да­нии­ла Алек­сан­д­ро­ви­ча, пе­ре­шёл на сто­ро­ну ве­ли­ко­го кня­зя Ан­д­рея. Од­на­ко по­ло­же­ние мо­с­ков­ско­го кня­зя, при­знав­ше­го к то­му вре­ме­ни власть са­рай­ско­го ха­на, ук­ре­пи­лось, т. к. на служ­бу к не­му прие­ха­ло не­ма­ло слу­жи­лых лю­дей из Юж­ной Ру­си, из кня­жеств, чьи пра­ви­те­ли пре­ж­де бы­ли вас­са­ла­ми Но­гая. К нач. 14 в. Мо­с­ков­ское кня­же­ст­во рас­ши­ри­лось за счёт при­об­ре­те­ния Мо­жай­ска (ра­нее вхо­дил в со­став Смо­лен­ской зем­ли) и Ко­лом­ны (из тер­ри­то­рии Ря­зан­ской зем­ли). Т. о., его тер­ри­то­рия ох­ва­ти­ла всё те­че­ние р. Мо­ск­ва. В 1302 Да­ни­ил ов­ла­дел Пе­ре­яс­лав­ским кня­же­ст­вом, но вско­ре, в мар­те 1303, умер. По тра­ди­ции кня­зья, чьи от­цы не за­ни­ма­ли вла­ди­мир­ско­го сто­ла, ис­клю­ча­лись из чис­ла пре­тен­ден­тов на не­го. Но стар­ший сын Да­нии­ла Юрий не по­счи­тал­ся с этим и по­сле смер­ти Ан­д­рея Алек­сан­д­ро­ви­ча (1304) предъ­я­вил пре­тен­зии на ве­ли­кое кня­же­ние. В Ор­де пред­поч­те­ние бы­ло от­да­но двою­род­но­му дя­де Юрия Ми­хаи­лу Твер­ско­му (1305– 1317), ему же дос­тал­ся Пе­ре­яс­лавль. Но Юрий всту­пил с Ми­хаи­лом в борь­бу за кня­же­ние в Нов­го­ро­де и за Го­родец­кое кня­же­ст­во. Со­юз­ни­ком Мо­ск­вы и вра­гом Ми­хаи­ла Яро­сла­ви­ча стал ми­тро­по­лит всея Ру­си Пётр (1308–26). В 1317 Юрий Да­ни­ло­вич по­лу­чил от ха­на Уз­бе­ка яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское, а его со­пер­ник Ми­ха­ил Твер­ской в сле­дую­щем го­ду был каз­нён в Ор­де. Ни Ми­ха­ил, ни Юрий не под­вер­га­ли со­мне­нию власть ха­нов над Ру­сью, но в от­дель­ных во­про­сах мог­ли пой­ти про­тив хан­ской во­ли, при­чём ча­ще это де­лал Юрий. По по­лу­че­нии ве­ли­ко­го кня­же­ния он в 1322 не вы­пла­тил Ор­де со­б­ран­ную дань, за что был ли­шён Уз­бе­ком яр­лы­ка на вла­ди­мир­ское кня­же­ние, но про­дол­жал счи­тать се­бя ве­ли­ким кня­зем. В 1325, нахо­дясь в Ор­де, Юрий был убит но­вым ве­ли­ким кня­зем – сы­ном Ми­хаи­ла Твер­ско­го Дмит­ри­ем. Дмит­рий был каз­нён ха­ном за са­мо­суд, а ве­ли­кое кня­же­ние пе­ре­да­но его бра­ту Алек­сан­д­ру Ми­хай­ло­ви­чу. Но в 1327 в Тве­ри вспых­ну­ло сти­хий­ное вос­ста­ние про­тив на­хо­див­ших­ся там с хан­ским по­слом та­тар, по­сле че­го Твер­ское кня­же­ст­во бы­ло под­верг­ну­то раз­гро­му ор­дын­ски­ми вой­ска­ми, а млад­ший брат Юрия Да­ни­ло­ви­ча Иван Ка­ли­та по­лу­чил, в со­пра­ви­тель­стве с Алек­сан­дром Ва­силь­е­ви­чем Суз­даль­ским, ве­ли­кое кня­же­ние (1328). В 1332, по­сле смер­ти Алек­сан­д­ра (1331), Иван стал еди­но­вла­ст­ным ве­ли­ким кня­зем до сво­ей смер­ти в 1340, по­сле че­го хан Уз­бек пе­ре­дал ве­ли­кое кня­же­ние стар­ше­му сы­ну Ка­ли­ты Се­мё­ну (Си­ме­о­ну). Поль­зу­ясь сво­им по­ло­же­ни­ем, Ка­ли­та су­мел зна­чи­тель­но рас­ши­рить ве­ли­ко­кня­же­ские вла­де­ния. Он при­об­рёл Дмит­ров­ское кня­же­ст­во, по­ло­ви­ну Рос­то­ва, а так­же пу­тём «ку­пель» (оче­вид­но, у ме­ст­ных кня­зей) часть прав на Бе­ло­зер­ское, Уг­лиц­кое и Га­лиц­кое кня­жест­ва.

В прав­ле­ние сы­но­вей Ива­на Ка­ли­ты – Се­мё­на Гор­до­го (1340–53) и Ива­на Крас­но­го (1353–59) к Мо­с­ков­ско­му кня­же­ст­ву бы­ли при­сое­ди­не­ны ря­зан­ские вла­де­ния на пра­во­бе­ре­жье Оки, по ре­кам Про­тва и Лу­жа, а к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Вла­ди­мир­ско­му – Юрь­ев­ское кня­же­ст­во. Прав­да, по во­ле ха­на Уз­бе­ка из час­ти тер­ри­то­рии Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Вла­ди­мир­ско­го в 1341 вы­де­ле­но Ни­же­го­род­ское кня­же­ст­во, пе­ре­дан­ное под власть суз­даль­ских кня­зей. По­сле смер­ти Ива­на Ива­но­ви­ча Крас­но­го хан пе­ре­дал ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское не его де­вя­ти­лет­не­му сы­ну Дмит­рию, а суз­даль­ско-ни­же­го­род­ско­му кня­зю Дмит­рию Кон­стан­ти­но­ви­чу (1360). Мо­с­ков­ские вла­де­ния воз­вра­ща­лись тем са­мым поч­ти к пре­де­лам, су­ще­ст­во­вав­шим до по­лу­че­ния яр­лы­ка на ве­ли­кое кня­же­ние Ива­ном Ка­ли­той. Од­на­ко в Ор­де с кон. 1350-х гг. на­ча­лась меж­до­усо­би­ца – «за­мят­ня». В этой си­туа­ции мо­с­ков­ские пра­вя­щие кру­ги (при ма­ло­лет­нем кня­зе ве­ду­щую роль иг­ра­ли ты­сяц­кий Ва­си­лий Ва­силь­е­вич Вель­я­ми­нов, боя­ре и ми­тро­по­лит Алек­сий) су­ме­ли в 1362 по­лу­чить яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское для Дмит­рия Ива­но­ви­ча (1362–89) от од­но­го из пре­тен­ден­тов на ор­дын­ский пре­стол, а в 1363 от­сто­ять пра­во на вла­де­ние им во­ен­ной си­лой.

В по­сле­дую­щие го­ды для ве­ли­ко­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча глав­ная цель – до­бить­ся при­зна­ния Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Вла­ди­мир­ско­го «от­чи­ной», т. е. на­след­ст­вен­ным вла­де­ни­ем мо­с­ков­ских кня­зей. Его со­пер­ни­ком вы­сту­пил ве­ли­кий князь твер­ской Ми­ха­ил Алек­сан­д­ро­вич. Твер­ское кня­же­ст­во бы­ло сла­бее Мо­с­ков­ско­го, но Ми­хаи­лу уда­лось по­лу­чить под­держ­ку двух мо­гу­ще­ст­вен­ных пра­ви­те­лей – ве­ли­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го Оль­гер­да (же­на­то­го на се­ст­ре твер­ско­го кня­зя) и ор­дын­ско­го бек­лер­бе­ка Ма­мая, фак­ти­че­ски пра­вив­ше­го с 1363 зап. ча­стью Ор­ды (к за­па­ду от Вол­ги). Оль­герд со­вер­шил в кон. 1360-х – нач. 1370-х гг. не­сколь­ко по­хо­дов на Дмит­рия Мо­с­ков­ско­го, в 1368 и 1370 без­ус­пеш­но оса­ж­дал Мо­ск­ву (где в 1367 был воз­ве­дён но­вый бе­ло­ка­мен­ный Кремль). Вес­ной 1371 Ма­май вы­дал Ми­хаи­лу Алек­сан­д­ро­ви­чу яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское, но Дмит­рий Ива­но­вич це­ной бо­га­тых да­ров в том же го­ду то­же по­лу­чил от Ма­мая ве­ли­ко­кня­же­ский яр­лык, а с Оль­гер­дом в 1372 за­клю­чил мир­ный до­го­вор. В 1374 Дмит­рий пе­ре­стал вы­пла­чи­вать Ор­де дань, вслед­ст­вие че­го в 1375 пра­ви­тель Ор­ды вновь вы­дал яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние Ми­хаи­лу Твер­ско­му. В от­вет по­сле­до­вал по­ход на Тверь со­еди­нён­ной ра­ти кня­зей Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си, Вер­хов­ских кня­жеств, смо­лен­ских и нов­го­род­ских сил во гла­ве с Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем. Ре­зуль­та­том его стал до­го­вор, в ко­то­ром Ми­ха­ил от­ка­зы­вал­ся от пре­тен­зий на ве­ли­кое кня­же­ние, при­зна­вая его на­след­ст­вен­ным вла­де­ни­ем мо­с­ков­ских кня­зей. С 1377 на­ча­лись пря­мые столк­но­ве­ния войск Дмит­рия и со­юз­ных ему кня­зей с Ор­дой. В ав­гу­сте 1378 на р. Во­жа, в пре­де­лах Ря­зан­ской зем­ли, бы­ло раз­гром­ле­но шед­шее на Мо­ск­ву вой­ско пол­ко­вод­ца Бе­ги­ча. Ре­шаю­щее столк­но­ве­ние про­изош­ло в 1380. Ма­май за­клю­чил со­юз с но­вым ве­ли­ким кня­зем ли­тов­ским Ягай­ло. Дмит­рий Ива­но­вич, же­лая пре­ду­пре­дить со­еди­не­ние сил сво­их про­тив­ни­ков, вы­сту­пил к вер­ховь­ям р. Дон с вой­ском, в ко­то­рое во­шли си­лы боль­шин­ст­ва кня­зей Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си, час­ти вер­хов­ских кня­зей и вя­зем­ских кня­зей (Смо­лен­ская зем­ля). 8.9.1380 вой­ско Ма­мая бы­ло раз­гром­ле­но рус. ра­тью на Ку­ли­ко­вом по­ле. Эта по­бе­да зна­чи­тель­но под­ня­ла пре­стиж мо­с­ков­ско­го кня­зя в рус. зем­лях. В 1381 Олег Ива­но­вич Ря­зан­ский в до­го­во­ре с Дмит­ри­ем Дон­ским на­звал се­бя его «мо­лод­шим бра­том», т. е. при­знал по­ли­ти­че­ское вер­хо­вен­ст­во мо­с­ков­ско­го кня­зя.

«Победа на Куликовом поле». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 2-я пол. 16 в. Российская национальная библиотека (С.-Петербург).

«Отпевание и погребение воинов, павших на Куликовом поле». Миниатюра из Лицевого летописного свода. 2-я пол. 16 в. Российская национальная библиотека (С.-Петербург).

Ма­май не при­над­ле­жал к ди­на­стии Чин­ги­си­дов, по­это­му не об­ла­дал ти­ту­лом ха­на («ца­ря») и пра­вил Ор­дой от ли­ца ха­нов-ма­рио­не­ток. На Ру­си его ста­тус хо­ро­шо осоз­на­вал­ся, со­от­вет­ст­вен­но и борь­ба с Ма­ма­ем рас­це­ни­ва­лась как со­про­тив­ле­ние не за­кон­но­му «ца­рю», а вре­мен­щи­ку. С при­хо­дом к вла­сти в кон. 1380 ле­ги­тим­но­го ха­на Тох­та­мы­ша Дмит­рий Мо­с­ков­ский при­знал его вер­хо­вен­ст­во, но не во­зоб­но­вил вы­пла­ту да­ни. След­ст­ви­ем это­го стал по­ход Тох­та­мы­ша на Мо­ск­ву и её ра­зо­ре­ние в 1382. Ре­зуль­та­том этой вой­ны ста­ла не ка­пи­ту­ля­ция Дмит­рия Дон­ско­го, а обою­до­вы­год­ное со­гла­ше­ние, за­клю­чён­ное в 1383 в Ор­де мо­с­ков­ским по­соль­ст­вом, фор­маль­но воз­глав­ляе­мым стар­шим сы­ном Дмит­рия 11-лет­ним Ва­си­ли­ем. По это­му со­гла­ше­нию, в об­мен на вы­пла­ту дол­га по да­ни за 1381 и 1382 (вре­мя прав­ле­ния Тох­та­мы­ша по­сле свер­же­ния Ма­мая) хан со­хра­нял ве­ли­кое кня­же­ние вла­ди­мир­ское за Дмит­рием Ива­но­ви­чем и при­зна­вал его на­след­ст­вен­ным дос­тоя­ни­ем мо­с­ков­ско­го кня­же­ско­го до­ма (че­го не сде­лал «не­ле­ги­тим­ный» Ма­май). Бла­го­да­ря это­му Дмит­рий в сво­ём за­ве­ща­нии (1389) пер­вым из мо­с­ков­ских кня­зей смог пе­ре­дать ве­ли­кое кня­же­ние сы­ну как «от­чи­ну». Мо­с­ков­ско­му кня­зю уда­лось обер­нуть во­ен­ное по­ра­же­ние по­ли­ти­че­ской по­бе­дой: вслед за Лит­вой и Тве­рью от­чин­ные пра­ва мо­с­ков­ских пра­ви­те­лей на Вла­ди­мир бы­ли при­зна­ны го­су­дар­ством-су­ве­ре­ном – Ор­дой (в ка­че­ст­ве «ком­пен­са­ции» твер­ским князь­ям Тох­та­мыш санк­цио­ни­ро­вал их не­за­ви­си­мость от ве­ли­ких кня­зей вла­ди­мир­ских). Слия­ние Мо­с­ков­ско­го кня­же­ст­ва и Ве­ли­ко­го кня­жества Вла­ди­мир­ско­го за­ло­жи­ло ос­но­ву гос. тер­ри­то­рии бу­ду­щей Рос­сии. Был сде­лан один из ре­шаю­щих ша­гов к фор­ми­ро­ва­нию еди­но­го го­су­дар­ст­ва. В кня­же­ние Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го к мо­с­ков­ским вла­де­ни­ям бы­ли при­сое­ди­не­ны б. ч. Бе­ло­зер­ско­го кня­же­ст­ва, Рже­ва, а так­же Ме­дынь (из со­ста­ва Смо­лен­ской зем­ли), Ка­лу­га (из Но­во­силь­ско­го кня­же­ст­ва быв­шей Чер­ни­гов­ской зем­ли) и часть Ме­щё­ры. В 1392 пре­ем­ник Дмит­рия Ва­си­лий I Дмит­рие­вич (1389–1425) ещё бо­лее рас­ши­рил мо­с­ков­ские вла­де­ния, при­об­ре­тя у Тох­та­мы­ша (по­пав­ше­го в слож­ное поло­же­ние в ре­зуль­та­те кон­фрон­та­ции с пра­ви­те­лем Сред­ней Азии Ти­му­ром) яр­лык на об­шир­ное Ни­же­го­род­ское кня­же­ст­во, а так­же на кня­же­ст­ва Му­ром­ское и Та­рус­ское (ра­нее вхо­див­шее в со­став Чер­ни­гов­ской зем­ли).

На­ча­ло 15 в. оз­на­ме­но­ва­лось но­вым уси­ле­ни­ем ли­тов­ской экс­пан­сии на вос­ток – в 1404 ве­ли­кий князь ли­тов­ский Ви­товт ов­ла­дел Смо­лен­ском. Рус­ско-ли­тов­ская вой­на (1406–08) не да­ла пе­ре­ве­са ни од­ной из сто­рон. В Ор­де по­сле раз­гро­ма Тох­та­мы­ша Ти­му­ром (1395) власть ока­за­лась в ру­ках бек­лер­бе­ка Еди­гея, пра­вив­ше­го, по­доб­но Ма­маю, от ли­ца ма­рио­не­точ­ных ха­нов. Тох­та­мыш пы­тал­ся вер­нуть власть с по­мо­щью Ви­тов­та, но вой­ска по­след­не­го бы­ли в 1399 раз­гром­ле­ны та­та­ра­ми на р. Вор­ск­ла. В этих ус­ло­ви­ях Ва­си­лий I пе­ре­стал вы­пла­чи­вать дань, но при этом он не стре­мил­ся к обо­ст­ре­нию от­но­ше­ний с Ор­дой и да­же ста­рал­ся ис­поль­зо­вать ор­дын­скую по­мощь в вой­нах с Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским. Тем не ме­нее в кон. 1408 Еди­гей вне­зап­но со­вер­шил по­ход на Мо­ск­ву. Взять го­род ему не уда­лось, но об­шир­ные тер­ри­то­рии Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си бы­ли ра­зо­ре­ны. По во­ле Еди­гея бы­ло вос­ста­нов­ле­но са­мо­стоя­тель­ное Ни­же­го­род­ское кня­же­ст­во. В по­сле­дую­щие го­ды про­дол­жа­лись столк­но­ве­ния мо­с­ков­ских войск с ни­же­го­род­ски­ми князь­я­ми и под­дер­жи­вав­ши­ми их та­тар­ски­ми от­ря­да­ми. В 1415 мо­с­ков­ские си­лы под пред­во­ди­тель­ст­вом бра­та Ва­си­лия I Юрия Дмит­рие­ви­ча су­ме­ли от­вое­вать Ниж­ний Нов­го­род.

По­сле ги­бе­ли Еди­гея (1419) и вос­ста­нов­ле­ния в Ор­де вла­сти за­кон­ных, с мо­с­ков­ской точ­ки зре­ния, пра­ви­те­лей Ва­си­лий I вновь стал со­блю­дать от­но­ше­ния за­ви­си­мо­сти. В по­след­ние го­ды кня­же­ния он стре­мил­ся ог­ра­дить пра­ва на на­сле­до­ва­ние пре­сто­ла сво­его един­ст­вен­но­го сы­на Ва­си­лия от пре­тен­зий со сто­ро­ны сво­их брать­ев – млад­ших сы­но­вей Дмит­рия Дон­ско­го. В ре­зуль­та­те по за­ве­ща­нию Ва­си­лия I га­ран­том прав Ва­си­лия Ва­силь­е­ви­ча стал его дед Ви­товт, а хан Улуг-Му­хам­мед, по-ви­ди­мо­му, вы­дал яр­лык на имя Ва­си­лия Ва­силь­е­ви­ча ещё при жиз­ни от­ца. Це­ной за это ста­ло но­вое вос­ста­нов­ле­ние са­мо­стоя­тель­но­сти Ни­же­го­род­ско­го кня­же­ст­ва (прав­да, не­на­дол­го – во 2-й пол. 1420-х гг. оно вер­ну­лось под мо­с­ков­скую власть).

2-я пол. 1420-х гг. бы­ла вер­ши­ной мо­гу­ще­ст­ва Ви­тов­та в рус. зем­лях, за­ви­си­мость от не­го при­зна­ли Ря­зан­ское и Вер­хов­ские кня­же­ст­ва, на со­юз с ним ори­ен­ти­ро­вал­ся ве­ли­кий князь твер­ской Бо­рис Алек­сан­д­ро­вич (вну­ча­тый пле­мян­ник ве­ли­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го). Ве­ли­кий князь мо­с­ков­ский Ва­си­лий II (1425–33, 1433–34, 1434–46, 1447–62), на чей пре­стол пре­тен­до­вал его дя­дя Юрий Дмит­рие­вич, так­же ори­ен­ти­ро­вал­ся на под­держ­ку сво­его мо­гу­ще­ст­вен­но­го де­да. В то же вре­мя Ви­тов­ту не уда­лось по­ста­вить под свой кон­троль Нов­го­род­скую и Псков­скую зем­ли. Смерть Ви­тов­та (1430) из­ме­ни­ла си­туа­цию как в Ве­ли­ком кня­же­ст­ве Ли­тов­ском, так и в Мо­с­ков­ском ве­ли­ком кня­же­ст­ве. В Ве­ликом кня­же­ст­ве Ли­тов­ском на­ча­лась меж­до­усоб­ная вой­на ме­ж­ду пре­тен­ден­та­ми на пре­стол – бра­том Ви­тов­та Си­гиз­мун­дом и млад­шим сы­ном Оль­гер­да Свид­ри­гай­ло. Ос­лож­ни­лась си­туа­ция и в Мо­ск­ве, по­сколь­ку 15-лет­ний Ва­си­лий II ли­шил­ся ли­тов­ской под­держ­ки, а вско­ре и под­держ­ки ми­тро­по­ли­та Фо­тия, умер­ше­го в 1431. Осе­нью 1431 Ва­си­лий Ва­силь­е­вич и Юрий Дмит­рие­вич от­пра­ви­лись к ха­ну Зо­ло­той Ор­ды Улуг-Му­хам­ме­ду для ре­ше­ния спо­ра о ве­ли­ком кня­же­нии. Хан от­дал пред­поч­те­ние Ва­си­лию (1432), но Юрий по воз­вра­ще­нии на Русь про­дол­жил борь­бу с пле­мян­ни­ком. В 1433 и 1434 ему уда­ва­лось не­на­дол­го из­го­нять Ва­си­лия из Мо­ск­вы и за­ни­мать ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол. Во вре­мя ко­рот­ко­го вто­ро­го кня­же­ния Юрий Дмит­рие­вич умер, и Ва­си­лий II вер­нул­ся к вла­сти, но до 1436 ему при­шлось вес­ти борь­бу со стар­шим сы­ном Юрия Ва­си­ли­ем Ко­сым, предъ­я­вив­шим свои пре­тен­зии на ве­ли­кое кня­же­ние.

В 1438 обо­ст­ри­лись от­но­ше­ния с ха­ном Улуг-Му­хам­ме­дом, к то­му вре­ме­ни из­гнан­ным со­пер­ни­ка­ми из Ор­ды. Улуг-Му­хам­мед по­пы­тал­ся обос­но­вать­ся в г. Бе­лёв в вер­ховь­ях Оки и на­нёс по­ра­же­ние мо­с­ков­ским вой­скам, пы­тав­шим­ся вы­бить его от­ту­да. В 1439 хан до­хо­дил до стен Мо­ск­вы, в 1444 за­хва­тил Ниж­ний Нов­го­род, в 1445 на­нёс Ва­си­лию II по­ра­же­ние под Суз­да­лем; сам ве­ли­кий князь по­пал в плен и был от­пу­щен под обе­ща­ние ог­ром­но­го вы­ку­па. Си­туа­ци­ей вос­поль­зо­вал­ся вто­рой сын Юрия Дмит­рие­ви­ча Дмит­рий Ше­мя­ка: в ре­зуль­та­те за­го­во­ра Ва­си­лий II в фев­ра­ле 1446 был схва­чен, ос­ле­п­лён и со­слан в Во­ло­гду, а Ше­мя­ка стал ве­ли­ким кня­зем мо­с­ков­ским. Од­на­ко уже зи­мой 1446/­47 Ва­си­лию Ва­силь­е­ви­чу с по­мо­щью ос­тав­ших­ся ему вер­ны­ми слу­жи­лых лю­дей и ве­ли­ко­го кня­зя твер­ско­го Бо­ри­са Алек­сан­д­ро­ви­ча уда­лось вер­нуть се­бе пре­стол, а в по­сле­дую­щие го­ды он на­нёс двою­род­но­му бра­ту неск. во­ен­ных по­ра­же­ний. Окон­ча­тель­но меж­до­усоб­ная вой­на в Мо­с­ков­ском ве­ли­ком кня­же­ст­ве пре­кра­ти­лась в 1453, ко­гда в Нов­го­ро­де был от­рав­лен Дмит­рий Ше­мя­ка.

Усо­би­ца не спо­соб­ст­во­ва­ла ук­ре­п­ле­нию внеш­не­по­ли­ти­че­ских по­зи­ций Мо­с­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва. В хо­де неё к Ве­ли­ко­му кня­же­ст­ву Ли­тов­ско­му ото­шёл Ко­зельск, на вре­мя был уте­рян Ржев; в 1445 Улуг-Му­хам­мед вос­ста­но­вил Ни­же­го­род­ско-Суз­даль­ское кня­же­ст­во, про­су­ще­ст­во­вав­шее, прав­да, все­го неск. ме­ся­цев. По­сле устранения Ше­мяки си­туа­ция ста­ла бо­лее бла­го­при­ятной. В 1456 Ва­си­лий II вер­нул се­бе кон­троль над Нов­го­ро­дом, а в по­след­ние го­ды прав­ле­ния при­об­рёл пу­тём «ку­п­ли» зна­чи­тель­ный мас­сив зе­мель Ря­зан­ско­го кня­же­ст­ва к югу от Оки. К сер. 1450-х гг. уда­лось на­ла­дить обо­ро­ну ок­ско­го ру­бе­жа от на­бе­гов од­но­го из пре­тен­до­вав­ших на власть в Ор­де ха­нов – Се­ид-Ах­ме­да, чьё вер­хо­вен­ст­во в Мо­ск­ве не при­зна­ва­ли.

Московское великое княжество и образование Русского государства в 14 – первой трети 16  века.

Ор­да во 2-й четв. 15 в. рас­па­лась на неск. об­ра­зо­ва­ний: Боль­шую Ор­ду (меж­ду Днеп­ром и Вол­гой), Крым­ское хан­ст­во, Ка­зан­ское хан­ст­во (ос­но­ва­но Ор­дой Улуг-Му­хам­ме­да, ушед­шей по­сле войн с Мо­ск­вой на сред­нюю Вол­гу), Но­гай­скую Ор­ду (на ле­во­бе­ре­жье ниж­ней Вол­ги), Си­бир­ское хан­ст­во (на юге За­пад­ной Си­би­ри). Глав­ным из них счи­та­лась Боль­шая Ор­да, её хан (до 1453 – Ки­чи-Му­хам­мед) фор­маль­но рас­смат­ри­вал­ся как сю­зе­рен ос­таль­ных пра­ви­те­лей, его власть при­зна­ва­ли и в Мо­ск­ве. В 1453 под на­тис­ком ту­рок-ос­ма­нов пал Кон­стан­ти­но­поль и окон­ча­тель­но пре­кра­ти­ла своё су­ще­ст­во­ва­ние Ви­зан­тий­ская им­пе­рия. По­сле это­го един­ст­вен­ным пра­во­слав­ным гос. об­ра­зо­ва­ни­ем, пред­став­ляв­шим серь­ёз­ную по­ли­ти­че­скую си­лу, ос­та­лось Мо­с­ков­ское ве­ли­кое кня­же­ст­во, оно име­ло те­перь ос­но­ва­ния к то­му, что­бы за­нять в ми­ре ме­сто Ви­зан­тии, т. е. стать «цар­ст­вом». И Ва­си­лий был пер­вым мо­с­ков­ским кня­зем, ко­то­ро­го при жиз­ни ста­ли ино­гда на­зывать «ца­рём». Пе­ри­од его кня­же­ния так­же от­ме­чен пе­ре­хо­дом рус. церк­ви к ав­то­ке­фа­лии: Ва­си­лий II не при­знал за­клю­чён­ную пат­ри­ар­хом Кон­стан­ти­но­поль­ским в 1439 унию с ка­то­ли­че­ским Ри­мом, и в 1448 но­вый ми­тро­по­лит всея Ру­си Ио­на был воз­ве­дён на пре­стол без санк­ции Кон­стан­ти­но­по­ля. Это при­ве­ло к ухо­ду из-под юрис­дик­ции мо­с­ков­ских ми­тро­по­ли­тов пра­во­слав­ных зе­мель Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го: там с 1458 по­яви­лась своя ми­тро­по­лия, под­чи­няв­шая­ся Кон­стан­ти­но­по­лю.

Социально-экономическое развитие

Вер­хуш­ка об­ще­ст­ва в рус. зем­лях бы­ла пред­став­ле­на кор­по­ра­ция­ми слу­жи­лых лю­дей во гла­ве с князь­я­ми, корпорации носили на­име­но­ва­ние кня­же­ских дво­ров. Двор со­став­ля­ли боя­ре – выс­шая знать – и т. н. воль­ные слу­ги (с 1430-х гг. в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си они ста­ли име­но­вать­ся «деть­ми бо­яр­ски­ми») – ме­нее при­ви­ле­ги­ро­ван­ный слой. По ме­ре скла­ды­ва­ния Рус­ско­го гос-ва со­ци­аль­но-по­ли­тиче­ским стерж­нем об­ще­ст­ва ста­но­вил­ся двор ве­ли­ко­го кня­зя, или Го­су­да­рев двор. Боя­ре и воль­ные слу­ги по­лу­ча­ли от кня­зей во вла­де­ние сё­ла, ис­пол­ня­ли долж­но­сти в сис­те­ме гос. управ­ле­ния (на­ме­ст­ни­ков, во­лос­те­лей и др.). Гос. по­да­ти взи­ма­лись пре­иму­ще­ст­вен­но че­рез сис­те­му корм­ле­ний, при ко­то­рой боя­рин, управ­лявший оп­ре­де­лён­ной тер­ри­то­ри­ей, со­би­рал по­да­ти с на­се­ле­ния, ос­тав­ляя часть се­бе в ка­че­ст­ве воз­на­гра­ж­де­ния за служ­бу. Круп­ней­ши­ми зем­ле­вла­дель­ца­ми бы­ли кня­зья. С кон. 14 в. в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си на­блю­да­ет­ся зна­чи­тель­ный рост мо­на­стыр­ско­го зем­ле­вла­де­ния.

Го­ро­да на Ру­си, ис­клю­чая Нов­го­род­скую и Псков­скую зем­ли, на­хо­ди­лись под кон­тро­лем кня­же­ской вла­сти; кня­зья и ок­ру­жавшая их слу­жи­лая знать кон­цен­три­ро­ва­лись гл. обр. имен­но в го­род­ских по­се­ле­ни­ях. Тор­го­во-ре­мес­лен­ное на­се­ле­ние го­ро­дов име­ло свою ор­га­ни­за­цию (куп­цы, как пра­ви­ло, – по про­фес­сио­наль­но­му при­зна­ку, ре­мес­лен­ни­ки – по тер­ри­то­ри­аль­но­му), но са­мо­стоя­тель­ной по­ли­ти­че­ской ро­ли не иг­ра­ло (за ис­клю­че­ни­ем кри­зис­ных си­туа­ций).

В сель­ском хо­зяй­ст­ве 14–15 вв. – вре­мя по­сту­па­тель­но­го раз­ви­тия, ос­вое­ния но­вых зе­мель, рас­про­стра­не­ния двух­поль­ной и трёх­поль­ной сис­тем зем­ле­де­лия. Боль­шая (хо­тя со вре­ме­нем и умень­шав­шая­ся) часть зем­ле­дель­че­ско­го на­се­ле­ния жи­ла на гос. зем­лях, т. н. чёр­ных (т. е. тяг­лых, об­ла­гае­мых гос. по­да­тя­ми) или во­ло­ст­ных (по­ня­тие «во­лость», в до­мон­голь­ский пе­ри­од обо­зна­чав­шее кня­же­ст­во, в 14–15 вв. упот­реб­ля­лось пре­иму­ще­ст­вен­но в зна­че­нии мел­кой еди­ни­цы тер­ри­то­ри­аль­но­го де­ле­ния сель­ской ме­ст­но­сти). Зем­ле­дель­цы – как «чёр­ные лю­ди», так и жив­шие на ча­ст­но­вла­дель­че­ских зем­лях – обо­зна­ча­лись боль­шим ко­ли­че­ст­вом тер­ми­нов, от­ра­жав­ших их ста­тус, мес­та и дав­ность про­жи­ва­ния, фор­мы по­вин­но­стей. Но по ме­ре скла­ды­ва­ния еди­но­го го­су­дар­ст­ва в кон. 14–15 вв. рас­про­стра­ни­лось од­но оп­ре­де­ле­ние для ря­до­во­го сель­ско­го на­се­ле­ния – кре­сть­я­не (от хри­стиа­не). Про­дол­жал су­ще­ст­во­вать и слой хо­ло­пов – лю­дей, счи­тав­ших­ся соб­ст­вен­но­стью гос­под. Хо­ло­пы мог­ли быть за­ня­ты в са­мых раз­ных сфе­рах хо­зяй­ст­ва, ино­гда ока­зы­ва­лись на вы­со­ких долж­но­стях в ад­ми­ни­ст­ра­ции гос­по­ди­на. Су­ще­ст­во­ва­ли так­же ка­те­го­рии лю­дей, об­слу­жи­вав­ших оп­ре­де­лён­ные сфе­ры кня­же­ско­го хо­зяй­ст­ва, – боб­ров­ни­ки, бортни­ки, со­коль­ни­ки и т. д.

В це­лом для 2-й пол. 13–15 вв. ха­рак­тер­но по­сте­пен­ное дви­же­ние от гос­под­ства го­су­дар­ст­вен­но-фео­даль­ных форм об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний к уси­ле­нию ча­ст­но­фе­о­даль­ных (сень­о­ри­аль­ных). При этом сис­те­ма от­но­ше­ний «го­су­дар­ст­во (в ли­це кня­же­ской вла­сти) – за­ви­си­мые толь­ко от не­го кре­сть­я­не» со­хра­ня­ла своё зна­че­ние. Кня­зья, с од­ной сто­ро­ны, жа­ло­ва­ли на­се­лён­ные зем­ли сво­им слу­жи­лым лю­дям и ду­хов­ным кор­по­ра­ци­ям, с дру­гой – стре­ми­лись со­хра­нять фонд гос. зе­мель.

Карта московского княжества начала 14 века

Возвышение Московского государства


Московское государство становится территориальным ядром России, а Москва превращается в столицу. Свою независимость Москва получила в середине 13 в. Тогда же стал княжить князь Даниил Александрович.
С 14 в. Московское государство начало расширять свои границы. Оно сумело присоединить к себе:
Коломну
Переславль-Залеский
Можайск
Такой рост был связан с выгодным географическим положением, т. е. Москва находилась в центре, где шла консолидация русских. Здесь также наблюдался рост торговли, ремесел, сельского хозяйства. Применяя такую мощь, московские князья стремились побороть своих политических соперников. Князь Юрий Данилович, заручившись поддержкой Великого Новгорода и хана Узбека, смог заполучить Владимир, но в 1318 г. княжество было отдано Тверскому князю Ивану Калите. Калита, подавив восстание в Твери, тем самым, приобрел доверие Узбек хана и в 1328 г. становится полноправным хозяином в своих землях. Мудрая политика И. Калиты обезопасила Москву от набегов татар, что несравненно пошло на пользу Москве. С 14 века московские князья стали именоваться царями.
Дмитрий Донской получил во владение Владимир. И в 1380 г. он пошел в поход против хана Мамая. Победа на Куликовом поле закрепила гегемонию Московского государства. Дмитрий Иванович отдал свой титул сыну Василию (впоследствии Темный), не спросив на то разрешения у монгольских ханов.
Москва росла. В 1392 г. к ней был присоединён Нижний Новгород. Внутри Московского государства образовались удельные княжества, но старший брат Дмитрия Донского держал в узде княжескую вольницу. К тому же он располагал материальными ресурсами. Василий Темный одолевает своих единоутробных братьев Шемяку и Косого. К этому времени площадь Московского государства увеличилась в несколько раз и составляла 430 тыс. кв. км. С 15 в. Москва сплотила всю Русь.

Заключение


Изучая карту московского княжества, можно увидеть, динамичный рост территорий Русского государства, а с увеличением площадей Москвы рост и благосостояние московских правителей.

Вышла первая полная карта Руси

26 Января 2021 г. 00:00

Карта русских земель середины XVI века.

Фото: papacoma.narod.ru

Первые планы и описания русских земель появились в XIV в. Они считались необходимым документом на землевладение. В ХV в. из-за политики объединения большей части русских земель вокруг Москвы появилась потребность в землеизмерительных работах не только для межевания, но и для создания единой оборонительной границы, а также налоговой сети. Поэтому со второй половины ХV в. в Московском царстве стали проводиться систематические описания земель.

В 1497 г. был составлен «Чертеж московских земель», геометрически характеризовавший Московское княжество. Также известно, что в конце ХV в. началось картографирование отдельных районов Московского государства.

26 января 1525 г. путешественник Дмитрий Герасимов по описаниям и опросам составил «Писцовую карту России», которая стала первой полной картой Руси. Именно она в 1548 г. стала основой для «Карты Московии» в изданном европейскими картографами «Руководстве по географии». А в архивах Ивана IV Грозного было несколько ящиков чертежей и перечень 248 карт.

В период XVI-XVII вв. русские путешественники совершили выдающиеся географические открытия на северо-востоке Евразийского материка. По русским чертежам исправлялись карты, составленные европейскими картографами. Эти работы стали первыми генеральными картами России, которые были похожи на современные.

Официально история русской картографии началась в период правления Петра I. Картографические материалы в его время собирались в Сенат. В 1745 г. был издан первый русский географический атлас из 19 карт. Позже составление и издание карт  перешло в обязанность Академии наук.

После основания Пулковской обсерватории при Николае I, в области геодезии и картографии был сделан большой рывок, – в частности, были составлены карты западных губерний. При Александре II была издана полная карта европейской России, а также ряд карт по Кавказу и Средней Азии.

Источники: https://ria.ru; http://rusplt.ru.

 

Великое княжество Московское | средневековое княжество, Россия

Великое княжество Московское , также называемое Московское княжество, Русское Московское Великое княжество , средневековое княжество, которое под руководством ветви династии Рюриковичей было преобразовано из небольшого поселения в Ростове. -Суздальское княжество превратилось в доминирующую политическую единицу на северо-востоке России.

Подробнее по этой теме

Россия: Возвышение Московии

С начала татарского периода князья Рюриковичи проявляли большую разобщенность.Во время правления Оз Бега произошел сдвиг в мировоззрении ....

Московское княжество стало самостоятельным княжеством во второй половине 13 века под властью Даниила, младшего сына рюриковичей Александра Невского. Расположенный среди лесов и на пересечении важных торговых путей, он был хорошо защищен от вторжений и хорошо расположен для прибыльной торговли. В 1326 году он стал постоянной резиденцией русского митрополита Православной церкви.Московия привлекала множество жителей, а ее князья собирали большие доходы в виде таможенных пошлин и налогов. После непродолжительного соперничества с тверскими князьями во время правления сына князя Даниила Юрия (ум. 1326), московские князья получили от своих татарских владык титул великого князя Владимира (1328). Этот титул позволял им собирать русскую дань для татарского хана и тем самым укреплять финансовое и политическое положение своих владений.

Московские князья также проводили политику «собирательства русских земель.Юрий распространил свое княжество почти на весь Московский бассейн; и Иван I (Иван Калита, годы правления 1328–1340), а затем его сыновья Семен (годы правления 1341–1353) и Иван II (годы правления 1353–1359) приобрели новые территории.

Дмитрий Донской (князь Московский с 1359 г., великий князь Владимирский 1362–89) увеличил свои владения путем завоеваний; он также одержал символически важную победу над татарами (Куликовская битва, 1380 г.). Преемники Дмитрия Василий I (годы правления 1389–1425) и Василий II (годы правления 1425–1462) продолжали расширять и укреплять Москву, несмотря на ожесточенную гражданскую войну во время ее правления.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Иван III (годы правления 1462–1505) завершил объединение великорусских земель, включив в него Рязань, Ярославль (1463 г.), Ростов (к северо-западу от Владимира и юго-восток от Ярославля; 1474 г.), Тверь (1485 г.) и Новгород (1478 г.). Московское княжество. К концу царствования Ивана московский князь фактически был правителем собственно Руси. См. Также Династия Рюриковичей.

Куликовская битва | Резюме

Куликовская битва , (сен.8, 1380), военное сражение у реки Дон в 1380 году, отмеченное как первая победа русских войск над татарами монгольской Золотой Орды с момента покорения России ханом Батыя в XIII веке. Он продемонстрировал растущую независимость русских земель от монгольского владычества (введенного в 1240 году) и стал гигантским шагом для Московского княжества в его восхождении к руководству русским народом.

Москва, которая раньше была захолустной, в XIV веке приобрела все большее значение, потому что ее князья действовали как агенты Золотой Орды, ханы которой были владыками русских земель.Однако в конце 1370-х годов московский князь Дмитрий воспользовался разделением татар, чтобы отстоять определенную независимость.

Мамай, претендент на лидерство в Золотой Орде, возглавил армию, чтобы утвердить власть над Россией. Дмитрий перешел Дон навстречу татарам. Хроники повествуют, что битва началась с боя между чемпионами с каждой стороны, оба из которых были убиты. Около полудня началась генеральная помолвка. Дмитрий хитроумно обменялся доспехами с одним из своих последователей, которого разыскали и убили татары.Дмитрий избежал этой участи, хотя был ранен. Примерно через три часа боя фланговая атака русской кавалерии вынудила татар отступить. Несмотря на то, что Дмитрий потерял сознание от потери крови, он одержал победу. В честь победы на Дону ему было присвоено имя «Донской».

Исход битвы стал решающим для Мамая, проигравшего борьбу за лидерство Золотой Орды. Россия не освободилась от монгольского владычества, однако новый лидер Орды Тохтамыш два года спустя уволил Москву.Но Куликовская битва во многом стерла память о сотрудничестве Московского княжества с монголами и сделала Дмитрия Донского героической фигурой в истории России.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Потери: достоверных цифр нет.

Москва | История, география, население и карта

Москва , Россия Москва , город, столица России, расположенный на крайнем западе страны.С тех пор, как Москва впервые упоминается в летописи 1147 года, она сыграла жизненно важную роль в русской истории. Он стал столицей Московии (Великого княжества Московского) в конце 13 века; отсюда москвичи называют москвичами. Сегодня Москва - не только политический центр России, но и самый густонаселенный город страны, ее промышленная, культурная, научная и образовательная столица. Более 600 лет Москва также является духовным центром Русской Православной Церкви.

Британская викторина

Города мира

Обелиски, небоскребы и карнавалы - это лишь некоторые из достопримечательностей, которые делают эти города знаменитыми. Проверьте свои знания о больших городах и их особенностях.

Столица Союза Советских Социалистических Республик (СССР).) до распада союза в 1991 г. Москва привлекала внимание всего мира как центр коммунистической власти; действительно, название резиденции бывшего советского правительства и преемника российского правительства, Кремль (русский язык: Кремль), было синонимом советской власти. Распад СССР принес в Москву огромные экономические и политические перемены, а также значительную концентрацию богатства России. Площадь 414 квадратных миль (1035 квадратных километров). Поп. (2010) город, 11 738 547; (Оценка 2020 г.) город, 12 678 079.

Характер города

Если Санкт-Петербург - это «окно России в Европу», то Москва - сердце России. Это жизнерадостный, динамичный, а иногда и утомительный город. Большая часть Москвы была реконструирована после того, как она была оккупирована французами при Наполеоне I в 1812 году и почти полностью разрушена пожаром. Москва не перестает обновляться и модернизироваться и продолжает испытывать быстрые социальные изменения. Советское прошлое России сталкивается с ее капиталистическим настоящим повсюду в стране, но нигде этот контраст не проявляется так заметно, как в Москве.Мавзолей Владимира Ильича Ленина остался нетронутым, как и многие унылые пятиэтажные жилые дома эпохи правления Никиты Хрущева (с середины 1950-х до середины 1960-х годов), но блестящие автомобили и супермаркеты в западном стиле, казино и ночные клубы в равной степени сохранены. видимый. Были восстановлены многие православные церкви, а также некоторые синагоги и мечети, новые театры Москвы вернули себе лидерство в области драматического искусства, а традиционные рынки были возрождены и расширены. Эти рынки, которые при Советском Союзе назывались колхозными (колхозными) рынками и продавали в основном ремесленные изделия и продукты, теперь представляют собой более сложные предприятия розничной торговли.

Стало привычным сравнивать Москву с Санкт-Петербургом, ее соперником и бывшей (1712–1918) столицей России. В то время как Санкт-Петербург впитал в себя западноевропейские влияния, Москва считается традиционным русским городом. В отличие от своего конкурента, у Москвы есть четко очерченный центр города, отмеченный Кремлем. Другими характеристиками Москвы являются ее физическая планировка в виде радиальных спиц и колец, которые были расширены с течением времени, смесь архитектурных стилей и исторические здания, построенные в основном российскими архитекторами.До 1920-х годов, когда в Москве не было кирпича и камня, здания Москвы были преимущественно деревянными.

Москва: Кремль

Кремль, вид со стороны Москвы-реки.

© Lloid / Shutterstock.com Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Иван I и восстание Москвы

Цель обучения

  • Обозначьте ключевые моменты, которые помогли Москве стать такой могущественной, и как Иван I одержал эти крупные победы

Ключевые моменты

  • Москва до 13 века считалась небольшим торговым форпостом Владимиро-Суздальского княжества.
  • Борьба за власть и постоянные набеги на территорию Золотой Орды Монгольской империи заставили некогда могущественные города, такие как Киев, испытывать финансовые и культурные трудности.
  • Иван I использовал относительное спокойствие и безопасность северного города Москвы, чтобы побудить большее население и богатство переехать туда.
  • Союзы между лидерами Золотой Орды и Иваном I спасли Москву от множества набегов и разрушений других центров, таких как Тверь.

Условия

Тверь

Город-соперник Москвы, который со временем потерял благосклонность Золотой Орды.

Великий Князь Владимирский

Титул правителя этой северной провинции, в которой находилась Москва.

Москва была лишь небольшим торговым форпостом во Владимиро-Суздальском княжестве в Киевской Руси до нашествия монгольских войск в 13 веке. Однако из-за нестабильной обстановки в Золотой Орде и ловкого руководства Ивана I в критический период XIII века Москва стала убежищем процветания во время его правления.Он также стал новым центром власти Русской православной церкви.

Иван I

Иван I (также известный как Иван Калита) родился около 1288 года в семье московского князя Даниила Александровича. Он родился во время разрухи и потрясений на Руси. Киев был захвачен вторгшимися монгольскими войсками в 1240 году, и к тому времени, когда родился Иван, большинство княжеств Руси были поглощены Золотой Ордой Монгольской империи. Он взошел на престол московского князя после смерти своего отца, а затем смерти своего старшего брата Юрия.

Иван I. Он родился около 1288 года и умер либо в 1340, либо в 1341 году, все еще сохраняя титул великого князя Владимирского.

Иван I вступил в роль, которую уже расширили его предшественники. И его старший брат, и его отец захватили близлежащие земли, в том числе Коломну и Можайск. Юрий также заключил успешный союз с монгольским вождем Узбек-ханом и женился на его сестре, обеспечив большую власть и преимущества в иерархии Золотой Орды.

Иван I продолжил семейную традицию и обратился к вождям Золотой Орды с просьбой занять место великого князя Владимира.Его три других соперника, все тверские князья, ранее получали этот титул. Однако впоследствии все они были лишены титула, и все трое начинающих принцев также в конечном итоге были убиты. Иван I, с другой стороны, получил титул от хана Мухаммада Озбега в 1328 году. Этот новый титул, который он сохранял до своей смерти около 1340 года, означал, что он мог собирать налоги с русских земель как правящий князь и позиционировать свой крошечный город как крупный игрок Владимирской области.

Подъем на Москву

В это время потрясений крошечный форпост в Москве имел множество преимуществ, которые изменили положение этого города и создали его для будущего процветания при Иване I. Три основных фактора помогли Ивану I перенести власть в этот район:

  • Он был расположен между другими крупными княжествами на востоке и западе, поэтому часто был защищен от более разрушительных вторжений.
  • Эта относительная безопасность, по сравнению, например, с Твери и Рязанью, начала привлекать налогоплательщиков, которые хотели иметь безопасное место, чтобы построить дом и зарабатывать себе на жизнь.
  • Наконец, Москва была идеально расположена на торговом пути от Новгорода до Волги, что с самого начала давало ей экономическое преимущество.

Иван I также стимулировал рост Москвы, активно набирая людей для переезда в регион. Кроме того, он купил свободу людям, попавшим в плен во время обширных набегов монголов. Эти рекруты еще больше укрепили население Москвы. Наконец, он сосредоточил свое внимание на установлении мира и разгоне воров и совершающих набеги групп в регионе, создав безопасный и спокойный образный остров в шторме неурегулированных политических и военных потрясений.

Киевская Русь 1220-1240 гг. Эта карта иллюстрирует динамику власти в XIII веке, незадолго до рождения Ивана I. Сарай, столица Золотой Орды, находилась на юго-востоке, в то время как Москва (не видна на этой карте) была спрятана в северных лесах Владимиро-Суздаля.

Иван I знал, что мир в его крае зависит от сохранения союза с Золотой Ордой, что он добросовестно делал. Рост благосостояния Москвы в эту эпоху также позволил ему ссужать деньги соседним княжествам.Затем эти регионы оказались в долгу перед Москвой, что укрепило ее политическое и финансовое положение.

Кроме того, несколько соседних городов и деревень были включены в состав Москвы в 1320–1330-х годах, в том числе Углич, Белозеро и Галич. Эти сдвиги постепенно превратили крошечный торговый форпост в шумный центр города в северных лесах того места, где когда-то была Киевская Русь.

Русская Православная Церковь и Центр Москвы

Иван I вложил часть нового богатства Москвы в строительство великолепного центра города и создание культовой религиозной среды.Он построил каменные церкви в центре Москвы на свое недавно обретенное состояние. Иван I также соблазнил одного из важнейших религиозных деятелей Руси, православного митрополита Петра, в город Москву. До правления Золотой Орды первоначальная Русская Православная Церковь находилась в Киеве. После долгих лет разрухи митрополит Петр перенес власть в Москву, где процветал новый культурный ренессанс. Эта идеально своевременная трансформация Москвы совпала с десятилетиями опустошения Киева, фактически снова передав власть северу.

Петр Московский и сцены из его жизни на иконе XV века. Этот религиозный лидер внес в Москву культурную мощь, перенеся туда резиденцию Русской православной церкви во время правления Ивана I.

Одним из важнейших достижений Ивана I было обращение к хану, живущему в Сарае, с просьбой назначить его сына, который станет Симеоном Гордым, наследником титула великого князя Владимира. Это соглашение представляло собой линию преемственности, которая означала, что правящий глава Москвы почти всегда будет обладать властью над Владимирским княжеством, что обеспечит Москве сильное положение на десятилетия вперед.

Источники

Краткая история средневековой Руси с IX по XV века - Brewminate



От Киевской Руси до принятия христианства и от Ивана Великого после монгольского нашествия.

Танель Вахисалу
Автор
История России за 100 минут


Введение

Фон

Первые государственные образования на территории современной России возникли около Новгорода и Киева в IX веке.В России тогда доминировали викинги. После 250 лет монгольского господства, начиная с 13 века, Москва стала важнейшей опорой власти в России. Именно из Москвы твердой рукой правил Иван Великий.

Название Россия происходит от группы варягов (викингов), называемых «Русь». Они основали государство в середине IX века на севере Руси вокруг важного торгового центра Новгорода. Примерно двадцать лет спустя их власть переместилась на торговый путь Днепра к грекам, где процветала их столица Киев.В дальнейшем государство называлось «Киевская Русь». В основном за арабское серебро, а также византийские предметы роскоши продавали меха, рабов и воск.

Варяжские князья составляли правящий класс, но вскоре они ассимилировались с местными славянами и финнами.

Государство и общество

Государство Киевская Русь представляла собой свободную конфедерацию княжеств, руководителями которых были князья (князья). Они постоянно спорили о высшем титуле великого князя Киевского (Великого князя).

Каждого князя поддерживала свита (дружина) верных воинов (дружинников). Старших членов этого общества называли «боярами», и они образовали консультативный совет под названием «Дума».

Необычно то, что городами Новгород и Псков управляло большое купеческое собрание, называемое «вече». Вече было настолько могущественным, что могло называть и свергать князей.

Когда монголы завоевали Русь, важнейшим центром был не Киев, а Владимир, чей князь был выше других и называл себя Великим князем.При монгольском правлении князья сохраняли свои владения, но были обязаны платить монголам налог. После этого титул «великий князь» перешел к правителю Москвы.

Культура

Русские находились под сильным влиянием византийской культуры и православной веры. Ментальность, обычаи и искусство были заимствованы из Византии.

Киевская Русь, 882-1283

Обзор

Первый предшественник государства, существовавшего на территории восточных славян, был назван «Русь» и был основан кланом викингов под названием «Русь» в IX веке.Богатая культура и процветающая торговля с Византийской империей сделали его доминирующим правителем современной Западной России.

Варяги

Жизнь на Руси была сосредоточена вокруг ее длинных рек. Реки Днепр, Дон, Волга и Волхов были торговыми путями, которые связывали Скандинавию с Константинополем и Багдадом. Варяги установили контроль над этими территориями. Они пришли править славянами и постепенно смешались с ними.

Киевская Русь

Легенда, записанная в Первой летописи, гласит, что в середине IX века славянские и финно-угорские племена Северной Руси устали воевать друг с другом и пригласили варягов править ими.В 862 году варяжский князь Рюрик основал в Новгороде «династию Рюриковичей», правившую Россией 700 лет. Преемник Рюрика, Олег, основал государство Киевская Русь в 882 году, соединив Новгород с Киевом и сделав последний своей новой столицей.

Следующие правители, Игорь I, его вдова Ольга и сын Святослав I, расширили свое господство на территории современной Южной Руси, сражаясь с Византией, печенегами и половцами.

В 988 году Владимир I, ища способ духовно объединить свой народ, принял православную веру из Византии.

Время правления Ярослава Мудрого в первой половине XI века было кульминацией Киевской державы. Ярослав увеличил государство, построил укрепления, ввел свод законов и продвигал культуру.

Отклонение

Последовавшая раздробленность Киевского государства была лишь временно остановлена ​​Владимиром II (Владимиром Мономахом) в начале XII века. После правления Юрия Долгорукого, во второй половине XII века, значение Киева снизилось.Его сын Андрей Боголюбский совершил налет на Киев. После этого Владимиро-Суздальское княжество и Новгородская республика стали важнейшими государствами на территории России.

Вторжение монголов, 1237-1480 гг.

Обзор

Монголы были самой большой угрозой христианскому миру в 13 веке. Они основали самую большую континентальную империю всех времен. Большая часть Западной Руси находилась под властью монголов в течение 250 лет.

Монголы

В 13 веке новый и мощный враг атаковал с востока.Монголы были кочевым народом Центральной Азии, уже покорившим многие могущественные государства Азии. Их правителем был Чингисхан.

русских впервые столкнулись с ними в 1223 году в битве при Калке. Они помогали половцам бороться с монголами, но с треском проиграли.

Вторжение

В 1237 году началось вторжение при хане Батыя. Были разрушены целые города и обезглавлено целое население. Всего за три года монголы одного за другим подавили сопротивление русских князей.Остались только Новгород и Галичина.

Монголы разграбили и разрушили Киев в 1240 году, а затем двинулись на запад. Монголы основали самую большую континентальную империю, которую когда-либо видел мир, простирающуюся от Тихого океана до Восточной Европы. Под командованием хана Батыя они шли к покорению остальной Европы. Вместо этого они внезапно решили вернуться домой из-за смерти Великого хана в 1241 году. В более поздние годы монголы разделили свою огромную империю на более мелкие государства.Большинство из них назывались Ордами.

Золотая Орда

Золотая Орда правила княжествами Руси, а также степью к югу от них. Монголы не желали селиться в княжествах. Вместо этого они ввели высокие налоги и позволили править русским князьям.

Князья должны были получить свидетельство о власти (ярлык) в Сарае, столице хана. Это правило держало князей в состоянии постоянного соперничества за власть.

Александр Невский

Самым успешным князем в борьбе за власть был Новгородский Александр Невский, впоследствии ставший великим князем. Он достиг власти, сотрудничая с монголами. Александр Невский занимает особое место для многих российских историков как мифический спаситель России от жителей Запада: шведов и немецких тевтонских рыцарей. Он победил их в двух решающих боях. Шведы были отброшены в Невской битве в 1240 году, а немецкие рыцари потерпели поражение в ледяной битве в 1242 году.

Великое княжество Московское, 1283-1547 гг.

Обзор

В непрекращающейся борьбе за власть московские князья оказались самыми умными в борьбе с монгольскими завоевателями. Их Великое княжество Московское постепенно аннексировало все соседние княжества и стало сердцем государства, которое позже стало известно как Россия.

Рассвет Москвы

К XII веку крупнейшими городами Руси были Киев, Новгород, Владимир, Тверь, Рязань и Ростов.Москва не имела значения до XIV века. Он был основан Юрием Долгоруким в 1147 году посреди густого леса.

В 1283 году князем Даниилом было основано Великое княжество Московское. Государство также было известно как «Великое княжество Московское» или просто «Московия». Московские князья, которые поначалу еще предпочитали называть себя великими князьями Владимирскими, научились угождать монгольским ханам и заработали особые привилегии за счет других княжеств.

Иван I (Иван Калита) умел собирать все налоговые деньги с братьев-князей и отдавать их монголам. В ответ они признали его Великим князем Московским, превосходящим всех других князей.

Значение Москвы возросло еще больше, когда русский митрополит (глава церкви) перенес свою резиденцию из Владимира в Москву. Великое княжество Московское постепенно поглотило все соседние земли и стало центральной державой на территории нынешней Западной России.

Победа над монголами

В 1380 году князь Дмитрий Донской почувствовал, что он достаточно силен, чтобы противостоять монголам на поле боя. Он разбил монгольское войско в Куликовской битве 1380 года. Однако два года спустя монгольский хан Тохтамыш снова завоевал Москву и восстановил свою власть над ней.

Таким образом, конец монгольского владычества был не единичным событием, а скорее очень длительным процессом. Правителям Москвы понадобилось еще сто лет, чтобы навсегда избавиться от монгольского ига.

Иван Великий, 1462–1505

Обзор

Иван III (Иван Великий) был «… собирателем земель русских». Он подчинил отдельные княжества князей Рюриковичей прямой власти Москвы и утроил размер своей территории. Иван Великий заложил основы того, что впоследствии стало называться Российским государством.

Конец монгольского правила

В 1476 году Иван отказался платить дань Золотой Орде и, как известно, разорвал письмо монгольского хана на куски.Его и ханская армии встретились на противоположных берегах реки Угры в 1480 году. Ни одна из сторон не хотела атаковать первой, и через несколько недель хан вернулся домой. Это был конец монгольского владычества над Москвой. Сама Золотая Орда распалась, и Вассалом Ивана стало Казанское ханство.

Сбор земель русских

Средневековый Новгород был огромным богатым государством, связанным с западноевропейской торговой сетью через Ганзейский союз. В 1478 году Иван Великий послал свое войско для захвата Новгорода.Он разрушил Вече, убил большое количество его жителей, выслал семьи и привязал его к Москве.

В 1497 году Иван ввел свод законов под названием «Судебник», который больше привязывал крестьян к их земле. Это было интерпретировано как один из первых шагов в процессе превращения русских крестьян в крепостных сто лет спустя.

Третий Рим

В 1453 году Византийская империя пала перед турками-мусульманами. Иван Великий женился на Софье Палеологиной, племяннице последнего византийского императора Константина XI.Она принесла при дворе Ивана влияние византийской культуры.

Двор Ивана Великого смотрел на византийское великолепие и считал себя наследниками наследия Византии. Потомки Ивана развили идею еще дальше с теорией Третьего Рима (Римская империя была первым, Византия - вторым, а Россия - третьим и последним).

Иван Великий также принял императорского двуглавого орла в качестве своей эмблемы и иногда называл себя «Царь» (происходит от латинского титула Цезарь).Он пригласил ведущих архитекторов из Юго-Восточной Европы превратить Москву в имперскую столицу. Среди прочего, Аристотель Фиорованти реконструировал Московский Кремль, Успенский собор и Благовещенский собор.


Из истории России за 100 минут, свободный и открытый доступ, переиздан на условиях добросовестного использования в образовательных некоммерческих целях.

Нравится:

Нравится Загрузка ...

Комментарии

комментария

Украина Новая национальная парадигма

Карты

1. Великое княжество Литовское, Русское и Жемайтийское и Королевство Польское в 15 век

Великое княжество (Великое княжество) обычно называют Великое княжество Литовское в наши дни. Это было русиноязычное государство, которое образовал в 1569 г. содружество с Польским Королевством. что Новгородская республика интерпретируется как польское феодальное владение на два периода, когда Литовский дворянин Ленгвенис был избран новгородским князем.

2.Рост Великого Княжества Москвы и земель Господа Новгорода Великого в 14-16 веков В современном Дни новгородские земли именуются Новгородским княжеством или Новгородской республикой. Москва захватила Новгород в 1478 году. Псковская республика, которая имела политическая система, подобная новгородской, перешла к Москве в 1510 году.

3. Рост Российской империи, 1613-1914 гг. Карта демонстрирует впечатляющий рост Российской империи.Узорчатые области указать либо зависимые территории, либо территории, утраченные к 1914 году.

4.Запорожское войско в 1654 г. - это показано на фон границ современной Украины. Современное название этого штата - Казацкая Гетманщина или Украинская Гетманщина. Первый гетман, Хмельницкий, также утверждал, что это княжество Руси (Малороссия), управляемое Запорожцами. Хозяин. Большую часть времени (с Переяславского мира 1654 г. аннексия Россией в 1764 г.) государство существовало как автономное образование в пределах Российская империя и, частично, в составе Речи Посполитой.Гетманщины был разделен на ~ 20 полков, во главе которых стояли избранные полковники.

5.Карта диалектов Русский, украинский и белорусский языки. Карта, изданная Российской Императорской Академии наук в 1914 году и в соответствии с политическими доктринами этой время переводит великорусский север (оранжевый), великорусский юг (красный), Малороссийский (то есть украинский; зеленый) и белорусский (то есть белорусский; серо-голубой) как диалекты общерусского языка.Различия между Северный и Южный диалекты русского языка малы по сравнению с различиями между русским, белорусским и украинским. В украинском языке Северный диалект близ белорусской границы и карпатский диалект расположены в Карпатах.

Рисунки и карты взяты из Википедии.

Imperial Expansion, Россия | Encyclopedia.com

ИМПЕРСКОЕ РАСШИРЕНИЕ, РОССИЯ. Превращение крошечного Московского княжества в евразийскую империю длилось несколько столетий, но к концу семнадцатого века Россия стала самой большой страной в мире. Никакая единственная мотивация («стремление к морю», страх иностранного вторжения или господства, контроль торговых путей, необузданный экспансионизм) объясняет все российские территориальные приобретения в ранний современный период, и этот процесс лучше всего рассматривать как серию специальных решений. , возможности и действия.Недавние комментаторы пришли к выводу, что никакие мессианские («теория Третьего Рима») или программные (ложное «завещание Петра I») тексты не руководили российской экспансией.

Между тринадцатым и пятнадцатым веками Великое княжество Московское (европейские наблюдатели называли Московское княжество) расширялось в основном за счет других русских княжеств, завоевывая, наследовав, покупая и присоединяя земли других князей Рюриковичей. Возвышение Москвы было отмечено скорее сотрудничеством с татарами, чем борьбой с ними.Монастыри (которые одновременно служили фортами и центрами экономической деятельности) сыграли значительную роль в продвижении русских поселений в районы, изначально заселенные финно-угорскими народами.

Завоевание Новгорода (1478 г.) и Казани (1552 г.) сыграло центральную роль в русской экспансии. В то время как первое означало победу Москвы над другими княжествами Руси, второе укрепило свои позиции по отношению к государствам-преемникам Чингиссидов и степи. В обоих случаях российские дипломаты выдвигали исторические претензии на соседние территории, но сильные экономические интересы и соперничество за торговые пути сыграли ключевую роль.Завоеванию предшествовали десятилетия дипломатических маневров, московского вмешательства и борьбы между фракциями внутри этих политических структур. Новгород дал Московии торговый центр в непосредственной близости от Балтийского бассейна и контроль над обширными северными внутренними районами. Завоевание Казани способствовало продвижению в Среднее и Нижнее Поволжье, Северный Кавказ и Сибирь. В обоих случаях земли были конфискованы и переданы московским военным, но это была политика выборочного, а не массового вытеснения традиционных элит.

В шестнадцатом-восемнадцатом веках основные методы государственной экспансии включали военное завоевание, приграничное урегулирование и экспансию на территории, не находящиеся под эффективной юрисдикцией других государств, а также союзы и дипломатические сделки с местными правящими элитами, которые стали клиентами или подданными России. . На протяжении раннего современного периода решения о западной стратегии необходимо было тщательно соотносить с развитием событий на юге, чтобы избежать скоординированных действий соперников России.Вдоль своих открытых южных и восточных границ Российское государство проводило стратегию аннексии земель, строительства поселений, строительства укрепленных линий для предотвращения нападений кочевников и заключения гибких союзов с группами во внешних зонах границы (казаки и / или скотоводческие группы, такие как ногайцы, калмыки и т. д.) на дальнейшие интересы в степи. Со второй половины шестнадцатого века до середины восемнадцатого века укрепленные линии неуклонно расширялись в степи, Сибирь и Северный Кавказ.Они включали форты, деревянные и земляные валы, рвы, сторожевые башни и степные патрули.

Завоевание Сибири (1581–1649), несомненно, было одним из крупнейших, самых быстрых и прочных имперских завоеваний в мировой истории. После создания В Западной Сибири казаки и правительственные войска продвигались вдоль основных речных систем (Обь-Иртыш к 1605 году, Енисей к 1628 году, Лена к 1640 году и Амур в 1640-х годах), пока вся Сибирь не оказалась под контролем России. К 1689 году, несмотря на то, что Россия содержала всего несколько тысяч вооруженных людей в Восточной Сибири, китайское государство признало большую часть восточных завоеваний России в Нерчинском мирном договоре.

На западе длительные войны и переговоры по договору определили процесс российской экспансии. В отличие от другой экспансии в другие регионы, западная экспансия в первую очередь включала введение русских гарнизонов, администраторов и торговцев в города в Прибалтике и бассейне Днепра, но она не привела к миграции русских земледельцев. Споры из-за прилегающих земель служили постоянным источником приграничных конфликтов между Москвой и ее западными соседями.Традиционное соперничество со Швецией и Речью Посполитой переросло в крупный международный конфликт, когда Россия попыталась оспорить контроль над Балтийским побережьем во время Ливонских войн (1558–1583). Конфликт не позволил России закрепиться на Балтике, и в Смутное время (1603–1613 гг.) Границы Польши и Швеции расширились за счет России. Союз между царем Алексеем Михайловичем и Богданом Хмельницким в 1654 году положил начало длительной борьбе за господство над Украиной, которая периодически бушевала до разделов Польши в конце восемнадцатого века.В результате растущих военных обязательств на Украине Россия отказалась от своей давней политики дружбы по отношению к Османской империи и заключила свой первый антиосманский союз (1667 г.). Во время Северной войны (1700–1721) царь Петр I установил постоянное присутствие русских на побережье Балтийского моря и сумел аннексировать большую часть современной Латвии и Эстонии. В серии соглашений, заключенных между местные элиты и русские администраторы, балтийские немцы были подтверждены в своих правах и привилегиях перед местным населением.

За пределами преимущественно русских центральных провинций империи (в которых преобладали крепостное право, старые московские сословия и Закон 1649 г.) русское правление характеризовалось мозаикой местных порядков. В то время как народы Поволжья были включены в российские землевладения и правовые системы, несколько регионов управлялись по отдельным сделкам с царем и сохранили свои собственные правовые традиции и значительную местную автономию: Гетманщина (Украина), Прибалтийские провинции и Казачьи войска.Сибирские народы находились под разным уровнем государственного контроля: такие группы, как якуты, подвергались сильному давлению с целью обращения в веру и культивирования, в то время как группы, живущие на крайнем севере, продолжали свои традиционные обычаи и время от времени платили дань. Русские правители претендовали на суверенитет над некоторыми народами Северного Кавказа, но в ранний современный период у государства было мало эффективной власти над регионом. Кочевые группы в степи часто получали субсидии и время от времени оказывали царю услуги, но не находились под прямым контролем.Хотя обращение в Православие поощрялось, мало ресурсов было активно направлено на цели христианизации. Православным христианам было запрещено переходить в другие религии. Хотя термин Русь продолжал использоваться для обозначения православного сердца империи, в семнадцатом веке термин Россия (Россия) все чаще использовался для обозначения различных территорий под юрисдикцией Романовых.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *