Деревянная архитектура 15 16 веков: XV-XVII (: ) | ARHPLAN.ru

Содержание

Деревянное зодчество – Главная | О регионе | Культура | Деревянное зодчество

Академик Дмитрий Лихачев считал, что городское деревянное зодчество нужно смотреть в Томске и Вологде. В начале ХХ века каменные дома составляли в нашем городе только пять процентов городской застройки. Деревянным морем с реющими над ним десятками белых парусов храмов Вологда воспринималась вплоть до середины 1960-х годов. Археолог и литератор А.Л. Никитин писал о Вологде как о «…городе обширном, прекрасном и едином по своей архитектурной и исторической слаженности, где естественный рельеф разворачивал городскую панораму, в которой отдельные церкви, собор, стены кремля, ампирные особняки и сама река представляли единство многовековых находок зодчих». В основе любого дома – сруб одного из двух типов,  которые можно видеть на примере двух необшитых  вологодских домов: в «обло» (проспект Победы, 55) или «в лапу» (улица Кирова, 33).

Сейчас специалисты выделяют в России три областных центра, сохранивших памятники деревянной архитектуры: Томск, Иркутск, а в европейской части – Вологду.

Причем, Вологда отличается не количеством, а стилевым разнообразием построек – от классицизма до модерна.

В первой половине XIX века деревянные постройки еще подражали формам каменной архитектуры, и дома с колоннами на улицах Ленинградской, 12 и 28, Герцена, 35 и 37, Воровского, 6, Советском проспекте 14 и 20, легко можно представить в граните или мраморе.

В середине и второй половине XIX столетия в Вологде формируется несколько типов домов, характерных именно для нашего города. Самый распространённый из них – двухэтажный, вытянутый в глубину двора объем с угловой лоджией во втором этаже. Характерные примеры таких построек расположены по адресам: улица Благовещенская 20, 22, 34/14, Герцена, 36 и 38,  Пречистенская набережная, 18. Реже встречались частные особняки с центральным расположением балкона (улицы Гоголя, 53, Мальцева, 3/32, Зосимовская, 73, проспект Победы, 36 а). Одноэтажные дома этого периода сочетают классическую симметричную компоновку и тщательный, строгий отбор декоративных элементов (улицы Мальцева, 16/29, Октябрьская, 15 и 17).

Впрочем, вологодские древоделы всегда строили «как мера и красота скажут», старались не перенасыщать фасад декором.

В конце XIX — начале ХХ веков — время активного развития губернского города Вологды потребовало разработки нового типа дома – доходного, двухэтажного, вытянутого по фасаду, с балконами по краям или в центре (проспекты Победы, 32 и Советский 16-а и 16-б, улица Кирова, 32/40). В это время в декоративном оформлении, иногда и в объемном построении домов, яркий след оставил стиль модерн (улицы Чернышевского, 15, Зосимовская, 21, Маяковского, 9, Засодимского, 14, Ветошкина, 12).

В современной Вологде уже не встретишь полностью деревянных кварталов,  чтобы посмотреть все типы домов, нужно прошагать не один километр. Часть домов и ныне используются под жилье, в других расположены музыкальные школы, творческие центры, библиотеки, а в четыре дома (на улицах Ленинградской, 6; Герцена, 36; Марии Ульяновой, 33 и Советском проспекте, 16 а) можно зайти: в них открыты музеи.

Приведенное в начале статьи мнение Дмитрия Сергеевича высказано им уже лет сорок назад. Да, многое из «зримой памяти» город с тех пор потерял. Но штрихи к своему историческому портрету все же сохранил. Летом вы поневоле замедлите шаг в мемориальном деревянном квартале на Советском проспекте, в зеленом кружеве листвы, обилие которой всегда выделяло Вологду среди северных городов. Зимой, пройдя по заповедной деревянной улице Засодимского, залюбуетесь вдруг открывшейся панорамой не окованной гранитом реки с ослепительно белым снегом. А фигурки лыжников и катающихся с горок детей, возможно, напомнят вам зимние пейзажи «малых голландцев».

Так что поверьте уважаемому академику! Приезжайте на Русский Север посмотреть деревянную Вологду!


Дом Волкова (ул.Ленинградская, 28)
Типичный для первой трети 19 века П-образный в плане особняк с антресольными этажами в заднем и боковых фасадах. Комнаты первого этажа расположены анфиладой, поэтому уличный фасад вытянут. Центр его выделен шестиколонным портиком тосканского ордера, поставленным на высокий подиум. В оформлении дома использованы как дерево – бровки наличников двух видов, так и металл – решетка балкона и кронштейны крыльца. Сохранились проездные ворота с калитками, в интерьере – печи с барельефами.
Последний владелец – городской голова Н.А.Волков. Сейчас здесь музыкальная школа.

Дом Пузан-Пузыревского (ул.Герцена, 35)
Дом 1831-31гг. постройки иллюстрирует истину, что на зрителя действует гармония пропорций, а не богатство убранства. Декора здесь нет совсем. Но композиция с упором на мощный и одновременно легкий фронтон с лихвой искупает этот «недостаток».

Дом сменил многих хозяев. Владел им известный городской фотограф К.Баранеев, собирались в свой клуб приказчики, а в 1918 году здесь размещалось … посольство Северо-Американских Соединенных Штатов (сейчас – США). В части здания работал Музей дипломатического корпуса.

Дом Левашова (ул. Герцена, 37)
Один из ценнейших деревянных памятников архитектуры России. Построен в 1829 году. Восемь колонн над аркадой окон первого этажа делают особняк солидным и представительным. Ясные четкие пропорции и сдержанный декор ампирного характера над окнами второго этажа характерны для лучших образцов каменного зодчества той эпохи. О семье Левашовых упоминает В.А.Гиляровский в книге «Мои скитания». Сейчас здание занимает департамент культуры и охраны исторического наследия области.

Дом по ул.Благовещенской, 20
Тип деревянного двухэтажного дома с угловым расположением балкона и карнизом, широким полукружием нависающим над фасадами, – вклад Вологды в мировую архитектуру.
А в этом доме 1912 года постройки оригинальная композиция дополнена заимствованиями как из сокровищницы народного зодчества – «полотенце» в центре бокового фасада, так и из модного стилевого направления каменной архитектуры того времени: модерновые элементы видны в наличниках окон и декоре дверей. В едином комплексе с домом находился каретник.
Летом 2012 года начата реставрация здания.

Дом Бутыриной (ул.Благовещенская, 22)
Чисто вологодский традиционный тип дома «в два этажа с балконом» 1902 года постройки. Такие, как этот и соседний с ним дом №20, задавали ритм улиц и формировали уникальную городскую среду, сейчас почти утраченную.

Дом украшен наличниками с пропильной и объемной резьбой, угловыми пилястрами, резным фризом. В балконе интересны витые колонки и двери с криволинейными дробными филенками и накладной резьбой в виде стилизованных виноградных гроздьев.

Дом Иванова (ул.Благовещенская, 34/14)
Типичный вологодский дом середины 19 века. Вместе с другими (дома Благово-Дружинина, Макаушкина) образует «ромбовидную площадь», заложенную еще в екатерининском генплане города 1781 года. Окна парадного фасада, в отличие от других, имеют полукруглые завершения с веерообразными накладками.
В 2004 году, к 30-летию исполнения ансамблем «Песняры» песни «Вологда», по инициативе журналистов и коммунальщиков перед домом сооружен «памятник резному палисаду» и, по вновь придуманному рисунку, сам палисад.

Дом Ситникова (ул.Герцена, 36)
Парадного облика особняк с балконом, расположенным с отступом от главного фасада, построен в 1868 году. Выделяется богатой для Вологды резьбой различных видов и стилевых направлений. Центр фасада выделен окнами с полукруглыми завершениями в обоих этажах и аттиком со слуховым окном. Углы второго этажа оформлены парами полуколонок.
После реставрации в первом этаже здания располагается вологодская писательская организация, во втором – филиал Вологодского государственного и историко-архитектурного музея-заповедника «Литература. Искусство. Век ХХ».

Дом Панёва (ул.Герцена, 38)
Высокохудожественный образец деревянного зодчества. Купеческий особняк построен, предположительно, в 1825 году незначительными изменениями в последней трети 19 века.
Балкон имеет металлическую решетку вместо привычных деревянных балясин. Уникальна горельефная резьба наличников. Подлинный шедевр – масляная живопись в трех комнатах второго этажа по штукатурке, имитирующей мрамор.

Стены расписаны пейзажами в «голландском стиле», плафон – цветочными композициями. Дом занимает учреждение «Информационно-аналитический центр культуры».

Дом Макаушкина (ул.Мальцева, 3/32)
Дата постройки дома 1900-й год, как и сведения о хозяевах и строителях, стали известны благодаря бутылке с запиской, найденной в фундаменте при реставрации. В плане дом представляет из себя неправильный пятиугольник. Парадный фасад выделен центральным и боковым балконами. Оконные проемы строгой прямоугольной формы. Тем боле неожиданно видеть в левом боковом фасаде сдвоенные окна с полукруглыми и одиночные – с килевидными завершениями и филенками криволинейной формы.
После реставрации советского времени здание продолжает использоваться под жилье.

Дом Благово-Дружинина (ул.Мальцева, 16/29)
В середине 19 века, когда появился этот дом, дворянство утрачивает былое первенство в архитектуре. Скромный дворянский особняк легко можно представить стоящим на берегу пруда, в тени лип помещичьего парка, а самих хозяев – сидящими за чайным столом на веранде первого этажа.
В 1918 году здесь размещалось английское посольство, одним из сотрудников которого был «король шпионов» Сидней Рейли, работавший под псевдонимом. Последние годы здание занимал юрфак педуниверситета, сейчас оно пустует.

Дом на ул.Маяковского, 9
Дом построен на рубеже 19-20 веков и смотрится старожилом в последнем уютном островке старой Вологды. На самом деле он стоял в Заречье, а сюда, на правый берег реки, перенесен в 1970-х годах как первая ласточка в неосуществленной программе создания музея городского деревянного зодчества.

Динамичная сложная композиция дома с угловыми ризалитами, разорванным карнизом, разностильными окнами, балюстрадами на крыше, а также резной декор наличников, фриза и карниза традиционно привлекают взгляды гостей города. И на новом месте дом-путешественник используется под жилье.

Дом Воробьева (ул.Засодимского, 14)
Оригинальная композиция с центральной частью, выделенной балконом в обоих этажах, и в старой Вологде делала этот дом узнаваемым среди сотен других.
Дата постройки – 1910 год – не могла не отразиться в убранстве здания. Модерн, метеором сверкнувший на архитектурном небосклоне начала века, проявился здесь стилизованными лирами в балконных решетках, разделкой оконных переплетов на мелкие прямоугольные филенки. В тоже время узорный фриз, подзор балкона второго этажа напоминают модные кружевные подвесы, украшавшие кровати в вологодских квартирах в середине прошлого века. Дом можно видеть в фильме «Мелкий бес». Не реставрировался. Жилой.

Дом Пантелеева (ул.Ленинградская, 6)
Трехэтажный купеческий особняк 1852 года постройки. Расположение на Т-образном перекрестке обуславливает различное композиционное оформление уличных фасадов.
Дом, традиционные деревянные ворота, последний сохранившийся в городе каретник на лужайке двора образуют уютную усадьбу – заповедный уголок старой Вологды.
Экспозиция музея «Мир забытых вещей», филиала Вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, усиливает это впечатление. В 2010 году дом «снимался» в фильме «Банкрот» по пьесе А.Н.Островского.

Александр Сазонов, популяризатор Вологды,
автор книги «Такой город в России один»,
посвященной деревянному зодчеству Вологды

Игра в избу и дома «под камень»: эпоха деревянной архитектуры в Москве // Strelka Magazine (04.02.2016)

4 Февраля 2016

Всего в Москве охраняются 150 памятников деревянного зодчества XVIII–XIX веков. Если учесть, что в начале XVII века почти весь город был деревянным, то можно сказать, что современным горожанам почти ничего не осталось от облика дореволюционной столицы. В том числе по этой причине Музей архитектуры и издательство «Кучково поле» выпустили двухтомник «Русское деревянное. Взгляд из XXI века».

Первый том посвящён экспедициям и исследованиям древнерусского зодчества, музеям под открытым небом, храмовой и народной архитектуре, а во второй вошли статьи о неорусском стиле, клубной архитектуре, дачах советской интеллигенции и современных парковых постройках. Strelka Magazine попросил научных сотрудников Музея архитектуры имени А. В. Щусева Зою Золотницкую и Людмилу Сайгину, специалистов по архитектуре XVIII и рубежа XIX–XX веков, рассказать о десяти деревянных домах в центре города, доживших до 2016 года.

УСАДЬБА ОСТАНКИНО

Адрес: 1-я Останкинская улица, 15 
Годы постройки: 1792–1798 
Архитекторы: Франческо Кампорези, Карл Бланк, Павел Аргунов, Алексей Миронов, Григорий Дикушин и другие

В первом томе книги «Русское деревянное» воспроизведена гравюра начала XVIII века Питера Пикарта «Панорама Москвы», на которой видно, что весь город, кроме Кремля и Китай-города, состоял из деревянных построек. И хотя частые пожары уничтожали городскую застройку, традиция деревянного строительства сохранялась ещё довольно долго.

В России считалось, что деревянные дома комфортнее для жизни, да и построить дом из дерева можно было намного дешевле и быстрее, чем из камня. Готовый сруб можно было приобрести на рынке (ранее такой существовал на месте Трубной площади). Конструкцию можно было на месте разобрать, подогнать под нужный размер, а затем перевезти на место строительства, где плотники за кратчайшие сроки собирали дом.

Во второй половине XVIII века, времени обширного городского усадебного строительства, богатые каменные дома в Москве продолжали соседствовать с деревянными. Но в соответствии с установившимся стилем классицизма деревянным постройкам придавали представительность, имитируя их облик «под камень». Деревянные колонны обшивали тёсом, штукатурили и окрашивали, лепнина отливалась из гипса. В Москве, к счастью, сохранились два знаменитых дворца в Кускове и Останкине, построенные таким же образом. Обе усадьбы принадлежат богатейшему семейству графов Шереметевых, первый строился для парадных приёмов и увеселения гостей летней резиденции, а из второго увлечённый поклонник театрального искусства Николай Петрович Шереметев предполагал сделать дворец искусств. Центральная часть Останкинского дворца с тремя симметричными портиками по главному фасаду действительно выстроена из дерева.

Вряд ли человек незнающий усомнится в том, что это каменное строение. К сожалению, недолговечность деревянных конструкций Останкинского дворца создала чрезвычайно сложные проблемы с его реставрацией. Когда-то реставраторы грустно шутили: «Останкинский дворец держится на обоях».

УСАДЬБА МУРАВЬЁВЫХ-АПОСТОЛОВ

Адрес: ул. Старая Басманная, 23 
Годы строительства: 1790–1804 
Архитектор: неизвестен

Особняк Муравьёвых-Апостолов является редким примером очень благополучной реставрации деревянного дома. Владелец его, видный дипломат Иван Муравьёв-Апостол, в 1804 году перестроил первоначальную одноэтажную небольшую по размерам деревянную постройку на старом каменном подклете (первый нежилой этаж, выполненный из камня. — Прим. ред.). Главный фасад дома с шестиколонным портиком нарядного коринфского ордера на высоком арочном этаже приобрёл торжественный облик. Угол дома, обращённый в переулок, выделен лёгкой купольной полуротондой, первоначально служившей открытой террасой. В соответствии с традициями классицизма, на фасаде размещены крупные лепные барельефы на мифологические сюжеты. Дом оштукатурен «под камень» — нижняя часть фасада рустрирована.

Судьба этого дома в конце прошлого века складывалась довольно печально. Деревянная основа конструкции находилась в плачевном состоянии. В 1990-е годы он был филиалом Исторического музея и в нём размещался Музей декабристов, однако провести дорогостоящую реставрацию в те годы не смогли. И всё было бы очень плохо, если бы в начале 2000-х не нашёлся далёкий потомок Муравьёвых-Апостолов — швейцарский банкир Кристофер Муравьёв-Апостол. Он решил возложить на себя почётную миссию: дал деньги на реставрацию и собрал команду сильных реставраторов и мастеров. Опытная бригада плотников работала с сухим лесом, который привозили из Костромской области, осторожно заменяя сгнившие венцы сруба. Так же тщательно отреставрировали старый сводчатый каменный подклет. Особого внимания заслуживает интерьер: там сохранилась первоначальная планировка и архитектурный декор парадной анфилады, подлинные лепные барельефы над дверьми, старые печи, найдены фрагменты оригинальных обоев. Дом взят в аренду Кристофером, и сейчас здесь расположен Дом-музей Муравьёва-Апостола.

ДОМ СЫТИНА

Адрес: Сытинский переулок, стр. 5 
Год постройки: 1806 
Архитектор: неизвестен

Москва на три четверти сгорела в пожаре в сентябре 1812 года, и первыми пострадали деревянные особняки. Сытинскому особняку в числе немногих повезло, он уцелел и сохранил свой допожарный облик до наших дней. Дом капрала Измайловского полка Андрея Сытина очень небольшой по размерам: «в девять осей» — как тогда говорили. Центр фасада в традициях классицизма выделен четырёхколонным портиком и треугольным фронтоном. Сытинский особняк выполнен из деревянного сруба и обшит тёсом. Здесь нет внешней штукатурки, и дом просто покрашен.

Московские особняки времени классицизма, даже такие небольшие по размерам, имели анфилады высоких парадных залов, как правило, расположенных вдоль главного фасада. При этом жилые помещения устраивали на антресолях, выходящих во двор. Гипсовые барельефы, украшающие фасад, появились уже после пожара 1812 года, они явно тяжеловаты для этого скромного здания. Подобный лепной декор во времена ампира продавался в специальных мастерских.

Вообще сочетание дерева и гипса в московских климатических условиях — очень сложная ситуация для старых деревянных особняков. В 1980-х годах из дома Сытина расселили коммунальные квартиры и здание было отреставрировано. Но сейчас дом снова находится в плачевном состоянии, часть декора утрачена, а помещения арендуются коммерческими компаниями.

ДОМ ШТЕЙНГЕЛЯ (ЛОПАТИНОЙ)

Адрес: Гагаринский переулок, 15 
Год строительства: 1816 
Архитектор: неизвестен

В 1813 году в Москве была организована «Комиссия для строений Москвы» — административное учреждение, образованное для ликвидации последствий пожара 1812 года, которое согласовывало строительство каждого жилого дома. Члены комиссии стремились к тому, чтобы все особняки были выдержаны в едином стиле. На улицу они должны были выходить обязательно своим главным фасадом, чертёж которого в обязательном порядке утверждался. Заранее определялась архитектура фасада, наружный декор и окраска. Ускоряло проектирование и строительство наличие альбомов типовых образцовых проектов, по которым будущий владелец дома мог выбирать подходящий ему вариант. Несмотря на наличие в архитектуре московского ампира повторяющихся классицистических приёмов и деталей, городские особняки того времени отличались разнообразием.

Дом Штейнгеля — один из особняков, сохранивших свою индивидуальность. Центр композиции деревянного дома с антресолями подчёркнут ступенчатым аттиком и четырёхколонным портиком, колонны которого соединены чисто московским приёмом — арками с расположенными внутри барельефами грифонов.

Построил его в 1816 году и жил там до 1825 года Владимир Иванович Штейнгель — участник войны 1812 года, полковник, а также масон, о чём свидетельствуют некоторые сохранившиеся масонские росписи в доме. Он был причастен к декабристскому движению, был сослан и в этот дом уже не вернулся.

В 1830-е годы там жил дядя Ивана Сергеевича Тургенева, затем внук полководца Суворова — видный общественный деятель Александр Суворов, а в 1860-е туда переехала семья философа и психолога Льва Михайловича Лопатина. Это было довольно известное в Москве семейство, в гостях у которого на «лопатинских средах» бывали Толстой, Станиславский, Немирович-Данченко, Салтыков-Щедрин, Писемский, Фет. В советское время в одной из комнат особняка жил известный московский библиофил, знаток русской генеалогии, коллекционер Юрий Борисович Шмаров. Кстати, в здании до сих пор сохранились подлинный камин времён Штейнгеля и потайная зеркальная дверь, которая ранее как будто бы вела в подземный ход, выходящий в особняк на противоположной стороне улицы.

В настоящее время дом отреставрирован, в нём размещается отделение архитектуры Российской академии художеств.

ДОМ ПАЛИБИНА

Адрес: ул. Бурденко, 23 
Год строительства: 1818, перестройка 1847 
Архитектор: неизвестен

Этот особняк принадлежал коллежскому советнику, директору чертёжной в Межевой канцелярии Палибину и был выстроен уже в послепожарное время на погорелом месте. Если дом Штейнгеля оштукатурен под камень, то этот просто сохранил покраску по обшивке тёсом. Хотя домик размером всего в пять окошек, архитекторы потрудились над его декором: за счёт ризалитов (часть здания, выступающая за основную линию фасада и идущая во всю высоту здания. — Прим. ред.) удалось сделать фасад пластически более выразительным. Он щедро украшен меандром (тип орнамента. — Прим. ред.) и лепниной, среди которой изображения Медузы Горгоны, крылатых коней, горящих факелов.

Особняк Палибина всегда приводят в пример «дома с мезонином» — надстройкой, полуэтажом, который украшен полукруглым окном и декоративной лепниной. Этот особняк попал в советское время в правильные руки: здесь располагался один из отделов научно-реставрационной мастерской. Поэтому дом так хорошо исследован и отреставрирован. Кроме того что сохранена первоначальная архитектура фасада, в восстановленных камерных интерьерах дома найдены и сохранены редчайшие фрагменты подлинных ампирных обоев с ручной росписью.

МУЗЕЙ ВАСИЛИЯ ЛЬВОВИЧА ПУШКИНА

Адрес: ул. Старая Басманная, 36г 
Год строительства: 1819 
Архитектор: неизвестен

В этом доме с 1822 по 1830 год жил родной дядя поэта — Василий Львович Пушкин, известный стихотворец начала XIX века, автор первых манифестов карамзинской школы, староста общества «Арзамас». А построила его в 1819 году Пелагея Васильевна Кетчер — жена обрусевшего шведа, владельца завода хирургических инструментов Христофора Яковлевича Кетчера. Деревянный на каменном фундаменте дом был построен по одному из «образцовых фасадов». Он имел один этаж и антресоли. Вход располагался со стороны двора, и там же к зданию прилегал участок с садом и надворными постройками.

В советское время дом несколько раз ремонтировали. После недавней тщательной реставрации дому возвращён его прежний облик. Сейчас в нём расположен Дом-музей В. Л. Пушкина, являющийся филиалом Государственного музея А. С. Пушкина.

ДОМ ИВАНА СЕРГЕЕВИЧА ТУРГЕНЕВА

Адрес: ул. Остоженка, 37
Год строительства: 1819
Архитектор: неизвестен

В 1840–1850-х годах в этом доме жила мать Ивана Тургенева и произошли события, которые легли в основу повести «Муму». Типичный для послепожарной застройки небольшой одноэтажный особняк был построен в 1819 году в ампирном стиле — с шестиколонным портиком, антресолями и семью окнами по фасаду. Характерная для архитектуры классицизма деталь — сдвоенные колонны по бокам портика.

После революции 1917 года дом был «уплотнён», для обустройства коммунальных квартир в нём была произведена перепланировка, но уже в 1976 году коммуналки были расселены, а дом после ремонта был передан спортивной организации. В 2015 году в доме началась реставрация. После окончания работ его обещают снова сделать домом-музеем Тургенева, облагородить территорию вокруг и открыть для всех посетителей комнату, в которой жил писатель.

ПОГОДИНСКАЯ ИЗБА

Адрес: ул. Погодинская, 12а 
Год постройки: 1856 
Архитектор: Николай Никитин

Николай Никитин — представитель Московской архитектурной школы второй половины XIX века. Он относится к числу последовательных поборников национального стиля в архитектуре времени эклектики (историзма), пришедшего на смену классицизму.

В основе творческого метода архитекторов этого периода — стилизаторство, явление, характерное не только для России, но и для Европы ХIХ века.

Никитин наряду с историком-славянофилом Михаилом Петровичем Погодиным делит заслугу распространения русского стиля на гражданскую архитектуру, который до этого применялся лишь по отношению к церковным постройкам. «Погодинская изба» явилась первым опытом сооружения жилого дома в русском стиле. Небольшое бревенчатое двухэтажное здание — изящное подражание деревенской архитектуре, именно из неё заимствованы нарядные ставни, резные «полотенца» под выступающими скатами крыши и другие декоративные детали. Но традиционная изба здесь выступает в несвойственной ей функции, это скорее игра в избу: она предназначалась для размещения в ней кабинета учёного, где он встречался с известными литераторами, историками и другими общественными деятелями. В конце 1970-х — 1980-х годах избу занимал общественный музей «Слово о полку Игореве» под руководством Игоря Кобзева. Сегодня внутри помещается офис строительной фирмы.

ДОМ ПОРОХОВЩИКОВА

Адрес: Староконюшенный переулок, 36 
Год постройки: 1872 
Архитектор: Андрей Гун, резчик по дереву Иван Колпаков

Дом предпринимателя Александра Пороховщикова уникален для Москвы как один из немногих сохранившихся деревянных особняков последней трети XIX века. Проект этого дома был премирован на Всемирной выставке 1873 года в Вене как наиболее удачный пример синтетического использования форм национальной архитектуры.

Несмотря на классическую симметрию фасадной композиции, архитектурные и декоративные формы дома, сложенного из брёвен, нарочито преувеличены, при этом узорные наличники, карнизы и подзоры сделаны по мотивам народных вышивок.

Пороховщиков был дворянином, но занимался промышленно-предпринимательской деятельностью, пытался строить доходные дома, привёз из Австрии архитектора Августа Вебера, который построил славянский базар на Никольской улице с известным залом в русском стиле. При Лужкове дом в Староконюшенном переулке удалось вернуть частному владельцу — редкий случай.

ДОМ-МУЗЕЙ ВАСНЕЦОВА

Адрес: пер. Васнецова, 13 
Год постройки: 1893 
Архитекторы: Василий Башкиров, Виктор Васнецов

Дом художника, в котором он прожил с 1894 по 1926 год, так же, как и построенная при его участии церковь и деревянные избушки в подмосковной усадьбе Саввы Ивановича Мамонтова Абрамцево, являются предшественниками неорусского стиля начала ХХ века. Васнецов и работавшие рядом с ним художники обратили внимание не на детали национальной архитектуры XVII века, а на образное содержание древней архитектуры Новгорода и Пскова, что стало очевидным новаторством. Нарочитая трансформация архитектурных форм и их свободная трактовка вызывали образные ассоциации, обращённые к древним прототипам, придавая современным произведениям эпическое, сказочное звучание.

Этот метод образных аналогий последовательно прослеживается в проекте собственного дома художника. Поскольку выстроить деревянный дом на приобретённом Васнецовым участке помешали противопожарные требования того времени, он, используя существовавшее каменное строение и перестроив его, вносит новый акцент в образное решение жилого дома, увенчав его деревянной башней, завершённой традиционной «бочкой» (элемент церковной архитектуры). Башня приобретает черты «светёлки» в древнерусском тереме, хотя использовалась как мастерская художника. Васнецов создал и внутреннее убранство этого помещения, интерпретировав основательно все предметы мебели из дерева, воплотив идею создания художественно осмысленной стильной внутренней среды. Ей была свойственна театрализация, насыщенная полихромия, аппликативность деталей, то есть черты нового стиля. В 1953 году в доме был открыт музей, в котором сохраняется и мастерская художника.

Презентация книги «Русское деревянное. Взгляд из XXI века» пройдет в Музее архитектуры им. Щусева 4 февраля в 18:30.

Оригинал статьи

Модельный дом российского зодчества

0 В Государственном музее архитектуры имени А.В. Щусева проходит масштабная программа, посвященная деревянному зодчеству старой и новой России. Сразу три выставки на эту тему заняли все пространство музея. В главной анфиладе инсталлирован проект «Русское деревянное. Взгляд из XXI века». В нем показываются макеты и модели церквей, сооружений гражданской архитектуры периода XV – XX веков, а также конструктивные детали и предметы дизайна. Во флигеле «Руина» расположена выставка «Возрождение. Деревянные храмы Русского Севера». Куратор Мария Уткина собрала живую документацию о гибнущих и возрождающихся церквях, часовнях Архангельской, Вологодской, Ленинградской областей и Карелии.

Аптекарский приказ отдан проекту 3х3. Три современных архитектора, Светлана Головина, Николай Белоусов, Тотан Кузембаев, показали свою экологическую архитектуру в основном досугового назначения в лабиринте из тонкого древесного шпона.

Выставка «Возрождение. Деревянные храмы Русского Севера». Фотография © Сергей Хачатуров

«Русское деревянное». Во дворе музея. Фотография © Сергей Хачатуров


Экспозиция в целом очень убеждает как зрелищная инсталляция. Экспонаты в «Руине» и главной анфиладе размещаются на деревянных тонких досках, образующих изгороди, сквозь которые выстраиваются перспективы. Фотографии, макеты общаются друг с другом. Из деревянных поддонов – паллет в главной анфиладе выстроены тумбы, на которых размещены объекты, фотографии и макеты. Деревянные поддоны давно введены в практику выставочного дизайна. И в данном случае экспозиционеры наследуют стилю известного архитектора Юрия Аввакумова, создающего целые галереи-музеи из деревянных сеток. А лабиринт из шпона выделяет в Аптекарском приказе три условные «избы», в которых помещены фотографии и проектная документация трех построек каждого из трех заявленных авторов.

Выставка “Русское деревянное. Взгляд из XXI века”. Фотография предоставлена Музеем архитектуры, 2015


Самый отзывчивый к чувствам зрителя, не оставляющий равнодушным, конечно же, проект «Возрождение. Деревянные храмы Русского Севера». Представители династии архитектора Ильи Уткина во главе с дочерью Машей сделали в «Руине» нечто подобное раскадровке документального фильма о страшном положении гибнущих церквей и часовен Архангельской, Карельской и других северных областей. Падающие купола, пустые глазницы иконостасов, полустертые «небеса» – росписи шатров… Все эти вещдоки способны привести в уныние и еще больше возненавидеть политическое лицемерие современной России с ее пропагандистской реанимацией националистической триады «православие, самодержавие, народность». Однако спасают от уныния отдельные факты недавнего времени и глядящие с фотографий молодые лица тех, кто добровольцами поехали сохранять от гибели сокровища русского Севера. Молодое поколение Уткиных причастно ширящемуся с каждым годом движению волонтеров, едущих в северные губернии на собственные средства и безвозмездно организующих команды спасения. Студенты консервируют, лечат конструкции, не позволяя церквям разрушиться на глазах. В отдельных случаях проводят под руководством специалистов реставрационные работы. По статистике за последние годы было проведено около ста консервационных работ. Несколько храмов и часовен полностью отреставрированы. Социальная миссия экспозиции «Возрождения» очень важна. Благодаря экскурсиям, просветительским программам, демонстрациям фильмов о церквях Русского Севера есть надежда заинтересовать, вовлечь многих, кто уже не верит сильным мира сего, а полагается в деле созидания нормальной жизни на собственные силы – свои и своих друзей-единомышленников.

Мария Уткина, куратор выставки «Возрождение. Деревянные храмы Русского Севера». Фотография © Сергей Хачатуров

Выставка «Возрождение. Деревянные храмы Русского Севера». Фотография предоставлена Музеем архитектуры, 2015

Выставка «Возрождение. Деревянные храмы Русского Севера». Фотография © Сергей Хачатуров

Выставка «Возрождение. Деревянные храмы Русского Севера». Фотография © Сергей Хачатуров


К центральной экспозиции «Русское деревянное» наиболее подходит определение «модельный дом истории русского зодчества». На первый взгляд нам предлагают увидеть детали конструктора и схемы, модели сборки из него различных зданий в различных стилях. В первых залах вперемежку с моделями шатровых церквей с луковичными главками и обмерными чертежами Александра Ополовникова церквей Мурманской области встречаем часть огромного купола из лемеха, фрагмент резного карниза. Далее следуют предметы, родившиеся в мастерских эпохи модерна, Талашкино или Абрамцево: навесные шкафчики, стулья в «русском стиле», а также ропетовские литографии дачных бань в сказочном вкусе.

Выставка “Русское деревянное. Взгляд из XXI века”. Фотография предоставлена Музеем архитектуры, 2015

Выставка “Русское деревянное. Взгляд из XXI века”. Фотография предоставлена Музеем архитектуры, 2015

Выставка “Русское деревянное. Взгляд из XXI века”. Фотография © Сергей Хачатуров

Выставка “Русское деревянное. Взгляд из XXI века”. Фотография © Сергей Хачатуров


Потом мысленно собираем рассыпавшиеся по анфиладе артефакты нижегородской художественно-промышленной выставки 1896 года и той московской выставки, в которой впервые масштабно попробовал свой голос архитектурный авангард: ВСХВ 1923 года. Авангардистские проекты деревянных купален Ильи Голосова и Александра Гегелло с диагональными кровлями кажутся шиком современного нам дизайна. В парадной перспективе стоит модель деревянного цирка на три тысячи мест для города Иванова. Цирк спроектировали в самом начале 1930-х годов архитектор С.А. Минофьев, инженер Б.В. Лопатин. Это совершенно потрясающая конструкция, предвосхищающая по своей смелости и красоте новомодных японцев. Подобно клубам Мельникова, эта конструкция трансформировалась, превращалась то в кинозал, то в мюзик-холл. Из-за небрежения советских властей конструкция обветшала, спасти ее не удалось. Цирк в Иваново был стерт с лица земли в 1975–1977 годы.

С. А. Минофьев, инж. Б.В. Лопатин. Государственный цирк города Иваново. Построен в 1931–1933, разрушен в 1975. Макет, хранящийся в Музее архитектуры. Фотография © Сергей Хачатуров

Выставка “Русское деревянное. Взгляд из XXI века”. Фотография © Сергей Хачатуров


Дома культуры и клубы 1930–1940-х архитекторов Г.М. Людвига, А.Н. Стельмащука, Ф.М. Тернавского, Н.Я. Колли дают какой-то невообразимый синтез традиционного русского зодчества, ар-нуво (то есть модерна с его сказочной гипертрофией форм) и ар-деко (с его хай-тек амбициями и ориентацией на большой стиль, grand art). Тут-то понимаешь, что в деревянном проектировании мастера чувствовали себя свободнее, раскрепощеннее, были более чутки к экспериментам. Совершенно удивительно выглядит проект деревянного мемориала «Подмосковные рубежи – сторожи столицы». Он был спроектирован неизвестным архитектором в 1942 году. По стилю это странная модификация «готического вкуса» XVIII века: фантазийный стрельчатый столпообразный храм окружен башенками в манере и древнерусских крепостей, и сценографии времени Баженова.

Завершает экспозицию зал с макетами и обмерными чертежами памятников, включенных в созданные при советской власти музеи деревянного зодчества: Кижи, Коломенское, Малые Корелы. Снова нас встречают изобразительные материалы исследователя Русского Севера, создателя музея Кижи Александра Ополовникова, а также материалы о научной деятельности других выдающихся организаторов музеев деревянного зодчества: В.А. Лапина, П.Д. Барановского.

Сам макетный принцип показа деревянного зодчества России с насыщением пространства техническими модулями (поддонами) и отдельными конструктивными, декоративными фрагментами точно подходит раскрытию специфики этого раздела истории архитектуры: максимально податливого к экспериментам, расковывающего творческую мысль и одновременно эфемерного, уязвимого перед угрозой общественных перемен, природных катаклизмов. Деревянную архитектуру может защитить общество с развитым чувством исторического самосознания и особым вкусом к подлинности проживания времени. Русское деревянное – это кладезь идей и свидетель обвинения нашего социума в небрежении к собственному прошлому.

Каменное зодчество. Всё об истории древнерусского зодчества

Каменное зодчество

Несмотря на то, что дошедшая до нас древнерусская каменная архитектура в какой-то мере изменена позднейшими влияниями, она имеет древнюю основу. Большое каменное строительство на Руси началось в Х веке. В архитектуре первых каменных храмов сказывалось влияние Византии, но с самого начала ярко проявились самобытные черты русского каменного зодчества. Так, в основе киевской Софии лежал пятинефный принцип, но в то же время храм отличался большим своеобразием – имел тринадцать куполов над сводами, а не дошедшая до нас Десятинная церковь (первое каменное здание Киева) – имело 25 куполов.

Характерной чертой древнерусского каменного зодчества с самого начала его возникновения являлось умение создателей органически вписывать храмы в окружающий ландшафт. Мастера умело выбирали места для храмов по берегам рек, озер, на возвышениях, чтобы они были маяками для путников. В широкий равнинный пейзаж, пересекаемый мягкими очертаниями холмов, древние русские церкви вписывались как необходимый завершающий вертикальный акцент среди волнистых линий. Церкви не были слишком высокими, ни угловато-остроконечными, им свойственна компактная пластичность и округленность форм. Они не противоречат пейзажу (хотя и господствуют над ним), а объединяются с ним в единое целое.

В XII веке утвердился тип крестово-купольного храма. Он был шести – или четырехстолпный, одноглавый, со шлемовидной главой на высоком барабане и выступающими полуцилиндрическими абсидами с восточной стороны. Другие стены расчленены лопатками (пилястрами) на три части – соответственно разделению внутреннего пространства храма. Каждое деление стены завершается полукружиями коробового свода – закомарами. Закругленные абсиды, волнистая линия закомар, круглый барабан и мягко завершающий его купол исключают угловатость, храм выглядел почти скульптурно. Чудесным произведением древнерусской архитектуры является церковь Покрова на Нерли. Она одна стоит в поле, на берегу реки, вокруг нет никаких строений, словно огромная белоснежная статуя церковь видна издалека, даже с окраины Владимира.

Очень рано сложились на Руси определенные архитектурные школы: новгородская, киевская, псковская, владимирская и др. Особенностью, например, псковской и новгородской архитектуры было то, что здесь строили крупные здания не из кирпича, а из естественного камня. Во Владимире широко применяли белый тесаный известняк. Редчайшим памятником владимирской архитектуры являются Золотые ворота Владимира, сохранившиеся до нашего времени.

Основными характерными особенностями архитектурного стиля древнерусского зодчества X – XII века являются стройность силуэта, изящество плавно изогнутых линий и строгость внешнего вида в контрасте с пышным убранством интерьера.

В конце XII века начинается новый этап развития древнерусской архитектуры, прерванный в 30 – 40–х годах следующего столетия монголо-татарским нашествием. В этот период большое внимание уделяется внешней отделке зданий. Если в предшествующее время даже такие значимые храмы, как новгородская София, были выложены простым, необработанным камнем без каких-либо особых украшений, то теперь почти повсеместно основное внимание уделяется внешним формам – экстерьеру. В этом состоит особенность нового архитектурного направления. Для него также характерны стройная пирамидальность силуэта здания и чрезвычайно богатая декоративная разработка фасадов.

Вертикальная динамическая устремленность композиции, придававшая архитектурному образу русской церкви характер храма-монумента, проявлялась во всех русских архитектурных школах того времени. Дальнейшему его развитию помешало нашествие. На большей части страны каменное строительство надолго прекращается. Ценнейшие памятники архитектуры разрушаются. Однако древние традиции русской архитектуры сохранились.

После превращения Москвы в столицу государства особенно оживленное строительство идет в Московском Кремле. В 1475 – 1479 годах строится Успенский собор. Здание собора по стилю близко владимирской архитектуре, с характерными для нее узкими щелевидными окнами, куполами-шлемами, строгими, белокаменными стенами с аркатурным поясом. В 1484 – 1489 годах неподалеку от Успенского собора возводится Благовещенский собор, в 1505 – 1509 годах сооружается Архангельский. Удивительным архитектурным памятником этого времени является Грановитая палата, представляющая собой квадратное одностолпное строение с замечательной фресковой живописью. В 1485 году начинается сооружение стен нового Кремля. В центре Кремля высится Иван Великий – церковь-столп со звонницей наверху.

В XVI веке русская архитектура достигает нового расцвета. В это время создаются такие выдающиеся памятники, как храм Вознесения в селе Коломенском (1532 год), Покровский собор на Красной площади, Смоленская крепость и др.

Огромную роль в жизни страны сыграли монастыри. В XIV веке митрополит Алексей, Сергий Радонежский и их ученики перевели монастыри с келиотского устава на общежитейный. В связи с этим в монастырях начинают строиться крупные столовые – трапезные. Площади монастырей разрастаются. Для их охраны возводятся мощные сооружения. В XIV – XV веках возникли крупнейшие монастыри: Троице-Сергиев, Ферапонтов, Кирилло-Белозерский, Соловецкий, Спас-Ефимьев и др. К концу XVI века в стране насчитывалось до 200 монастырей. Создание многих монастырей связано с деятельностью тех, кто осваивал российские земли.

Одним из выдающихся памятников зодчества является Соловецкий монастырь. Монастырь был мощнейшей крепостью, в течение почти 300 лет прикрывавшей единственный морской путь в Западную Европу. Строительство Соловецкого кремля началось в XV веке, а завершилось к началу XVI-го. Несокрушимость кремля обусловлена, прежде всего, тем, что при его создании было найдено оптимальное решение древней строительной проблемы.

С давнего времени в архитектуре боролись два принципа: стремление использовать естественный камень и попытка заменить его искусственным кирпичом. Кирпич – хрупок, а естественный камень – практически вечен, однако для того чтобы сложить из него крупное сооружение, нужно придать каждому камню ровную поверхность, что требовало огромного труда.

Небольшие пустоты или слабые места в стене вели к разрушению здания. Стены кремля на Соловках сложены из огромных многотонных глыб, но их не обтесывали и не подгоняли. Пространство между глыбами заполняли кирпичом и известью. Стены получились особенно прочными, так как внешняя цементирующая камень корка не была нарушена. Занимая малую площадь, кирпич не разрушался, ему некуда было осыпаться, так как со всех сторон он был зажат многотонными валунами. Так издавна строили и в Новгороде, но таких огромных блоков, как в Соловецком монастыре, нигде не использовали.

В XVI веке внутри Соловецкого кремля возводятся крупнейшие каменные сооружения Руси того времени – Успенская трапезная церковь (1552 – 1557), Спасо-Преображенский собор (1558 – 1566) и многочисленные постройки. Для промысла в монастыре строились одни из первых на Руси каменные производственные помещения. Здание водяной мельницы является древнейшей из сохранившихся построек производственного характера. Через крытую аркаду оно соединялось с помещением сушильни, где перед помолом сушилось зерно.

Очень интересна архитектура этих зданий. Фасад мельницы членится широкими лопатками и завершается под карнизом декоративным фризом – богатым на освещенном фасаде и более скромным – на фасаде, затененном галереей. Торцовые фасады завершались щипцами, и линия карниза здесь соответствовала наклонным линиям двускатной крыши. Таким образом, декоративный пояс карниза изменялся в зависимости от линии кровли и условий освещения при одних и тех же декоративных элементах. Стремление к высокохудожественному совершенству архитектуры скромного хозяйственного сооружения, расположенного на скрытом от посторонних взоров хозяйственном дворе, является важной особенностью, свидетельствующей о тонком художественном чутье народных мастеров.

Тысячелетние традиции деревянной архитектуры не были забыты и в XVI – XVIII веках. В XVI – XVII веках и в каменной архитектуре сформировался своеобразный шатровый стиль, копирующий соответствующие деревянные сооружения. Так, в Москве в Покровском соборе на Красной площади можно увидеть много типичных для деревянной архитектуры деталей. Здесь и крытые переходы, и наружные лестницы, крылечки, и сочетания шатрового и луковичных верхов, и многое другое, определяющее народный вкус.

В Софийском соборе Новгорода также сказалось влияние традиций русской деревянной архитектуры, но в более скрытой форме. В начале XVII века наблюдается некоторый упадок в развитии архитектуры, связанный с иностранной интервенцией и разрухой. Конец XVII века характеризуется новым расцветом русской архитектуры. В это время с Запада в русские города проникают элементы архитектурного стиля барокко (в переводе с итальянского – странный, неправильный), который распространился из Италии во многие страны.

Барокко представляет собой торжественный и пышный стиль, который характеризуется изогнутыми формами и линиями, обилием лепных или резных внешних и внутренних украшений, затейливыми завитками узоров, статуями, лепными виньетками и др. В русской архитектуре влияние барокко сказалось несколько позднее. Сложившийся в конце XVII века стиль нарышкинского или московского барокко вырос на основе местных архитектурных традиций и свидетельствовал лишь об отходе строителей от церковных догм.

В основном эти памятники строились как типичные для Руси ярусные храмы с колоколами. Главной частью таких зданий является восьмерик на четверике с восьмилотковым сомкнутым сводом и колокольней над ними с небольшой главкой. Такие здания были типичны для конца XVII века. Эти церкви-колокольни имели в русской архитектуре давние традиции. К ним относятся Духовская церковь XV века в Троице Сергиевском монастыре, церковь-колокольня в Александрове XVI века и др.

Русские храмы в стиле барокко обычно высокие, с легкими изящными контурами. В XVIII веке русское барокко начинает приобретать западноевропейские черты. В этом стиле начинают строиться петербургские дворцы, а также дворцы в Царском Селе и Петергофе. Великолепие Екатерининского дворца поражает: огромной длинный фасад, скульптуры, яркая позолота на белом и голубом фоне, серебристые крыши и др. Не менее прекрасны и торжественны Зимний дворец и Смольный институт. В стиле барокко строили известные зодчие – Растрелли, Ухтомский, Чевакинский, Квасов и др.

Во второй половине XVIII века в России, как и во многих европейских странах, распространяется новый архитектурный стиль – классицизм. Подобно архитектуре эпохи Возрождения, классицизм возвращается к основным античным ордерам или стилям, существовавшим в Древней Греции – дорическому, ионическому, коринфскому. В принципе ордерная система представляет собой ту же балочно-стоечную конструкцию, которая лежала в основе древнего жилища и дольмена, но более сложная, усовершенствованная и четко разработанная.

В дорическом ордере массивный ствол колонн с вертикальными ложбинами – канелюрами – вырастает прямо из каменного пола – стилобата, вверху колонна завершается круглой подушкой – эхином, поддерживающим более широкую квадратную плиту – абаку. Эхин, абак и примыкающую к ним снизу шейку колонны называют вместе капителью колонны. На капителях лежит поперечное крепление – антаблемент. Он состоит из балки – архитрава, горизонтально лежащей на капителях колонны, фриза, расположенного над архитравом и расчлененного на прямоугольные триглифы и квадратные плоскости – менопы с рельефными изваяниями, и карниза. Выше антаблемента находится фронтон – треугольник, образующийся при двускатном покрытии на торцах здания. На нем обычно расположены многофигурные композиции монументальной скульптуры.

Ионический стиль – более изящный. В некоторых случаях дорические храмы сравнивают с мужской фигурой, а ионические – с грациозной фигурой женской. Колонна здесь вырастает из базы и завершается капителью с волютами (закруглениями в виде спирали).

В коринфском ордере по сравнению с дорическим колонны более стройные и изящные. Капитель колонны со временем стала похожа на корзину из листьев. Образцы ионического стиля в сравнении с ними казались уже скромными.

На территории страны стали вновь возрождаться и распространяться белоснежные портики и храмы античного вида. Однако в некоторых случаях колонны из несущих конструкций превращаются теперь в декоративные элементы. Наряду с ними часто употребляются пилястры, представляющие собой четырехгранные колонны, утопленные одной стороной в стену.

Отличительными признаками классицизма в архитектуре являются строгие геометрические формы, безупречная композиция и точно выдержанные пропорции здания. Архитекторы Д. Кварнеги, И. Старов, К. Росси, М. Казаков, О. Бове, А. Воронихин, В. Баженов и другие создали выдающиеся произведения в этом стиле: Казанский собор в Санкт-Петербурге, дом Пашкова в Москве и др.

В конце XVIII – первой половине XIX интенсивно развивается усадебная архитектура, в которой господствует стиль классицизм, как ранний, так и ампир (от франц. – «империя») – поздний классицизм. Примерами являются ансамбли Архангельского, Останкина, Кускова, Муранова, Остафьева, Ольгова, Никольского-Урюпина. В это время богатые купцы заказывали вычурные, перегруженные излишними украшениями особняки с деталями самых разных стилей – от романского до барокко. Как правило, строения романского стиля представляют собой возвышающиеся на холмах каменные храмы и замки со сторожевыми башнями. Фасады храмов несут выразительную скульптуру с большеголовыми и большерукими изваяниями. В романском стиле отразились древние христианские и языческие представления. На капителях и у подножия колонн, на окнах, стенах, особенно у дверей романских соборов, гнездятся и кентавры, и львы, и полуящеры-полуптицы, и всякого рода языческие химеры.

Позднее распространяется так называемый псевдорусский стиль, представляющий собой имитацию старинной русской архитектуры. Одновременно с псевдорусским стилем зарождается стиль модерн, не получивший широкого распространения.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Деревянная культовая архитектура Западной Украины 16-20 вв

Церкви Покутья преимущественно деревянные. Есть церкви, построенные в 17-18 веке, но большинство – в 19 – нач. 20 в. Как и все деревянные церкви Гуцульщины, церкви в подавляющем большинстве одно верхние, реже встречаются трех-и пятиглавые в плане почти все они хрестьянские и делятся на пять типов. Согласно этому делению все они в плане образуют крест, или крест с сокращенным центральным срубом. 

В XVII. Начинает формироваться система внешней отделки архитектуры Украинских Карпат. Выступления балок, так называемые “выступления”, в местах срубов украшали профилированием в виде округлых наплывов волнистых форм, фризы, карнизы – это профилированные доски, иногда были резные балки. Например, Онуфриевская церковь (1705) в селе Липовый Скиток.
Онуфриевская церковь (1705) в селе Липовый Скиток
Архитектура малых форм – колокольни.

Колокольни Покутья, как и по всей Украине, относятся к старейшим образцам деревянного зодчества. Их возводили и возводят недалеко от церкви, но в пределах церковной ограды. Происхождение колокольни происходит от готической эпохи, а так же образовались из оборонительных башен. Длительное время выполняли функции религиозных нужд церкви, из-за нехватки церквей.

Строились колокольни из твердых пород дерева. Это давало возможность не перестраивать  их даже при значительном повреждении, а заменять ту или иную поврежденную часть. Поэтому архитектурные формы колоколен понесли малые изменения, что способствовало сохранению их архаического вида.

По конструкции колокольни в подавляющем большинстве относятся к типу квадратных, двухъярусных, нижняя часть поставлена в сруб, стоящий на грубых устоях, а верхняя сделана в каркас. Нижняя часть от верхних отделяется широким навесом, а завершается колокольня высоким козырьком. Также встречаются и трехъярусные колокольни, верхняя часть которых украшена разнообразной архитектурой.

Некоторые колокольни имеют лестницы в середине сруба, а некоторые – снаружи, и чтобы звонить – надо добраться на второй этаж по отдельной внешней лестнице.

К общественным следует отнести и часовни, что возводились в каждом селе, городке, больших и малых городах. 

Лемковская архитектурная школа

Наиболее пластически сложные и совершенные храмы западного типа в Украине, памятники лемковской школы испытали влияние западнославянской архитектурной традиции. Естественный «ареал» лемковского стиля охватывает запад Закарпатской области и этнические земли украинцев-лемков в Словакии и Польше. В период 1920-1938 гг. подавляющее большинство лемковских храмов Украины были вывезены на территорию Словакии, где они по сей день сохраняются в идеальном состоянии. В словацкой краеведческой литературе эти храмы описываются как «украинско-русинские».

Верховинская архитектурная школа

Это – своеобразная школа с очень узким ареалом, ограниченным высокогорными районами Средних Карпат, Воловецким и Межгорским. Храмы верховинского стиля представляют собой реконструированные бойковские церкви, в которых архитектурная доминанта смещена с навы на бабинец. Башня над западным фасадом оформлена в мармарошском «готическом» или лемковском «барочном» стиле, но обычно без голосников и подсябитья.

Гуцульская школа

Гуцульская школа самобытна и не имеет прямых аналогов в Украине и за ее пределами. Распространение этой школы совпадает с областью исторического расселения народности гуцулов – юг Ивано-Франковской и северо-восток Закарпатской областей. Гуцулы очень бережно относятся к памятникам своего края: сохранность деревянных храмов в их регионе – одна из лучших в Украине.

Бойковская школа

Бойковские церкви по праву считаются «визитной карточкой» деревянного зодчества Западной Украины. Вдохновленные красотой карпатских смерек, архитекторы Бойковщины объединили в своих творениях традиционно украинскую трехдольную планировку со сложной динамикой многоярусных верхов. Силуэты ранних бойковских храмов напоминают древнерусские терема-крепости, а поздние образцы этой школы имеют необъяснимое сходство с буддистскими пагодами. Ареал бойковской школы – Сколевский и Турковский районы Львовской, а также Велико-березнянский район Закарпатской области, где традиционно проживает народность бойков

Полесско-волынская школа

Район распространения этой школы необычайно широк – от Волынской области на западе до Киевской на востоке. Этим обусловлена ее значительная гетерогенность: западные, волынские храмы имеют сходство с белорусскими, а восточно-полесские (киевские) – с над днепрянскими. Многие авторы разделяют волынско-полесский стиль на три-четыре самостоятельные школы.

Буковинская школа

Это – наиболее архаичная из архитектурных школ Украины, близкая к культовым традициям Молдовы. Область ее распространения – Черновицкая область. Только здесь традиционно строились церкви «хатного» типа, лишенные куполов, башенок и какого-либо членения фасада. Любопытно, однако, что украинская традиция «трехдольности» проявляется и здесь – в декорировании крыши тремя расположенными в ряд крестами.

Отсутствие куполов и шпилей у буковинских церквей объясняется длительным протекторатом Османской империи над землями Буковины. Турки строго запрещали христианам строить высокие храмы с выразительными завершениями, поэтому местное население привыкло возводить скромные и приземистые церквушки

Надднепрянская школа

Эта школа сформировалась в области Запорожья и Гетьманщины в период расцвета Казацкой республики. Надднепрянские храмы отличаются огромными размерами и сложной планировкой. Они могли иметь 7-9 куполов, 4-5 ярусов, навесные галереи, резные порталы, роскошные росписи в интерьере. Храмы этой школы строились как архитектурные доминанты богатых поселений и крупных городов. Это и привлекло к ним впоследствии внимание разрушителей. Ныне лучшие памятники Надднепрянщины можно увидеть лишь на старинных фотографиях.

Подольская школа

Исторический ареал этой школы – юг Хмельницкой и Винницкой областей. Храмы Подолья отличает строгость и совершенство пропорций. Приземистый силуэт и шатровые кровли наводят на мысль о родстве подольского стиля с архитектурой степных татар: в 15-17 вв. они были частыми гостями на Подолье.

Двухтомник «Русское деревянное. Взгляд из XXI века»

Подробности
Категория: Книги
Опубликовано: 16 июня 2016
Просмотров: 7513

Двухтомник «Русское деревянное. Взгляд из XXI века» — масштабный проект, призванный зафиксировать все многообразие деревянной архитектуры в России на протяжении многих столетий. Деревянная архитектура стала неотъемлемым символом русской культуры, и интерес к исследованию её истории и перспективам развития в последние годы только возрастает. Плодом данного интереса, осознания важности сохранения деревянного зодчества и является данная книга, подготовленная издательством «Кучково поле» при помощи специалистов в области деревянного зодчества — Музея архитектуры им. А. В. Щусева и историко-архитектурного и этнографического музея-заповедника «Кижи».

Первый том «Русского деревянного» охватывает памятники XV-XIX вв., среди которых – образцы культового деревянного зодчества, жилые дома и российские музеи под открытым небом, которые создавались в 1970–80 гг., где сохранились многие из описываемых сооружений. Архитектурная графика, чертежи, макеты, фотографии, предметы декоративно-прикладного искусства и архивные материалы первого тома рассказывают о первых экспедициях и исследователях древнерусского зодчества, о музеях под открытым небом, о храмовой и народной архитектуре, почти утраченной к сегодняшнему времени. Во втором томе представлены уникальные деревянные сооружения, начиная с неорусского стиля начала XX в. и заканчивая нашими днями.

Книга позволяет проследить, как видоизменялась деревянная архитектура в России на протяжении истории, как развивалось изучение деревянного зодчества, как приходило осознание необходимости его сохранения, консервации и реставрации. Менялись эпохи, менялась и деревянная архитектура по своему стилю и утилитарно-функциональному назначению. Если в первом томе магистральной темой была  уникальная храмовая архитектура Русского Севера и русская деревня, то во втором томе бросается в глаза смена эпох: сначала мы видим на страницах книги жилые особняки начала XXвека в стиле русского модерна, а позже — увеселительные и выставочные павильоны уже в конструктивистском стиле, как, например, знаменитый павильон «Махорка» Константина Мельникова, представленный на парижской выставке в 1925 году. Проекты советских архитекторов клубного, общественного и жилого строительства переосмысляют традиции деревянного зодчества: знакомый сруб получает новые функциональные,  конструктивные и эстетические характеристики. И наоборот, объединяющей темой в книге служит тема советских дач, которые также строились из дерева, нередко в нарочито «русской» стилистике и которые стали идеальным воплощением преемственности культур и эпох — советской и «имперской»,  для которой деревянная усадьба буквально воплощала и формировала национальную идею в формах. Заканчивается книга современными жилыми постройками из дерева в стиле баухаус, что еще раз подчеркивает, насколько велика тяга к деревянной архитектуре, и насколько пластично дерево — в нем можно выразить любую идею, в том числе и русскую как европейскую.

Библиографические сведения:

Русское деревянное. Взгляд из XXI века. Архитектура XIV–XIX веков. М.: Кучково поле, 2016. — 304 с.

Русское деревянное. Взгляд из XXI века. Архитектура XIX–XXI веков. М.: Кучково поле, 2016. — 304 с.

Творческий сайт Григория Одинцова – Русская архитектура

История русской архитектуры и сводная таблица исторических периодов и стилей
(опыт исторического исследования)

Часть 1 – Древнерусская архитектура

       Попытка нарисовать сводную таблицу всех периодов и стилей Русской архитектуры, то есть графически показать всю Историю русской архитектуры на протяжении десяти веков (с X и до XX века) дело настолько сложное, что за него никто и не пытался серьезно взяться.

       Надо сказать, что я где-то встречал, у кого-то из реставраторов, чуть-чуть похожую таблицу, но давно, и не помню в какой книге. Но в основном все исследователи ограничиваются эпистолярным жанром или расписывают отдельные моменты истории, отдельные периоды. Их можно понять, проще написать много и подробно о небольшом этапе. Но увидеть всю историю Русской архитектуры в одной сводной таблице мне давно хотелось.

       И уж раз я взялся за историю Архитектурных стилей России, то решил, что необходимо дополнить словесный жанр графическими построениями, которые всегда более наглядно демонстрируют всю сущность вопроса.

Сводная таблица исторических периодов и стилей


1.  Древнерусская архитектура: X – XVII в.

       Древнерусская архитектура насчитывает семь веков. Даже простое перечисление всех периодов развития Древнерусского зодчества является огромной исследовательской работой. Настолько сложен и многообразен был этот путь. Среди произведений Древнерусской архитектуры нет копий с иноземных зданий, нет механического подражания архитектуре соседних стран.

       Архитектура Киева и Чернигова, архитектура Новгорода Великого и Пскова, Смоленска и Полоцка. Самостоятельная и очень яркая Владимиро-Суздальская архитектура сложилась в Северо-Восточной части Руси, в Залесской земле. К концу XII в. на Руси слагается несколько архитектурных направлений, хотя общие принципы на всей территории Руси были одинаковы. И, наконец, эпоха централизованного Русского государства, в XV – XVI веках сплотившая отдельные русские земли вокруг Москвы. Процесс объединения русских земель вокруг Москвы, создание единого русского государства, повлияли на формирование общерусской архитектурной традиции. Архитектуре XVII века были присущи сложность и живописность композиций, разнообразие и насыщенность архитектурными деталями. Конечно, этих регионов значительно больше, я охватил только некоторые – с древними и яркими архитектурными памятниками.

       Сводная таблица всех периодов и стилей Русской архитектуры показывает, естественно – общую схему развития. Ясно, что начало каждого периода  – дата очень условная, так как огромное число древних сооружений не сохранилось. Приходится ориентироваться на самый старший объект, дошедший до наших дней. Более правильным было бы указывать даты исторических сооружений на основании археологических сведений. Да, были построены в таком-то году, но не сохранились (но здесь уже не архитектура, а предположения).

       Окончание каждого периода тоже тема для исследования.

1 – Возвышение Москвы и создание единого Московского государства наложило свой отпечаток на все регионы. Начиная с XVI века влияние архитектурных веяний Москвы на другие города и веси конечно очень сильное. Но сложившиеся ранее архитектурные школы и Пскова, и Владимира, и Смоленска еще долгое время продолжали свое развитие.
2 – Как это ни удивительно, но и в XVIII веке с началом повсеместного строительства зданий в классических ордерных формах, многие региональные школы продолжали создавать свою, традиционную и привычную архитектуру. Особенно это заметно в архитектуре церквей. Сегодня эти здания для нас неотделимы от древнерусской архитектуры, хотя построены они уже во времена Российской империи.

       Здесь уместно привести пример Пскова и, особенно Суздаля, где строительство в «суздальском стиле» продолжалось до конца XVIII века, когда в столицах давно закончился и стиль Барокко, и даже стиль Классицизм был на излете.

Карта русских земель периода феодальной раздробленности.

Понятны размеры каждого региона и общий масштаб территории еще только формирующегося

русского государства.
На карте видно, что Новгородская земля простирается и на весь северный крайВ данном исследовании из общего объема Древнерусской архитектуры выделены некоторые регионы, в которых сосредоточено большое количество прославленных памятников архитектуры.

1.1 – Архитектура Новгорода Великого
       Древнейший русский город сохранил огромное количество прекрасных памятников зодчества XI –  XVII веков. В начале XII века Новгород превращается в вечевую республику. Обрушившее на Русь татаро-монгольское нашествие почти не коснулось новгородских земель. В XIII и XIV веках Новгород Великий становится одним из крупнейших городов Руси. И позднее, когда началось объединение русских земель вокруг Москвы, Новгород долго отстаивал свою независимость. В зодчестве Новгород продолжал идти своим путем, развивая старые художественные традиции, и подчеркнуто противопоставляя свое искусство новым художественным движениям, которые возникали в искусстве Твери и Москвы.
       Мощные стены с маленькими окошками, нарочитая неровность каменной или оштукатуренной поверхности, скупость деталей, простота и аскетичность отделки. Новгородская архитектура резко выделяется своей образной характеристикой, её невозможно спутать с другими направлениями в древнерусской архитектуре.

Древний Новгород («Господин Великий Новгород» – центр вольной Новгородской Руси), и все Новгородские земли сегодня можно назвать огромным музеем Древнерусской архитектуры.

Софийский собор в Новгороде Великом, 1045-1050 гг.

За многовековую историю Софийский собор неоднократно перестраивался и расширялся.

Выдающийся памятник древнерусского зодчества, древнейший памятник каменной архитектуры Руси

Перынский скит.

Это место при истоке реки Волхов на окраине Новгорода относится еще к старурусской, т.е. дохристианской истории.

Очевидно, в этом месте стоял идол Перуна – бога огня, сооруженный приблизительно в 980 г.

Сохранившая церковь построена много позже, в 1226 году

Один из тихих уголков Новгорода:

почти рядом стоят церковь на Ильине улице и собор Знаменского монастыря.

Церковь Преображения на Ильине улице – 1374 г. знаменита еще и сохранившими фресками Феофана Грека

Мой рисунок 1980-х гг. (белая бумага, карандаш)

Троицкая церковь Духова монастыря, 1557 г.

Церковь Спаса на Нередице, 1198 г.

Собор Антониева монастыря в Новгороде.

В 1122 г. к собору пристроена круглая лестничная башня, по которой осуществляется подъем на хоры.

Подобное решение можно встретить только в Новгородской архитектуре

На плане собора темным тоном выделены первые этапы строительства – XII век

Вид со стороны лестничной башни.

Новгород, собор Антониевв монастыря, русская зима… Мой рисунок 1990-х годов

1.2 – Зодчество Псковских земель

       Псков был одним из крупнейших городов, важнейшим оборонительным и торговым центром Руси. Многие годы древний Псков был и столицей независимой Псковской республики. Так же как и Новгород, Псков избежал нашествия татаро-монгольских орд.
       В основном здания в Пскове строились из плитняка с обмазкой и побелкой стен. Поверхность стен не выравнивали, и волнистая обмазка создала необычный эффект скульптурности здания.

Древняя Псковская архитектура необыкновенно созвучна природе и окружающему ландшафту.

Панорама Крома – псковского Кремля. Вид с реки Великой

Церковь Богоявления с Запсковья, 1496 г.

Довмонтов город. Реконструкция Ю.П.Спегальского

Собор Ивановского монастыря, один из наиболее старых псковских монастырей.

Возведение собора датируется XII веком

Солодежня, купеческие палаты XVII в. Худ. В.Ф.Стожаров, 1971г.

1.3 – Владимиро-Суздальское зодчество
       Владимиро-суздальское княжество занимало обширные земли. Владимир на Клязьме был основан в XII веке.
Владимир, Юрьев-Польский, Суздаль – вот только наиболее главные города этого края.

Местный белый известняк был главным строительным материалом, из отдельных тесаных камней и выкладывались стены. Из белого камня выполнены и детали отделки – рельефы, колонки, скульптуры. Белокаменная архитектура построек этого периода Древнерусской архитектуры может быть блестяще выражена даже одним сооружением – церковью Покрова на Нерли.

Церковь Покрова на Нерли,1165 г.

Панорама Покровского монастыря в Суздале

Живописный Суздаль в солнечный летний день. Вот таким он получился на моем рисунке

   

Дмитриевский собор во Владимире, 1194 – 1197 гг.

Торжественное великолепие пронизывает здание от его общих пропорций и до мельчайших деталей отделки1.4 – Зодчество Ростова и Ярославля

       Ростов Великий, Углич и Ярославль, земли к северу от Москвы, сохранили огромное количество великолепных памятников Древнерусской архитектуры.


Ростовский Кремль – «Метрополичий двор», XVII в. Общий вид комплекса

Строительство Ростовского кремля продолжалось сорок лет, с 1660 по 1700 гг. Наибольшая часть построек возведена в первые двадцать лет, и в результате был создан целостный ансамбль. Градостроительное решение очень эффектное – зданиями разного времени расположены вокруг центральной площади с прудом посередине. От традиционных монастырей древней Руси комплекс отличается именно вот этой небольшой, но очень важной деталью. Площадь в центре ансамбля свободна от застройки. А Успенский собор (предположительно конец XV – начало XVI в.) оставлен за стеной ансамбля, где он многие годы продолжал быть частью общегородской площади.


Ростовский Кремль – «Метрополичий двор», XVII в.


Ансамбль церкви Иоанна Предтечи в Толчкове, 1671 – 1687 гг.

Объемно-планировочное решение здания очень необычное.

Два его придела увенчаны тоже пятиглавием, на высоких и тонких барабанах.

Рядом стоящая колокольня высотой 45 метров, дополнила ансамбль правобережной части Которосли

1.5 – Зодчество Смоленских земель

       Расположенный на западных рубежах славный город Смоленск не раз становился защитником Русской земли. «Город на холмах» сохранил прекрасные памятники архитектуры домонгольского периода. Стены и башни города – запоминающийся ансамбль древнерусской архитектуры. Ансамбль на соборной горе поражает внимание уже на подъезде к Смоленску.

Свирская церковь,  ХII века – центрическая ступенчатая композиция храма. 

Это одно из лучших произведений новаторского архитектурного направления,

которое характеризуется стремлением к вертикальному динамизму сооружений

Петропавловская церковь на Городянке, 1146 г.

Один из редких памятников домонгольского зодчества в Смоленске.

В годы войны был разрушен, восстановлен в 1960-х гг.

Карта централизованного Русского государства, в XV – XVII веках

На карте показаны и “Засечные черты” – система оборонительных сооружений из деревянных засек, применявшаяся с X века на Руси и получившая особое развитие в XVI—XVII веках на южных и восточных границах Русского царства для защиты от крымско-ногайских набегов.

1.6 – Архитектура Московского царства
       Со второй половины XV века начинается новый этап – объединение отдельных русских земель и княжеств вокруг Москвы. С 1476 года прекращается уплата дани Золотой орде.
С этого времени появляется централизованное русского государство – вторая половина XV и до конца XVII века.

В новой исторической обстановке строительство монументальных зданий в Москве приобретало важное политическое значение. С расширением масштабов строительства наряду с белым камнем начинает применяться кирпич. Со времени Ивана III (1462-1505 гг.) усилилось градообразующее значение Московского Кремля.

       Но с объединением в единое государство региональные архитектурные школы не прекратили свое существование. И в архитектуре отдельных земель – Новгорода и Пскова, Смоленска и Твери, Владимира, Ярославля и других регионов еще многие годы продолжалось строительство в своих «исконных» традициях. Но постепенно новые архитектурные веяния охватывали всю территорию Московского государства.

Художник  Ап. Васнецов – Московский Кремль при Иване III

На миниатюре XVII века представлена вся Соборная площадь с окружающими зданиями.

Миниатюра в свойственных тому времени художественных приемах

ярко передает общий масштаб центральной части Кремля.

Могу высказать предположение, что рисунок для будущей миниатюры художник выполнил с натуры,

то есть с колокольни Ивана Великого


Фото Соборной площади с Колокольни Ивана великого –

можно сказать, что фотография почти с той точки, что и предыдущий вид

  Москва. Оборонительные стены города и система загородных монастырей-крепостей в XVII веке

Успенский Собор на Городке в Звенигороде, 1417- 1422 гг.

Памятник архитектуры раннемосковского периода.

Одно из сохранившихся без переделок здание того времени, где воплощены художественные приемы,

сложившиеся в архитектуре Москвы к концу XIV века


1.7 – Деревянная архитектура севера
       Деревянная архитектура – исконно русское искусство. Построенные из бревен, простые и лаконичные сооружения всегда были любимы русским народом. Из дерева на Руси строили все – городские стены и храмы, дворцы и избы. К сожалению, дерево – недолговечный материал. И в наши дни рубленые деревянные дома и деревянные церкви сохранились лучше всего в северных областях. И конечно в музеях деревянного зодчества можно увидеть и почувствовать красоту и лиричность деревянной архитектуры.

Кимжа, Архангельская обл.
В 2017 году Кимжа вошла в число самых красивых деревень(?) России.

Воссозданная деревянная церковь XVIII в.

Музейный комплекс «Кижи» – дом Ошевнева.

Справа видна и все хозяйственная зона, с бревенчатым пандусом – «взвозом» –

для домашнего скота на второй уровень двора дома. По пандусу во двор могла въехать лошадь с телегой.
А вот обходной балкон-гульбище является редкостью в деревянных домах

Пример обычного, ничем особо не примечательного северного деревянного дома.

Дом Слободиной.

Фотография дома в его реальной ситуации, до переноса в музей

Обмерные чертежи и схема реконструкции дома

Вид воссозданного дома Слободиной в экспозиции музея деревянного зодчества Семенково под Вологдой

       Изначально Русская земля – страна деревянных городов, деревянных домов, деревянных церквей, и даже деревянных мостовых. Но поскольку сегодня деревянные сооружения (а точнее рубленные из бревен) сохранились в основном только в северных регионах, то и тема названа именно «деревянная архитектура севера». Но дерево – материал недолговечный. Среди сохранившихся построек одной из древнейших считается Лазаревская церковь Муромского монастыря на Онежском озере, построенная в конце XIV века. Ясность и выразительность деревянной архитектуры, подлинного народного искусства, заканчиваются в конце XVIII века. В XIX веке в деревянную архитектуру проникают эклектичные детали и подражание новым архитектурным методам, что лишило ее исторической и художественной правдивости.

1.8 – Древнерусские крепости

       Тема «Древнерусские крепости» очень широкая – от строгих и аскетичных крепостей Изборска или Соловецкого монастыря, от масштабных стен Пскова или Смоленска, охватывающих огромную территорию города. И до изящных монастырей Центральной Руси. Многие монастыри – крепости возведены уже в XVI – XVII, и даже XVIII веках и тоже имеют все качества крепостей, их оборонительные свойства не раз  пригодились. 

       Каждый русский город начинался со строительства крепостной стены – «огораживался», уже в самом слове «город» слышится его первоначальное значение. И под термином «крепость» мы сегодня суммируем разные сооружения – городские стены с башнями и укреплениями, Кремли, детинцы, крепости и укрепленные монастыри, остроги, и другие объекты, имеющие ярко выраженный оборонный характер.

       Первоначально на Руси строились деревянные крепости, которые позднее заменялись каменными. Но обычно строительство оборонных сооружений велось из камня или кирпича. К счастью для нас, огромное количество древнерусских крепостей построены так крепко, что дошли до наших дней. И не только сохранились, но и послужили защитой от врагов и в XVIII – XIX веках, и в XX веке тоже.

Крепость в Изборске

Детинец – Кремль Новгорода Великого. Вид с высоты птичьего полета

Крепостные стены Крома – псковского Кремля

Крепость Ивангорода, 1492 г.

Предельно лаконичная архитектура Соловецкого монастыря сливается с суровой северной природой.

Монастырь окружен крепостными стенами,

выложенными из огромных валунов (весом до 8 тонн) и гранитных камней.

Крепость сооружена в 1584 – 1594 гг. под руководством монастырского мастера Трифона.

Толщина стен до 6 метров при высоте 10 м.

Соловецкий монастырь представлял собой важную приграничную крепость с гарнизоном и артиллерией.

Стены Кирилло-Белозерского монстыря, XVI – XVII в. Общий вид со стороны Сиверского озера.

Первоклассная крепость, мощная и сильная, крупнейшая на всем Севере.

Крепостная стена с башнями окружает огромную территорию

Стены Кирилло-Белозерского монстыря, XVI – XVII в.

Троице-Сергиава лавра.

Вид с востока в середине XVII века. Реконструкция В.Балдина.

В XVII веке монастырь-крепость был осажден польско-литовкими войсками.

Осада продолжалась 16 месяцев, но овладеть крепостью захватчики не смогли

Смоленская крепость – это величественный памятник русского зодчества XVI – XVII вв.

Каменная крепостная стена высотой 10-12 м. и толщиной около 5 м, с общей протяженностью 6,5 км.

Крепость имеет 38 боевых прямоугольных, многогранных и круглых башен с бойницами.

Руководитель строительства крепости – зодчий Федор Конь

2.  «Нарышкинское» барокко. Конец  XVII в.

       Первый этап развития русского барокко относится ещё к эпохе Русского царства, с 1680-х по 1700-е годы, получившее название Московское, или «Нарышкинское» барокко Особенностью данного стиля (?) является его тесная связь с уже существовавшими русскими традициями. Стремившееся к узорочью, живописности и нарядности, своеобразное связующее звено между древнерусской архитектурой и новым стилем Барокко.

Церковь Покрова в Филях, в Москве, 1694 г.

Церковь в селе Уборы, 1694 – 1696 гг. Зодчий Яков Бухвостов.

Детали отделки второго яруса – восьмерика церкви

       И вот мы подошли к важнейшему этапу в истории Русской архитектуры. На рубеже XVII – XVIII веков заканчивается 700-летний период Древнерусской архитектуры и начинается развитие новой, ордерной по своей сущности системы. Академик Игорь Грабарь называл Древнерусскую архитектуру «До-Петровской архитектурой».

Необходимое уточнение: к Древнерусской архитектуре понятие «Стиль» вообще неприменимо, и выражение типа «церковь в Новгородском стиле» относится к разговорному жанру, и не более того. Иногда к стилям относят только «Нарышкинское» барокко второй половины XVII века.

А для нас важно то, что с этого рубежа начинается понятие «Архитектурный стиль» – то есть в истории России стили начинаются с XVIII века, со стиля Барокко.

Вторая часть исследования посвящена Архитектуре Российской империи. Стиль БАРОККО, стиль Классицизм и стиль Ампир. Об этом времени писать уже значительно проще. По сравнению с древнерусскими временами – просто энциклопедический объем знаний.

Литература:
– История русской архитектуры. – М.: Академия архитектуры СССР, Институт истории и теории архитектуры, 1956.
– Ю.П.Спегальский. Псков. – Л.- М.: Искусство, 1963.
– М.К.Каргер. Новгород Великий. – Л.- М.: Искусство, 1966.

– М.А.Ильин. Подмосковье. – М.: Искусство, 1966.

– В.И.Балдин и др. авторы. Троице – Сергиева лавра. – М.: Искусство, 1968.

– А.В.Бунин. История градостроительного искусства. Том 1. – М.: Стройиздат, 1979.

– А.В.Ополовников. Русское деревянное зодчество. – М.: Искусство, 1986.

– И.А.Воротникова, В.М.Неделин. Кремли, крепости и укрепленные монастыри Русского государства XV-XVII веков. – М: Буксмарт, 2013.

Чертежи: Выполнены мною на основе исторических материалов.

Рисунки и акварели: представлены графические работы разных лет из моего личного архива

Фотографии: по большей части приведены из интернет-журнала Архитектурный стиль.

Авторы: Наталия Чиляева, Лидия Басманова, Валентина Феофилактова, Наталия Журавлева, Галина Борисова, Ксения Чернова, Мария Долгих, Александр Липилин, Александр Ильин и др.

Конечно – много и моих фотографий.

И довольно много фотографий привлечено из сети интернета.

…………………………………………………….

Москва, 1 марта 2021 г.

архитектура

АРХИТЕКТУРА, ПЕРВОЕ ИСКУССТВО

Из всех искусств архитектура превыше всего. Для широкой публики, привыкшей к посещению музеи заполнены картинами компактных размеров, которые легко развешиваются сотнями, приоритет дано архитектуре в мире искусства может показаться странным. Но здания не восприимчивы для экспонирования в музеях, когда их сводят к фотографиям или моделям, они кажутся бледными рядом с непосредственная красота оригинальных произведений искусства.Таким образом, архитектурные памятники доступны только публике путем дальних путешествий или через специализированные книги. Историки искусства всегда относите архитектуру к другой категории; они измерили стоимость памятников по стандартам, отличным от тех, которые подходят для небольших декоративных произведений в любых Средняя.

Также и в армянском искусстве архитектура занимает почетное место.Это было первое из искусств Армении, которое было серьезно изучено, и по сей день армянская архитектура получает больше научного внимания, чем все другие искусства вместе взятые. Обособленность архитектуры из других искусств не только из-за размера, хотя, безусловно, огромная масса любого здания по сравнению с другими произведениями искусства настолько непропорциональна что невозможно ни реальное сравнение, ни труд, в случае архитектуры коллектив воли, необходимый для его создания.Потому что здания – это естественные транспортные средства для украшения они отличаются от других предметов искусства тем, что часто включают в себя два наиболее важных из других искусств: живопись и скульптура.

ФОРМЫ ЗДАНИЙ

Однако при изучении архитектуры не уделяется первостепенного внимания декору. но к структурным формам зданий и их эволюции.Таким образом, памятники анализируются по их архитектурным аспектам – общий дизайн или внешний вид интерьера и внешний вид зданий – и архитектурные соображения – используемые методы построить их. Классы построек изучаются по их планам.

Все знакомы с некоторыми общими типами строений; их имена немедленно вызывают определенные образы: небоскреб, маяк, пирамида, ветряная мельница, стадион, греческий храм.Остальные типы построек визуализируются менее точно, поскольку их формы разнообразны: например, дома и церкви сильно различаются в разных частях мира. Они архитектурно различаются материалами и методами строительства, архитектурно по их форме.

Форма здания выражается в его плане. Проще говоря, план земли, или просто план, это контур стен любого строения со всеми входами в него и другие отверстия, указанные на виде сверху здания, магически разрезанного далеко на уровне земли.Толщина темных черных линий, размер пустого пространства для дверей, точно отражают и масштабируют реальный размер стен и проемов.

A. ДОХРИСТИАНСКАЯ АРХИТЕКТУРА В АРМЕНИИ И МЕСТО ЦЕРКВИ

История армянской архитектуры – это на самом деле история развития. единого типа здания: церковь.На ум приходят два наблюдения, каждое поднимая определенные вопросы. Во-первых, поскольку церковь – это христианское здание для поклонения, и поскольку Армения была преобразована в национальное образование в начале четвертого века, Значит ли это, что до христианства в Армении не было архитектуры? Нет, мы знать, что в Армении использовались очень сложные строительные методы и сильные архитектурные традиция в камне применялась более тысячи лет до первой церкви был построен.

1. Урарту

К сожалению, сохранилась лишь горстка дохристианских примеров, и они из трех различных эпох: урартской, эллинистической и позднеримской. Они будут обсуждаться кратко в хронологическом порядке. Значительное количество храмов и укрепленный гарнизон известны города, принадлежащие царству Урарту (9-6 вв. Б.C.), наиболее известными примерами которых являются гарнизоны Эребуни [1] и Кармир Блур в Советской Армении, Топраккале, королевская столица недалеко от Вана, и храм Мусасира (известен по ассирийской резьбе). Ни один из них не выжил выше земля; все они были обнаружены в прошлом веке при археологических раскопках. Царство или само Урарту было забыто на 2500 лет после его разрушения в начало шестого века до нашей эры. пока его буквально не откопали в девятнадцатом и двадцатом веков.

В урартской архитектуре для фундамента использовался тщательно ограненный камень, часто очень большого размера. стен и опор деревянных колонн храмов и актовых залов. Компактный эффективность таких городов, как Эребуни [1], новаторский дизайн храма Мусасира и остатки простых домов с примитивными куполами указывает на процветающую архитектурную деятельность. К несчастью, из четырех веков, последовавших сразу за концом Урартского царства, нет в Армении обнаружены архитектурные памятники.Это только в веках как раз перед христианской эрой, что наше следующее звено в строительной традиции земля найдена.

2. Гарни

На месте Гарни [2,124, 164], примерно в пятидесяти километрах к северо-востоку от современного Еревана, находится ряд важных построек. пережить три разных периода. Самый старый состоит из ряда важных фрагменты оборонительной стены вокруг населенного пункта.Датируется первым веком до Господи, стена сложена из огромных монолитных камней, тщательно вырезанных. и накладывались друг на друга без использования строительного раствора. Этот метод был известен повсюду Ближний Восток в римский период. Второй период представлен великолепным, хоть и небольшой, храм Гарни [2,124, 164], следуя общему проекту греко-римского храма, столь характерного для Средиземноморья. Мир.До сих пор ведутся споры относительно использования здания (храм или летний место жительства) и дату постройки (I или III век н.э.), но без аргументов об изяществе его пропорций или мастерстве декоративных фризов. В храм оставался стоять до 1679 года, когда он был разрушен во время землетрясения. Это был восстановлен в 1970-х годах и является единственным греко-римским храмом. стоя над землей по всему Советскому Союзу.

Самым последним архитектурным памятником Гарни [2, 164] является баня, вероятно, четвертого века, раскопанная и восстановленная, как Эребуни. [1], Кармир Блур и храм Гарни [2, 164] при поощрении и поддержке правительства Армении. Бани, построенные из кирпича и вулканического камня, небольшие по размеру и повторяют общую планировку римских бань с тепидарием, кальдарием и фригидарием (теплая моечная, парная, и охлаждающая комната).Поскольку Армения была языческой на протяжении веков до христианства, другие храмы не существуют? Да, мы знаем о них из армянских историй пятого века. века, но, как говорят историки, первые христиане во главе с св. Григорием и его последователи в своем рвении умышленно разрушили все святилища языческих религия, оставив нас с архитектурной пустотой.

Б. АРМЯНСКАЯ АРХИТЕКТУРА КАК АРХИТЕКТУРА ЦЕРКВИ

Помимо этих ограниченных старинных образцов и городской архитектуры двадцатого века века в Республике Армения армянская архитектура – это в основном церковная архитектура. здания, таким образом христианская архитектура.Его продуктивная история охватывает период с четвертого по семнадцатый век. Хотя следует отметить, что в современном раз, особенно в диаспоре, церкви продолжали строиться и сейчас строятся. возведенные в большом количестве, ученые еще не изучили это явление, оставив современные Армянская церковная архитектура без корней и пока вне исторического искусства. традиция.

Второе наблюдение, вытекающее из идеи ограниченности армянской архитектуры к христианским постройкам это отсутствие каких-либо светских построек.Были ли не дворцы и крепости для королей и католиков? Или мосты и караван-сараи для размещения обширная торговля, которая проходила через страну? Разве в домах люди не жили и разве они не собирались вместе в городах? Ответ – да, но несколько примеров выжили. Обычные жилища строились из скоропортящихся материалов, дерева, сырцового кирпича, или просто закопанный в землю или на склоне холма. Раскопки средневековой столицы г. Ани [32, 33, 34, 35, 36], построенные в начале этого века, подтверждают отсутствие солидных жилищ. которые можно считать памятниками архитектуры.Несколько мостов – среди них Санаин. [38], двенадцатый век, Аштарак, семнадцатый век – и несколько караван-сараев имеют выжил; они собраны в книге В. М. Арутюняна. Камень в Звартноце были раскопаны фундаменты важных резиденций католикоса. [17, 128] и Двин. Они датируются шестым и седьмым веками. Чрезвычайно большое количество крепостей с их внутренним комплексом жилых домов, церквей и других построек был построен в Великой Армении, самый известный из которых – Амберд X века, и с двенадцатого по четырнадцатый века в Киликийской Армении, среди которых наиболее известны Сис, Лампрон [37], Корикос, Силифке, Анаварза и Иланкале.Большой том, посвященный генералу обзор армянских крепостей опубликовал отец-мхитарист М. Ованнисян; Недавно Роберт Эдвардс подробно изучил 75 киликийских армянских крепостей. (полные ссылки на все работы, цитируемые в этом тексте, см. в библиографии).

Тысячи армянских церквей были построены за долгую историю христианства. Они различались по размеру от очень маленьких до больших, хотя гигантских построек не было. как св.Петра в Риме или Святой Софии в Константинополе или больших соборов Европы. Некоторые церкви должны были стоять отдельно, в то время как другие были частью монастыри. Было разработано большое количество типов, обеспечивающих большое разнообразие внешние формы и внутренние объемы. Некоторые типы встречаются в соседних христианских области, но в Армении их планы обычно менялись, чтобы соответствовать местным условиям. Ряд уникальных церковных форм были изобретены армянскими архитекторами в их поисках. храмов, построенных еще более эффективно и эстетично.

1. КЛАССИФИКАЦИЯ ПАМЯТНИКОВ

Данные по архитектуре, как и в любой научной дисциплине, изучаются путем систематизации то, что разнообразно и неоднородно, по категориям на основе сходства характеристик и по периодам. Удобство данной методики для внятного обсуждения архитектурных особенностей никогда не должны заслонять тот факт, что такие ярлыки, как средневековье, ренессанс, модерн созданы учеными, тогда как архитекторы и строители совершенно не обращая внимания на такие соображения.Строили здания по мере необходимости. с доступным материалом и в стиле, запрошенном покровителем или в рамках владеть своей компетенцией и предпочтениями.

2. ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СТИЛЯ

Несмотря на большое разнообразие типов ранних церквей, армянская архитектура достигли отличительного стиля благодаря сочетанию ряда общих характеристик и материалы.Композиционное использование этих черт было уникальным для Армении. хотя ее северная соседняя Грузия также выиграла от процветания строительства деятельность. К концу шестого или началу седьмого века уникальный национальный стиль церкви возникла архитектура. Некоторые ученые назвали это явление первым национальный стиль в христианской архитектуре. Это было достигнуто задолго до византийской Романский и готический или менее известные эфиопские, скандинавские и славянские стили. были конкретно сформированы.

Какие особенности делают армянскую церковь мгновенно узнаваемой? Первый, все церкви построены полностью из камня. Дефицит древесины препятствовал его архитектурному употребление в средневековой Армении. За редким исключением, используемый камень представляет собой обильный вулканический туф. в Армении много цветов и оттенков: розовый, красный, оранжевый, черный. Темный базальт тоже был используется для более прочного фундамента.Только в отдаленных регионах Армении, где туф недоступен, был заменен другой камень. Во многих отношениях туф идеальный материал для строительства, потому что он легкий, легко лепить, и имеет свойство становиться более твердым и долговечным под воздействием воздуха и ход времени. Во-вторых, потолки всегда были сводчатыми. Так как древесины не было в наличии для изготовления простых плоских крыш использовались камни, но их вес требовал располагаться по дугам так, чтобы их масса могла быть направлена ​​на прочный камень. стены, а оттуда на землю.Сначала это были здания с толстыми стенами. и несколько небольших отверстий для комфортного размещения давления сверху.

В-третьих, предпочтение или слабость армян к куполу проявилась очень рано. К концу шестого века церковь без купола была немыслима. Кроме как за несколькими ранними исключениями, купол или купол был поднят над другими сводчатыми потолками. цилиндрическим барабаном (обычно многоугольным снаружи).Распространенность купола заставили архитекторов думать о зданиях с централизованной планировкой. В-четвертых, крыши были составными по своему внешнему виду, поскольку должны были покрывать своды и купола сложной, но симметричной группы внутренних пространств. Как внутренние и внешние стены и барабан, они тоже были сделаны из туфа, тонко нарезанного на однородную черепицу. Эти не все черты, присущие армянской архитектуре, скорее они обеспечивают стилистическое сходство, так быстро воспринимаемое глазом при взгляде на армянский церкви.Однако каждая церковь – это индивидуальное творение, отличающееся своей внутренней сущностью. и внешний вид, его размер и его украшение. Большинство из них принадлежит к определенному классу зданий, хотя некоторые из них уникальны. Почти все памятники любого периода имеют план местности. разработаны в течение первых трехсот лет христианства в Армении (четвертый до седьмого века), когда творческая энергия армянских архитекторов казалась преодолеть все препятствия, порожденные каменным строительством, ищущим все более внутреннее простор и менее массивные конструкции.

C. ПЕРИОДИЗАЦИЯ АРХИТЕКТУРЫ АРМЕНИИ

Исторические перипетии армянского народа точно отражены в моменты расцвета и упадка его архитектуры. Четыре различных периода строительства активность, перемежаемая почти столь же продолжительными периодами застоя, отражает политическую сила или слабость правителей Армении.

1. Период становления (с четвертого по седьмой века)

Первый или период становления армянской архитектуры – самый блестящий, золотой эпоха, параллельная золотому веку армянской письменности. Это также самый продолжительный период начиная с обращения в христианство в четвертом веке, хотя немногие сохранившиеся памятники могут быть датированы так рано и заканчиваются арабским вторжением и оккупацией Армении, которая в середине седьмого века внезапно разрушила крепкую архитектурную традиция в зените.Затем два полных века проходят без церквей и других памятников. возводится в Армении.

2. Возрождение Багратидов (с девятого по одиннадцатый века)

Второй период начинается почти одновременно с восстановлением Багратидов. королевство в 880-х годах, сначала очень медленно, начиная с бессовестной имитации существующего структуры от периода формирования до техник, забытых во время перерыва семи или восьми поколений были снова освоены.Десятый и одиннадцатый века, под покровительством багратидских царей Ани и Карса, Арцруни Ахтамара [26, 161] и территория вокруг озера Ван и правители Сюника не только свидетельствуют о новая архитектурная энергия прекрасно сочетается с навыками, которые привели к старым формы, но тот, который начал вводить новшества и экспериментировать в поисках большего роста и пространство для новых форм. Как и предыдущий период, этот тоже был обречен внезапная потеря политической автономии в результате ослабления армянских царств Византийской империей и их окончательное разрушение вторжением сельджуков Турки после середины XI века.

3. Расцвет монастырей (с двенадцатого по четырнадцатый века)

Начало следующего периода совпало с обретением Грузией независимости на конец XII века при царице Тамар и ее армянских генералах Иване и Закаре. Армянская династия Закаридов обеспечивала необходимую безопасность, необходимую для расцвет архитектуры, строительство и расширение больших монастырских комплексы.С двенадцатого по четырнадцатый век началось новое возрождение, поощрявшее и покровительствуемый большими дворянскими семьями, дал армянской архитектуре последний творческий путь. за мгновение до новых страданий и застоя пятнадцатого и шестнадцатого веков.

4. Семнадцатый век

Последовательные вторжения Тимура Ланга в Великую Армению в конце четырнадцатого века. век, совпадающий с разрушением Армянского Киликийского царства Мамлюки в 1375 году прекратили архитектурную деятельность на протяжении почти 250 лет.Никаких новостроек возводились до семнадцатого века, а существующие постройки почти не ремонтировались. В семнадцатом веке окончательное национальное возрождение под властью Сефевидов. Шахи Ирана построили ограниченную серию новых построек [56, 57, 58, 59, 60], церкви в Мугни [58] и Шогакат [59] в Эчмиадзине являются двумя важными примерами в Великой Армении и церквях Новая Джульфа [57], армянский пригород Исфахана, является самым известным диаспорским памятником.В течение в этот период были восстановлены и расширены многие старые памятники: среди наиболее известных – Ахтамар [26], собор Эчмиадзина [3, 4], Хрипсиме [13, 14].

5. Современная армянская архитектура

Новаторская архитектура после семнадцатого века остановилась в собственно Армении, но армянская архитектура продолжалась в городах диаспоры, таких как Константинополь, Тифлис, и более отдаленные районы, такие как Сингапур.Во второй половине девятнадцатого века развитие новой архитектуры во всех армянских общинах было вдохновлено национальным возрождение. В 1915 году и после того, как армянская культура полностью остановилась в древней родная страна. Армянское население Восточной Анатолии было рассеяно, а оставшиеся остатки депортированы. Было уничтожено большое количество древних средневековых памятников. В течение В те же годы большевистская революция и последствия ее антирелигиозной пропаганды после того, как Армянская Республика стала Советской республикой в ​​1920 году, построек культа, а иногда и в их разрушении.

Только после Второй мировой войны произошло демографическое расширение и постоянная иммиграция. нация проявляет потребность в новых церковных зданиях. Везде в диаспоре, но особенно в Америке и Западной Европе строились и строятся новые церкви. В армении та же тенденция набирала силу, особенно в 1980-е годы, под руководством Католикоса Всех Армян Вазгена I и Комитета Сохранения памятников, за реставрацию и даже восстановление сотен средневековых памятников, подпадающих под его юрисдикцию.Большое количество церквей и монастыри, секвестированные советской властью, были возвращены католикосу. новой Армянской Республикой.

Д. СПОСОБЫ СТРОИТЕЛЬСТВА

Армянские архитекторы и каменщики в течение первых двух столетий после преобразования христианству развил характерный строительный опыт, связанный с почти все армянские постройки построены после шестого века.Прежде чем приступить к формальным шагам Для достижения этих результатов необходимо понимать саму строительную технику. Архитектурная проблема была особенной: как строить церкви со сложным интерьером. объемы в камне, которые выдержали бы огромный вес каменных сводов и кровля, а не рассыпаться под сотрясениями землетрясений. Армения – это сильно вулканические и сейсмически активные земли.Боковое движение, вызванное подземными толчками. может легко нарушить зачастую хрупкое равновесие сил, сложившееся для поддержки каменных куполов. Основным решением было умелое использование бетона, а не форма, которую мы знаем о нем сегодня, но похожая на ту, что была разработана в римской архитектуре на Ближнем Востоке, возможно, первоисточники, из которых армянские ремесленники заимствовали формула. Здания создавались практически с нуля, но вместо этого современного использования деревянных форм, в которые густая жидкая смесь цемента, щебня, заливается песок – современный бетон, применялся более комплексный метод.

На современные бетонные постройки добавлен декоративный облицовочный материал, чаще всего мрамор. потом. Этот внешний сайдинг не имеет органического отношения к строительному процессу. В случае с Арменией параллельные формы, используемые для содержания внутреннего ядра строительного раствора. были мелко нарезанные плиты туфа. Возвышаясь на несколько рядов за раз, эти туфовые формы склеиваются постоянно на влажную смесь (состоящую из битого туфа, часто большого размера, и другие камни, известковый раствор и обычно яйца) насыпали между ними.Как привязка при высыхании материала он образовывал почти твердую, похожую на бетон массу, которая из-за свойство туфа, о котором говорилось ранее, со временем затвердело.

Для архитектурных сил это внутреннее ядро ​​является главной опорой, передатчиком вес сводчатых крыш и куполов, а не тщательно вырезанный внешний вид кладка, которой мы восхищаемся. Кроме того, такой способ медленного возведения здания был простирается над уровнем стен прямо в своды, барабан и купол, придающий всей конструкции солидность, ассоциирующуюся с железобетонным покрытием сегодня.Архитекторы использовали различные нововведения, чтобы постоянно улучшать качество их работы, например туф меньшей плотности или большие терракотовые кувшины часто использовались в сердцевине куполов, чтобы уменьшить их вес.

Облицовка внутренних и наружных стен, хотя и играла второстепенную роль в поддержка, была выполнена с большой осторожностью. Было эстетическое соображение, которое сыграло с естественной красотой туфа двумя основными способами.Часто все здание быть изготовленным из туфа точно такого же цвета и оттенка. Идеально ограненный камень обычно накладывались одно на другое без использования раствора. Чтобы придать некоторым зданиям идеальный вид единый и неповторимый вид, туф одного цвета растерли в порошок, который затем наносится вдоль швов, скрывая их и создавая эффект стен без швы. Другое важное использование туфа заключалось в том, чтобы выделить, а не скрыть различия. в цвете.Блоки контрастных цветов были сопоставлены, чтобы получить шахматную доску или другое декоративные эффекты.

Более важной причиной ухода за стенами из туфа была защита от землетрясения. Удары по зданию, обычно колеблющиеся, могут ускориться. отделение и падение каменных блоков от внутреннего ядра. Срезанием фаски плиты туфа, варьируя их размер и высоту, и разбивая прямую вертикаль и горизонтальные линии последовательных рядов, было получено очень прочное сцепление поверхности.Тем не менее, спустя более тысячи лет некоторые средневековые армянские церкви были заброшены. веками к стихиям и вандализму сегодня стоят, как будто обнаженные, только их внутреннее бетонное ядро ​​не повреждено. Внешние камни либо отпали, либо намеренно вырваны современными сельскими жителями в поисках готовых строительных материалов для их дома.

После усовершенствования этот метод строительства стал стандартом в наше время.Его эволюцию осторожно взяли на себя несколько поколений строителей четвертого поколения. пятого и шестого веков, которые столкнулись с проблемой покровительства со стороны все части новообращенной Армении. Земля превратилась в экспериментальную мастерскую для архитектуры точно так же, как в Римской империи после ее принятия христианства в том же четвертом веке. Армянские архитекторы, отвергнув использование дерева для кровли, как в соседней Сирии, и кирпича, с которым легче работать. столь популярные в Римской и Византийской империях на западе, противостояли неблагодарным задача всего каменного строительства с упорством и гениальностью.Ранние церкви какой бы дизайн ни отличался использованием тяжелого и толстого камня для стен, часто с раствором, помещенным между швами. Внутреннее ядро ​​было настолько узким, что настоящий Работы по опоре надстройки выполняли сами стены. Постепенно в пятом и шестом веках, поскольку масоны увидели, что купола и своды более ранних здания были прочными и устойчивыми к ударам, каменные блоки стали тоньше а внутреннее ядро ​​раствора шире.В конце концов, большие каменные блоки были зарезервированы для самые низкие уровни и для углов, где встречаются две стены. К концу шестого века доверие архитекторов было таково, что окна и другие проемы были добавлены к зданиям, в то время как купола стали больше и внутреннее управление пространством более дерзкий. Некоторые купола действительно страдали конструктивными недостатками, некоторые пришлось перестраивать, но в целом, как и многочисленные памятники, воздвигнутые более тысячи лет назад красноречиво свидетельствуют, труд армянских мастеров был выполнен на вечность.

E. ФОРМЫ АРМЯНСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ

В ранний период было столько инноваций, так много архитектурных экспериментов выполнялись одновременно, что невозможно представить историческое развитие армянских памятников строго линейно. Однако был в определенных областях развития, например, при разработке бетонного ядра описанная выше техника, примерно описываемое движение вперед.Остальное эссе, представляя различные памятники, проиллюстрированные в фотографическом комплименте сопровождающая его, будет посвящена объяснению основных типов церквей. здания, используемые в Армении.

1. Базилика и однонефная церковь

Самыми ранними церковными постройками в Армении были базилики, из которых не менее семи сохранились [6, 7, 8].У всех по три прохода. Был и более простой вариант – залная церковь с однопроходный (Lernakerd [5]). Большое количество этих однонефных церквей было построено с четвертого по шестые века. Они разного размера и встречаются по всей стране. У некоторых разновидностей есть помещение для литургических целей, примыкающее к апсиде (Карнут, Дираклар), а иногда и крытое крыльцо с одной стороны (Танахат, Гарни и Двин).Вариации чистого базиликанского плана включают неф, заканчивающийся выступающей или выступающей апсидой и боковые проходы с апсидами, такими как Касах [8], Егвард и Двин; с добавлением двух камер по бокам апсиды, которые курс уже не так важен, как Аштарак, Циранавор и Цитернаванк [7]; с крытыми крыльцами на севере и юге и покоями на востоке, как Текор, или камеры на обоих концах как Эрерук [6].

Так как датировка большинства армянских базилик приблизительна, нет определенной хронологической прогрессирование по типу может быть определено.Армянские базилики похожи на сирийское разнообразие, и, как и многие ранние христианские доктрины и практики, базиликанский форма должна была попасть в Армению от этого южного соседа. Однако есть характерные различия. Армянские базилики построены из камня и почти все без исключения имеют каменные своды над проходами и нефами, тогда как в Сирии, хотя стены и апсиды имеют Каменные крыши, как правило, нескладчатые и деревянные, как византийские и римские.Одна крыша покрывает центральные и боковые нефы в большинстве армянских базилик, в то время как в Сирии и на Западе центральный неф обычно имеет отдельную более высокую крышу.

2. Базилика с куполом и однонефная церковь с куполом

Любовь армян к своду и куполу вскоре привела к преобразованию как церкви с одним залом, так и трехнефной базилики (форма считается чуждой в Армению) к купольному зданию, в котором купол служил центром внимания.К в конце пятого или начале шестого века базилика Текор была изменена добавлением купола над центральной нишей нефа; в первой четверти следующего века таким же образом был изменен базиликанский собор Двин. Возможно, одновременно начиная с пятого века в Зовуни, церкви с одним проходом с центральным построены купола, опирающиеся на массивные опоры, выступающие из северной и южной стен. (Птгхни [9], шестой век; Талыш или Арух, седьмой век; а после девятого века, Мармашен [28], Амберд, 126 [30], С.Мариам в Бжни [31] и церковь Тиграна Хоненца [36, 163] в Ани. В седьмом веке были построены базилики, похожие на Текор, с куполами. покоится на четырех центральных отдельно стоящих колоннах: Одзун [20, 126], Багаван, Мрен, Гаяне [15, 16], Талин [19, 125] и знаменитый собор Ани (989–1001) [33, 34 ]. Однако на данном этапе термин базилика уже не полностью соответствует последней группе, если мы удалим восточный конец с апсидой и боковыми комнатами церквей Мрен и Гаяне [15, 16], у нас остается почти квадратная внутренняя часть из девяти заливов, центральная из которых имеет купол.

3. Центральный план

Поистине централизованно спланированные купольные церкви разных моделей были построены во время шестого и седьмого века и, возможно, даже в конце пятого века во время реконструкция самого Эчмиадзина [3, 4]. В Агараке есть четырехугольная или четырехлистная церковь, состоящая из четырех выступающих частей. апсиды, соединенные без перегородок, поддерживающие купол.Еще одна серия хорошо известных крестообразные часовни и церкви небольших размеров имеют внешний план по форме греческого креста с плечиками равной длины, образующими наружный тетраконх (Mankanots ‘, Святой Саркис в Бжни [23] и Таркманчац), или с таким же внешним видом и только с одной апсидой на восточном конце. (Кармравор [21] и Лмбатаванк ‘), или с вытянутым западным плечом и тремя внутренними апсидами, образующими трилистник (св.Анания в Аламане и св. Мариам в Талине [22]).

4. Квадрат с опорными нишами

Другой вариант четырехлистника, который Йозеф Стшиговский назвал нишевым подкреплением. квадратная, имеет четыре апсиды, выступающие из середины каждой из четырех стен квадрата; вес расположенного в центре купола поглощается этими четырьмя выступающими нишами которые укрепляют стены.Все такие церкви имеют пару комнат, добавленных к святилищу; у одного типа купол опирается на четыре отдельно стоящих столба с подвесками (кладка углы в форме сферических треугольников), которые образуют круглую основу в качестве переходного элемент для цилиндрического барабана. Наиболее известные примеры – Эчмиадзин [3, 4] и Багаран. Другой тип – купол, закрывающий весь интерьер и опирающийся на на восьмиугольном основании и барабане, образованном стенками и четырьмя угловыми скобами (арками): Мастара [10], Артик [18], Воскепар и церковь Святых Апостолов в Карсе [25].

5. Hrip’simé Тип

Самый развитый центральный план и тот, который считается наиболее уникальным армянским (или Кавказский, так как ранние образцы встречаются и в Грузии) – излучающий или Hrip’simé тип [11, 12, 13, 14, 26], получивший свое название от самого известного примера – церкви Св. Хрипсиме. [13, 14] построен в 618 году в Эчмиадзине. Однако самый старый из датированных памятников этой формы это церковь в Аване (591-609) [11] недалеко от Еревана, хотя некоторые итальянские ученые предполагают, что церковь в Сорадире [12] к востоку от озера Ван может быть еще более ранним прототипом шестого века.Базовый план типа Hrip’simé – это внутренний тетраконх, то есть внутренние апсиды, соединенные с образуют форму четырехлистного клевера. На пересечении этих апсид в каждом из углов глубокие круглые ниши (трехчетвертные цилиндры), которые вместе с самими четырьмя апсидами создать восьмиугольное основание как опору для высокого цилиндрического барабана. Это в свою очередь венчает обычный купол.

За угловыми нишами выходят четыре камеры круглой формы (Аван [ 11]) или чаще квадратные (Hrip’simé [12, 13, 14] и Sisian).Этот очень симметричный план обеспечивает пропорционально большое внутреннее пространство. должны быть созданы, без препятствий для колонн или опор. Но поскольку этот сложный внутренний пространство заключено в массивные каменные стены, экстерьер здания на армянском архитектура, часто не отражает контур интерьера. Высокий барабан поддерживающий купол пронизан окнами, пропускающими свет в большое центральное пространство; окна на других стенах относительно небольшие.

Каждый из фасадов Хрипсиме [13, 14] и Сисиана изрезан парами глубоких треугольных щелей, которые образуют рельеф. в противном случае скрытый внутренний тетраконх. Только внешний вид Сорадира [12] (и церкви Ахтамара 10 века [26], которая копирует план Сорадира [12] за вычетом угловых комнат) в некоторой степени имеет внешний вид, который отражает артикуляция интерьера.

6.Круговой план

Окончательный дизайн централизованного плана – это, конечно, идеально круглая церковь. В седьмом веке проходной тетраконх Звартноца [17, 128] усовершенствовал круговой план. Церковь действительно 32-сторонняя. Его куполообразный четырехлистник Интерьер достигал около сорока метров в высоту. Внутреннее наземное пространство, согласно последняя реконструкция С. Мнацаканяна, была окружена одноярусной амбулаторный с открытыми проходами, ведущими в центр через аркаду, состоящую из шесть столбцов на каждой из северной, западной и южной долей тетраконха.Этот впечатляющий здание, построенное католикосом Нерсесом III между 641 и 653 годами, имело общий диаметр равняется его высоте. Другие круглые церкви седьмого века включают октафольги. Зоравар и Иринд. Сам план Звартноца [17, 128] позже был воспроизведен как в Грузии, так и в Армении, наиболее известным примером является почти точная копия его в церкви Гагикашен XI века в Ани, которая Сам Звартноц [17, 128] теперь разрушен.Среди более поздних круговых планов – церковь Святого Саркиса. в Хцконке [35] и шестиугольниках церкви пастыря и св. Григория Абугамренца у Ани.

7. Гавит или Джаматун

К середине VII века в армянской архитектуре сформировалось большинство основных форм. Во время различных архитектурных ренессансов средневекового периода эти формы были имитированы и переработаны.Единственным исключением был недавно разработанный нартекс, названный гавит или джаматун по-армянски [43]. Эти специальные квадратные залы обычно пристраивались к западному входу церквей. Они были очень популярны в монастырских комплексах, где служили конференц-залами и вестибюли. Двенадцатый – четырнадцатый века были периодом большой экспансии. монастырей (по-армянски ванк), в которых во время опасности размещались и соседние жители деревни.Пары больших пересекающихся арок [41], поддерживаемые четырьмя прочными и приземистыми колоннами, поддерживали крыши джаматунов. Их перекресток в верхней части зала создал открытый фонарь для света и воздух. Стены были массивными, в них было мало окон. Отлично сохранился примеры можно найти в Ахбате [41], Санаине [43], Гегарте [45, 135], Гошаванке [49], Магараванке и Ованаванке [46].

Ф.Современная церковная архитектура

Современная армянская архитектура, особенно в церковном дизайне, чрезвычайно зависима от по древней традиции. Большинство новостроек либо сознательно имитируют самые известные памятники четвертого-седьмого веков, заменяющие современные строительные такие достижения, как армированный и заливной бетон для традиционных армянских методов, или они сочетают в себе элементы – тектонические или декоративные – из нескольких старых церквей с результатами, которые часто представляют собой гибридную амальгаму.К сожалению, несмотря на большое количество армянских архитекторов в Армении и в диаспоре и многочисленные возможности для новый церковный дизайн, новаторство и вдохновение кажутся недостаточными. Готовность армянского архитекторы и каменщики прошлого постоянно экспериментировали с новыми формами. путь к консервативным современным церковным советам и архитекторам, которые, кажется, боятся отклоняться из древней и славной традиции.

Первая выставка «Заповедник деревянного зодчества» откроется на ВДНХ / Новости / Сайт Москвы

Первая выставка «Заповедник деревянного зодчества» пройдет с 8 августа по 18 октября в павильоне 67 на ВДНХ. Посетители узнают об убранстве традиционных русских деревянных домов и царских покоев, а также увидят образцы традиционной архитектурной резьбы по дереву, сохранившиеся до наших дней.

Оригинал 16 ‒19 век резьба по дереву в традиционной архитектуре и памятники деревянного зодчества, находящиеся в музее-заповеднике «Коломенское», будут представлены на выставке.Вход свободный, регистрация не требуется. Организаторами проекта выступили ВДНХ и Московский государственный объединенный музей-заповедник.

«Не случайно выставка Первого Заповедника деревянного зодчества будет проходить в павильоне 67. С пятью монументальными панно, посвященными различным областям народного хозяйства, на фронтоне и массивными резными дверями главного входа с изображениями еловых веток. птицы и белки, дизайн павильона – один из ярких образцов деревянного зодчества на ВДНХ », – отметили в пресс-службе ВДНХ.

Выставка разделена на четыре тематических раздела . В его центре представлены экспонаты, представляющие традиционную архитектурную резьбу по дереву 16 -го –19 -го веков, такие как элементы структуры и декора, использованные в крестьянских деревянных домах в селе Коломенском, деревнях Поволжья и северных территорий России.

Изюминкой первой секции является резной фронтон дома в Нижегородской области, сохранившийся с 1870 года.Фронтон – образец мастерства русских плотников и резчиков по дереву. Его конструктивные элементы украшены цветочной резьбой по дереву с изображением солнца посередине.

Вторая часть выставки посвящена фортификационному зодчеству Древней Руси. Посетители увидят резные фрагменты 17 оборонительных сооружений -го -го века из Приангарья и Русского Севера. Среди экспонатов – фотографии и рисунки Моховой башни Сумского подземелья и надвратной башни Николо-Корельского монастыря, перенесенных и установленных в Коломенском в начале 1930-х годов.

Интерактивная зона третьей секции познакомит посетителей с линейными мерами, которые применялись в строительстве в старину. Четвертый раздел экспозиции посвящен истории музея-заповедника, где представлена ​​информация о медоварне 17 -го века (одна из первых достопримечательностей в коллекции Коломенского), перенесенном из Архангельска Доме Петра Великого и церкви. Георгия Победоносца 1685 года постройки.

Выставка открыта всю неделю, кроме понедельника, с 11.00 до 22.00.На территории выставки действует временный регламент. В частности, в павильон одновременно могут находиться не более 20 посетителей. Посетители должны принимать меры предосторожности и соблюдать социальное дистанцирование.

Помимо павильона 67, элементы деревянного зодчества встречаются и в оформлении других исторических зданий на ВДНХ – например, павильон 30 «Промышленная микробиология» с резным фронтоном, над главным входом которого украшен букетами цветов, и павильоны 467 и 518, на котором расположены здания. их тематический декор.

ВДНХ – уникальная публичная площадка с 80-летней историей. Выставка занимает более 325 гектаров и включает 49 объектов культурного наследия, в том числе исторические павильоны и фонтаны. В 2019 году парк и выставку посетили 33 миллиона человек.

Этим летом менеджеры парка разработали три пешеходных маршрута вокруг выставки, исходя из предпочтений посетителей и подробного путеводителя по фонтанам. Танцевальный сезон в парке в самом разгаре, также работает лодочная станция.

Английский Здания: … c 1500-1700

Это вторая страница из серии кратких введений в историю английской архитектуры, проиллюстрированных ссылками на сообщения в этом блоге. Эта страница посвящена периодам Тюдоров и Стюартов, то есть XVI и XVII векам.

Тюдоровская архитектура


В 1485 году первый тюдоровский монарх Генрих VII вступил на престол в Англии. Пятьдесят лет спустя его сын Генрих VIII порвал с Римом, стал главой церкви в Англии и начал процесс, который привел к роспуску монастырей в его королевстве.В этом новом политическом и религиозном климате строительство церквей замедлилось. С другой стороны, в этот период было построено много домов – возросшее богатство короны, и особенно высших классов, сделало 16 век великим веком отечественной архитектуры.

В XVI и XVII веках в английской архитектуре произошли радикальные изменения, вызванные, в основном, двумя факторами: во-первых, влиянием Возрождения, принесшим в Британию влияние классического искусства и дизайна; во-вторых, тот факт, что в тот период было перестроено так много зданий, что историки говорят о «Великой перестройке» или «великих перестройках», преобразивших страну.

Великие перестройки


В течение примерно 70 лет между 1570 и 1640 годами улучшение экономических условий привело к перестройке тысяч домов – особенно в южной Англии, начиная с юго-востока и распространившись по юго-западу во второй половине периода. После того, как переворот гражданской войны в Англии остановил строительство во многих местах, восстановление, похоже, продолжалось в северной Англии и Уэльсе после 1670 года. Эти даты являются приблизительными и являются предметом научных дискуссий, но указывают на широкую закономерность.

Великие перестройки дали многим людям дома более крупной и прочной конструкции. В одноэтажных домах (или одноэтажных с чердаком с мансардными окнами) зачастую верхний этаж был в полный рост. Часто дополнительный уровень достигался за счет строительства нового этажа одноэтажного холла, чтобы разделить его на две части по горизонтали. В каменных районах дома с деревянным каркасом часто перестраивались из камня; в других местах были обновлены деревянные каркасы. Хорошо сделанная деревянная рама с плотными шипами, которую можно увидеть на «Голове Сарацина», Kings Norton, построенная в конце 15-го и начале 16-го веков, является хорошим примером такого рода тюдоровских деревянных каркасных построек.Прекрасный ресторан Paycocke’s, Coggeshall, также построенный в начале 16 века, во всяком случае, является еще более великолепным примером. Стекло стало более доступным, а окна в домах стали больше. Дома, состоявшие в основном из одной большой комнаты с центральным очагом и дымовой дырой в крыше, приобретали меньшие и более удобные комнаты с настоящими каминами.

Многие дома эпохи Тюдоров сохранились, и многие из них представляют собой скромные народные постройки. Другими словами, они построены в соответствии с местными традициями местными жителями с использованием местных материалов – известняка в Котсуолдсе, мела в Чилтернах, деревянных каркасов в Уэльских маршах, местной глины в Девоне и так далее.Кроме того, в некоторых районах, где не было хорошего строительного камня, использовался новый материал, мало использовавшийся в средние века: кирпич. Хотя снаружи они выглядели скромно, внутри они, вероятно, были ярко декорированы. В то время как деревянные панели и богатые гобелены покрывали стены домов богатых, некоторые люди обходились росписью, как это видно в редкой сохранившейся расписной комнате в Ледбери, Херефордшир (изображение выше).

Эта местная мода и способы строительства все еще сохраняются в местах, которые мы теперь считаем «неиспорченными» современными материалами и строительными технологиями.Они являются частью того, что придает регионам страны их местную самобытность. Народная архитектура была также способом, выбранным строителями первых нонконформистских часовен и молитвенных домов, самые ранние из которых относятся к периоду Тюдоров. Некоторые из них, например, в Хорнингшеме, с соломенной крышей и простыми окнами, с первого взгляда легко принять за дома.

Это был также знаменательный период для основания школ – отчасти для того, чтобы компенсировать образовательный пробел, оставшийся после распада монастырей, и заложить основы образования в протестантских традициях.Елизаветинские гимназии, как и в Берфорде, тоже часто были на местном языке.

Тюдоровский стиль


Грандиозные здания – например, дома знати и аристократии – строились более тщательно. Хотя их фасады могли быть довольно простыми, с рядами окон с многослойными окнами и, возможно, некоторыми украшениями вокруг дверного проема, как в Canons Ashby (рисунок выше), их экстерьеры часто создавались для галочки, с действительно большими, многослойными окнами, выступающими нишами и эркерами, высокие, богато украшенные дымоходы и выступающие фронтоны, иногда изогнутые в голландском стиле.Хотя большие окна и декоративные элементы резко отличают эти дома от зданий прошлого века, в них часто остаются элементы позднеготического стиля того века – арки и дверные проемы, как правило, плоского четырехцентрового типа, которые часто встречались в XV веке. церкви века, например. Такая архитектура идеально подходит для загородных домов, таких как Замок Бротон в Оксфордшире и богато украшенная сторожка в Каутон-Корт в Уорикшире, а также фасады Дома Стэнвей в Глостершире с множеством окон (фото вверху).

Местный ренессанс


Было еще одно жизненно важное влияние на архитектуру периода Тюдоров, особенно в более величественных домах: искусство эпохи Возрождения и его возрождение классического искусства, которое началось в Италии и распространилось на север по всей континентальной Европе. В архитектуре это означало, прежде всего, копирование порядков – «модусов» классической архитектуры с их отличительной визуальной идентичностью: дорическим, ионическим, коринфским и т. Д.

Но тюдоровские строители не пошли в Грецию и не копировали храмы; в основном они не доходили даже до Рима.Они переняли свой классицизм из вторых или третьих рук – из книг, из французских зданий, из намеков из Нидерландов – и добавили свои собственные эксцентричные местные изюминки.

Это придает английскому классицизму 16 века уникальный, а иногда и странный характер. Он полон причудливых резных завитушек и причудливых узоров. Его заказы часто не имеют «правильных» классических пропорций. Иногда он сочетается с готическими элементами (готика, как стиль церковного строительства, сохранилась в 16-17 веках), как в необычном церковном крыльце в Саннингвелле (рисунок выше).Но он живой, и на него часто приятно смотреть. Одно из лучших мест, где его можно найти, – это величественные дома и величественные памятники в церквях. Некоторые из этих памятников представляют собой большие конструкции с навесами, похожие на маленькие постройки сами по себе. Другие демонстрируют восхитительную резьбу, намекая в своем предмете на расширяющиеся перспективы английской культуры по мере того, как исследователи страны плыли все дальше и дальше по всему миру.

Большие дома, дома вундеркиндов

Большие дома с этим эксцентричным классическим орнаментом включают некоторые из наших самых удивительных построек.Хардвик-холл, Дербишир, с его огромными окнами и очаровательными интерьерами, Берли-Хаус с его вершинами и башнями на горизонте, а также сложные здания, такие как Кирби-холл, представляют собой ошеломляющие сооружения, большие, сложные и богато украшенные. В них сочетаются классические детали дорического, ионического и коринфского ордеров с огромными окнами и, как правило, симметричная планировка, которая очень далека от архитектурной неразберихи средневековой домашней застройки. Внутри они имеют деревянные панели, тщательно продуманные камины и богатые гипсовые потолки, украшающие великолепные комнаты, включая просторные гостиные и длинные галереи. Эти дома, огромные, сложные и богато украшенные, по праву заслужили прозвище «дома вундеркиндов».У них есть и более скромные кузены: особняки, которые разделяют некоторые черты архитектуры Тюдоров, но иногда с более богато украшенными фронтонами и небольшим количеством классических деталей, которые, кажется, напоминают их более роскошные аналоги.

Архитектура Стюарта


Когда Яков I взошел на престол в качестве первого короля Англии Стюарта в 1603 году, разнообразные традиции архитектуры Тюдоров продолжились. Строительство с деревянным каркасом по-прежнему часто использовалось для небольших зданий.В некоторых престижных домах деревянные изделия могут быть очень сложными и богато украшенными, как в доме, который сейчас является отелем Feathers в Ладлоу, Шропшир. По-прежнему строились большие загородные дома с симметричными рядами больших многосекционных окон, нишами и богато украшенными интерьерами – один из примеров – Честлтон в Оксфордшире; Рушам в том же округе, хотя и измененный, является другим. Дом Naas House в Глостершире, третий, оживляет этот стиль архитектуры с восхитительным куполом в форме овала и смотровой площадкой на крыше.В Стэнвее, графство Глостершир, находится выдающаяся сторожка в этом стиле, но с различными классическими элементами, такими как колонны по обе стороны от входа. Такие здания могут иметь интерьеры, обшитые деревянными панелями и украшенные буйной резьбой, во многом заимствованной из режима Тюдоров, как, например, необычный каминный пол в солнечном замке Стоксей. Городские здания все еще могли отображать в своем убранстве деревенскую версию классицизма и мифологии или ряды простых, неопределенно классических арок в своей структуре.Народная традиция продолжилась, когда дело дошло до небольших домов и зданий, таких как школы. А готика все еще иногда использовалась для церквей.

Но в Лондоне дул новый стилистический ветер, принесший более научную, правильную форму классицизма. Главным представителем этого нового классицизма был Иниго Джонс, проектировавший здания для королевского двора. Джонс посетил Италию, изучал там архитектуру и прочитал великий архитектурный учебник Андреа Палладио, I Quattro Libra dell’architettura .Он стал одним из самых влиятельных английских архитекторов.

В результате здания Джонса гораздо более классические, чем все, что производилось в Англии до этого. У них правильный порядок и идеальные пропорции – комнаты часто имеют форму идеальных кубов или двойных кубов, например. Лишь горстка его построек сохранилась, но они оказали большое влияние. Банкетный дом в Уайтхолле, Королевский дом в Гринвиче и церковь Святого Павла в Ковент-Гардене познакомили британцев с портиками, правильно оформленными орденами и классическими пропорциями и помогли установить стиль на десятилетия и даже столетия.

За ними последовали и другие классики, один из которых спроектировал соблазнительные ворота возле церкви в Грейт-Тью, Оксфордшир. Одним из этих классиков 17-го века был сподвижник Джонса Николас Стоун, дизайнер, среди прочего, старых водных ворот (фото выше), которые сейчас находятся в саду на набережной в Лондоне. Стоун развил мускулистый классицизм, типичный для этого маленького здания, в нечто более пышное и подлинно барочное в одном здании, необычном крыльце церкви Святой Марии в Оксфорде; этот стиль барокко был тесно связан с высокими церковными верованиями архиепископа Лауда и его последователей, и его развитие было прервано Гражданской войной.Уникальная классическая ветряная мельница в Честертоне, Уорикшир, – еще один пример необычного использования новой архитектуры. Уже в подобных зданиях начала 17 века из целомудренного и чистого стиля Иниго Джонса развивался более энергичный, эксцентричный классицизм. Влияние такой энергичной, протобарочной работы можно увидеть в более скромных домах с деревянным каркасом, с их причудливыми фронтонами, рядами эркеров и декоративной отделкой – есть пример этого на доме 1650 года. Банбери.

Архитектура позднего Стюарта


Вслед за Джонсом появился ряд архитекторов, которые развивали его идеи и преследовали собственные идеи. Некоторые из них, например Джон Уэбб, продолжили классическую нить там, где ее оставил Джонс. Другие развили тип дома, который стал особенно влиятельным и считается типично английским. У этого типа дома были симметричные фасады с рядами одинаковых окон, центральный дверной проем, шатровая крыша с мансардными окнами и высокие дымоходы.Прекрасным ранним образцом из кирпича является Старый дом в Кибуорт-Харкорт, Лестершир. Другой, каменный и более крупный, – это Поместье Липиаттов Нижнего мира в Глостершире. Подоконники более крупные и известные образцы, такие как влиятельный дом Coleshill (больше не существующий), помогли распространить моду на такие дома повсюду.

Обе эти нити сошлись воедино в работе самого известного из всех английских архитекторов Кристофера Рена. Рен, ученый, математик и архитектор, по-новому объединил архитектурные идеи – идеи пространства, формы и декора.Он хорошо известен как архитектор собора Святого Павла с его оригинально спроектированным куполом, а также создал множество небольших церквей в Лондоне. Многие из них объединяют классические пропорции с готической идеей шпиля, создавая конструкции, непохожие на все остальное до них. Рен мог также спроектировать более чисто готические конструкции, как показывает его церковь Святой Марии Олдермари. Однако не на каждую церковь повлиял Рен, как видно из необычного убранства народного искусства в Бромфилде, Шропшир.

Но влияние Рена на классические здания было глубоким и стойким – он, вероятно, консультировал каменщика Кристофера Кемпстера по поводу одной из самых великолепных ратуш в Англии, той, что возвышается над центром Абингдона (рисунок выше) – и Рен также был известен своими большими домами. Построенный из кирпича с каменной отделкой, сохранившийся в английском стиле во дворце Хэмптон-Корт, а также в лондонском Marlborough House, был построен в начале 18 века.

Величайшим учеником Рена и когда-то соавтором был Николас Хоксмур, который работал с мастером над собором Святого Павла, а затем самостоятельно спроектировал выдающиеся здания – как церкви, так и загородные дома.Здания Хоксмура более громоздкие по характеру, чем здания Рена, более умышленно оригинальные. Ему нравятся массивные массивные кладки, башни и шпили необычной формы, окна в форме кругов или полукругов. Его здания, такие как великие лондонские церкви Крайст-Черч Спиталфилдс, Сент-Энн Лаймхаус и Сент-Джордж на Востоке, большие, задумчивые и довольно странные.

Хоксмур передал факел третьему великому архитектору в стиле позднего Стюарта, сэру Джону Ванбру, который преуспел в строительстве огромных массивных загородных домов, а Хоксмур – в церквях.Ванбру не имел формального образования в качестве архитектора и был солдатом и драматургом, прежде чем приступить к своему первому зданию, огромному замку Ховард. Он работал с Хоксмуром и, должно быть, с самого начала очень на него полагался. И Ванбру, должно быть, быстро научился. Такие здания, как Замок Ховард, Дворец Бленхейм и Ситон Делаваль, имеют ярко выраженный архитектурный характер. Их тщательно продуманные фасады и обширные, внушающие трепет интерьеры – это мир, далекий от строгих зданий, которые Иниго Джонс спроектировал за столетие до этого.Замок, построенный Ванбру для себя, хотя и меньшего размера, разделял монументальность его величественных загородных домов.

Хотя Ванбру известен своими крупными загородными домами, его влияние ощущалось в постройках гораздо меньшего размера. Иногда можно найти в городе недалеко от крупного дома Ванбру небольшой дом с его характерными массами и круглыми окнами. Пример из Оксфорда служит напоминанием о влиянии режима Ванбру.

Тем временем в сельской местности продолжалось множество строительных проектов, которые не проявляли особого интереса к изощренным идеям этих передовых архитекторов.Например, дома для собраний продолжали строиться на преобладающем домашнем языке, например, каменный дом для собраний в конце 17-го века, ныне сельский дом в Южном Ньюингтоне. С другой стороны, церкви иногда все еще строились в модифицированной версии готического стиля, явление, которое иногда называют готическим выживанием. Сельские строители также имели тенденцию адаптировать традиционную домашнюю архитектуру с ее многослойными окнами и редкими классическими деталями к церковной архитектуре.Одно из строений, построенных по этим линиям, – это изолированная деревенская церковь в Моннингтоне-он-Уай, Херефордшир.

* * *

Теперь нажмите здесь, чтобы увидеть историю английской архитектуры от до . 1700-1837 гг.

Почему этот смелый архитектор любит строить небоскребы из дерева

Бетон и сталь управляли строительством небоскребов на протяжении большей части века. Но в последние годы древесина была модернизирована, чтобы сделать ее такой же легкой и прочной, как и ее аналоги индустриального века, что позволило создать бум для крупномасштабных деревянных конструкций, которые совсем не похожи на хижину в лесу.В авангарде массового движения за древесину стоит Майкл Грин, чья Ванкуверская фирма Michael Green Architecture отвечает за такие здания, как T3 в Миннеаполисе, одно из самых высоких деревянных зданий в Соединенных Штатах. Грин и застройщик Lotus Equity Group недавно обнародовали планы нового десятиэтажного деревянного здания, которое будет закреплено за реконструкцией Riverfront Square в Ньюарке, штат Нью-Джерси. Когда оно будет построено, коммерческое здание площадью 500 000 квадратных футов станет одним из крупнейших деревянных проектов в США.С. на сегодняшний день. г. н.э.

Architectural Digest : Вы только что рассказали о планах десятиэтажной деревянной коммерческой башни в Ньюарке. Каким образом это продвигает вперед массовое движение древесины?

Майкл Грин : Сейчас большой шаг вперед – это масштаб. Большое изменение – рост. Сейчас мы выходим из области традиционной конструкции четвертого класса, которой был Т3, который позволял использовать шесть этажей из дерева вместо одного этажа из бетона, и теперь мы говорим о переходе на десять этажей и возможности действительно делать то, что массово древесина предназначена для работы, что демонстрирует, как она работает в новом мире инженерии.

AD : Что способствует такому увеличению масштабов?

MG : Время было важно. Другой [фактор] заключается в том, что строительные нормы и правила в США меняются. Это все еще продолжается, но есть цель – позволить зданиям потенциально до 20 этажей, если кодекс будет принят в 2021 году, чтобы это разрешить. Большой вызов и возможность заключается в том, что первые проекты всегда являются новаторскими, и их всегда труднее всего реализовать.Это требует воли дальновидного разработчика. Это также требует воли сообщества, которое понимает, что они хотят быть частью следующего поколения, а не последнего. Вы начинаете видеть, что дискуссия становится больше политической. Это важно и добавляет сложности, но мы действительно уверены, что сможем с этим справиться.

Вид изнутри цельнометаллических конструкций.

AD : Какие колебания вызывают политики, города и застройщики, когда речь идет о строительстве из массивной древесины?

Лучшая архитектура 21 века | Архитектура

25

Cineroleum, Лондон, Великобритания (2010)

Было несколько моментов архитектурного театра, столь же странного и прекрасного, как Cineroleum, временный кинотеатр, построенный однажды летом на заброшенной заправочной станции на Клеркенуэлл-роуд.Момент блеска наступил, когда в конце каждого показа серебристые занавеси Tyvek в зале неожиданно взлетели вверх, оставив публику открытыми на обочине оживленной главной дороги для всех проезжающих машин. Забавные детали ручной работы включали в себя декоративную потолочную плитку, полученную вакуумным формованием на месте, а также замысловатые маркетри столы и табуреты Formica, задававшие тон фирменной недорогой поделке коллектива Assemble. Подробнее здесь .

24

Детская деревня, школа Кануана, Бразилия (2017)

Детская деревня, предоставляющая стихийное убежище в героическом масштабе, – созданная Алефом Зеро и Марсело Розенбаумом – является образцом архитектурной изобретательности в отдаленном сельском районе Бразилия.Предлагая общежитие для 540 учеников, эти два идентичных здания имеют огромную крышу, растянувшуюся на 165 метров на 65 метров, опирающуюся на лес тонких деревянных колонн над деревней отдельно стоящих спальных комнат, построенных из глиняных кирпичей, выкопанных на этом месте. Маленькие комнаты спроектированы с перфорированными воздухопроницаемыми стенами, обеспечивающими естественную поперечную вентиляцию, и соединены верхним уровнем деревянных проходов и игровых площадок, создавая просторную веранду с ощущением извилистого домика на дереве. Подробнее здесь .

23

Muzeum Susch, Швейцария (2019)

Альпийское шале, примитивный грот и логово злодея Бонда в одном, Muzeum Susch Воэлми Шмидлина – одно из самых необычных и запоминающихся пространств для искусства, построенных за последние годы. . Он расположен на месте монастыря 12-го века в разношерстном комплексе зданий, в которых раньше размещались священник, хоспис и пивоварня, дополненные серией впечатляющих подземных пространств, которые были взорваны на склоне горы.Комбинируя местные народные приемы с свежими новинками, молодые архитекторы создали волшебное место, где сталкиваются историческая ткань, современное искусство и сырая геология ландшафта. Подробнее здесь .

Завораживающий узор… молитвенный зал в мечети Байт-ур-Руф, Дакка, Бангладеш. Фотография: Сандро ди Карло Дарса / MTA

22

Мечеть Байт Ур Рауф, Дакка, Бангладеш (2012)

Эта маленькая кирпичная мечеть Марина Табассум, спрятанная в углу городского квартала в густонаселенной столице Бангладеш Дакке – это поэтическое эссе о том, как можно максимально эффективно использовать естественный свет.Сформированный из квадратного бетонного павильона, окруженного цилиндрическим кирпичным барабаном, который, в свою очередь, заключен в перфорированный кирпичный куб, зазоры между геометрическими формами позволяют лучам света омывать стены сверху, в то время как потолок центрального молитвенного зала остается открытым. пробитая созвездием дыр, которые бросали завораживающий пятнистый узор на голый пол.

21

Blue House, Лондон, Великобритания (2002)

В переулке в Хакни, стоявшем, как вагонный рекламный щит, Blue House от FAT ознаменовал возрождение остроумия, юмора и ориентиров в архитектуре. смелый глоток свежего воздуха в начале нулевых, когда постмодернизм еще был ругательством.Буквальная интерпретация живого здания, его фасад сочетает в себе иконографию офисного блока и загородного дома в качестве декорации, маскируя сложный интерьер, напоминающий Вентури Скотту Брауну и Адольфу Лоосу, с винтовой лестницей и сиденьями у окна. и тщательно наслоенные пространства. Подробнее читайте здесь.

Пещера… Художественный музей Тешима, Япония Фотография: Изабель Чоат

20

Художественный музей Тешима, Япония (2010)

Космический пузырь из белого бетона, вырывающийся из земли, Художественный музей Тешима Рюэ Нисидзава меньше музей, чем художественная инсталляция.Посетители входят в пространство без обуви через узкую воронку, чтобы их поглотил сказочный белый мир, где бетонная оболочка толщиной 25 см образует огромную пещеру размером 40 на 60 метров, освещенную двумя овальными отверстиями. Специально для этого места работа художника Рей Найто показывает, как капли воды просачиваются сквозь землю из крошечных источников, образуя блестящие ручейки, струящиеся по полу. Мягкий, чувственный минимализм во всей его чистоте.

19

Школа Гандо, Буркина-Фасо (2001-12)

Здания “сельской высокотехнологичной” школы, построенные Фрэнсисом Кере в своей родной деревне Гандо, в 125 милях к юго-востоку от столицы Буркина-Фасо Уагадугу , выступают в качестве убедительной альтернативы стали, стеклу и системам кондиционирования, не влияющим на климат.Кере спроектировал начальную школу, когда был студентом в Германии, и она воплощает его принципы экономии энергии и низкой стоимости: пара простых прямоугольных объемов из сырцовых кирпичей, увенчанных «летающей крышей» из сводчатого гофрированного металла, обеспечивающего дополнительная тень и поощрение воздушного потока. Образец экологической элегантности без использования гаджетов. Подробнее здесь .

Успокаивающий… Мадридский аэропорт Барахас, Испания. Фотография: Энтони Веллер / View / Rex / Shutterstock

18

Мадридский аэропорт Барахас , Испания (2005)

Ричард Роджерс добился в Мадриде редкой вещи: создал аэропорт, который не заставит вас бежать.От его мягко волнистого бамбукового потолка до леса разветвленных колонн цвета радуги и больших круглых отверстий, через которые дневной свет проникает глубоко в нижние этажи, – это успокаивающий бальзам для снятия стресса во время международных путешествий. Созданный с помощью Estudio Lamela, он обладает успокаивающими качествами, которые трудно передать на фотографиях, от мягкой акустики до милосердного отсутствия флуоресцентного освещения.

17

Пекинский национальный стадион, Китай (2008) Птичье гнездо.Фотография: AFP

Пекинское птичье гнездо компании Herzog & de Meuron, самый великолепный олимпийский стадион современности, намного сложнее, чем просто символ зарождающейся националистической мощи Китая. Созданный с помощью Ай Вэйвэя, его тугая решетчатая оболочка из пересекающихся колонн и балок создает заманчивое пространство между полем и площадью снаружи, пиранезийский мир драматических летающих лестниц и укромных уголков, омываемых лихорадочной игрой света и теней. Открытая структура позволяет толпе проникать со всех сторон, втягивая людей в атмосферную поляну наклонных стальных сундуков, мир, отличный от обычной инфраструктуры стадиона для скотоводства. Подробнее здесь .

16

Брудер-Клаус Филд часовня, Мехерних, Германия (2007)

Это величайшее святилище стихий, созданное архитектором архитектора, замкнутым горным мистиком Петером Цумтором. Загадочная бетонная башня стоит посреди поля со слоистой осадочной текстурой, словно высеченная из земли. Пройдите через треугольный проем, и вы найдете корявую почерневшую пещеру, которая сужается к каплевидному свету на крыше.Это продукт подходящего колдовского ритуала: пирамидальный костер из стволов деревьев был залит бетоном, а затем дрова были выжжены изнутри. Результат удивительно первобытный. Подробнее здесь .

Захватил воображение публики… Библиотека Пекхэма, южный Лондон. Фотография: Мартин Годвин / The Guardian

15

Библиотека Пекхэма, Лондон, Великобритания (2000)

Стоящая на краю квадрата ярко-зеленая перевернутая L-образная форма, увенчанная ярким оранжевым беретом, Библиотека Пекхэма находится на краю квадрата. Уилл Олсоп подвел итоги эпохи тысячелетнего оптимизма.В нем есть читальный зал двойной высоты, возвышающийся на шатких колоннах архитектора, с соблазнительным внутренним ландшафтом пышных деревянных коробочек на наклонных сваях. Это захватило общественное воображение и произвело желаемый эффект, привлекая молодых читателей: библиотека принимает в три раза больше, чем в среднем по городку, – 15-17-летних членов. Подробнее здесь .

14

Кампус Сяншань, Китайская академия искусств, Ханчжоу (2002-13)

Поэтический объединяющий призыв к мастерству перед лицом быстрой урбанизации Китая, кампус Сяншань обладает вневременной атмосферой.Расположенные в сельском пейзаже на окраине Ханчжоу, 20 зданий для учебы, работы и проживания объединяют древние традиции китайской архитектуры с поразительно современным внешним видом, повторно используя более 2 метров утилизированных плиток и кирпичей с этого места, чтобы сформировать богато текстурированный коллаж. материалы, сочетающие в себе тщательно обработанные деревянные элементы с прочным грубо литым бетоном. Разработанный Студией любительской архитектуры, он ознаменовал появление нового народного языка, который с тех пор принял молодое поколение архитекторов страны. Подробнее здесь .

13

Sala Beckett, Барселона, Испания (2014)

Гениальная переделка рабочего клуба 1920-х годов в новый театр, Sala Beckett показывает, как адаптивное повторное использование может быть магической формой искусства и какими материалами могут быть добываются с сайта и повторно развертываются с добавленной стоимостью. Думаю, Джон Соун встречает Гордона Матта-Кларка. Архитекторы Флорес-и-Пратс провели исчерпывающее археологическое обследование каждого элемента здания, прежде чем взяли бензопилу и скальпель, чтобы переделать его в самый изысканный бриколаж, создав место, которое наслаждается слоями истории, когда-то скрытыми на этом месте. Подробнее здесь .

Площадка для детской площадки… Детский сад Fuji. Фотография: Katsuhisa Kida / Fototeca

12

Детский сад Fuji, Токио, Япония (2007)

Детский сад Fuji от Tezuka Architects ставит в центр своего дизайна безумное чувство веселья. Задуманный как отличный пончик с игровой площадкой на крыше, через которую можно карабкаться по стволам деревьев, он разработан для поощрения обучения в свободной форме. Раздвижные двери открывают классные комнаты на игровую площадку, а горгульи направляют дождевую воду, создавая водопады, в которых дети могут играть в сырую погоду.Такое здание, которое заставляет вас желать, чтобы вам снова исполнилось четыре года. Подробнее здесь .

Половина хорошего дома … Жилой проект Quinta Monroy в Икике, Чили. Фотография: Cristobal Palma

11

Жилой комплекс Quinta Monroy, Икике, Чили (2004)

Когда бюджет на переселение 100 семей скваттеров не растянулся, чтобы покрыть их всех, Elemental решила построить каждую половину дома – и позвольте жильцам доделать остальное самостоятельно в соответствии со своими потребностями.Террасный дизайн предусматривал базовый бетонный каркас с кухней, ванной и крышей, что позволяло жильцам заполнить пробелы и при этом запечатлеть свою индивидуальность в своих домах. С тех пор стоимость недвижимости увеличилась в пять раз, в то время как модель была развернута в различных формах по всей Южной Америке. Подробнее здесь .

10

Elbphilharmonie Hamburg, Германия (2016)

Подобно огромному стеклянному галеону, выброшенному на крышу старого кирпичного склада на набережной Гамбурга, Elbphilharmonie by Herzog & de Meuron представляет собой проект фараоновых масштабов.С опозданием более чем на семь лет и с превышением бюджета в 10 раз это, наконец, окупилось. Он представляет собой океанский лайнер архитектурной виртуозности с потрясающим уровнем индивидуального мастерства, с которым могут сравниться немногие другие здания века. От изогнутого входа на эскалаторе через усыпанный блестками туннель до выдувных вручную стеклянных ламп и коралловой поверхности зрительного зала – это лагерный храм чудес. Подробнее здесь .

Heft… UTEC Grafton Architects в Лиме.Фотография: Иван Баан

9

UTEC университетский кампус, Лима, Перу (2015)

Новый кампус Grafton Architects для университета UTEC, построенный с мускулистой прочностью здания из другой эпохи, имеет минеральное сырье. вес геологической формации. Огромные бетонные ласты проходят вдоль хребта здания, поддерживая лаборатории и учебные классы, и поднимаются по обе стороны от похожей на неф пустоты, которая обеспечивает социальный маршрут через комплекс.Героический, но интимный, воздушный балет из ступенчатых террас и летающих проходов создает заманчивую сеть открытых пространств, где можно посидеть и встретиться, охватывая возможности местного климата на открытом воздухе. Подробнее здесь .

8

Библиотека и ботанический сад Васконселоса, Мехико, Мексика (2007)

Никогда еще поиск книги не был таким захватывающим. Войдя в высокий зал библиотеки Васконселоса Альберто Калача, невозможно не восхищаться свисающими стопками полок, которые поднимаются по обеим сторонам, образуя головокружительный книжный мегаполис Бегущего по лезвию.Этот глубокий многоуровневый каньон пересекают порталы, консольные лестницы и выступающие платформы, а в читальные зоны по краям здания попадает естественный свет, а из окон открывается вид на пышные ботанические сады. Один из самых ярких интерьеров века.

7

Casa da M úsica, Порту, Португалия (2005)

Похожий на граненый бетонный метеорит, который упал на краю кольцевой развязки в Порту, Casa da Música от OMA является одним из самые яркие культурные сооружения века.Его каскадная алюминиевая лестница увлекает вас в мир извилистой пространственной драмы, где общественный маршрут вьется по спирали вокруг центрального зала, открывая виды через волнистые стеклянные стены. В свою очередь, он кажется интимным и грандиозным, украшен панк-коллажем из материалов от листового дерева до традиционной португальской плитки, расписанной вручную, и окружен волнообразной площадью, которая стала нирваной скейтбордистов. Подробнее здесь .

6

Музей современного искусства 21 века, Канадзава, Япония (2004)

Немногие проекты воплощают стремление японской архитектуры к неземной легкости так же успешно, как этот миниатюрный город искусства, спроектированный Санаа.Тонкий как пластина нимб парит над комплексом галерей разного размера и общественных объектов, размещенных в сдержанных кубических павильонах, расположенных на уличной сетке и образующих беспорядочный лабиринт, по которому могут перемещаться посетители. Небольшая деревня из белых кубиков, окруженная открытыми двориками, заключена в прозрачный стеклянный пузырь, обеспечивая постоянную связь с окружающим ландшафтом. Он построен с деликатностью и точностью, которые редко можно найти где-либо еще.

Перспектива… Парк Хай-Лайн в Нью-Йорке.Фотография: Busà Photography / Getty Images

5

High Line, Нью-Йорк, США (2009-14)

Ни один ландшафтный проект не породил столько подражателей, как High Line, превращение заброшенной эстакады в общественную. парк вдоль западной стороны района Манхэттена Meatpacking District от James Corner Field Operations и Diller Scofidio + Renfro. Его истинная сила заключается в том, что он дает посетителям возможность взглянуть на город с другой стороны, позволяя людям парить над перегруженными улицами по линейным зеленым легким с неожиданными видами по пути.Он слишком популярен сам по себе, став изобилующей ловушкой для туристов и непреднамеренно ускорил процесс облагораживания окрестностей. Подробнее здесь .

4

Центральная библиотека Сиэтла, США (2004)

Колышущаяся стопка террас, окруженных угловатой сеткой из стали и стекла, Центральная библиотека Сиэтла ОМА является одним из самых изобретательных общественных зданий в США. Подтверждая важность книг в то время, когда их будущее находится под сомнением, это живой гимн системе десятичной классификации Дьюи: коллекция расположена на непрерывной спиральной рампе, в то время как щедрые общественные места предлагают головокружительные виды через зияющие предсердия с чувством быть на палубе корабля.Открытый, смелый и демократичный, он представляет собой блестящую модель городской библиотеки 21 века.

3

Neues Museum, Берлин, Германия (2009)

Новый музей – мастерский тезис о том, как обращаться с разрушенным войной зданием, представляет собой образец реставрации, ремонта и смелого нового дополнения. Построенное в 1855 году и подвергшееся сильным бомбардировкам во время Второй мировой войны, здание было возвращено к жизни Дэвидом Чипперфилдом и Джулианом Харрапом с использованием тщательно отреставрированных фресок и мозаик, а также новых вставок, перекликающихся со старыми.Там, где нечего было восстанавливать, были введены новые элементы в урезанной форме, в первую очередь великолепная центральная лестничная клетка. Он стал первой главой в продолжающейся работе Чипперфилда над Музейным островом Берлина, к которому недавно присоединилась Галерея Джеймса Саймона, похожая на Парфенон. Подробнее здесь .

«Всегда добавляйте, трансформируйте и повторно используйте» … Гранд Парк, Бордо, авторы Lacaton & Vassal, Фредерик Дрюо и Кристоф Хютен. Фотография: Philippe Ruault

2

Grand Parc, Бордо, Франция , 2016

В то время как советы Великобритании продолжают сносить бульдозерами «неудавшиеся» послевоенные жилые комплексы, французские архитекторы Lacaton & Vassal показали, как новую жизнь можно вдохнуть в больную бетонную башню блоки.Grand Parc – наиболее существенный пример их философии на сегодняшний день: «Никогда не сносите, никогда не удаляйте и не заменяйте, всегда добавляйте, трансформируйте и повторно используйте!» В рамках этого проекта – с Фредериком Дрюо и Кристофом Хютеном – три блока 1960-х годов были обернуты новой кожей, квартиры увеличены на четыре метра и добавлены окна во всю высоту, и все это при бюджете всего 65000 евро на дом и без необходимости переезжать жильцам. . Это модель того, как тысячи таких зданий по всему миру могут быть улучшены, а не разрушены. Подробнее здесь .

Захватывающий дух… Тейт Модерн, Лондон. Фотография: Mood Board / Rex / Shutterstock

1

Тейт Модерн был одним из самых захватывающих общественных зданий в мире, когда он открылся в самом начале тысячелетия, и остается таковым сегодня. Неизвестный тогда швейцарский дуэт Герцога и де Мерона раскопал захватывающую последовательность пространств на колоссальной электростанции Джайлза Гилберта Скотта 1950-х годов, от знаменательного наклонного входа в зияющий турбинный зал до процессионных маршрутов через воздушные галереи.Точно настроенный на дух этого места, он установил планку для творческого повторного использования промышленной инфраструктуры на следующие два десятилетия – и, скорее всего, на всю оставшуюся часть века. Подробнее здесь .

Шестнадцатый век – Небесное ремесло: гравюра на дереве в старопечатной книге | Выставки

Влияние Дюрера

Страсбург: 1506?

Это первое издание комментария к Страстям Христовым иллюстрировано двадцатью шестью полностраничными гравюрами на дереве, выполненными швейцарским художником Урсом Графом.На всех гравюрах, кроме трех, на блоке вырезаны его инициалы “VG”. Эта гравюра на дереве «Воскрешение Лазаря» – одна из самых важных в этой замечательной серии. Он демонстрирует способность Графа создавать композицию, объединяющую множество персонажей и событий на одном дереве. Он выстраивает евангельскую историю в виде буквы «Z», которая проходит через изображение и ведет зрителя из Иерусалима к гробнице Лазаря. Граф создает баланс в своем дизайне гравюры на дереве, интегрируя архитектурные элементы и ландшафтные мотивы в этот сложный повествовательный образ.Схема штриховки Графа – еще один важный элемент в его стиле. Параллельные линии, которые он использует для моделирования своих фигур, тоньше, чем очертания контуров, что придает его формам сложность, подчеркивающую физические размеры. Кроме того, его головы демонстрируют индивидуальные особенности, а его метод использования коротких акцентов для дальнейшего определения черт лица – это техника, напоминающая работы Альбрехта Дюрера.

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj0

Влияние эпохи Возрождения на венецианский дизайн гравюры на дереве

Венеция, 1501

Миссал Лука Антонио Джунты иллюстрирован восемнадцатью полностраничными гравюрами на дереве, посвященными жизни Христа, а также многочисленными историческими инициалами и вырезками столбцов, изображающими библейские сцены и жития святых. Эта гравюра на дереве «Благовещение» напоминает изображение, использованное в изданиях «Медитации », напечатанных в Риме Стефаном Планком (№№.9 и 25) . Общая композиция огранки, три ее архитектурных колонны, орнамент на коленях и рисунок пола в обеих ксилографиях схожи. Тем не менее, в дизайне 1501 года перспектива, сложность внутреннего орнамента и моделирование фигур более развиты, чем в разрезе, используемом Планнком. Только затенение варьируется по толщине и направлению параллельных линий, которые придают большую размерность физическим формам и лучшее ощущение перспективы на внутреннем виде.Эта детальная техника затенения приводит к тонкому воспроизведению истории Благовещения и отражает важную характеристику стиля итальянского Возрождения, возникшего в конце 1490-х годов

.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj1

Новый классический стиль

Венеция, 1501

Эта гравюра на дереве демонстрирует уникальный эффект, создаваемый сочетанием круга и квадрата в качестве элементов дизайна.Изображение слева изображает захват и порабощение Мальхиуса бедуинами. Дизайн просторный, все фигуры четко дифференцированы, ярко передана драма марша-марша. Тем не менее, круглая рамка создает телескопический эффект, оставляя у зрителя впечатление, будто он следит за караваном, движущимся по ландшафту. Событие становится вневременным, а гравюра на дереве приобретает качество непосредственности, которое было важной характеристикой образов эпохи Возрождения.На гравюре справа изображена серия событий из жизни святого Павла Отшельника. Он окружен монументальной рамкой, украшенной классическими мотивами, орнаментом, который иллюстрирует стилистические изменения, произошедшие в Венеции в конце 1490-х годов. Эти классические элементы дизайна, наряду с техникой высокоплотного затенения, предсказывают появление классического стиля, который доминировал в венецианской гравюре на дереве в первые десятилетия шестнадцатого века. Цветные гравюры на дереве были необычны для Италии в период Возрождения.

[Святой Иероним]. Vita di sancti padri vulga [m] Historiada. Венеция: Отинус де ла Луна, 28 июля 1501 года. Коллекция Розенвальда. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (40)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html # obj2

Вариация на тему венецианского стиля

Феррара, 1503

Этот редкий миссал, похоже, единственная книга, напечатанная в Картезианском монастыре в Ферраре в шестнадцатом веке. Он иллюстрирован большой гравюрой на дереве «Святой Христофор и младенец Христос» на титульном листе, полной страницей с изображением Распятия и более чем 150 начальными буквами.Миссал полностью выделен красными чернилами, а нотные записи и тексты песен напечатаны черным цветом на красных нотоносцах. Авторство гравюры на дереве принадлежит анонимному феррарезскому дизайнеру, который демонстрирует влияние венецианского дизайна. Это «Распятие» обрамлено четырехчастной каймой в венецианском стиле. Этот искусно скульптурный фон, в котором так эффектно применен контраст черного и белого, представляет собой интересную вариацию сплошного черного с белым в стиле черного фона, который был так популярен в венецианской гравюре на дереве.Кайма придает ксилографии легкость – почти перистость – которая усиливается за счет включения новых техник затенения венецианского стиля для моделирования человеческого тела.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj3

Самая важная иллюстрированная ксилография книга, напечатанная в Павии

Павия, 1505

Житие святых города Павии Якоба Гуаллы проиллюстрировано гравюрой на дереве этого автора и двадцатью семью небольшими гравюрами на дереве в павийском стиле.Композиция этой гравюры на дереве сочетает в себе влияние миланской портретной живописи с тонкими контурами рамок мастеров Ферраре. Портрет аккуратно вырезан линиями разной толщины, в результате получается фигура индивидуального характера. Складки плаща состоят из изогнутых линий, с петлевыми и угловыми разрезами, выделены параллельными линиями разной длины, разрезанными в разных направлениях. Кайма, вырезанная по контуру без штриховки, отличается тонкостью линии и четкостью изображения.Использование круглых и изогнутых линий для цветов и фигур путти и сатиров является «популярным» стилем венецианского дизайна. Глаза фигур в кругляшках довольно большие, с полузакрытыми веками и темными центрами. Общий эффект – легкая воздушная граница оригинального характера. Эта рамка впервые появилась в издании Лаврентия Рубейса книги Франческо Негри Pullata , напечатанной в Ферраре ранее в 1505 году.

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj4

“Классический” стиль венецианской гравюры на дереве

Венеция, 1505

Этот том, по-видимому, является первым итальянским изданием очень популярного комментария на Послания и Евангелия Гильермуса Паризиенсиса, епископа Парижа середины XIII века. Напечатанный Лука Антонио Джунта, он иллюстрирован одной большой гравюрой на дереве и двадцатью тремя оригинальными рисунками на дереве меньшего формата.«Мария Магдалина и другие Марии у гробницы» типичны для меньших сокращений, которые иллюстрируют Postilla . Эта хорошо организованная сцена включает в себя очень изящно вырезанные фигуры с более толстыми контурами контуров и более тонкими параллельными линиями, моделирующими фигуры. Вид на горы и город на заднем плане в правильной перспективе, и художник добавил черное пространство, чтобы выделить более плотные затененные области и создать контраст. Ксилография помещена в рамку текста, комментарий – меньшим шрифтом, а история Евангелия – большим и жирным шрифтом.Интеграция изображения и текста выполнена очень хорошо. Двухстраничный разворот – это очень приятная типографская презентация, одна из отличительных черт литургических публикаций Джунты. Это единственный экземпляр книги, зарегистрированный в американской библиотеке.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj5

К началу

Влияние Мантенья на классический дизайн

Венеция, 1507

Это более позднее издание Бревиария Джунты для использования в Риме включает 8 полных вырезок и 375 небольших гравюр на дереве библейских историй, расположенных по всему тексту.Эта гравюра на дереве «Призвание Петра и Андрея» воссоздает момент, когда Андрей признал Христа Мессией, посвятил себя Христу и стал первым апостолом. Петр, засвидетельствовавший преданность своего брата, вскоре последовал за ним как ученик Христа. В гравюре на дереве используются высокоразвитые техники штриховки для моделирования фигур и фона. Море также хорошо очерчено фигурными линиями, указывающими движение и направление воды. Наклон лодки вперед и сгибание колен гребцов способствуют этому ощущению движущейся воды.Мощная композиция, классический костюм, узнаваемые головы фигур и использование нового, затемненного стиля – все указывает на влияние художника Андреа Мантенья и его круга на зарождающийся классический дизайн венецианской гравюры на дереве в конце пятнадцатого века. век.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj6

Колеса фортуны и азартные игры

Милан, 1508

Это миланское издание 1508 года книги удачи Лоренцо Спирито проиллюстрировано многочисленными полностраничными гравюрами на дереве, орнаментом из четырех частей, портретами и изображениями знаков зодиака.Многие из рисунков выполнены очень хорошо, особенно те, которые появляются в центре колес фортуны и в границах гравюры под колесами. В этом отверстии леопард (слева) вырезан толстым контуром и смоделирован точными изогнутыми линиями. Формальная поза леопарда особенно привлекательна, потому что она демонстрирует достоинство, соизмеримое с положением животного в иерархии животного мира. Дельфин (справа) вырезан аналогичным образом и помещен в море изогнутых линий на четко определенном архитектурном фоне.Дизайн дельфина отражает классическое происхождение. Животное демонстрирует агрессивное отношение, что говорит о важности дельфина как защитника Венеции. Хорошо продуманные грани охоты (слева) и путти в игре (справа) – символы капризов жизни, в которых в равной степени возможны удача и беда.

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj7

Экспозиция искусства каллиграфии

Венеция, 1514

Это первое издание первого итальянского руководства по письму иллюстрировано границами, вырезанными на дереве, начальными буквами, диаграммами и формами букв, а также учебным текстом по искусству письма Сигизмондо Фанти, математика и астронома из Феррары.Фанти опубликовал эту работу, чтобы секретари, переписчики, торговцы и ремесленники могли изучить методы применения геометрии для построения букв. Эти гравюры на дереве с заглавными буквами «D» и «E» являются примерами того, как Фанти использовал геометрические узоры в дизайне своих букв. Круг и квадрат, строительные блоки классической архитектуры и основа для буквенных рисунков, представленные в книге Луки Пачоли « Divina пропорционально», , опубликованной в Венеции в 1509 году, служат отправной точкой для Fanti.Он, однако, вышел за пределы теории пропорции Пачоли, применив принципы геометрии, чтобы вытянуть линии своих букв за пределы, налагаемые пропорциональностью круга и квадрата.

Sigismondo Fanti. Theorica et Practica de modo scribendi fabricandique omnes litterarum sizes . Венеция: Джованни Россо, 1 декабря 1514 г.Коллекция Розенвальда. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (46)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj8

Итальянский перевод дизайна Dürer

Венеция, 1515-16

Это редкое издание Апокалипсиса Александро де Паганини ( слева внизу ) иллюстрировано пятнадцатью полностраничными гравюрами на дереве, вдохновленными монументальными изображениями Альбрехта Дюрера, иллюстрирующими текст, впервые напечатанный для Дюрера в 1498 году и переизданный в 1511 году.Эта гравюра на дереве «Святой Михаил борется с драконом» примерно на треть меньше оригинальной (справа внизу) Дюрера и вырезана в обратном направлении. Пейзаж в нижней части кадра выглядит скорее итальянским, чем немецким, а фигуры на изображении в кадре более выдвинуты вперед, чем в оригинальном дизайне. В то время как Дюрер использовал очень небольшую штриховку, чтобы заштриховать свои фигуры, дизайнер итальянской гравюры на дереве использует штриховку, чтобы затемнить свой фон, в классическом стиле. В остальном итальянская версия полностью повторяет композицию Дюрера.Итальянская версия, хотя и успешная во многих отношениях, страдает от применения единообразных линий, заполняющих пространство, а не четко определяющих его. Ксилография Дюрера также отражает навыки нюрнбергского резчика по дереву. Он переводил щелчки и черточки Дюрера с помощью изысканно точных сокращений, создавая захватывающий рендеринг образа Дюрера.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html # obj9

Влияние миланского портретного стиля

Брешия, 1534

Это второе издание рассказа о мученической смерти Фаустино и Йовиты, двух святых из Брешии, казненных в 120 году нашей эры, иллюстрировано вырезками, которые демонстрируют влияние миланского портретного стиля. На этом изображении святой Афры со львом и драконом у ее ног она хорошо сложена и тонко изображена.Особое мастерство проявляется в детализации ее глаз и носа, создавая очень характерный образ лица ранней мученицы. Городской пейзаж, спроектированный с учетом правильной перспективы и баланса, способствует общей эффективности композиции. Ксилография Святой Афры, вырезанная просто толстыми контурными линиями и некоторой штриховкой, была выполнена очень умелой рукой. Резак, скорее всего, отличался от резца на других гравюрах в книге.

Legenda ouero passione de li sancti martyri Faustino e Jouita cavalieri de Christo .Брешиа: братство Дамиано и Якоба Филиппа, 4 апреля 1534 г. Собрание Розенвальда. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (48)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj10

Классические мотивы в итальянской гравюре на дереве середины XVI века

Венеция, 1556

Дидактическая поэма Тито Скандиназа, идеализирующая охотничий спорт, была впервые опубликована в 1556 году.Он проиллюстрирован пятнадцатью гравюрами на дереве в тексте и включает ксилографии головы и хвоста, а также слоистые и исторически заданные начальные буквы. В этом примере крупный крой представляет собой хорошо составленное и сбалансированное изображение, созданное в классические времена и иллюстрированное классическими мотивами. На гравюре изображена богиня Минерва, слушающая Нептуна, который жестом указывает на Ариона, рассказывающего ей историю создания первой лошади. Костюм Афины и фигуры Нептуна и Ариона четко сформулированы и искусно смоделированы с помощью сильной штриховки.За исключением фигуры Гермеса, летящего по небу, эта гравюра на дереве приятна как по композиции, так и по деталям. Большая начальная буква на дереве, имеющая историческое значение, была разработана, чтобы повторить историю Нептуна и Деметры, вырезана в том же стиле и такого же качества, что и большая повествовательная гравюра на дереве. Это двухстраничное начало прекрасно сбалансировано, демонстрируя тонкую интеграцию текста и изображения, которая является самой сильной характеристикой книги.

Tito Giovanni Scandianese. Libri della Caccia. Con la traduttione della Sfera di Proclo . Венеция: Gabriele Giolito et fratelli, 1556. Коллекция Розенвальда. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (49)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj11

К началу

Ксилография с замысловатым узором

Венеция, 1562

Все издания Orlando Furioso , напечатанные Виченцо Вальгризи, иллюстрированы 46 полностраничными гравюрами на дереве, помещенными в рамку, украшенную путти, или гротесками.«Argomento», или тема, которая вводит каждое стихотворение, также имеет границу в классическом стиле. За рамкой следует большая начальная буква и текст из двух столбцов, набранный маленьким курсивом, что создает сбалансированный и привлекательный типографский макет. Все изображения, сделанные для Valgrisi, вырезаны по контуру, с более толстыми линиями, используемыми для контуров, и более тонкими линиями, и различными узорами из параллельных линий для затенения. На этом изображении в блоке изображены пять отдельных событий, но, в отличие от четкого повествования, представленного на изображениях, созданных более ранними принтерами, рисунки, сделанные для Валгриси, трудно расшифровать.Затененные области преобладают в сокращениях, и смысл повествования затемнен под тяжестью заляпанных фигур и переполненных мест. Со временем проблема распознавания смысла усугубилась из-за износа деревянных блоков из-за многократного использования. Такой износ очевиден здесь на границе, окружающей большой блок.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html # obj12

Первое издание Евангелий на арабском языке

Рим, 1591

Этот том – первое издание Евангелий, напечатанное на арабском языке. Он иллюстрирован 149 гравюрами на дереве, некоторые из которых подписаны монограммами флорентийского художника Антонио Темпеста и резчика блоков Леонардо Парасоля. Темпеста был подготовлен фламандским художником Джоаннесом Страданусом, влияние которого можно увидеть в его выборе повседневных предметов и в его обширных пейзажах.Этот образ «Иисус у колодца Иакова, разговаривающий с самарянкой» наполнен нидерландскими чертами, наиболее важной из которых является решение художника сделать самарянку в центре внимания гравюры на дереве. Неформальная обстановка и положение фигур, струящаяся одежда, четко очерченный ландшафт и четко очерченный городской пейзаж – все это демонстрирует обучение и опыт Темпесты. Художник создал блестяще выполненную гравюру на дереве – чрезвычайно хорошо сбалансированную по своей композиции и четко определенному и незагроможденному пространству. Перспектива проходит справа налево, проводя зрителя через все элементы истории Евангелия в ясной и полной манере.Способность Леонардо Парасоля соответствовать качеству резки дизайна Tempesta выводит гравюру из области ремесел в область изобразительного искусства.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj13

Ксилография в стиле резьбы по металлу

Базель, 1501

Издание Джейкоба Вольфа о жизни и баснях Эзопа состоит из двух частей.Часть I содержит ксилографии в средневековом стиле, перевернутые с оригинальных рисунков, появившихся в Ульме в 1476-77 гг. Часть II проиллюстрирована гравюрами на дереве, созданными в начале 1490-х годов, которые более полно разработаны, чем в части I, и представляют жизнь и обычаи конца пятнадцатого века. «Ловец птиц» (слева) изображает фигуру, одетую в современный костюм, от шляпы на голове до штанов и носков до колен. Гравюра на дереве показывает ловушку и ее конструкцию, ее размещение на поляне рядом с деревьями и метод, используемый для управления ловушкой путем натягивания двух веревок.«Гениальные бобры», (справа) иллюстрируют другую современную сцену, включая аллегорическое изображение проблемы управления реками, которая влияла на сельскую жизнь в то время. Каждая гравюра на дереве тщательно выполнена тонкими, близко расположенными параллельными линиями, которые оттеняют фигуры и пейзаж. На первый взгляд кажется, что они переливаются движением – эффект, который обычно ассоциируется с металлической гравировкой.

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj14

Только известная копия

Париж, 1510

Популярная литература конца пятнадцатого – начала шестнадцатого веков, как известно, скудна, и произведения Пьера Грингора, известного своей сатирой и юмористическими рассказами о семейных отношениях, не являются исключением. Это издание «Замка труда » Грингора включает рисунки, иллюстрирующие домашнюю жизнь и труд в позднесредневековой Франции.«Мастерская» (слева) – хороший пример из полдюжины изображений, которые изображают условия труда первых современных торговцев. Вырезанный по контуру и выделенный штриховкой этот интерьерный образ наполнен информацией о деятельности и распределении обязанностей в мастерской ремесленника. Показаны инструменты, определены рабочие места и четко сформулированы навыки мастеров в области дизайна, полировки и сборки. Рабочий кабинет – это четко очерченное внутреннее пространство. Мастера, каждому с индивидуальным выражением лица, одеты в современные костюмы.Ксилография (справа) на черном фоне относится к другой серии изображений, которые представляют битву добродетелей над пороками, в данном случае «Трезвость против обжорства». Бело-черный стиль этих разрезов, выделенный точками, штриховкой, декорированными колоннами и цветочным орнаментом на переднем плане, создает мощный контраст, изображающий борьбу добра и зла.

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj15

Изображение крестьян за работой в конце XV века

Париж, 1510

Стихотворение Симона Бугуэна, написанное в форме диалога, описывающее воспитание принца, иллюстрировано 52 гравюрами на дереве. Этот образ «Земледельцев» отличается тонко вырезанными фигурами, помещенными в четко очерченной сельской местности.Это изображение впервые появилось в издании Жана Бономма 1484 года книги Ruraulx Prouffitz. Как и многие французские гравюры на дереве, он отражает современный взгляд на повседневную жизнь, где посев семян, уход за молодняком и сбор урожая составляют цикл вегетационного периода и задают ритм жизни в сельской местности. Ксилография содержит значительное современное содержание, от стиля средневекового костюма и архитектуры фермы до инструментов фермерского ремесла и метода контроля роста корней фруктового дерева.Издание L’espinette du jeune prince 1514 года крайне редко, и это единственный экземпляр в американской библиотеке.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj16

Изображение жизненного цикла

Париж, 1515

« Сердце философии » Жана де ла Гарда – это сборник астрологических и герметических текстов, первоначально напечатанный в 1504 году.Он проиллюстрирован шестьюдесятью двумя гравюрами на дереве и диаграммами, включая серию слоистых и каллиграфических начальных букв различных размеров, многие из которых украшены гротескными лицами. Эта гравюра на дереве «Цикл жизни» – одна из самых сложных изображений в книге. В серии небольших пространств дизайнер и закройщик смогли представить сложное сообщение, от изображения знаков зодиака на внешнем кольце до внутреннего кольца, где более сложные изображения иллюстрируют сезонные труды человека.Центральное изображение женщины, держащей цветы напротив своего чрева, олицетворяет плодородие. В нижней половине круга изображен человек в бесплодном ландшафте, утешаемый одним лишь огнем. Четкость каждого кольца гравюры на дереве усиливается за счет количества белого пространства, используемого для очерчивания тонких черных линий. Этот эффект «черного на белом» позволяет выделить параллельные линии ландшафта и скудную штриховку одежды и придает объемность фигурам, особенно в центральном круглом круге.

Le cuer de philozophie, tr. [Aduit] de Latin en Francoys a la Requeste de Philippe le bel roy de France. Париж: Жан де ла Гард, [1515]. Коллекция Розенвальда. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (55)

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj17

К началу

Монументальный дизайн Вероятно, «главный конструктор» Верара

Париж, 1517

Это редкое издание французской Библии 1517 года содержит 215 гравюр на дереве, многие из которых изначально созданы для более ранних публикаций Антуана Верара. Этот большой «Адам и Ева в саду» был создан для его издания 1498 года « La Bible Historiée » и использовался для иллюстрации первой книги Бытия во всех его фолио-изданиях Библии.«Адам и Ева» – это сложный образ, который символизирует корень человеческого существования и грехопадение, которым было отмечено человечество. Круглая композиция гравюры на дереве у основания Древа Жизни – эффективное средство, связывающее историю Падения Адама с будущими поколениями человечества. Тела фигур хорошо пропорциональны и искусно смоделированы в стиле до Возрождения, с толстыми контурами и некоторой штриховкой, чтобы дать определение физической форме. Головы животных на переднем плане хорошо очерчены и сочувственно вырезаны.Фон, полный активности, представляет собой смесь растений, деревьев и птиц. Кажется, что ни одна линия или контур не теряются или теряются из-за сложности изображения.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj18

Ксилография второй четверти шестнадцатого века

Париж, 1530-31

Это второе издание французского перевода Рауля де Пресли “Города Божьего ” Св. Августина ““.Эта оригинальная полностраничная гравюра на дереве «Бог на троне» является прекрасным примером гравюры на дереве второй четверти шестнадцатого века. Кайма, украшенная орнаментом из листьев и веток и гротесков, прорезана простым контуром с несколькими щелчками и параллельными линиями, чтобы подчеркнуть формы. В этом простом узоре отсутствуют детали сложных пограничных структур, которые возникли из рукописной традиции средневекового периода. Центральная панель гравюры на дереве с Богом на троне, окруженным символами четырех евангелистов и хором ангелов, хорошо спроектирована, но ее композиция шаблонна.Изображение в правом верхнем углу, где ангел держит знамя Матфея, также хорошо продумано и выполнено. Однако представление всей композиции плоское и лишено многих художественных импульсов, характерных для французских гравюр на дереве начала века.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj19

Книга о войне

Париж, 1532

Это более позднее издание книги De re militari Кристиана Вехеля, иногда упоминаемой под названием Scriptores re militaris, , иллюстрировано 119 полностраничными гравюрами на дереве, изображающими искусство войны, военную технику и некоторые фантастические концепции для подводный штурм.Эти две полностраничные гравюры на дереве типичны для изображений, дополняющих эти тексты. Их проекты целенаправленно изображают методы войны и предоставляют зрителю значительный контент. На них представлена ​​военная техника, изобретения, тактика штурма, оружие и костюмы различных заказов военных. Толстые линии, используемые для контуров и штриховки, и свободное использование белого пространства напоминают методы позднего средневековья и демонстрируют, что эти изображения являются копиями гораздо более ранних дизайнов.В этом издании 1532 года дровосек не является новатором, но вместо этого демонстрирует свою способность эффективно и предсказуемо переводить более ранние конструкции. Многие гравюры на дереве середины шестнадцатого века следовали этой формуле, тем более что все больше научных и технических текстов требовали четких и точных изображений.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj20

Важный источник исторической информации

Это хорошо иллюстрированное французское издание комедии « Комедии » римского драматурга Теренса содержит большую гравюру на дереве и 155 вырезок на полстраницы, которые первоначально использовались в издании «Теренция» 1493 года, напечатанном в Лионе Жаном Трешелем.На этой большой гравюре на дереве изображен театр позднего средневековья с видом изнутри и уличной сценой перед театром, где куртизанки занимаются своим ремеслом. Внутренний вид показывает сцену с одиноким музыкантом, представляющим оркестр, ложи и три ряда сидений, заполненных театралами разных классов. Костюмы выполнены в средневековом стиле, а их дизайн демонстрирует умение создавать контуры, тени и движения, особенно в фигурах на переднем плане. Некоторые черты лица повторяются, но дизайнер меняет фигуры, подчеркивая глаза или нос человека и дифференцируя их, добавляя бороды и меняя прически или головные уборы.Не менее удачно выполнена архитектурная составляющая композиции, демонстрирующая умение дизайнера использовать перспективу как инструмент. Дизайн демонстрирует особенности северной Европы и может быть немецкого или голландского происхождения.

Увеличить

Публий Теренций Афер. [Comoedia.] Le grant therēce en francoys tāt En Rime que en Prose . Париж: Гийом де Босозель для Гийома ле Бре, 1539 г.Коллекция Розенвальда. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (59)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj21

Шедевр Джеффри Тори

Париж, 1542

Эта копия, напечатанная Маллардом в 1542 году «Часослов тори», является единственной копией в американской библиотеке.Он проиллюстрирован восемнадцатью большими гравюрами на дереве, пятью маленькими гравюрами на дереве, границами ксилографии и начальными буквами по эскизам Джеффри Тори, впервые использованным в 1529 году. Некоторые гравюры на дереве выделены легкой акварелью, теперь потускневшей после очистки. Художественное оформление границ и пара гравюр на дереве «Благовещение» определяются исключительной четкостью линий, точным использованием штриховки и умением переводить, превращая известное изображение в крошечный шедевр. Тори создал по крайней мере еще три пары изображений Ангела Гавриила и Девы Марии для своих различных изданий Книги часов.Но в этом рендеринге композиционная структура, физическое представление фигур и красота двух портретов представляют собой усовершенствования, на которые только намекают в других его рисунках. Здесь Тори сочетает черты живописи эпохи Возрождения, усвоенные во время его поездок по Италии в начале века, с французской рукописной традицией анимированных рамок, украшающих молитвенники и молитвенники.

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj22

Живописная композиция, правильная анатомическая визуализация

Париж, 1545

Это первое издание монументальной работы Эстьена, посвященной человеческому телу, иллюстрировано 56 полностраничными гравюрами на дереве, принадлежащими мастерской Джеффри Тори, и многочисленными меньшими вырезками и инициалами. Две полностраничные гравюры на дереве женской формы характерны для гравюры на дереве эпохи Возрождения в середине шестнадцатого века, поскольку они сочетают в себе акцент на художественном изображении человеческого тела с точностью, требуемой современными научными исследованиями.Чувственные, почти эротические позы женских фигур подчеркивают влияние стиля итальянского Возрождения на французский дизайн того периода. Гравюры на дереве живописны по своей задумке и предполагают чувствительность к портретной живописи. Затенение и штриховка, которые определяют эти фигуры, очень детализированы, и, наряду с белым пространством, которое освещает мышцы ног и туловища, изображение излучает цвет и тон, как гравированный принт.

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj23

К началу

Бернар Саломон и стиль маньеризма

Лион, 1557

Это издание книги Овидия « Метаморфозы » иллюстрировано 176 рисунками на дереве Бернарда Саломона. Эти ксилографические изображения изображают «Сотворение человека» и «Золотой век».”Дизайн полностью реализован в небольшом пространстве и иллюстрирует четко очерченные фигуры, созданные свободно нарисованными контурными линиями и тяжелой штриховкой. В центре внимания каждого из них – возложение рук Творцом слева и Древо Жизни справа – это окружены классическими отсылками, как и все гравюры на дереве, которые Саломон разработал для иллюстрации мировоззрения Овидия. Одним из наиболее характерных элементов дизайна, видимых на этих двух страницах, является орнаментальная рамка, которую Саломон разработал для этой книги. Парад актеров и гротесков, изображенных на верх и низ каймы справа и использование декоративных мотивов канделябра и вазы слева, безусловно, французские по своему характеру и традициям, но стиль новый.Раздутый орнамент, преувеличенные головы, свисающие крабы и рыбы, а также драгоценное качество переплетенных частей представляют собой формализацию стиля Возрождения и отражают аспект развивающейся школы маньеризма.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj24

Плохое использование перспективы и пропорциональность

Антверпен, ок.1505

Это первое издание, напечатанное Говертом Баком этого собрания произведений Аристотеля, Гиппократа и Теофраста. Проиллюстрированный здесь образ «Писатель, предлагающий свою книгу принцу» – распространенный мотив, используемый по всей Европе художниками, предлагающими свои работы покровителю. Эта огранка была впервые использована Баком для своего издания книги Альберта Магнуса Liber aggregationis , напечатанной в 1498 году. Эта огранка является важным напоминанием о трудностях, с которыми столкнулись дизайнеры и лесорубы при создании перспективы до того, как техники эпохи Возрождения произвели революцию в этой форме искусства.В этой ксилографии наклонены все архитектурные элементы интерьера. Книжные полки, круглое окно, потолочная арка и окна справа вырезаны наспех, без внимания к деталям. Дровосек попытался создать правильные отношения, но просто не смог эффективно рассчитать пропорциональное пространство. Тем не менее, если посмотреть на дизайн пола, он изящно движется спереди назад, а линии двух центральных фигур нарисованы и закрашены адекватным образом, хотя черты их лиц нечетко очерчены.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj25

Нидерландский дизайн из Block Book Tradition

Антверпен, ок. 1510

Печатание Хенриком Эккертом первого издания редкого небольшого религиозного труда Хенрикуса ван Сантена проиллюстрировано средневековым изображением воскресшего Христа, достигающего пасти ада и предлагающего спасение кающимся, представленным Адамом и Евой.Большое отверстие рта хорошо проработано, с пронзительными глазами и большим выпуклым носом, и заполняет почти половину площади блока. Этот мотив копируется с вариациями из традиции блочной книги, особенно с изображениями ада на дереве, которые появляются в изданиях Апокалипсиса . Изображение также демонстрирует некоторые стилистические усовершенствования, которые претерпели нидерландские гравюры на дереве в начале шестнадцатого века. Введение архитектурного элемента на заднем плане, ограниченное использование белого пространства и отличительные черты лица Христа и фигур спасенных – это художественные элементы шестнадцатого века, которые усиливают этот хорошо известный средневековый образ.Добавление крысы, выбегающей из пасти ада, добавляет игривости.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj26

Замечательный портрет святого Стефана

Стихотворение Джона Ховедена, повествующее о жизни Христа, проиллюстрировано потрясающим портретом Святого Стефана, держащего ладонь мученичества и камень, орудие своей смерти.Это замечательное оригинальное произведение искусства создано и вырезано с такой деликатностью, что кажется, будто оно вырезано по металлу. Дизайн рукавов туники, блузки и складки на вырезе выполнены со стилем и грацией художника. Белый овал лица Святого Стефана с его глубокими бровями, очерченными ртом и подбородком красиво контрастирует с черными и белыми линиями волос, которые, кажется, сотканы и идеально уложены. Архитектурный фон и звездное пространство позади святого вырезаны белым на черном и придают портрету мечтательность.Все эти эффекты усиливаются красной краской, которая украшает костюм и придает драматический оттенок прекрасному портрету на дереве. В переплете с поэмой Ховедена находится календарь праздничных дней, иллюстрированный гравюрой на дереве, в которой изображен Святой Франциск, получивший стигматы.

Joannes Houden. Carmē rithmicū de passiōe Dňo . Гент: Питер де Кейзере, [1516]: Связано с: Calendarium fratrum minorum .Тулуза: J. Colomies, ок. 1550. Коллекция Розенвальда. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (65)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj27

Влияние Италии на фламандский стиль

Антверпен, 1537

Это первое издание сборника рассказов Гильельма де Брантегема из Нового Завета иллюстрировано гравюрами на дереве, созданными Ливеном де Витте, художником, архитектором и дизайнером гравюр на дереве и витражей.«Христос со своими сомневающимися братьями в Галилее», гравюра на дереве, использованная в начале Евангелия от Иоанна: 7, иллюстрирует умение Де Витте создать полностью реализованную композицию, сочетающую в себе очень подробный фон с центральным отрывком из евангельской истории от Иоанна. На этой гравюре запечатлен мир, движущийся вокруг Христа, когда он проповедует тем, кто собирается его судить. Эта картина мира, богатого ландшафтами и архитектурными деталями, изображает город на берегу моря и вызывает воспоминания о жизни его жителей. Справа два пограничных блока, представляющие «Душу Лазаря» и «Цепи ада».”Нижний блок представляет собой изображение некоторой оригинальности. Его дизайн, с искаженной крупной фигурой, доминирующей в пространстве, и веером огня на заднем плане, почти предвещает работу художника восемнадцатого века Уильяма Блейка. Гротескные фигуры натягивание цепей столь же мускулисто, как и центральная фигура, а положение, которое они занимают, раскрывает чуткое понимание движущейся человеческой формы.

Гильельмус де Брантегем. Jesu Christi vita, iuxta quatuor Evangelistarum narrationes . Антверпен: Маттеус Кромм для Адриана Кемпе де Бушу, 24 декабря 1537 г. Собрание Розенвальда. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (66)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj28

Художественные возможности гравюры

Антверпен, [1572]

Это издание рассказов о жизни Христа – одна из двух книг с гравюрами, купленных Розенвальдом на распродаже Дайсона Перринса.Он содержит семьдесят две гравированные пластины с рисунками Пьера ван дер Борхта IV и Криспина ван ден Брука. Образ «Богородицы и Елизаветы» отражает эмоциональную встречу двух женщин и акцентирует внимание на их стремлении к объятиям. Дизайн усиливается за счет сильно затемненных предметов одежды и детального вида на город, в котором происходит их встреча. Хотя сюжет является классическим, вид напоминает городской пейзаж середины шестнадцатого века и отражает тенденцию голландцев и фламандцев использовать современное содержание для украшения своих живописных повествований.Эта пластина – прекрасный пример того, как гравировка изображений на металле дает художнику возможность создавать детали и оттенки, недоступные при работе с деревом. Огромное количество деталей, богатство тонов и цветов, а также способность создавать очень тонкие линии, чтобы подчеркнуть форму или черты лица, привлекли художников шестнадцатого века к процессу глубокой печати. Гравировка на медных пластинах оставалась доминирующим средством книжной иллюстрации на протяжении трех столетий.

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj29

К началу

Влияние глубокой печати на гравюру на дереве

Антверпен, 1586

Первое издание путешествия Николая в Турцию иллюстрировано шестьюдесятью полностраничными гравюрами на дереве, выполненными автором. Дизайны Николая сконцентрированы на одежде различных народов Турции, Армении, Греции и Северной Африки.Картина «Турецкая мать и ее дети» типична по качеству его работ. Фигуры хорошо пропорциональны и расположены так, чтобы костюмы матери и детей могли быть полностью раскрыты. Костюмы девочки и мальчика демонстрируют высокое качество гравюры на дереве последней четверти XVI века. Сложные цветочные узоры деликатно вырезаны и подчеркнуты слоем параллельных линий, которые придают предметам текстуру. Эта техника, наряду с количеством штриховок, используемых резаком, напоминает процесс глубокой печати и предполагает, что дровосек применяет методы, разработанные на меди, для украшения своего деревянного чекана.К 1576 году, когда был изготовлен этот блок, глубокой печати стало вытеснять гравюру на дереве как предпочтительный метод создания изображений. Этот пример показывает высокую степень мастерства резчика блоков, выполнившего это очень подробное изображение.

Николай де Никола. Discours et histoire véritable des Navigations, pérégrinations et voyages, faicts en la Turquie. Антверпен: Арно Конинкс, 1586. Коллекция Розенвальда. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (68)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj30

Стилизованная буквица

Саламанка, 1506

Monumenta ordinis minorum содержит документы, правила и привилегии, регулирующие францисканский орден в Саламанке, Испания.Эта гравюра на дереве с начальной буквой «S» является вариацией букв аналогичного стиля, которые использовали Педро Брун и Хуан Джентиль в Севилье в 1490-х годах. Они отличаются тем, что два сегмента буквы «S» имеют форму рыбы, встречающейся в центре начального, а не полукруглых узоров, вырезанных по контуру без каких-либо украшений. Эта стилизованная форма буквы вырезана на черном фоне и украшена листьями аканта, имитирующими форму рыбы. Глубокий черный цвет контуров и центральных овалов контрастирует с полупрозрачным белым пергаментом, создавая богатство изображения, которое подчеркивает тонкие линии и оттенки рыбьей чешуи.Как и некоторые другие испанские гравюры того периода, это отличительное изображение отражает влияние арабских узоров и узоров.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj31

Влияние Северной Европы на раннюю испанскую печать

Сарагоса, 1506

Это редкое Сарагосское издание комментариев Guillermus Parisiensis о жизни Христа иллюстрировано шестьюдесятью шестью гравюрами на дереве.Небольшая гравюра на дереве «Иисус, представленный в храме» имеет простой контур с несколькими параллельными линиями, используемыми для штриховки. Простота конструкции и единообразие изображения фигур отражают северный стиль, основанный на средневековых моделях. Контуры изображения четко очерчены, а одежды первосвященника и Марии четко очерчены, но этому изображению не хватает деталей, яркости и индивидуальных характеристик, которые присутствуют во многих испанских гравюрах на дереве того же периода. Качество изображения не только отражает его происхождение, но и свидетельствует о том, что его цель заключалась в том, чтобы служить маркером текста, а не художественным элементом, призванным улучшить повествование.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj32

К началу

Отпечатано одним из самых важных первых типографов Испании

Логроньо, 1517

Это первое издание одного из шедевров раннего испанского книгопечатания, хроники правления Хуана II (1406-54).Изображение представляет собой монументальное изображение короля с портретами его семьи, выполненными как часть границы. Забота, проявленная при изображении лошади и всадника в движении, предполагает, что за работой работают умелые дизайнер и закройщик. Хотя соотношение всадника к лошади не совсем правильное, анатомия лошади хорошо передана, а изображение поводьев, сбруи, седла и стремена указывает на знание конного снаряжения. Не менее хорошо выполнены черты лица короля и его поза на лошади, а также изображение его короны, перчаток и доспехов.Различные костюмы, которые носила его семья, дают важную информацию об одежде испанского двора в начале шестнадцатого века. Размещение иллюстрации напротив двухколоночного текста, напечатанного красным и черным, украшенного начальной буквой на дереве, изображающей Хуана II на троне, создает хорошо сбалансированное и приятное типографское оформление.

Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj33

Редкое издание Эзопа, напечатанное Якобом Кромбергером из Севильи

Севилья, 1521

Этот том является единственной известной копией книги Эзопа Якоба Кромбергера 1521 года. Он проиллюстрирован 192 гравюрами на дереве, начальными буквами гравюры на дереве и свитками гравюры на дереве, которые появляются на полях. Эти иллюстрации к басням с 9 по 12 из Книги I являются хорошим примером гравюр на дереве, которые встречаются по всему тому.Все они представляют собой простые повествования, вырезанные толстыми контурными линиями и повторяющимися параллельными линиями для затемнения, но с небольшими украшениями в виде фона или границ. Доминирующее использование белого пространства для фона и ровный белый цвет архитектурных структур напоминают позднесредневековый стиль немецкой гравюры на дереве. Отсутствие деталей предполагает работу местного резчика, работавшего с более ранними проектами. В басне 12 «Деревенская мышь и городская мышь» внизу правой страницы показано знакомое изображение управляющего, входящего в свою кладовую.В то время как фигура управляющего и архитектурный дизайн кладовой соответствуют требованиям, внутреннее убранство кладовой и фигуры двух мышей очень плохо спроектированы и скроены, что предполагает работу неопытного человека.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj34

Изображение «Марии Апокалипсиса»

Толедо, 1526

Этот образ «Марии Апокалипсиса» основан на видении, записанном Святым Иоанном в Откровении 12: 1, отрывке, который приобрел большое значение, поскольку культ Девы Марии возник в период позднего средневековья.В откровении Иоанну является женщина, держащая ребенка в левой руке. Она носит корону, окруженную двенадцатью звездами, и стоит на полумесяце с солнцем за спиной. Лучи солнца вспыхнули, образуя световой круг вокруг женщины и ребенка. Ксилография «Марии Апокалипсиса» выполнена очень хорошо. Мотивы, описанные святым Иоанном о короне, звездах, луне и солнце, четко обозначены. Однако самым поразительным аспектом гравюры на дереве являются точные и выразительные черты лица этих двух фигур.Эти детали в сочетании с тонко очерченными руками Девы и ее струящимся платьем, подчеркнутыми параллельными линиями и штриховкой, демонстрируют руку высококлассного резчика, умеющего переводить детали замысловатого рисунка в дерево. Это первое издание «Жизнь Девы Марии» , напечатанное на каталонском языке, было переведено Хуаном де Молиной с валенсийского диалекта.

Мигель Перес. La Vida y excellencias y milagros dela sacratissima Virgen Maria . Толедо: Мигель де Эквиа, 29 ноября 1526 г. Собрание Розенвальда. Отдел редких книг и специальных коллекций, Библиотека Конгресса (74)

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj35

Ксилография, показывающая образование молодого человека

Севилья, 1526

Альфонсо де ла Торре написал этот аллегорический труд о природе знания и гуманитарного образования в 1440-х годах, а первое печатное издание было опубликовано в Барселоне в 1484 году.Это издание, напечатанное Якобом Кромбергером и его сыном Хуаном, иллюстрировано 118 гравюрами на дереве и многочисленными начальными буквами с черным фоном и тонкими линиями. Гравюры на дереве прослеживают прогресс в образовании юноши и иллюстрируют академию, где юному мальчику преподают уроки тайн мира природы. Остальные серии гравюр на дереве иллюстрируют уроки, которые мальчик может извлечь из музыки, риторики и астрономии. Каждая иллюстрация вырезана толстыми контурами и выделена жирной штриховкой.Эти гравюры на дереве отличаются не искусной резкой, а детальным дизайном, фоном, архитектурными декорациями, интерьерами и костюмами. Этот экземпляр – один из двух в США.

Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/heavenlycraft/heavenly-16th.html#obj36

К началу

тематических исследований в области массовой деревянной архитектуры, технологий и дизайна: Мэйо, Джозеф: 9780415725309: Amazon.com: Книги

Первая полноценная книга о деревянном строительстве в этом веке.

По мере того, как мы приходим к пониманию последствий для нашей планеты цивилизации, работающей на ископаемом топливе, необходимо срочно переосмыслить то, как мы проектируем и строим наши здания. Вдохновляющая книга Джозефа Мэйо предлагает фундаментальные изменения в строительстве – светлое и устойчивое будущее, основанное на древесине.

Эндрю Во, Waugh Thistleton Architects

Как один из самых старых и универсальных материалов, дерево за последние годы вновь продемонстрировало свой огромный потенциал в увлекательной форме.Впечатляет также современный и эффективный способ, которым это произошло в архитектуре – что удивительно в ситуации, когда древесина в значительной степени исчезла из строительства в западном мире. В любом случае, тактильные и визуальные качества и происхождение этого заново открытого строительного материала не имеют себе равных.

Настоящий сборник в уникальной форме демонстрирует состояние развития, которого достигло деревянное строительство во всем мире, и дает представление о его огромном потенциале для современной строительной экономики.

Артур Шанкула, SCHANKULA Architekten

В то время, когда использование дерева так быстро растет во всем мире, эта книга будет иметь огромную ценность в плане обмена знаниями об огромном разнообразии методов и деталей деревянного строительства. которые развиваются, и, таким образом, помогают сделать древесину стандартным строительным материалом. Множество деталей, строительных фотографий и хорошо изученной справочной информации будут интересны как архитекторам, так и инженерам.

Эндрю Лоуренс, специалист по древесине Arup

Помимо прагматизма его превосходной экологической и долгосрочной экономической логики, это действительно поэзия активации и стимуляции всех пяти человеческих чувств, которая делает массивную древесину самым уникальным новым мастерским зданием опыт, который мастерски демонстрирует книга Джозефа Мэйо.

Профессор Дипл. Ing. Архитектор Мартин Деспанг, Гавайский университет

Практически забытая за последние сто лет тяжелая древесина переживает возрождение в качестве строительного материала в 21 веке.Древесина была заново открыта как жизнеспособный, рентабельный, экологически чистый строительный материал, и благодаря передовым инженерным и производственным процессам массовая древесина теперь способна выйти за рамки, которые когда-то были ограничены цельными пиломатериалами. Книга Джозефа Мэйо является своевременным дополнением к коллективному пониманию того, где находится истинное «современное состояние» в области проектирования и строительства из дерева и куда движется будущее.

Брайан Корт, AIA, LEED AP, партнер, Miller Hull Partnership, LLP

Использование массивной древесины упрощает работу многих людей.Это упрощает работу архитектора с самого начала, думая о готовых поверхностях. Книга Джозефа содержит прекрасные примеры и делится ими, а также дает важные знания по работе с массивной древесиной. Kaden + Partner работает над возвращением деревянного строительства в центр города, и эта книга представляет собой дорожную карту для движения в этом направлении.

Маркус Лагер, руководитель / архитектор, Kaden + Partner Architekten

Древесина переносит, изолирует и регулирует влагу.Он проницаемый и огнестойкий. Как строительный материал дерево поглощает звук, создает акустическое разделение и становится звучащим телом. Никакой другой материал не является столь универсальным в своем применении, CO2-нейтральным, возобновляемым и доступным почти во всем мире.

Х. Дитрих, Дитрих | Untertrifaller Architekten

Прикоснитесь к дереву, почувствуйте себя хорошо. Мы и наша планета почувствовали бы себя лучше, если бы начали строить наши города из дерева, возобновляемого ресурса, вместо того, чтобы полагаться в основном на бетон или сталь, которые производятся путем добычи и сжигания ископаемого топлива.В этой книге Джозеф Мэйо демонстрирует, что среднеэтажные и высокие деревянные здания не только возможны, но и являются ключевым элементом в обращении вспять негативного воздействия традиционных зданий на окружающую среду.

Набих Тахан, AIA, MRIAI, генеральный директор Cree Buildings Inc.

Написанный кратко и ясно, Solid Wood развеивает устаревшие мифы о деревянном строительстве и представляет убедительный пример того, почему массовая древесина является привлекательной, углеродистой ответственный выбор для строительства не только жилых построек, но и больших, сложных, многоэтажных домов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.