Архитектура руси 13 15 века: Архитектура Руси 13-15 веков. | Образовательная социальная сеть

Содержание

АРХИТЕКТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Архитектура Древнерусского государства (X – XII века).

До принятия христианства здания на Руси строили в основном из дерева. Оно служило материалом как для строительства жилищ, так и для сооружения крепостных стен. По этой причине древнерусские дома и укрепления, а тем более их декоративные элементы не сохранились.

Следовательно, полноценно изучать историю  русской архитектуры домонгольского времени приходится почти исключительно по каменно-кирпичным зданиям, которые начали возводить на Руси с конца X века с принятием христианства (988). Христианство открывало Руси доступ к источнику наиболее высокой культуры тогдашнего мира, а вместе с тем и к источнику наиболее совершенного зодчества.

Основные памятники

Самым ранним памятником каменной архитектуры стала церковь Успения Пресвятой Богородицы (989-996). Князь Владимир Святославич даровал церкви «десятину» своих доходов, отчего ее стали называть Богородицей Десятин­ной.

Церковь рухнула во время штурма Киева монголами в 1240 году. Оказалось невозможно однозначно реконструировать план уничтоженной церкви. Были предложены различные варианты реконструкции, однако вопрос этот по-прежнему остается дискуссионным. Тем не менее некоторые основные плановые характеристики здания могут быть установлены. Так, несомненно, что Десятинная церковь представляла собой характерный для византийской архитектуры трехнефный храм с тремя апси­дами и тремя парами столбов, т. е. шестистолпный ва­риант крестово-купольного храма. Раскопки Десятинной церкви показали, что здание было возведено из плоских кирпичей византийского типа (плинфы) способом кладки со скрытым рядом.

Следующий этап монументального строительства на­чался на Руси в 30-х годах XI века. Страна была в это время раз­делена на две части между сыновьями князя Владимира – Мстиславом и Ярославом. В стольном городе Мстислава – Чернигове – был зало­жен

Спасо-Преображенский собор (ок. 1036). Спасский собор сохранился до наших дней почти целиком. В плане он представляет собой трехнефное здание, близкое по схеме Десятинной церкви, но обладающее в восточной части, т. е. перед апсидами, дополнительным членением (так называемая вима), что характерно для памятников константинопольской архитектуры.

Вскоре после черниговского Спасского собора бы возведен Софийский собор в Киеве (1037). Строи­тельная техника и архитектурные формы Софийского собора не оставляют сомнений в том, что строители при­были из Константинополя и отразили здесь традиции столичной византийской архитектуры. Софийский собор – большой пятинефный храм с крестово-купольной системой сводов. С восточной стороны он имеет пять апсид, а с остальных трех – галереи. Всего у собора 13 глав, не считая завер­шений башен. Здание имеет четко выраженную пирамидальную композицию, которая придает памятнику величественность и цельность.

Многоглавие киевского Софийского собора, нехарактерное для византийской традиции, имеет прямой функциональный смысл. Конечно, зодчие использовали многоглавие и как художественный прием, создав благо­даря ему торжественную и пышную композицию, но в основе замысла лежала все-таки функциональная задача – расширение западной части храма, поскольку здесь необходимо было разместить крещальни.

В настоящее время Софийский собор снаружи оформлен в стиле украинского барокко, древнюю поверхность его стен можно видеть только на нескольких участках, где специально снята штукатурка. Интерьер Софийского собора менее подвергся искажениям и сохранил значительную часть своего первоначального убранства. Центральная часть здания – подкупольное пространство и главная апсида – покрыта великолепной мозаичной живописью, тогда как боковые части украшены фресками.

Несомненно, что Софийский собор был создан как центральный памятник зодчества Киевской Руси, как памятник, который должен был укрепить влияние новой религии и государственной власти, отразить мощь и величие молодого государства.

Закончив возведение Софийского собора в Киеве, строители приступили к сооружению Софийских соборов в Нов­городе и Полоцке. Новгородский собор был начат в 1045 году, закончен в 1050 году; полоцкий возведен, по-видимому, в 50-х годах XI века. О том, что эти соборы были построены той же артелью киевских мастеров, свидетельствуют их типологическая близость, строительно-технические приемы, си­стема пропорциональных построений и даже многие детали. Опытные строители не повторяли своих старых решений, а многое делали по-новому, исходя из других условий заказа и обстановки. Например, в Новгороде, чтобы ускорить и удешевить строительство, мастера широко использовали местный строительный материал – известняковую плиту.

Новгородский и полоцкий Софийские соборы в общих чертах повторяют плановую схему киевской Софии, но в несколько упрощенном виде. Это пятинефные храмы, но если в Киеве к собору примыкают два ряда галерей, то в Новгороде – только один ряд, а в Полоцке их вообще нет. У киевского собора пять апсид и две лестничные башни, у новгородского и полоцкого – по три апсиды и по одной башне. Киевская София имеет тринадцать глав, Новгородская – только пять, а в полоцкой, судя по упоминанию в летописи, их было семь.

Кроме трех Софийских соборов в 40-50-е годы было осуществлено строительство еще нескольких зданий в Киеве: Золотых ворот, церквей Ирины и Георгия.

Таким образом, в середине XI века на Руси развернулась интен­сивная строительная деятельность. Но уже к 60-м годам строительство во всех русских городах, кроме Киева, прекратилось – вся строительная деятельность сосредоточилась там. За период с 60-х годов XI века по начало XII века в Киеве и его ближайших окрестностях было построено семь крупных храмов и несколько более скромных по размерам.

Особенности архитектуры Древней Руси

Насколько самостоятельным было зодчество Древней Руси? Для историков архитектуры дореволюционного вре­мени такой вопрос даже не возникал. По их мнению, поскольку древнейшие памятники Киева строили грече­ские мастера, то и архитектура Киевской Руси является провинциальным вариантом византийского зодчества. Но так можно было думать лишь до тех пор, пока были плохо изучены памятники русской архитектуры и еще хуже – византийской.

Исследование же их привело к выводу, что памятники Киевской Руси вовсе не идентичны византийским, что в Киеве строили храмы, не имеющие аналогов в Византии.

Византийские зодчие имели за своими плечами огром­ный традиционный опыт и в строительном ремесле, и в создании культовых зданий – церквей. Но, приехав на Русь, они столкнулись с необходимостью решать здесь совершенно новые задачи. Прежде всего это было связано с полученным ими заданием. Так, в ряде случаев тре­бовалось возводить храмы с очень обширными хорами, что не было характерно для византийских церквей того времени. В стране, относительно недавно принявшей хри­стианство, значительно большую роль, чем в Византии, должны были играть помещения крещален. Все это застав­ляло византийских зодчих принимать новую, несвойственную Византии плановую схему здания. Кроме того, зодчие столкнулись и с непривычными строительными материалами.

Таким образом, своеобразие задания, наличие или от­сутствие определенных строительных материалов, местные условия уже на самых первых порах вызывали иные архитектурные решения, приводили к созданию зданий, непохожих на те, которые зодчие строили у себя на родине.

К этому следует добавить, что они должны были считаться со вкусами заказчиков, воспитанных в традициях и эсте­тических представлениях деревянного строительства. В дальнейшем именно данные особенности памятников стали отправными пунктами, на которые ориентировались строители следующего поколения.

Так сложилась и развивалась архитектура Древней Руси. И хотя это зодчество возникло на базе византийской архитектуры, оно даже на самой ранней стадии имело очень своеобразный характер и уже во второй половине XI века выработало собственные традиции, получило свой, древнерусский, а не византийский путь развития.

 

Русское зодчество XII-XIII веков: архитектура памятников, храмов

Архитектурные формы, отвечающие новому этапу в развитии русского зодчества, проявились с полной отчетливостью уже в первой половине XII века. Храмы этой поры восходят не к огромным соборам эпохи Киевской Руси, а к памятникам типа Успенского собора Печерского монастыря. Это простые, уравновешенные здания с четко ограниченными плоскостями фасадов, увенчанные одной массивной главой.

Их облик становится более замкнутым, отрешенным от мира, сохраняя эти черты даже при наличии наружной галереи. Главенствует тип небольшого трехнефного крестовокупольного храма с маленькими хорами только в западной части. Стремление создать более компактный объем заставило отказаться от лестничных башен и заменить их узкими лестницами, расположенными в толще стены. Если в больших соборах эпохи Киевской Руси интерьер живописен и многообразен, обладает большим количеством различных аспектов, то в памятниках XII века построение интерьеров четко и ясно, их можно было охватить взглядом сразу из одной точки. Изменяется и характер внутреннего убранства; фреска, как правило, вытесняет мозаику, наборные мозаичные полы сменяются полами из поливных керамических плиток.

Однако если таков был общий характер изменений, происшедших в русской архитектуре к середине XII века, то формы, в которых эти изменения проявились, в каждой архитектурной школе имели свой особый оттенок. При этом основной принцип архитектуры XI века — соответствие внешнего облика здания его плановой схеме и конструкции — сохранился в полной мере и в XII веке. Точно так же сохранилось и соответствие между строительной техникой и декоративными элементами. Конструкции, строительные материалы, формы декоративного убранства для зодчего по-прежнему были нерасчленимы. Поэтому изменения в строительной технике или переход к применению других строительных материалов сейчас же меняли и всю декоративную систему здания.

Монументальные сооружения строились исключительно по заказу князей или церкви. Лишь со второй половины XII века к ним постепенно присоединились крупные бояре, корпорации ремесленников и торговцев. На первых порах, пока в данном княжестве еще не было собственных кадров строителей, приглашали мастеров из той земли, с которой существовали наиболее тесные политические или церковные отношения. В результате там, где сохранялись прочные политические и церковные связи, сложение самостоятельных архитектурных школ шло медленно, наоборот, обособленность княжеств почти всегда обусловливала своеобразие его зодчества.

Многие русские земли в течение всего XII века продолжали в архитектуре в той или иной мере следовать за Киевом даже тогда, когда он практически уже потерял значение руководящего политического центра Руси. Так, не
смотря на наличие собственных мастеров, зодчество таких княжеств, как Черниговское и Рязанское, Смоленское, Волынское, почти до конца XII века сохраняло киевскую традицию. В других же землях — Галицкой, Владимиро-Суздальской, Новгородской, Полоцкой — уже к середине XII века сложились существенно отличавшиеся от киевской собственные архитектурные школы.

Памятники киевской архитектуры XII века отличаются от более древних композиций и строительной техникой. Кладку стен ведут теперь исключительно из кирпича и не прежней, почти квадратной, а более вытянутой формы. Новая техника позволила отказаться от кладки «со скрытым рядом» и перейти к более простой в исполнении равнослойной кладке, где торцы всех рядов кирпичей выходили на лицевую поверхность стен. Это снижало декоративность поверхностей стен. Чтобы не обеднить фасады, зодчие начали вводить дополнительные, легко выполнимые из кирпича элементы декора — аркатурные пояски, многоуступчатые порталы, объединенные в одну композицию окна и т. д. Важным элементом фасадов стали массивные полуколонны, прислоненные к лопаткам и делающие стену более пластичной. При этом полуколоннами усложняли только промежуточные лопатки, угловые же оставляли плоскими. Как и в XI веке, каждое членение фасада завершалось полукруглой закомарой. Поскольку принцип соответствия декора стены строительному материалу сохранялся, стены, как и было прежде, часто не покрывали штукатуркой.

Памятников киевской архитектуры XII века уцелело мало. Шестистолпные Кирилловская церковь в Киеве (после 1146) и несколько меньшая по размерам церковь в Каневе (1144) сохранились во всех своих основных частях, хотя снаружи сильно искажены. Очень близка к ним церковь Успения на Подоле в Киеве (1131—1136, ныне не существует). К четырехстолпному типу относятся не сохранившаяся до наших дней церковь Василия (или Трехсвятительская, 1183) в Киеве и вскрытая раскопками малая церковь Зарубского монастыря на Днепре.

Несколько памятников XII века сохранилось в Чернигове. Таков шестистолпный собор Бориса и Глеба, недавно восстановленный а первоначальных формах, но без примыкавшей галереи, прежний облик которой точно не установлен. Вероятно, к ее убранству относились найденные здесь при раскопках белокаменные капители, покрытые великолепной резьбой. Собор Елецкого монастыря, также шестистолпный, вместо галереи имел перед каждым порталом тамбуры-притворы и завершался трехглавием, редким для памятников XII века. В юго-западный угол храма была встроена маленькая часовня. Открытый раскопками Благовещенский собор (1186) роскошью своего убранства соперничал с киевскими постройками XI века: его центральная часть была устлана великолепным мозаичным полом с изображением павлина. Снаружи храм опоясывала галерея. Черниговские мастера создали и пример бесстолпного решения, применявшегося для наименьших по размеру церквей, — Ильинскую церковь. Поддерживающие барабан купола подпружные арки опираются здесь не на столбы, а на пилоны в углах помещения. Это единственная бес- столпная церковь XII века, сохранившая своды и главу. Фасады некоторых черниговских построек были частично оштукатурены и расчерчены на квадры, имитирующие кладку из белокаменных блоков. В этом, видимо, сказался интерес к белокаменному зодчеству Галича и Владимирской Руси.

Политически связанное с Черниговом Рязанское княжество следовало архитектурным вкусам своей метрополии. Столица княжества была огромным, красиво расположенным на высоком берегу Оки городом, защищенным гигантскими земляными валами (ныне городище Старая Рязань). Здесь раскопками открыты развалины трех каменных храмов, из них два относятся к середине XII века. Это шестистолпные соборы; один из них имел три притвора. Как и в Чернигове, в рязанских постройках при кирпичной кладке применялись резные белокаменные детали. Возможно, что их и возводили черниговские мастера. Рязань, жившая в очень трудных военно-политических условиях, видимо, не имела своих строителей.

К той же киевской архитектурной традиции принадлежат памятники стольного города Волыни — Владимира-Волынского. Успенский собор (середина XII века, реставрирован в конце XIX века, ил. 16) отличен от киевских и черниговских памятников лишь во второстепенных деталях. Там же раскопками открыты остатки второй подобной, но значительно меньшей церкви — так называемой Старой Кафедры.

Одним из наиболее крупных центров монументального строительства стал в XII веке Смоленск. Выгодно расположенный между Киевом и Новгородом на великом днепровсковолховском пути «из варяг в греки», он быстро богател и усиливал свое военно-политическое значение в условиях междукняжеской борьбы. Город лежал на живописных высотах левого берега Днепра, где в эффектном контрасте сочетались холмы и плато с глубокими извилистыми оврагами. Самой природой здесь был создан рельеф, зовущий зодчих к строительству. К сожалению, большинство памятников смоленского зодчества разрушено и известно только по раскопкам.

В 1101 году князь Владимир Мономах заложил в Смоленске городской собор. Он не сохранился, но найденные образцы строительных материалов (кирпичи, раствор) позволяют думать, что собор был начат южнорусскими
мастерами. В дальнейшем, по-видимому, при участии черниговских зодчих, в Смоленске развернулось обширное строительство, а к середине XII века здесь уже, несомненно, были собственные достаточно опытные кадры.

Из смоленских построек середины XII века сохранилась почти целиком лишь церковь Петра и Павла — классический образец четырехстолпного одноглавого храма, могучего, статичного и строгого (ил. 19). Лопатки с полуколоннами придают пластику стенам, оживленным пятнами окон и портала. Пояс поребрика, аркатуры в пятах закомар и выложенные на широких плоскостях угловых лопаток выпуклые кресты лишь подчеркивают суровую мощь стен. По сравнению с внушительной тяжестью основного объема крупная двенадцатигранная глава относительно легка и изящна; в убор ее карниза введен нарядный поясок из керамических плиток. Интерьер храма поражает величием и некоторой холодностью. Узенькая, скудно освещенная лестница в толще западной стены выводит на хоры, юго-западный угол которых занят отдельной часовней со своей апсидой.

16. Успенский собор во Владимире-Волынском. Середина XII в.
17. Георгиевская церковь в Старой Ладоге. Вторая половина XII в.
18. Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском. 1152
19. Церковь Петра и Павла в Смоленске. Середина XII в.

Церковь Иоанна Богослова в Смоленске. План

Относящаяся к 60-м—70-м годам XII века, церковь Иоанна Богослова почти полностью повторяет формы церкви Петре и Павле, но сохранилась она лишь немногим больше, чем на половину первоначальной высоты. Обе церкви имели галереи- усыпальницы. Среди памятников этой поры, вскрытых в Смоленске раскопками, есть несколько более скромных по размерам, четырехстолпных, лишенных галерей, но есть и более крупные, например Борисоглебский собор Смяды некого монастыря— шестистолпный храм с галереей (1145— 1147).

Интересна открытая раскопками в Смоленском детинце небольшая бесстолпная церковь, фасады которой расчленены плоскими лопатками, словно в обычном чатырехстолпном храме. Это удачная попытка создать новый тип культового сооружения с просторным бесстолпным интерьером. В детинце открыты остатки еще одной постройки — небольшого прямоугольного здания, по-видимому, княжеского терема. Он стоял на высоком краю горы, откуда открывалась широкая панорама города. Бесстолпная церковь и терем возведены в середине XII века.

Рядом с храмом Иоанна Богослова археологи нашли и совсем необычное, круглое сооружение — ротонд у диаметром около 18 метров с четырьмя довольно тесно поставленными в центре столбами. Это обслуживавшая живших а Смоленске иноземных купцов Церковь «Немецкой Богородицы». По плану она точно соответствует североевропейским романским церквам второй половины XII века; строительством руководил, вероятно, скандинавский зодчий, но возводили здание, очевидно, смоленские мастера в привычной для них кирпичной технике кладки.

В большинстве перечисленных центров — в Киеве, Чернигове, Смоленске — строительство в XII веке вели местные мастера. Об этом свидетельствуют различия в архитектурных формах и деталях строительной техники. Но все они сказываются лишь в частностях, не затрагивая общих художественно-композиционных и технических принципов. Наличие на Руси в XII веке большого района киевской архитектурной традиции не вызывает сомнений.

Иначе развивается зодчество Новгородской земли. Постепенно, в течение первой половины XII века, здесь разрабатываются новые архитектурные формы, приведшие к сложению вполне самостоятельной, отличной от киевской, школы. Большое влияние на обособление новгородского искусства оказали изменение социального облика Великого Новгорода и своеобразие его политической судьбы. В XII веке Новгород постепенно освобождается от власти князя и становится феодальной республикой, возглавляемой верхами боярства и архиепископом. При господстве городской знати все же значительную роль играет торгово-ремесленное население — «черные люди», не раз заявлявшие свои требования на вече. Культура становится более демократичной, что сказывается и на зодчестве.

С середины XII века каменным строительством в Новгородской земле в основном руководят боярство, купечество и горожане. Возводятся только небольшие четырехстолпные храмы, являющиеся либо приходской церковью улицы, либо домовым храмом богатого боярина. На хорах появляются маленькие приделы, посвященные патрону заказчика. Внутреннее пространство упрощается, приобретая камерный характер. Меняется и строительная техника. Новгородцы все чаще используют местную известняковую плиту, прослаивая ее для выравнивания рядами кирпичей, что повлекло за собой изменение оформления фасадов. Новгородская плита со временем легко разрушается (выветривается). Для предотвращения этого поверхности стен стали затирать раствором, оставляя обнаженными лишь кирпичные участки. Декоративные детали, возникшие в условиях кирпичной кладки,— пояски, многообломные проемы, полуколонны на лопатках — было трудно выполнить из плиты, и от них отказались. Плоский арматурный пояс на барабане под главой, несколько нишек, вставленный в кладку стены декоративный крест — вот все, что вводится в убранство фасада. При широком использовании плиты трудно было добиться той же четкости и геометричности линий, что и при строительстве из кирпича или плотного тесаного известняка. Эту естественную особенность в Новгороде восприняли не как недостаток, а, наоборот, как специфический эстетический прием. Неровность плоскостей, скошенность углов, как бы несколько смятая форма арок придают постройкам характерную пластичность. В простоте и скромности новгородских храмов второй половины XII века сказывается известный демократизм архитектуры.

Типичными для этого времени являются Георгиевская (вторая половина XII века, ил. 17) и Успенская церкви в Старой Ладоге. Они просты по композиции; фасады лишены каких-либо украшений и разделены на три поля плоскими лопатками. Успенская церковь первоначально имела три притвора. Внутренние лопатки отсутствуют, столбы не крестообразны, а квадратны в плане. Благодаря этому интерьер обладает ясной конфигурацией и легко обозрим. Хоры занимают западную треть церкви, причем их угловые членения опираются на своды, а средняя часть — открытый балкон на деревянных балках. На хоры вводит узкая лестница, идущая в толще западной стены. Интерьеры первоначально были полностью расписаны фресками; значительное число их сохранилось в Георгиевской церкви.

К подобному типу относятся сохранившиеся в своей нижней части или вскрытые раскопками церковь Кирилла, церковь Благовещения близ деревни Аркажи под Новгородом, еще две церкви в Старой Ладоге, церкви Спаса в Старой Руссе, Дмитрия Солунского в Пскове и другие.

20. Церковь Пантелеймоне близ Галича. Рубеж XII—XIII вв. Апсида
21. Церковь Спаса-Нередицы под Новгородом. 1198
22. Церковь Пантелеймона близ Галича. Рубеж XII—XIII вв.

Особое значение среди памятников этого типа имела церковь Спаса-Нередицы под Новгородом (1198), разрушенная фашистами и ныне восстановленная (ил. 21). Этот небольшой храм поражал мощью и монументальностью. Его внутреннее пространство, погруженное в полумрак, казалось сдавленным толстыми стенами, тяжелыми и массивными столбами, нависающим над головой бревенчатым накатом хоров. В интерьере церкви почти целиком сохранялась древняя живопись (ил. 23). Огромна была ценность композиций, и особенно всего комплекса — редчайшего примера живописного убранства интерьера XII века.

церковь Спаса-Нередицы под Новгородом (1198)

Шестистолпный тип храмов, менее популярный в эту пору в новгородском зодчестве, представлен трехглавым собором Ивановского монастыря в Пскове, входившим тогда в состав Новгородской земли. У двух подобных храмов в Новгороде — церкви Ивана на Опоках (1127) и Успения на Торгу (1135) — уцелели лишь нижние части стен.

Особый вариант представляет Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря в Пскове, построенный в середине XII века. Он необычен по композиции для русской архитектуры. Центральное крестообразное пространство отчетливо выражено в конфигурации объема благодаря резко пониженным боковым апсидам и западным угловым членениям. Завершает здание массивный купол на необычно широком барабане. Видимо, строительством руководил не русский, а византийский зодчий. Вместе с тем по строительной технике памятник не отличается от других новгородских и псковских храмов этой поры; очевидно, возводили его местные мастера. Собор сохранил великолепные фресковые росписи. Помимо этого сооружения, по заказу новгородского епископа Нифонта была осуществлена и другая постройка, повторяющая схему Мирожского собора: выявленная раскопками церковь Климента в Старой Ладоге. Оба храма оказали некоторое влияние на развитие новгородской и псковской архитектуры, но не внесли в него существенных изменений. Греческая струя, которую Нифонт пытался влить в новгородское зодчество, не смогла поколебать прочно сложившиеся к этому времени местные традиции.
По совершенно иному пути пошла архитектура Галицкой земли, лежавшей на юго-западных рубежах Руси, в Поднестровье. Здесь в первой четверти XII века в детинце Перем ы шля был построен храм Иоанна Крестителя, впервые возведенный из тесаного камня. Очевидно, в Галицкой земле в это время еще не было собственных зодчих, и новую строительную технику заимствовали из соседней Польши. Если учесть, что пере- мышльский князь Володарь, как правило, враждовал с Киевом, станет ясно, почему для организации монументального строительства пришлось обращаться за мастерами в Польшу. Остатки этого храма раскрыты польскими археологами. Оказалось, что, несмотря на романскую технику, перемышльский храм по типу был не романским, а типично русским четы- техстолпным крестовокупольным зданием.

В середине XII века в стольном городе Галиче, живописно расположенном на высоком плато над речкой Луквой, построили большой храм — Успенский собор. Стены его с внутренней и внешней поверхности были сложены из блоков хорошо отесанного известняка, а пространство между ними заполнили битым камнем на известковом растворе. Храм имел профилированный цоколь и плоские лопатки. В его убранстве применена барельефная скульптура. Как техника кладки, так и убранство прямо связаны с романским зодчеством. В то же время по плану это обычный для русского зодчества XII века четырехстолпный крестовокупольный храм, окруженный с трех сторон галереей, с ходом на хоры, размещенным в толще западной стены. Таким образом, в середине XII века в Галиче уже сложились собственные кадры мастеров. Они сочетали опыт романского и киевского зодчества, обладали достаточным умением для самостоятельного творчества.
К сожалению, памятники галицкой архитектуры не сохранились; лишь небольшая их часть известна по археологическим раскопкам. Письменные же источники свидетельствуют о большом строительстве в Галицкой земле. Летопись рассказывает о княжеском дворце в Галиче середины XII века, состоявшем из жилого двухэтажного строения, перехода из второго этажа на хоры придворной церкви и лестничной башни. Весь ансамбль, кроме храма, был, вероятно, деревянным.
Единственный сохранившийся памятник галицкой архитектуры — церковь Пантелеймона близ Галича (рубеж XII и XIII веков). Это типичный четырехстолпный храм, трехапсидный, вероятно, одноглавый (ил. 20, 22). В его плане нет никаких романских элементов, но зато они отчетливо выражены в таких деталях, как профилированный цоколь, тонкие колонки апсид с базами и резными капителями, украшенные резьбой порталы. Особенно интересен западный портал, относящийся к перспективному типу.

Каменные сооружения возводились и в других городах княжества (Звенигород, Василёв), что свидетельствует о многочисленности галицких зодчих. Своеобразие форм и широкий размах строительства определяют выдающееся значение галицкой школы в истории русской архитектуры.

Одной из самых ярких русских архитектурных школ XII — первой половины XIII века была владимиро-суздальская. От начала и до конца своего развития она связана с высокой идеей объединения русских земель, выдвинутой владимирскими князьями и поддержанной мощными общественными силами — горожанами, заинтересованными в преодолении феодальной раздробленности, новым социальным слоем—дворянством и церковью.

Начало монументального строительства на северо-востоке связано с созданием при Владимире Мономахе на рубеже XI—XII веков собора в Суздале, известного лишь по данным раскопок. Это было шестистолпное кирпичное здание, возведенное, очевидно, русскими мастерами с юга. Однако в дальнейшем киевская традиция не получила здесь развития. К середине XII века, времени Юрия Долгорукого, относятся одноглавые четырех-столпные, сложенные из тесаного белого камня храмы в Переславле-Залесском, Юрьеве-Польском, в княжеской резиденции Кидекша под Суздалем и на княжеском дворе во Владимире. Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском (1152, ил. 18) сохранился полностью, а церковь в Кидекше в большей своей части. Здания той поры почти лишены декоративных элементов; только поясок аркатуры с поребриком проходит по фасадам и верхней части апсид, подчеркивая суровую мощь гладких белых стен. Тяжелая глава усиливает впечатление непреоборимой физической силы. Храмы имели хоры и были связаны переходом с дворцом феодала. Эти первые постройки на Суздальщине, по-видимому, сооружены приглашенными галицкими зодчими.

При Андрее Боголюбском архитектура переживает стремительный расцвет. Столица переносится во Владимир. Город, красиво расположенный на высоком берегу Клязьмы, в 50-х — 60-х годах XII века быстро обстраивают новыми зданиями, обносят могучими валами с деревянными стенами и белокаменными воротными башнями. Из них сохранились Золотые ворота (1164) с огромной торжественной аркой проезда, над которой возвышалась надвратная церковь. Ворота были одновременно сильнейшим узлом обороны и триумфальной аркой.

Интенсивное строительство свидетельствует о сложении во Владимире опытных многочисленных кадров строителей. Они восприняли традиции галицкой архитектуры, быстро переработали их и далее развивали совершенно самостоятельно. Вместе с тем в памятниках владимирской архитектуры этой поры чувствуется и прямое участие романских зодчих. Есть сведения, что Андрей Боголюбский обращался за мастерами к императору Фридриху Барбароссе. Однако участие романских зодчих не превращает владимиро-суздальскую архитектуру в вариант романского стиля. Романские черты проявились в основном в деталях и резном декоре, в то время как общерусские формы, восходящие к киевским традициям, ощутимы в планах, композициях объемов, в конструкции. Тяготеющие к разным источникам особенности настолько органично слиты, что создают совершенно самобытное зодчество, ярко характеризующее культуру одного из сильнейших русских княжеств этой эпохи.

Церковь Покрова на Нарли. Реконструкция

Крупнейшая постройка времени Андрея Боголюбского — Успенский собор во Владимире (1158—1161). Поставленный в центре города на высокой кромке берегового плато, он стал основным звеном великолепного ансамбля. Хотя после пожара 1185 года собор был обстроен с трех сторон, получил новую алтарную часть и дополнительные четыре угловые главы, первоначальный облик его ясен. Стройные пропорции и высота шестистолпного храма подчеркнуты изысканным декором: аркатурно-колончатый пояс охватывает стены, лопатки осложнены тонкими полуколоннами с пышными лиственными капителями. Колонки широких перспективных порталов имели резные капители, а некоторые архитектурные детали — оковку золоченой медью; шлем двенадцатиоконного барабана главы сверкал золотом. Столь же эффектен был и интерьер, хорошо освещенный и богато украшенный драгоценной утварью. Величавый и торжественный Успенский собор образно утверждал идею главенства Владимиро-Суздальской земли, превращая ее столицу в церковный и политический центр Руси.

Лучшее создание владимирских мастеров, церковь Покрова на Нерли (1165, ил. 24, 25) — один из величайших шедевров древнерусской и мировой архитектуры. Она выполнена в великолепной белокаменной технике. Сложно профилированные пилястры с легкими полуколоннами подчеркивают движение ввысь композиции изящного храма, придают ему пластичный, почти скульптурный характер. Аркатурно-колончатый пояс, тонкие колонки которого опираются на резные кронштейны, проходит по всем фасадам и под карнизом апсид. Выше аркатурно-колончатого пояса стены украшены рельефами, сочная резьба декорирует перспективные порталы. В целом образ храма очень поэтичен, весь пронизан ощущением легкости и светлой гармонии. Не случайно говорят о музыкальных ассоциациях, которые рождает церковь Покрова на Нерли.
Однако первоначальная композиция храма была более сложной. Раскопки у его стен показали, что создатели этого шедевра решали очень трудную задачу: они должны были поставить храм при впадении Нерли в Клязьму как торжественный монумент, отмечавший для кораблей, шедших снизу по Клязьме, прибытие в княжескую резиденцию — соседний Бо- голюбовский замок. Место, назначенное князем для строительства, было низменной поймой и в половодье заливалось водой. Поэтому, заложив фундамент на плотной материковой глине, зодчие поставили на нем как бы пьедестал высотой около четырех метров из тесаного камня, точно отвечавший плану церкви. Одновременно с кладкой подсыпали землю, создавая тем самым искусственный холм, который потом был облицован каменными плитами. На нем и высилась церковь. Казалось, что сама земля поднимает ее к небу. С трех сторон храм окружала аркада галереи, в угловой части которой устроили лестницу на хоры. От галереи сохранился только фундамент, и первоначальный облик здания в целом восстанавливается лишь предположительно.

Дворцовый ансамбль в Боголюбове. Реконструкция

Княжеский замок — Боголюбов-город был построен в 1158—1165 годах на высоком берегу Клязьмы, близ устья Нерли. Его опоясывали земляные валы с белокаменными стенами. Сохранилась лишь одна лестничная башня с переходом на хоры собора. Основания стен последнего, как и остатки других частей ансамбля, раскрыты раскопками.

Дворцовый ансамбль располагался на площади, вымощенной белокаменными плитами. Его центром был собор, связанный переходом с лестничной башней, от которой далее также белокаменный переход вел во второй этаж дворца. К югу от собора через вторую башню и переходы, выводившие на крепостную стену. Под переходами были арочные проходы — проезд. Все эти части объединялись аркатур- -о—(олончатым поясом в единое живописное и торжественное целое. Фасады украшали барельефы, фресковая роспись, некоторые детали были обиты золоченой медью. Высокий и стройный дворцовый собор имел необычные для древнерусской архитектуры круглые столбы-колонны, расписанные под белый мрамор и завершенные огромными вызолоченными лиственными капителями. Пол хоров устилали майоликовые плитки, а в самом храме — медные плиты, запаянные оловом и блестевшие, как золото. По свидетельству летописи, в храме было много драгоценной утвари. Перед собором на площади стоял уникальный в русском зодчестве восьмиколонный киворий (сень) с золоченым шатром над белокаменной водосвятной чашей.

Строительство времени Всеволода III знаменует дальнейший блестящий подъем владимиро-суздальского зодчества. В архитектуре возникают два течения: епископское, отрицательно относящееся к развитию скульптурного убранства храмов, приверженное к строгости их облика, и княжеское, широко использующее пластику.

Крупнейшим памятником первого течения стал владимирский Успенский собор после его обстройки в 1185—1189 годах. Фасады почти лишены скульптур; лишь единичные резные камни были перенесены на них со стен старого собора. Здание фактически стало новым, более грандиозным сооружением; его объем приобрел ступенчатое построение; так как окружавшие старую постройку галереи были несколько понижены. На углах поставлены четыре новые главы, образовавшие торжественное пятиглавие. В архитектурном образе нового собора еще ярче выявилась идея силы и царственного величия, пронизывающая все искусство времени могучего «самовластие» Всеволода.

26. Скульптурный декор Дмитриевского соборе во Владимире. 1194—1197. Деталь
24. Церковь Покрова на Нерли.
25. Скульптурный декор церкви Покров на Нерли. 1165. Деталь

27. Дмитриевский собор во Владимире. 1194—1197

Дмитриевский собор во Владимире

Эта же идея — апофеоз власти и могущества Владимирской земли с большей силой выражена в Дмитриевском соборе во Владимире (1194—1197, ил. 26, 27). Первоначально, подобно собору в Боголюбове, храм входил в дворцовый ансамбль, имел выступающие у западных углов лестничные башни и был связан переходами с дворцовыми зданиями. Собор принадлежал к обычному типу одноглавых четырехстолпных храмов, но зодчие наполнили эту традиционную схему новым содержанием. Торжественная парадность и представительность храма подчеркнуты величавым ритмом его членений и особенно усилены богатейшим резным убором. Дмитриевский собор наиболее ярко характеризует второе течение владимирского зодчества, резко отличное от епископского строительства любовью к пышному резному убранству зданий.

В первой половине XIII века Владимирское княжество дробится на ряд удельных княжений. В зодчестве определяются две основные линии: ростово-ярославская, где строительство ведется как из камня, так и из кирпича-плинфы, и суздальско-нижегородская, развивающая традиции белокаменного строительства и декоративной скульптуры. Ко второй группе принадлежат соборы Рождества Богородицы в Суздале (1222—1225) и Георгия в Юрьеве-Польском (1230—1234).

Собор Рождества Богородицы сохранился не целиком. Верхняя часть его после разрушения полностью построена заново из кирпича в XVI веке. Этот большой шестистолп- ный храм с тремя притворами завершался первоначально тремя главами. Его создатели свободно относились к требованиям конструктивной логики в убранстве фасадов, пересекая лентой плетенки и резными камнями лопатки, покрывая резьбой и разрывая бусинами колонки порталов. В кладке они применили неровную плиту, на фоне которой особенно четко выделяются белокаменные лопатки и тяги, резной белокаменный пояс и рельефы. Роскошные, писанные золотом медные двери собора отражают любовь к узорочью. Более цветистой, орнаментальной становится и внутренняя фресковая роспись. Храм теряет церемонную парадную представительность, его облик живописен и жизнерадостен.

Георгиевский собор в Юрьеве Польском. Реконструкция фасада (резьба на нижней части здания не изображена)

28. Георгиевский собор в Юрьеве- Польском. t 230—1234. Фрагмент

Эти близкие народной культуре тенденции достигают полного развития в Георгиевском соборе в Юрьеве-Польском (ил. 28). После перестройки XV века его внешний облик искажен, а декоративная система нарушена. Первоначально собор был значительно выше и стройнее. Без существенных изменений сохранилась лишь нижняя половина здания. Это четырехстолпный храм с тремя открытыми внутрь притворами. Его светлый интерьер, не имеющий хоров, свободен и воздушен. Снаружи здание было покрыто резьбой сверху донизу, от цоколя до закомар. Ковровый растительный орнамент, мастерски нанесенный на поверхность стены, прозрачной сеткой покрывает нижнюю часть здания, оплетает пилястры и порталы. Аркатурно-колончатый пояс трактуется как широкая орнаментальная лента. Закомары собора, так же, как и архивольты (арочные завершения) порталов, приобретают килевидное очертание. На фоне плоского коврового узора выделяются исполненные в высоком рельефе изображения животных и чудищ, приобретающих фольклорную окраску. В закомарах размещались крупные горельефные композиции на христианские темы. Религиозно-политическая и народно-сказочная тематика сплетается в неповторимом резном уборе собора, своеобразном гимне Владимирской земле.
Таков стремительный и блистательный путь, пройденный владимиро-суздальским зодчеством менее чем за столетие.

В XII веке наряду с другими большую роль играла полоцкая архитектурная школа, памятники которой, к сожалению, в большинстве не уцелели.

Характерно, что они возводились по-старому, как строили в XI веке, из плинфы «со скрытым рядом» (например, здания Бельчицко- го и Сласо-Евфросиньева монастырей в Полоцке). Это, видимо, объяснялось стремлением возродить черты полоцкого Софийского собора, ставшего к этому времени как бы символом независимости полоцкого края. Возможно, что исконная вражда с Киевским княжеством была причиной неприятия выработанной киевскими строителями новой системы порядовой кирпичной кладки. В том же XII веке в полоцкой архитектуре применялась и другая строительная техника — каменно-кирпичная кладка, при которой блоки тесаного камня чередуются с рядами плинфы (церковь Благовещения в Витебске). Такой тип кладки хорошо известен в Византии и на Балканах, но нигде больше не встречается в русском зодчестве.

Полоцкая архитектура интересна и новыми композиционными решениями. Так, известный по раскопкам собор Бельчицкого монастыря представлял оригинальный вариант шестистолпного храма с тремя притворами. Его купол опирался не на восточные пары столбов, а на западные, то есть был сдвинут на одно членение западнее, чем обычно, что в сочетании с притворами подчеркивало центрич- ность композиции. Полоцкие постройки XII века в отличие от киевских имеют плоские наружные лопатки.

Помимо архитектурных школ, связанных с крупными русскими княжествами и представленных многими памятниками, в XII веке сложилась небольшая, но вполне самостоятельная гродненская школа. Памятники древнего Гродно на Немане (по-древнерусски — город Городен) ближе всего к сооружениям Киева и Волыни: они построены из кирпича в технике равнослойной кладки. Однако здесь кирпичные фасады своеобразно и эффектно украшали вставленными глыбами шлифованного камня и цветной майоликой, из фигурных плиток которой набирались изображения крестов и простые геометрические фигуры.

Таков широкий спектр архитектурных школ Руси в XII веке.

К концу XII века русское зодчество вступает в новый этап своего развития. Первые признаки этого появляются еще в середине XII века.

Так, новые тенденции уже совершенно отчетливо выявились, например, в соборе Спасо-Евфросиньева монастыря в Полоцке, построенном зодчим Иоанномв середине XII века. Композиция шестистолпного храма проникнута здесь стремлением преодолеть статичность крестовокупольного объема. Западная часть здания понижена, как и отвечающая ей с востока сильно выступающая апсида. Возвышающийся над ними центральный четверик завершается несущим барабан и главу приподнятым постаментом, имеющим со стороны каждого фасада форму трехлопастной арки. Стройный ступенчатый силуэт здания и его башнеобразный верх создают новый, пронизанный силой и динамикой архитектурный образ храма.
Судя по плану, подобной же башнеобразной композицией обладал и Борисоглебский собор Бельчицкого монастыря, очевидно, построенный тем же зодчим Иоанном. К концу XII века в полоцкой архитектуре появляются здания с еще более явно выраженным башнеобразным строением объема. Такова церковь, вскрытая раскопками в Полоцком детинце. Она максимально центрична: с трех сторон к ней примыкали притворы, а с востока одна большая апсида. Прямоугольные по внешнему абрису боковые апсиды были, видимо, резко понижены, а северный и южный притворы имели, кроме того, свои самостоятельные апсиды. Все это в целом создавало сложный, вертикально устремленный объем.

Художественное открытие полоцких зодчих было сразу же подхвачено в других землях, и прежде всего в Смоленске. Построенная там около 1190 года церковь архангела Михаила (Свирская) очень близка по плану Церкви в детинце Полоцка. Однако смоленские мастера развили эти приемы: они раскрыли притворы внутрь храма, чем обеспечили единство его интерьера, а снаружи усложнили мно- гообломные пилястры, дополнив их тонкой полуколонией. Большая высота основного объема подчеркнута соподчиненными ему притворами и высокой, сильно выступающей апсидой. Динамика сложных масс здания усилена большим количеством вертикалей, создаваемых сложно-профилированными пучковыми пилястрами. Трехлопастное завершение фасадов отражает своды в четверть окружности, перекрывающие углы здания, барабан главы поднят на особом постаменте. Энергичное и сильное движение ввысь, выраженное во внешнем облике, ощутимо и в свободном, высоком, лишенном хоров внутреннем пространстве храма. Вместо хоров для князя и его свиты предназначались вторые этажи притворов, образовавшие своеобразные открытые внутрь храма ложи. Церковь архангела Михаила восхищала современников красотой и богатством внутреннего убранства; летопись отметила необычность этого храма «в полунощной стране».

Церковь архангела Михаила (Свирская) в Смоленске. Реконструкция западного фасада

Однако он был в Смоленске не единственным памятником данного типа. Открытая раскопками церковь Троицкого монастыря в устье речки Кловки очень близка Михайловской по схеме плана и, видимо, по композиции. Профилировка ее пилястр даже несколько сложнее.

Новое течение сказалось и в постройках, имеющих более обычную схему плана; среди них есть большие шестистолпные соборы и совсем маленькие четырех- столпные церкви. Как правило, они не имеют притворов, но зато почти все окружены галереями, создающими ярусность объема. Их отличительная особенность: центральная апсида — большая и полу
круглая, а боковые — меньше и имеют снаружи прямолинейное очертание. О том, что такие храмы имели башнеобразную композицию свидетельствуют сложнопрофилированные пилястры; подобные пилястры, образующие на фасадах целые пучки вертикальных членений, могли иметь смысл лишь в том случае, если зданию хотели придать динамичную композицию, создать впечатление высоты и взлета.

Наряду с такими памятниками в Смоленске в это время строили храмы и другого типа: все три апсиды у них были снаружи плоскими, прямолинейными. Наиболее крупный памятник этой группы — собор на Протоке, при раскопках которого было найдено и вывезено в музей много фрагментов фресковых росписей. Троицкий собор. Даже в Киеве на Вознесенском с пуске были раскопаны остатки небольшой четырехстолпной церкви с прямоугольными боковыми апсидами и пучковыми пилястрами, также, по-видимому, построенной смоленским зодчим.

Конечно, в Киеве на рубеже XII и XIII веков были и свои мастера. Более того, именно в это время здесь и в Чернигове возведено несколько исключительных по значению храмов. Одним из таких шедевров является церковь Пятницы в Чернигове (ил. 29). Несмотря на традиционную схему плана, четырех- столпный храм с тремя апсидам и совершенно необычен по облику. Сложные пучковые пилястры влекут глаз к завершению здания, поражающему своеобразием конструктивного и художественного замысла. Зодчий-новагор полностью изменил систему сводов: не только перекрыл углы сводами’ в четверть окружности, но и сильно поднял несущие барабан под- пружные арки. Таким образом, здесь впервые в русском зодчестве была применена ступенчато повышающаяся к центру система арок: динамическое нарастание верха, устремленность здания вверх получили закономерную конструктивную основу. Фасады завершались трехлопастной кривой, отвечающей конструкции сводов, а ступенчатые подпружные арки образовывали основу второго яруса закомар. Подножие стройного барабана окружали декоративные закомары — кокошники. Стремительное движение ввысь еще больше подчеркивалось заостренным очертанием закомар. Фасады храма очень нарядны: мастер любовно украсил их простым, но изящным решетчатым кирпичным .поясом и лентами меандра.

К той же группе принадлежит церковь Василия в Овруче (90-е годы XII века). Явная близость этого памятника к церкви Пятницы в Чернигове заставляет полагать, что первоначально своды его также были ступенчатыми, а композиция объема в целом не статичной, а динамичной. Фасады украшены, подобно памятникам Гродно, декоративными вставками в виде больших валунов, а к углам западного фасада примыкали две круглые лестничные башни. Купол был некогда покрыт золоченой медью. Церковь Василия — дворцовый храм князя Рюрика Ростиславича, имевшего, по словам летописца, «любовь несытну о зданиях». Почти несомненно, что ее автором был любимый мастер князя Петр Милоне в творчестве которого есть восторженное упоминание в летописи, сравнивающей Милонега с библейским зодчим Веселиилом. Очень вероятно, что тот же Милонег строил и черниговскую церковь Пятницы и вскрытую раскопками церковь Апостолов в Белгороде, отличавшуюся особой роскошью внутреннего убранства.

Археологические расколки необычайно расширили маши знания о древнерусском зодчестве и, в частности, показали, что разнообразие типов и стилистических оттенков в архитектуре Южной Руси в эту пору было очень велико. Так, в Новгороде-Северском открыта церковь, имевшая совершенно особую «готическую» профилировку пилястр, не встречающуюся ни в киевских, ни в смоленских храмах. Церковь, раскопанная в Путивле, имела, подобно византийским и балканским храмам, дополнительные апсиды с северной и южной сторон здания.

Процесс дифференциации русского зодчества продолжался и на рубеже XII и XIII веков, создавая новые и новые локальные варианты. Вместе с тем ясно, что это разнообразие творческой мысли не разрывает связей между русскими архитектурными школами. В течение всего XII века зодчие не ограничивались работой внутри своего княжества: галицкие мастера строили во Владимире, черниговские—в Рязани и Смоленске, смоленские — в Новгороде, Рязани и Киеве. Взаимный обмен техническим и художественным опытом способствовал быстрому расцвету архитектуры, распространению нового направления на рубеже XII и XIII веков, охватившего, по-видимому, почти все русские архитектурные школы. Даже во владимиро-суздальском зодчестве поздние памятники— собор Рождества Богородицы в Суздале и особенно Георгиевский собор в Юрьеве-Польском — по всем данным имели башнеобразную композицию завершения и, вероятно, ступенчато повышающуюся систему сводов.

29. Милонег (?). Церковь Пятницы в Чернигове. Рубеж XII—XIII вв

Таким образом, в конце XII века в зодчестве различных русских земель все более настойчиво проявляются общие, точнее — общерусские тенденции развития. Почти повсюду пересматриваются киевские традиции, проявляются башнеобразность и динамика композиции, интерьер подчиняется внешнему облику здания, фасады богато декорируются. Композиционная идея храмов, их художественный образ были повсюду более или менее сходными, хотя в каждой архитектурной школе Руси они решались в своих местных формах.

В чем же причина появления новых художественных форм в русском зодчестве конца XII века? По-видимому, решающим было влияние городской культуры, рост и усиление городов, экономическое укрепление посадов. Эти условия вызвали особое внимание к архитектурному облику городов, в котором яркий силуэт храмов и декоративная насыщенность их фасадов должны были играть важную, акцентирующую роль. Общность тенденций развития показывает, что в русском зодчестве явно пробивалось, пусть еще слабое, но крепнущее и побеждающее межобластное течение, содержавшее черты общерусского архитектурного стиля, которому принадлежало будущее. С полным основанием можно говорить о начавшейся кристаллизации общерусских национальных особенностей строительного искусства.

На этом высоком уровне быстрое развитие русской архитектуры было прервано монголотатарским нашествием. .

Архитектура 13 века на Руси [Зодчество, Древнерусская]

Основные статьи: Архитектура Киевской Руси, Культура Руси 13 века

Содержание (план)

Архитектура Владимиро-суздальского княжества 13 века

Старшие сыновья Всеволода Большое Гнездо Константин и Юрий не имели тех материальных возможностей, которыми располагал их отец. Однако и они любили игру в бессмертие. Константин построил несколько белокаменных храмов в Ростове и Ярославле. Юрий украсил церк­вами Нижний Новгород и Суздаль. Изо всех этих сооружений ча­стично сохранился лишь собор Рождества Богородицы в Суздале (1222-1225).

Георгиевский собор в Юрьеве-Польском

Самый своеобразный и загадочный из владимиро-суздальских храмов — Георгиевский собор в Юрьеве-Польском. Этот город на­ходится в 70 км к северо-западу от Владимира. Основанный ещё Юрием Долгоруким, он в начале XIII в. стал столицей небольшого княжества, где правил сын Всеволода Большое Гнездо Святослав. Не­задолго до Батыева нашествия Святослав решил заменить обветшав­ший городской собор времён Юрия Долгорукого на новый. Зодчие возвели одноглавый четырёхстолпный храм во имя святого Георгия Победоносца. Несмотря на свои скромные размеры, собор поражал воображение. Его архитектурные формы в едином порыве устремля­лись ввысь. Даже традиционные полукруглые закомары в своей верх­ней точке получили небольшое заострение («киль»), которое придало им сходство с пламенем свечи. Но самое главное новшество Георги­евского собора заключалось в отделке его фасадов. Лёгкая резьба по белому камню тонким кружевом покрывала могучее тело собора от фундамента и до самого верха. Подобно готическим соборам средневековой Европы, он словно растворялся в бесконечном многообразии своего декора, превращался в волшебную сказку.

Резные композиции завораживали наблюдателя своим таин­ственным ритмом. Одна тема плавно перетекала в другую, дру­гая — в следующую, и так до бесконечности. Их главная идея — прославление Владимирской земли и её правителей. Конечно, здесь присутствует и благодарность небесным силам за их покровитель­ство, молитвенное обращение к Богу и святым.

Строительство Георгиевского собора было закончено в 1234 г. А всего три года спустя на Северо-Восточную Русь обрушились полчища Ба­тыя. Город Юрьев-Польской много раз горел и опустошался. Вероят­но, во время одного из таких погромов собор рухнул. Его восстанов­лением занялся лишь великий князь Иван III. В 1471 г. он прислал в Юрьев лучшего московского строителя Василия Ермолина. Однако отстроить храм в прежнем виде и расположить белокаменные блоки с резьбой в прежнем порядке Ермолин уже не смог. В результате храм превратился в своего рода архитектурную головоломку, над ре­шением которой трудились несколько поколений искусствоведов.

Архитектура Новгородского княжества 13 века

Смелый поиск новых архитектурных форм на рубеже XII— XIII вв. увлёк и новгородских зодчих. Здесь в 1207 г. на средства местных «заморских» (торговавших «за морем» — в Швеции, Да­нии и немецких городах Прибалтики) купцов была построена ча­стично сохранившаяся до наших дней Пятницкая церковь на Тор­гу. Это стройный башнеобразный храм, многими своими чертами напоминающий Пятницкую церковь в Чернигове.

Архитектура Галицко-Волынского княжества 13 века

Церковь Святого Пантелеймона в Галиче

В окрестностях совре­менного города Галича на высоком холме над Днестром стоит бело­каменная церковь Святого Пантелеймона. Построенная около 1200 г., она сохранилась в сильно изуродованном виде. Ещё в XIV столетии православный храм был переделан под католический костёл. Исчезли древние своды и глава, растёсаны узкие окна, изменилась наружная отделка. Последующие века с пожарами, войнами и «реставрациями» продолжили эту разрушительную работу. Однако и сейчас на апсидах храма можно увидеть поясок декоративных арок, а на порталах — тон­чайшую резьбу по белому камню. Глядя на эти чудом уцелевшие дета­ли, вспоминается такая же изысканная отделка владимиро-суздальских храмов, в создании которых, вероятно, участвовали мастера из Галича. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Архитектура Черниговского княжества 13 века

Пятницкая церковь в Чернигове

Вы­дающиеся памятники архитектуры созда­вались в эту пору не только в Северо-Восточной Руси. В первые годы XIII столетия на главной торговой площади древнего Чернигова была возведена уникальная по своему объёмно-пространственному реше­нию Пятницкая церковь. (Святая Параске­ва Пятница считалась покровительницей торговли. Пятница — традиционный ба­зарный день в Древней Руси.)

Пятницкая церковь — первый извест­ный нам древнерусский «башнеобразный» храм. Радикально переработав традицион­ный византийский тип крестово-купольного храма, неизвестный зодчий (возможно, это был знаменитый киевский мастер Пётр Милонег) создал здание, все конструктивные и декоративные элементы которого про­никнуты стремительным движением ввысь.

Высоко поднятый мощный барабан, окружённый тремя ярусами стрельчатых арок и увенчанный плоским куполом, усиливает сход­ство церкви с огромной горящей свечой. Возможно, что в «пламене­ющем» взлёте архитектурных форм черниговской Пятницкой церкви сказалось воздействие ранней готики. На это указывает и связь Пят­ницкой церкви с городским торгом. Ведь именно купцы, известные своими дальними странствиями, лучше других были осведомлены о последних достижениях европейских зодчих.

Картинки (фото, рисунки)

Вопросы к этой статье:
  • Сравните особенности архитектуры 13 века Владимиро-Суздальского, Галицко-Волынского княжеств и Новгородской земли.

Искусствоед.ру – сетевой ресурс о культуре и искусстве

Просмотры: 33 793

В период складывания и расцвета феодализма на Руси (конец Х–XVII вв. ) искусство формировалось на основе достижений художественной культуры восточнославянских племен и обитавших до них на этих землях скифов и сарматов. Естественно, что культура каждого племени и региона имела свои самобытные черты и испытывала влияние соседних земель и государств. Особенно ощутимым было влияние Византии с момента принятия Русью христианства (в 988 г.). Вместе с христианством Русь восприняла традиции античной, прежде всего греческой, культуры.

Важно отметить, что русское искусство периода Средневековья формировалось в столкновении двух укладов – патриархального и феодального и двух религий – язычества и христианства. И как следы патриархального образа жизни еще долго прослеживались в феодальной Руси, так и язычество напоминало о себе почти во всех видах искусства.

Процесс изживания язычества был стихийным, но все-таки делались попытки скорее укрепить новую религию, сделать ее близкой, доступной людям. Не случайно церкви строились на местах языческих капищ; в церковь проникли элементы народного обожествления природы, а некоторым святым стали приписывать роль старых богов.

Восприняв от Византии христианство, Русь, естественно, восприняла и определенные основы языка культуры. Но эти основы были переработаны и приобрели на Руси свои специфические, глубоко национальные формы.

Опираясь на вековые традиции восточноевропейского искусства, русские мастера сумели создать собственное национальное искусство, обогатить европейскую культуру новыми, присущими лишь Руси формами храмов, своеобразными стенными росписями и иконописью, которую не спутаешь с византийской, несмотря на общность иконографии и кажущуюся близость изобразительного языка.

В домонгольскую пору политическим и культурным центром русской земли был Киев – «мать городов русских», как называли его в древности современники, сравнивая по красоте и значимости с Константинополем. Росту могущества Киева способствовало его географическое положение на пересечении торговых путей из Скандинавских стран на юг, в Царьград, с запада, из Германии, до Хорезма. При князе Владимире и его сыне Ярославе Киевская Русь стала сильным государством, неизвестным ранее восточным славянам. Русское воинство держало в страхе и византийцев, и хазар. Западные славяне искали с Русью дружбы, германские императоры заключали союзы. Русские князья выдавали своих дочерей замуж за иностранных государей. Так укреплялось международное положение Киевской Руси. Помимо Киева большую роль играли такие города, как Чернигов, Полоцк, лежащий в северных истоках пути «из варяг в греки» Новгород.

Архитектура Х века

Для искусства домонгольской поры характерна одна отличительная черта – монументализм форм. Особое место в нем по праву занимает архитектура. Средневековое русское искусство определялось христианским мировоззрением. До нас дошли далеко не все архитектурные памятники того времени, многие сохранились в искаженном виде, о еще большем числе мы знаем лишь по археологическим раскопкам или по письменным источникам. Но те, что сохранились, естественно, имели культовое назначение. Еще в языческую пору на Руси была развита архитектура, в основном деревянная: издавна славились русские «древодели». Уже после принятия христианства летописец оставил нам свидетельство, что до каменной новгородской Софии на территории Новгородского кремля стоял тринадцатиглавый деревянный Софийский собор, срубленный новгородцами в конце Х в. Вполне возможно, что у восточных славян были свои деревянные рубленые храмы и что эти храмы были многоглавыми. Многоглавие, таким образом, было исконно национальной чертой русского зодчества, воспринятой затем искусством Киевской Руси.

С христианством на Русь пришла крестово-купольная форма храма –типичная для греко-восточных православных стран. Крестово-купольной формы храм – прямоугольный в плане, четырьмя (или более) столбами его интерьер делится на продольные (по оси восток– запад) части – нефы (три, пять или более). Четыре центральных столба соединяются арками, поддерживающими через паруса барабан купола. Подкупольное пространство благодаря окнам барабана залито светом, оно является центром храма. Ячейки, примыкающие к подкупольному пространству, перекрыты цилиндрическими сводами. Все центральное пространство храма в плане образует крест, отсюда название системы подобного храма – крестово-купольная. В восточной стороне интерьера размещаются алтарные помещения – апсиды, обычно полукружиями выступающие на внешней стороне; поперечное пространство в западной части интерьера называется притвором, нартексом. В этой же западной части на втором ярусе располагаются хоры, где находились князь и его приближенные во время богослужения. В экстерьере домонгольского храма отличительной чертой является членение фасада плоскими вертикальными пилястрами без капителей (по-древнерусски –лопатками) на прясла. Полукруглое завершение прясла, форма которого определяется посводным покрытием, называется закомарой.

Наиболее распространенной в строительстве храмов техникой кладки в Киевской Руси была так называемая смешанная – «opus mixtum» – стены воздвигали из более тонкого, чем современный, кирпича-плинфы и камня на розовом известковом растворе – цемянке. На фасаде чередовался ряд кирпича с рядом цемянки, и оттого он казался полосатым, что уже само по себе было решением декоративного оформления экстерьера. Часто употреблялась так называемая кладка с утопленным рядом: на фасад выходили не все ряды кирпичей, а через один, и розовый слой цемянки в три раза по толщине превосходил слой кирпича. Полосы розовой цемянки и красного кирпича на фасаде, сложно профилированные окна и ниши – все вместе создавало нарядный, праздничный облик здания, иного декоративного убранства и не требовалось.

Церковь Богоматери (Десятинная) в Киеве. 989-996. Реконструкция

Сразу после принятия христианства в Киеве был построен храм Успения Богородицы, так называемая Десятинная церковь (989–996) – первый известный нам каменный храм Киевской Руси. Десятинная церковь (князь выделил на ее содержание 1/10 часть своих доходов – отсюда и название) была разрушена во время нашествия монголо-татар, поэтому мы можем судить о ней лишь по остаткам фундамента, некоторым элементам декора и по письменным источникам. Это была большая 25-главая шестистолпная церковь, с двух сторон обнесенная пониженными галереями, что придавало пирамидальный облик всему храму (западная часть имела сложную, до сих пор до конца не выявленную планировку).

Возведенная пришлыми греческими мастерами, церковь представляла собой, судя по летописным сведениям и данным раскопок, базиликально вытянутую трехнефную, трехапсидную шестистолпную постройку с крестовокупольным пространственным ядром и галереями, обходящими ее с трех сторон. С запада помимо нартекса и двух лестничных башен к ней примыкала необычная, довольно обширная пристройка, служившая, скорее всего, местом пребывания в ней во время служб и в другие часы людей, готовящихся к принятию крещения.

Некоторые источники говорят, что  храм был увенчан двадцатью пятью  главами, но с уверенностью можно утверждать лишь то, что глав было много. Это объяснялось необходимостью освещать обширные хоры, открывающиеся в центральное подкупольное пространство. Круглые мраморные колонны с капителями образовывали два яруса малых тройных аркад, располагавшихся между центральными крестчатыми столбами и поддерживавших хоры, которые помещались над малыми нефами и заходили в боковые апсиды. Благодаря им боковые части церкви приобрели двухэтажную структуру. Столь активное выделение хор, необычное для константинопольской архитектуры того же времени, было определено условиями заказа князя, находившегося здесь во время богослужений вместе с семейством и приближенными.

Кладка стен отличалась декоративностью — за каждым рядом тонкого кирпича-плинфы следовал такой же, но углубленный («утопленный») ряд, сверху затертый слегка подцвеченным известковым раствором.  В X веке такую технику использовали артели, работавшие в самом Константинополе.

Пирамидальность, наращение масс – черты, чуждые византийскому зодчеству, возможно, такая ступенчатость была присуща языческим сооружениям, воздвигнутым на территории будущей Киевской Руси. Десятинная церковь была богато «изукрашена»: об этом свидетельствуют фрагменты фресок и мозаик, плит наборного пола, обломки колонн, куски резных капителей и шифера.

Эта обширная церковь, сравнимая по великолепию декора лишь с постройками Константинополя, выполняла функции великокняжеского придворного храма. Есть серьезные основания считать, что образцом для нее послужила церковь Феотокос Фарос, входившая в комплекс императорского дворца, и что выбор образца мог быть определен волей жены Владимира Анны, бывшей сестрой императора  Василия II. Со всех сторон храм окружал комплекс дворцовых построек, возведенных одновременно с ним. В целом весь комплекс храма-дворца, где хранилась драгоценная рака с мощами Папы Римского Климента, принесенными Владимиром из Херсонеса, представлял собой подобие обширного святилища, вознесенного над городом, где богослужебные обряды, совершавшиеся на греческом языке, были прочно переплетены с придворным церемониалом.

Архитектура XI века Собор Святой Софии в Киеве 1037-1040-е г. Вид с востока

От следующего, XI столетия в Киеве сохранилось несколько памятников, и самый известный из них – София Киевская, главный собор, где происходили церемонии посажения на княжеский стол и поставления на митрополичий престол, построенный сыном Владимира Ярославом Мудрым. Как говорили современники, «Ярослав завершил то, что начал Владимир». София Киевская, как доказано современными исследователями, была построена по единому замыслу в 30– 40-е годы XI в. Несколько позже возникла лишь северная башня.

Собор, заложенный Ярославом в 1037 году, задумывался, строился и украшался уже не как дворцовая церковь, а как главный храм Киевского государства, средоточие его духовной жизни — митрополия.  Само посвящение храма Софии Премудрости указывало на преемственную связь с центром всего православного мира — Софией Константинопольской. Весь облик этого грандиозного здания и даже место его расположения говорят о стремлении князя сделать храм центром притяжения для всего народа, недавно еще находившегося за пределами культурной ойкумены.

Киевская София – пятинефный, пятиапсидный, 13-купольный храм. Центральный купол, опирающийся на

Вид на Софийский собор

барабан, прорезанный 12 окнами, и 4 меньшие по размеру главы вокруг него освещают Центральное пространство и главный алтарь, а самые маленькие, боковые 8 глав – боковые пространства и огромные

(площадью около 600 кв. м) хоры. Софийский храм, как и Десятинная Церковь, был обнесен внутренней двухэтажной галереей – гульбищем. К сожалению, Киевская София была перестроена в XVII в., как многие русские храмы на Украине, в духе «украинского барокко», в результате чего исчезла характерная для нее пирамидальность, постепенное наращение масс от галерей к боковым куполам, а от них – к центральному, что определяло облик всего храма.

Смешанная система кладки рядов камня с рядами плинфы и широкого слоя цемянки, тонкие колонки с капителями, подчеркивающие грани средней апсиды, окна и двухступенчатые ниши – все это придавало разнообразие и нарядность экстерьеру собора.

Идея приобщения к христианскому миру новокрещенного народа, введения его в число избранников божьих составляла суть архитектурного замысла храма. В композиции Софийского собора с его крестообразным центральным ядром, с детально продуманной и выстроенной структурой пирамидально возвышающихся объемов и пространственных ячеек, не имеющей аналогов в византийском зодчестве, нашла воплощение фундаментальная для Руси идея объединения множества разновеликих частей в единое целое и распространения света и благодати евангельского слова. Это строгая, хотя и несколько громоздкая иерархическая система представляет своего рода универсальную модель божественного космоса, очищенного от всего преходящего, случайного. В восприятии людей того времени храм был зримым образом неба на земле. Послы киевского князя Владимира Святославича так отзывались о Софии Константинопольской: «…нет на земле такого зрелища и красоты такой. Пребывает там Бог с людьми».

Как и в черниговском соборе, в Софии Киевской единицами торжественного пространственного ритма являются крещатые столбы, пилоны, арки. Но здесь они отодвинуты в глубину, выделяя его центральную трехнефную структуру, делая полностью обозримым светлое крестообразное пространственное ядро храма. Пространство всех компартиментов собора обращено к центральной подкупольной части и как бы вливается в него, обретая здесь пластически определенную форму. Постепенно нарастающий ритм вертикальных членений достигает кульминации при переходе из-под сводов боковых нефов в подкупольную часть собора, раскрывающуюся на всю высоту четырьмя вознесенными к куполу подпружными арками. Ничем не скованное, широко распахнутое во все стороны, оно предстает как наиболее существенный, наиболее активно воспринимаемый элемент архитектурного образа.

Как и в Десятинной церкви, интерьер Софии Киевской был необычайно богат и живописен: хорошо освещенные алтарные помещения и центральное подкупольное пространство украшены мозаикой, столбы нефов, более темные боковые помещения под хорами, стены – фресками. Полы были также мозаичные и из шифера. Особой красотой отличались алтарные преграды и решетки хоров: по византийскому обычаю они были каменными, тончайшей резьбы. Общее впечатление было величественным, необыкновенно торжественным. «Виждь церькви цветуща, виждь кристианство растуще, виждь град иконами святых освещаем, блистающься и тимиямом обьухаем… И си вся видев, возрадуйся», –писал митрополит Иларион в «Слове о Законе и Благодати». В XI в. он часто произносил свои проповеди под сводами Софии.

Архитектура Софийского собора оказала огромное влияние на последующее строительство. На том же митрополичьем дворе были выстроены такие храмы, как церковь Ирины, церковь Георгия, правда, значительно более скромные и по размерам, и по убранству (первая половина–середина XI в.). Митрополичий двор был обнесен кирпичной стеной. «Город Ярослава» был много больше, чем «город Владимира». Он был укреплен по всем правилам средневекового оборонительного искусства: его валы, достигавшие высоты 14 м, тянулись более чем на 3 км. На валах были воздвигнуты деревянные стены. В город-крепость вели несколько ворот. Одни из них, Золотые, представляли собой величественную проездную арку с надвратной церковью. (Сейчас они реставрированы.) Киев XI столетия был достойным соперником Константинополя, или, как его тогда называли на Руси, Царьграда. Бок о бок с византийскими зодчими там работали русские мастера. Постепенно складывалась национальная школа зодчества.

Те же мастера, что строили Софию Киевскую, принимали участие в строительстве Софийского собора в Новгороде, сооруженного в 1045–1050 гг. при князе Владимире Ярославиче в центре кремля. Но

Собор Святой Софии в Новгороде. 1045-1052. Вид с юга

Новгородская София проще и лаконичнее по своим формам, как бы сродни новгородскому духу. Это 5-, а не 13-купольный, пятинефный храм, с широкой галереей и лишь одной лестничной башней. Строже и монолитнее не только ее экстерьер, поражающий благородством своих мощных форм, но и интерьер, скромнее его убранство, в котором не было ни мозаик, ни мрамора, ни шифера. Иной и строительный материал: вместо тонкой изящной плинфы используется местный грубый известняк. Кирпич использован лишь в сводах и арках.

Каменный Софийский собор в Новгороде, сменивший сгоревший старый деревянный храм, имевший тринадцать глав, был заложен старшим сыном Ярослава Владимиром в 1045 году. Строительство собора длилось до 1050 года, а освящение состоялось только в 1052-м. В том же году князь Владимир умер и был погребен в основанном им храме. Несмотря на то, что возводили его пришлые мастера, часть из которых могла участвовать в строительстве Софии Киевской, созданное ими сооружение отличается совершенно оригинальными чертами.

Все, что так неторопливо и мерно развивалось в киевском храме, здесь выступает сразу в концентрированном виде. В облике новгородской постройки уже ничто не напоминает о пирамидальной пространственной композиции прототипа, «вторгающейся» в пространство города и формирующей его образ. Более того, ее отличают черты суровой замкнутости, присущие, скорее, крепостным сооружениям. При всей своей обширности, пятинефный новгородский собор, окруженный двухэтажными галереями, предстает как сплоченный и мощный кубообразный архитектурный объем, твердыня. В крутом подъеме стен наоса и галерей, в тесном сближении пяти огромных глав, в отсутствии рядов декоративных ниш на фасадах ощутимо сказывается иной, чем в Киеве, более аскетический вкус.

Впечатление мощи усиливает открытая кладка стен и столбов, сложенных из крупных камней, между

Вид на Софийский собор в Новгороде

которыми идут ряды плинфы. Сильные выносы лопаток-контрфорсов и как бы прорубленные окна членят широкие плоскости стен, преодолевая тяжесть и сопротивление каменной массы, оформляют ее. Барабаны глав поставлены на один уровень и не отделяются постаментом от основного объема, отчего делаются похожими на своеобразные колодцы, через которые свет «вливается» в пространство храма, надежно скрытое оболочкой стен, и наполняет его. Былое многообразие пространственных ритмов подчинено доминирующим вертикалям.

Рукава подкупольного креста отделяют от нартексов и хор уже не трех-, а двухарочные структуры, от чего оно стало не только уже, но и более сосредоточенным и напряженным. Значительное влияние на объемное, плановое, а в целом и образное решение храма оказало ослабление роли элементов, несущих активную эстетическую нагрузку, и усиление значения моментов, связанных с функциональным назначением отдельных его частей. Например, значительные площади галерей были заняты приделами, каждый из которых имел характер самостоятельного небольшого бесстолпного храма, а первоначально открытые, как в киевском прототипе, аркады вскоре превращены в закрытые паперти перед ними.

Уступая киевской Софии по площади, новгородский храм заметно превосходит ее по высоте. Он поднимается над низменным новгородским пейзажем как его самая заметная и самая значительная примета — «храм-скала», качество, позже нашедшее точное формульное определение.

Во многом близок Новгородской Софии также пятинефный Софийский собор в Полоцке (середина XI в.), техника кладки которого аналогична киевской.

Софийский собор

Возведённый в середине XI века в византийском стиле храм был освящён во имя Святой Софии. До нашего времени Софийский собор сохранился в значительно измененном виде, окончательно был перестроен в XVIII веке в стиле виленского барокко. В таком виде

Макет первоначального облика Софийского собора в Полоцке

сохранился до нашего времени.

После многочисленных разрушений и перестроек от древнего собора 11 в. остались фундамент, нижние части стен и опорных столбов, и только восточная апсида поднимается на высоту около 12 м. При возведении собора в 11 в. в качестве строительного материала использовали плинфу – плоский кирпич, рецепт изготовления которого как и технологию кладки завезли сюда византийские мастера. Кладка собора велась в классической для архитектуры Византии технике с «утопленным рядом», когда каждый второй ряд плинфы был спрятан, утоплен вглубь стены и сверху затирался цемянкой. И таким полосатым, неоштукатуренным храм был с внешней стороны в 11

веке, а внутри стены были оштукатурены и расписаны фресками.

Сильно перестроенная со временем, Полоцкая София сейчас успешно изучается исследователями.

Под 1036 г. в летописи впервые упоминается заложенный бесстрашным воином князем Мстиславом Тмутараканским собор Спаса

Черниговский Спасо-Преображенский собор

Преображения в Чернигове: трехнефный, трехапсидный, пятиглавый кирпичный храм с круглой лестничной башней на хоры. Внутри собора фресковая стенопись и шиферные полы. До Великой Отечественной войны сохранялось изображение св. Феклы – классически прекрасное, почти скульптурное по своей моделировке. Особую торжественность и величие интерьеру церкви придают тройные аркады хор.

Строительство черниговского Спасо-Преображенского собора началось за год или два до кончины Мстислава, умершего  в 1036 году, и было завершено уже в последующие годы. Созданный мастерами, прошедшими столичную, константинопольскую школу, этот трехнефный, пятиглавый храм с закрытым нартексом, примыкающими к нему круглой лестничной башней с севера, крещальней с юга (из пристроек сохранилась только башня) представляет сложный пространственный организм, сочетающий черты четырехстолпной крестово-купольной постройки с ощутимо выраженной базиликальностью плана.

Величественные, подчеркнуто массивные двухъярусные сквозные арочные структуры, заполняющие пространство между подкупольными столбами и отделяющие боковые нефы и хоры от центра храма,  делают его похожим на византийские купольные базилики VI века, в которых сохраняется еще античный римский масштаб. Их формы, размеры, торжественный замедленный ритм вызывают в памяти образы таких грандиозных сооружений, как акведуки и триумфальные арки столичных городов. В этом, несомненно, сказался характер княжеского заказа — собор должен был походить на прославленные древние  храмы Константинополя. О них же напоминают композиции из тройных окон, которые располагаются в люнетах центральных прясел стен, и мраморные колонны с ионическими капителями в нижнем регистре аркад.

Обширные П-образные в плане хоры, отличающиеся высотой и светлостью, с трех сторон окружают наос и вплотную подходят к боковым апсидам, но не смыкаются с ними, как это было в Десятинной церкви, а отделяются от них поперечным нефом. Таким образом особо выделялось зальное пространство наоса и алтарь, изнутри освещаемый через окна апсид, а из вне окнами восточной пары куполов, венчающих ветви трансепта.

Общее ощущение, рождаемое обширным, целостным и незатесненным пространством собора, всей грандиозной каменной структурой его стен, столбов, арок, сводов, куполов, связано с переживанием и осознанием всеохватности ритма. вечного, торжественного, мерного и одновременно легкого сквозного движения, пронизывающего и одухотворяющего этот огромный, отделенный от внешнего мира идеальный архитектурный организм.

Характер архитектурной декорации собора, рисунок и профилировка деталей кладки, пропорции частей, несмотря на его грандиозные размеры, отличается одновременно и простотой, и изяществом.  Внутри собор был украшен росписями, от которых сохранились небольшие фрагменты.

Фасады его богато декорированы нишами, лопатками, вертикальными тягами, поясами меандра. Они  членят поверхность стены, подчеркивая ее массивность и одновременно пластичность. Особой красотой отличается узорная кладка западного фасада и лестничной башни. Декоративный эффект усиливается использованием той же, что и в Десятинной церкви, техники полосатой кладки с «утопленным рядом». Вместе со сложной профилировкой — тут особо следует выделить полукруглые ниши барабана центральной главы и апсид — она создает эффект концентрированно плотной материи, не разделяемой на части, что свойственно только природным организмам.

Хотя храм строили пришлые греческие мастера, ему присущи особенности, не встречающиеся в византийском зодчестве того времени. Помимо наличия хор, открывающихся в пространство наоса арочными проемами, они проявляются в образном решении собора в целом. Он отличается не только грандиозным масштабом, но особой высотой и ярко выраженной пирамидальностью, что подчеркивают собранные к центру пять глав собора. Это объясняется, видимо, принципиально новой идеологической и градостроительной функцией, которую выполняло такое сооружение, — с него и в нем начиналось дело воцерковления подвластного князю народа, и с него же начиналось планомерное городское строительство, а вместе с ними история созидания княжества как государственного образования.

Воплотившиеся в Спасском соборе принципы зодчества с его пафосом монументального внутреннего пространственного объема, преобразующего и оживляющего массивную каменную оболочку, продолжают развиваться и находят наиболее яркое и адекватное воплощение в архитектуре Софийского собора в Киеве. Вместе с тем его строительство, создание грандиозного ансамбля мозаичной и фресковой декорации обозначили начало нового этапа в истории русской архитектуры и монументального искусства, связанного с эпохой единоличного правления Ярослава Мудрого.

На протяжении XI и в XII в. христианство завоевывает прочные позиции. Возрастает роль церкви на всей обширной территории древнерусского государства. В архитектуре второй половины XI в. влияние церкви сказывается в усилении аскетизма в художественном облике храма по сравнению с праздничным, ликующим образом первой половины столетия. Господствующее положение занимает теперь одноглавый трехнефный шестистолпный храм. Именно такими были не дошедший до нас Успенский собор Киево-Печерского монастыря (1073–1077, князь Святослав Ярославич), разрушенный во время Великой Отечественной войны, не сохранившийся собор Михайловского Златоверхого монастыря (1108– 1113), собор Выдубицкого монастыря (1070–1088) и др.

Церковь Спаса на Берестове (пригородная резиденция князя), возведенная Владимиром Мономахом уже в начале XII в., с ее «полосатой» кладкой завершает собой ряд построек этой эпохи, равно как и постройки начала XII в. в Новгороде; церковь Благовещения на Городище (1103), Никольский собор на Ярославовом дворище (1113), Рождественский собор Антониева монастыря (1117) и Георгиевский собор Юрьева монастыря (1119), не случайно повторяющий композицию церкви Благовещения – расположенный на другой стороне Волхова, он как бы открывал собою вид на Новгород со стороны озера Ильмень. Из Третьей Новгородской летописи мы узнаем имя мастера: «А мастер трудился Петр». Вероятнее всего, что Благовещенский и Никольский соборы также возведены зодчим Петром.

В целом в киевскую пору было заложены основы русской архитектурной традиции и намечены черты будущих строительных школ различных древнерусских княжеств эпохи феодальной раздробленности.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

LiveJournal

Одноклассники

Мой мир

Архитектура Киевской Руси в X-XIII веках – Конкурс молодых историков “Наследие предков

Прокофьева Е. Е.

Введение

Данную работу я начну с определения архитектуры,а также определения древнерусской архитектуры.Архитектура-это искусство и наука строить, проектировать здания и сооружения (включая их комплексы), а также сама совокупность зданий и сооружений, создающих пространственную среду для жизни и деятельности человека. Архитектура непременно создает материально организованную среду, необходимую людям для их жизни и деятельности, в соответствии с их устремлениями, а также современными техническими возможностями и эстетическими воззрениями. В архитектуре взаимосвязаны функциональные (назначение, польза), технические (прочность, долговечность) и эстетические (красота) свойства объектов.

Русское слово архитектура заимствовано из латинского,которое было заимствовано из др.греческого.

В русском языке имеется оригинальное слово для обозначения строительного искусства: «зодчество» (ст.-слав. «зьдьчий» от «зьдь» — глина, материя).

Так же я приведу определение архитектуры из толкового словаря Ожегова.

Архитектура-1. Искусство проектирования и строения зданий, сооружений, зодчество. Садово-парковая (композиция садов, парков). Ландшафтная (ис- кусство гармонического сочетания естественных ландшафтов с архитектурными комплексами, искусственными ландшафтами). 2. Стиль постройки,здания. 3Сооружения малых форм (небольшие сооружения декоративного, мемориального, служебного назначения).

Древнерусская архитектура-является древнейшим видом архитектуры.

Самой главной областью применения дерева в качестве строительного материала было русское национальное жилище, а также хозяйственные и прочие постройки. В культовом строительстве дерево активно вытеснялось камнем, вершин развития деревянная архитектура достигла на Русском Севере.

Архитектура Киевской Руси в этот период сформировалась под влиянием новой христианской веры, однако яркой нитью через всю ее историю протянулось древнее языческое наследие. Подтверждением тому являются многочисленные шедевры архитектуры. Запоминающаяся древнерусская архитектура, включает в себя старинные, самобытные фрески, скульптурные фасады и удивительные орнаменты золотоглавых церквей и соборов. Многие из них сохранились до наших дней. Уникальная архитектура Киевской Руси – это симбиоз всего лучшего в культуре восточнославянских племен, великой Византии, племен кочевников, а также своей собственной.

Зодчие Древней Руси сформировали свой стиль, который до сих пор восхищает воображение потомков. Наиболее полно архитектура Киевской Руси сохранилась в современном Киеве. Кажется, что именно в этом месте собраны все значимые шедевры того времени, например Десятинная церковь, Софийский собор, Золотые ворота с церковью Благовещения и многие другие.

Говорят, что архитектура— это душа народа, воплощенная в камне. Всем известно о том, что к Руси этому относится только с некой поправкой. И так архитектура Киевской Руси. Мало кто знает то, что Русь долгие и длительные годы была, страной деревянной, и ее архитектура, языческие молельни, крепости, терема, избы строились из дерева. Следует отметить, что древесная архитектура восходит в основном к Руси языческой, в то время как архитектура каменная связана с Русью уже христианской. К сожалению, деревянные постройки не сохранились до наших дней, но строительный стиль народа дошел до нас в позднейших древесных сооружениях, в старых описаниях и рисунках. Для российской древесной архитектуры была характерна многоярусность построек, увенчивание их башенками и теремами, наличие различного рода пристроек — клетей, переходов, сеней. Необычная, художественная резьба по дереву была привычным украшением древесных строений на Руси. Эта традиция живет в народе и до настоящего времени.

В актуальности данной темы нет сомнений. Знать свою культуру, свои корни необходимо.Сей постулат, надеюсь, не нужно доказывать. Достаточно заметить и, скорее всего, это будет верно хотя и не ново что без прошлого нет будущего, нет развития, как отдельного человека, так и всего общества.Эта проблема всегда актуальна, потому что это история нашей страны,это подробное дальнейшее углубленное изучение проблем нашей страны.Это история «застывшая в камне».

Предмет исследования-История Древней Руси.

Объект исследования-История архитектуры.

Цель работы: Рассмотреть архитектуру Киевской Руси в 10-13 веках.

Задачами исследования являются:

-дать общую характеристику и особенности архитектуры Киевской Руси;

-рассмотреть архитектурные стили Киевской Руси;

-проследить появление памятников архитектуры Киевской Руси;

-изучить литературу по данной теме;

-анализ и синтез используемых материалов;

-выбрать необходимый материал.

Хронологические рамки исследования:10-13 века.

Методы исследования: монографический,аналитический,метод сравнения и прочие.

1. История изучения архитектуры Киевкой Руси

История изучения архитектуры Киевской Руси берет свое начало с конца XVIII века,когда заметно повысился интерес к памятникам древнерусской архитектуры.

К этому времени как раз относятся и первые случаи раскопок древних памятников. Но раскопки эти проводились не с научной целью, а в процессе хозяйственных или строительных работ, все же при этом привлекали внимание и сами обнаруженные памятники. Так в 90-х годах XVIII в. при земляных работах в полоцком Бельчицком монастыре исследователи случайно наткнулись на остатки древней церкви. Неизвестный нам автор не только подробно описал руины, но и сделал схематическую зарисовку плана. В 1824 г. по инициативе киевского митрополита производились раскопки руин древнейшего памятника зодчества Киевской Руси — Десятинной церкви. Задача раскопок была тоже не научной, речь шла о предложении помещика А. С. Анненкова построить на этом месте новую церковь, и поэтому нужно было обнажить фундаменты древнего храма. Однако при вскрытии фундаментов были все же поставлены и чисто научные задачи.Было проведено описание раскопанных остатков и отмечено, что «полезно было бы поручить это дело архитектору. Впрочем, о научном уровне этого предприятия можно судить по тому, что для удобства возведения новой церкви остатки древних стен были сломаны до основания.

Понимание ценности памятников древнего зодчества именно как памятников независимо от их использования постепенно завоевывало признание. Появились любители-археологи, интересовавшиеся древнерусской архитектурой. В 1836 г. Д. Тихомиров начал раскопки храмов в Старой Рязани. И хотя он писал, что цель его раскопок «открыть место погребения великих князей и архипастырей рязанских», гораздо больше его интересовала сама архитектура раскапываемых памятников и исследование он проводил, «чтобы лучше можно было иметь понятие об архитектуре XII века». При этом следует отметить достаточно высокий для того времени научный уровень раскопок Д. Тихомирова, точность его описаний и грамотность чертежей.

Изучение памятников древнерусского зодчества пошло ускоренными темпами с 70-х годов XIX в. При этом огромную роль в развитии историко-архитектурной науки сыграли археологические съезды. Организаторы этих съездов понимали археологию очень широко и включали в нее не только раскопки, но и изучение сохранившихся памятников. Статьи о памятниках древнерусского зодчества, публикуемые в Трудах археологических съездов, несомненно, способствовали усилению интереса и к раскопкам таких памятников. В 60—80-х годах XIX в. были осуществлены раскопки нескольких памятников древнерусской архитектуры, задуманные уже как чисто исследовательские задачи вне связи с практическими или культовыми целями. В Смоленске такие раскопки провел М. П. Полесский-Щепилло, в Старой Рязани — А. В. Селиванов, в Галицкой земле — И. Шараневич. В конце XIX в. впервые подобные раскопки начали вести не любители, а профессионалы — археологи и искусствоведы: Н. Е. Бранденбург в Старой Ладоге, А. В. Прахов во Владимире-Волынском. Крупным шагом в развитии методики археологических исследований древних памятников зодчества стали работы П. П. Покрышкина по изучению остатков древних построек в Холме, церкви Василия в Овруче и церкви Спаса на Берестове в Киеве. Следует особо отметить методику детальных обмеров древних памятников, впервые разработанную и блестяще осуществленную П. П. Покрышкиным в натуре. Наконец, в начале XX в. Д. В. Милеев провел в Киеве первоклассные по методике раскопки древних памятников зодчества, в том числе участка фундаментов Десятинной церкви.

К сожалению, основная линия развития историко-архитектурной науки продолжала оставаться не связанной с археологией. Возможно, вина в этом частично лежала на исследователях раскопок, большей частью не только не делавших из своих работ историко-архитектурных выводов, но очень часто и вообще не доводивших свои исследования до публикации. Поэтому в 1-м томе капитальной «Истории русского искусства» И. Э. Грабаря, изданном в 1910 г. и подведшем итоги дореволюционному этапу изучения древнерусского зодчества, данные археологических раскопок оказались совершенно неучтенными.

В послереволюционные годы характер изучения истории древнерусской архитектуры существенно изменился. Впервые внимание исследователей начали привлекать общие проблемы истории зодчества. Ранее даже в наиболее серьезных трудах исследователи, как правило, не пытались выявить общую картину развития архитектурного стиля, они ограничивались описанием памятников,а в лучшем случае определением культурных влияний. Теперь же на первый план выдвинулось раскрытие эволюции архитектурно-художественного образа, изучение закономерностей развития зодчества. На смену архитекторам, которые почти безраздельно господствовали в этом разделе науки, пришли искусствоведы. В работах Ф. И. Шмита, Л. И. Некрасова, Н. И. Брунова была значительно продвинута вперед разработка основных проблем истории древнерусского зодчества. Однако именно эти работы показали, насколько недостаточен фонд изучаемых памятников, насколько важно максимально увеличить количество исследуемых сооружений. Во второй половине 30-х годов заметно явное оживление архитектурно-археологической деятельности. Раскопки Н. Н. Воронина в Боголюбове и М. К. Каргера в Киеве послужили началом нового этапа в изучении истории древнерусской архитектуры.Этот новый этап полностью развернулся уже после окончания Великой Отечественной войны.

Уже на I всесоюзном археологическом совещании, состоявшемся в Москве в 1945 г., было отмечено: «Подлинная и полная история древнерусской национальной архитектуры может быть лишь результатом археологического раскрытия ее памятников и их реконструкции». Последовавшее за этим развитие архитектурной археологии дало очень значительные результаты. Помимо раскрытия большого количества памятников, остатки которых были погребены в земле, археологические раскопки затронули и значительную часть сохранившихся зданий, порой очень существенно изменив наши представления об их первоначальном облике. Развитие архитектурной археологии резко изменило количество доступных изучению памятников русской архитектуры домонгольского периода. Количество памятников возрастало довольно медленно. Так, А. М. Павлинов в своей «Истории русской архитектуры» (1894) упомянул о 26 памятниках X—XIII вв., в «Истории русского искусства» И. Э. Грабаря (1910) их уже 38, в книге А. И. Некрасова «Очерки по истории древнерусского зодчества XI—XVII вв.» (1936) — 55. Наконец, в написанной Н. Н. Ворониным и М. К. Каргером главе «Архитектура» двухтомной «Истории культуры Древней Руси» (подготовлена к печати перед войной, но издана только в 1951 г.) таких памятников 77. В настоящее время более или менее изучено около 160 памятников русской архитектуры домонгольского времени, а общее количество известных памятников (включая и такие, от которых сохранились лишь жалкие следы) приближается к 200. Понятно, что ведущая роль в изучении памятников древнейшего периода истории русской архитектуры стала принадлежать археологам.

В изучение древнерусской архитектуры археологи внесли не только количественные изменения,но и исторический подход. Историю архитектуры стали рассматривать в неразрывной связи с политической и социально-экономической историей страны, с развитием идеологии, литературы. Такой методический принцип обеспечил переход к качественно новой, более высокой ступени в понимании развития зодчества.

2. Общая характеристика и особенности архитектуры Древней Руси

Скандинавы называли Киевскую Русь «Гардариком» — страной городов. Если это и было не совсем справедливо— всё-таки бoльшая часть населения жила, конечно, не в городах, то вполне справедливо в смысле культурном — именно в городах жила и развивалась новая мощная культура, та, которой мощный толчок дало принятие христианства и последовавшее за ним открытие самой высокоразвитой на тот момент интеллектуальной и художественной системы Европы — византийской.

Образ города прежде всего был связан с идеей защиты, оберега, если применить языческий термин. Причём магическая сила этого оберега должна была соединяться с его практической способностью обороняться. Земляные валы, окружавшие город, создавали как бы идеализированный образ горы. И недаром, может быть, родственны сами слова «гора» и «город». Город был священной горой, неприступной твердыней. За его валами и стенами нередко скрывалась вся застройка. Возможно, именно для этого храмы и были придвинуты к городским укреплениям. Во многих древнерусских городах соблюдалось это правило: собор стоял на самом выигрышном и видном месте, а его прикрывали валы и стены, сооружавшиеся, как правило, на самых бровках береговых круч. Только в Московское время, в связи с изменениями в военно-фортификационном деле, крепостные стены стали спускаться вниз, к подножиям городских холмов, а живописная застройка этих холмов стала раскрываться широкой панорамой, как видно на примере Московского Кремля.

Для того, чтобы город жил и оставался живым, нужно было создать различные видимые и невидимые «барьеры» между пространствами «своим» и «чужим», освоенным человеком — и внешним, враждебным. Потому большое внимание уделялось точкам входов, воротам и дверям. В Средневековой Руси над воротами всегда или сооружали церкви, или устанавливались в киотах иконы. Часто также ставились церкви или часовни рядом с воротами — для их духовной защиты.

Но и «своё» пространство было неоднородно. Пространство внутри детинца, естественно, было самым значимым и самым священным. Отмечено особым смыслом и пространство вокруг храмов, княжеских дворцов, торговых площадей и т.д. Исключительно большое значение с течением времени приобрели монастыри, сами становившиеся зачастую крепостями. Если они располагались в городской черте, то они становились «городом в городе» . В ряде случаев в них переходил смысловой центр города, они становились его ядром. Иногда города слагались вокруг монастырей — так возник Троице-Сергиев Посад.[1]

Для культуры Древней Руси существенно то, что идеальная картина мироустройства в главных своих чертах в готовом виде была привезена из Византии. Важнейшую роль в этой системе играла церковная иерархия, пришедшая на Русь в виде одной из митрополий константинопольской патриархии, и определявшая статус древнерусских городов. Идея церковной субординации ясно выражена в главных соборах городов Киевской Руси. Крупнейшие соборы домоногольской Руси были возведены в митрополичьей и великокняжеской столице — Киеве. Вторые по величине княжеские и епископские соборы появились в Новгороде, Чернигове, Полоцке, а несколько позднее — в Ростове, Суздале, Владимире-на-Клязьме, Владимире-Волынском, Галиче. Города меньшего значения, отдававшиеся во владение младшим князьям (или куда посылались наместники) получали соответственно более скромные храмы.

Естественно, что и сами города в соответствии со своим положением в общей иерархической системе имели разную величину, разную степень композиционной сложности и богатства. Малые городки часто имели укреплённым один лишь детинец, а в крупных городах бывалo и несколько преградий и гораздо большее число архитектурных доминант. В пределах стен такие города могли иметь достаточно большие территории. В XII-XIII вв. Киев, Чернигов, Новгород достигли площади более 200 га; Владимир-на-Клязьме — 80 га; Переяславль-Залесский — 30 га, а такие, как Юрьев-Польской или Дмитров, — менее 10 га. «Подудельный» по отношению к Чернигову Вщиж, состоявший из детинца и предградья, по общей площади равнялся одному лишь черниговскому детинцу.

Каждое здание в древнерусском городе должно было иметь подобающую ему величину и форму и занимать подобающее ему место. Все храмы были связаны подобием своих общих форм, ибо имели некий исходный общий идеальный образ Дома Божьего. В меру своего достоинства меньшие храмы уподоблялись большим, местные святыни ориентировались на общерусские, а через них и на общехристианские. Древнерусский город таким oбразом через посредство особо значимых архитектурных символов и образов включался в общую стройную картину мироздания — принцип подобия или образной соотнесённости был важнейшим признаком средневекового способа мышления и средневековой системы ценностей.

Начальный, киевский период нашего зодчества по своему характеру является княжеским и великокняжеским. Особенность древнерусского зодчества состоит в том, что первые же его памятники оказались грандиозными и роскошными, превосходящими по своей сложности последующие постройки. Храмы Киева, Новгорода, Чернигова XI века относятся к замечательным произведениям не только русского, но и мирового искусства[2].

Два обстоятельства были тому причиной. Первое. Принятие христианства и сопутствующее этому каменное строительство были определены как государственные потребности княжеской средой. Великий князь и его окружение выступили заказчиками первых построек, отсюда их торжественность, церемониальность, парадная зрелищность. Вторая причина — высота художественной традиции, лёгшая в основу зодчества Киевской Руси. Летописи сообщают о приходе греческих мастеров для строительства первых храмов. Они и принесли с собой развитую строительную технику и способы декорации, определили распространение приёмов и форм замечательного искусства.

Каменное строительство на Руси началось в конце X столетия. В конце XI-XII вв. мы встречаем уже полностью сложившийся тип храма, получивший широкое распространение. До наших дней полностью сохранились лишь четыре постройки: Спасо-Преображенский собор в Чернигове, Софийские соборы Киева и Новгорода, Троицкая надвратная церковь в киевском Печерском монастыре. Частично уцелели соборы Спаса на Берестове и Выдубицкого монастыря. Общую картину дополняют результаты раскопок, давшие нам сведения о планах Десятинной церкви, трёх храмов XI века в Киеве, Борисоглебской церкви в Вышгороде, собора Кловского монастыря в Киеве.

Выстроенные в середине XI века соборы Софии в Новгороде и Полоцке не только начинают развитие искусств этих центров, но они стоят и в непосредственной связи с Киевской Софией. Заказчиком новгородского собора выступил только что завершивший строительство в Киеве Ярослав Мудрый, часть киевских мастеров, вероятно, принимала участие в новгородском строительстве. Все три храма имеют не только одинаковое посвящение, но и одинаковую пятинефную структуру, которая и объединяет их в особое явление в архитектуре XI века.

Но начнём мы не с киевских памятников, а с самого древнего сохранившегося памятника, Спасо-Преображенского собора в Чернигове. Строительство его было начато по заказу черниговского князя Мстислава Владимировича, едва ли не превосходившего своим могуществом сидевшего на киевском престоле своего брата Ярослава. Во всяком случае раздел русских земель этими князьями в 1026 году основой своей имел добрую волю и согласие Мстислава, который одержал победу над войсками Ярослава и новгородцев и мог бы добиться единоличного правления над всей Русью.

Черниговский собор является четырёхстолпным храмом типа вписанного креста с нартексом и развитой алтарной частью. Над нартексом и боковыми нефами расположены хоры, эти зоны интерьера оказываются двухъярусными. Нефы разделены аркадами.[3]

В Черниговском соборе нет лёгкости — здесь ясно ощутима известная массивность оболочки. Толщина стены выявлена и в проёме арок и в ширине лопаток. Пространство здесь не главное, оболочка слишком весома. Но эта весомость не переходит в ощущение тяжести — спасает ритм. Массивность же приводит к своеобразной выразительности храмового интерьера. Человек как бы телесно увлекается ритмом массы, пространство приобретает характер защищённый и закрытый. Несмотря на явно обозначенный подкупольный центр, чувствуется и свойственное базиликам движение к алтарю по горизонтали. Удивительную красоту, богатство планов и ритмов вносят в собор виды аркад сквозь аркады, характерные для византийских соборов эпохи Юстиниана, когда возникали лучшие и главнейшие соборы Константинополя.

Техника кладки стен, придающая зданию праздничную нарядность, классическая для Константинополя — из камня и плинфы с утопленным рядом. Обширно, красиво и систематично употребляется орнаментальная кладка — в стену вставлены камни, плинфа может располагаться вертикально или наклонно или быть выложена крестами или солярными знаками. В таких каменных орнаментах как бы скрыто «третье измерение», узор приобретает не всегда осознаваемую, но всегда воздействующую на зрителя глубину, помогает дематериализовать массу, придать ей подвижность.[4]

Спасо-Преображенский собор в Чернигове можно и должно рассматривать как замечательное создание русского и византийского зодчества, в котором ясность основного типа соединилась с изысканностью пространственных, ритмических, декоративных и масштабных соотношений. И мы не сможем объяснить собор, если будем исходить из быта и культуры славян XI века. Но, с другой стороны, ими обусловлено всё своеобразие перетолкования основной традиции и оригинальность форм храма. Требование устройства обширных хоров, изменившее структуру канонического храма — вписанного креста, привело к строительным новшествам. Отвечая на этот заказ, строители обратились к византийскому искусству более раннего времени. Во множестве случаев и во все эпохи византийские мастера рассматривали более древние произведения, каков бы ни был их возраст, как модели для собственных созданий. Памятник константинопольской традиции оказался смело и решительно переделанным в соответствии с требованиями нового места и новой культуры. В нём нет ни одной черты, не известной константинопольскому искусству. Однако особенности их соединения объясняются спецификой заказа черниговского князя.

Хотя византийское искусство давало основу для выражения мысли, но акценты были расставлены в соответствии с местными запросами. Подчёркнутая структурность интерьера, объёмность и некоторая массивность форм придали черниговскому собору подчёркнутую монументальность облика, силу и торжественность, ставшие обязательными признаками архитектуры русских княжеств XI — первой половины XII вв. Здесь было положено начало истории нашего зодчества XI в., переработки языка византийской архитектуры, причём её столичного, главного направления.

Отдельно надо сказать о пятиглавии храма. Применение световых глав в Византии, их связь с хорами, само пятиглавие — черты достаточно распространённые. Но согласованность и цельность черниговского пятиглавия производит особенное впечатление. В Византии главы стоят всегда как бы раздельно, самостоятельно. В Чернигове же главы неразрывно связаны в красивую пирамидальную группу, подчинённую движению пластических масс и ритму самого собора, логично венчающие его, — качества, характерные для будущих русских построек.

Традицией, послужившей основой нового искусства, была традиция столичной школы византийской архитектуры. Своеобразие новых построек вытекало из особенностей княжеского заказа, в частности из желания иметь большие хоры, а также из-за специфических условий строительства. Русский народ проявил исключительную одарённость в архитектуре — это сказалось в чутье пропорций, понимании силуэта, декоративном инстинкте и изобретательности форм.

Да, первоначально строили мастера из Византии. Однако и в киевской области появляются уклонения от чистых византийских образцов. Эти уклонения в далёкой Новгородско-Псковской области выливаются в формы до такой степени яркие и неожиданные, что уже в самых ранних памятниках чувствуются те местные особенности, которые позже приводят к расцвету блестящего и самобытного искусства.

Но пока новый этап развития зодчества Киевской Руси связан со строительством Ярослава Мудрого в Киеве в конце 30-х, начале 40-х годов XI века. Определяющим памятником этого искусства стал Софийский собор в Киеве.

Он построен после продолжительного перерыва в каменном строительстве. Мастера, строившие Десятинную церковь, видимо, давно вернулись назад, домой, «в греки». Но время не стояло на месте. Софийский собор, который заложен в 1037 году, — уже сильное и масштабное изменение русскими зодчими византийских идей, что означало рождение непрерывной и устойчивой местной традиции.

Необычно выглядит уже план здания: вместо прозрачной схемы византийских памятников или Спасо-Преображенского собора — грандиозное многонефное помещение, всё сплошь заставленное крестчатыми столбами. Пятинефность собора — уникальное для византийской культуры явление. Так же, как и загруженность его, византийцы умели ценить идею пространства. Храм был тринадцатиглавым — тоже для Византии явление невиданное. Многоглавие связано с устройством светлых хоров, но сгруппировать тринадцать глав было не так-то просто. Группировались же они в уже знакомой нам пирамидальной композиции.[5]

Именно масса стала определяющим началом даже в интерьере Киевской Софии. Пространственное же решение здесь — это, собственно, то, что получается. Но оно не второстепенно. Пространство соотнесено с оболочкой неразрывно и сплетённо, вогнутые поверхности арок и сводов вводят пространство как бы внутрь материальных конструкций. Смысл последних в том, чтобы дать место пространству. Здесь почти невозможно их разделение. Подобный союз порождён самой исходной идеей — созданием большого собора из относительно небольших ячеек.

Интерьер уподобляется христианскому космосу. Это всегда было сокровеннейшим стремлением византийского искусства. Этому всегда служила и программа украшения интерьеров.

Самое сильное впечатление в соборе — это впечатление явленности зрителю этого космоса, с наглядными воплощениями его высших истин и сотнями приобщённых к ним святых. Это всё удивительно согласуется с назначением храма как митрополичьего, как храма всей Руси, с посвящением храма не какому-либо святому или событию, а всеобщей сущности христианства — Софии, Премудрости Божьей. Софийский собор исполнен чувства открытия христианского космоса новому народу, следовательно — избранному народу, для которого пришло время благодати. Для молящихся в соборе акцент ставился не на драматизме крестной жертвы Христа, а на светлом и торжественном чувстве спасения, приобщения к величавой гармонии мироздания. Обращение сотен людей, как бы поддерживаемое множеством святых и небесной литургией апостолов, сконцентрированное в молитве Богородице, выступающей заступницей нового народа и его столицы, достигает изображённых на сводах и куполах небесных сфер и распространяется над всем пространством. Всё это каким-то непостижимым и вместе с тем естественным образом рассказывает нам о душевном и духовном настроении славянского общества того времени.

Существеннейшим качеством архитектуры Софийского собора является её триумфальность, праздничность. Это связано и с князем-заказчиком и с общей идеей государственности — светской идеей, вложенной в строительство. Христианизация Руси рассматривалась как доказательство богоизбранности русского народа, а так как процесс этот происходил недавно, то прямой контакт народа с Богом, нисхождение благодати как бы продолжалось. Христианство рассматривало власть земных царей как богом данную, эту идею князья и их окружение и усвоили немедленно. Князь выступал проповедником христианства и его защитником. Христианство поднимало авторитет князя, а сила и могущество молодого государства придавали размах христианским обрядам и христианскому искусству.

Строительство Ярослава имело своим замыслом достойно украсить богоизбранный город. При этом за образец бралось самое высокое, что существовало в тогдашнем искусстве — памятники Константинополя.

Существует ещё два пятинефных русских храма, выстроенных в середине XI века и образующих единое по характеру явление с главным храмом Киева. Это — Софийские соборы Новгорода и Полоцка, игравшие для этих земель столь же важную и существенную роль, как и София Киевская для всей Руси. Но если София Новгородская построена в исходной и родной земле Ярослава Мудрого по заказу самого великого князя и правящего в городе его старшего сына, то близость её к киевскому собору кажется естественной. Удивительна близость к этим соборам полоцкого храма, создававшегося повелением князя Всеслава, враждовавшего с Киевом и Новгородом.

Не может быть сомнения в том, что далёким образцом для Руси была София Константинопольская. Но она была не только внешним образцом — повторялась ситуация ранней поры жизни Византии. Высшая религиозная идея должна была стать идейным стержнем государства. Идея же, связанная с понятием гармонично устроенного космоса, оказалась близка великокняжеской культуре Киевской Руси, её могуществу и торжественности.

Пространство понималось теперь по-новому. Оно мыслилось не обезличенно-космически, как в открытых языческих святилищах, а личностно организованным, обращённым к человеку, но человеку, объединённому с другими коллективной духовной деятельностью — молитвой. Это и дало основание Д.С.Лихачёву назвать стиль русской архитектуры X-XI веков монументальным историзмом.[6]

Во второй половине XI — первой половине XII века государственно-митрополичий (он же великокняжеский) жанр уходит, и это ведёт к изменению стиля монументального историзма. Монументализм при этом остаётся в силе: каждый из князей заботится о своей власти и силе, которые должны производить соответствующее впечатление. С историзмом дело обстояло сложнее. Впечатление историзма архитектуры рождалось главным образом путём ассоциаций и символизаций. 13 глав Софийского собора символизировали то ли Христа с 12 апостолами, то ли единство многоплеменной Руси. А может быть, и глав-то было не 13, а больше, и они не символизировали ни того, ни другого, а нечто третье, но в любом случае вызываемые ими ассоциации носят собирательный характер. Что-то собирается. Собирание же предполагает место исхода собираемого, время для собирания, то есть какой-то процесс, а это и есть канва историзма. Похожую роль могли играть и постепенно убывающие объёмы, многочисленные членения, аркады галерей. И эта многоэлементность постепенно начинает уходить, переоформляться. [7]

Это происходит постепенно. В 1054 году умирает Ярослав Мудрый, и между его сыновьями начинаются «кторы» (раздоры), которые как зараза распространяются среди русских князей. Образованный Изяславом, Всеволодом и Святославом «триумвират» был лишь ширмой — у каждого из них были свои интересы, точнее, интересы своих земель. Каждый из них мечтал о превосходстве, каждый стремился создать себе культурный ореол, каждый обращался к архитектуре как к средству самовозвеличивания. Все три брата почти одновременно строят (или принимают участие в строительстве) соборов в своих «фамильных» монастырях: Изяслав — в Дмитриевском (Михайловском Златоверхом), Всеволод — в Выдубицком (1070-1088), Святослав — в Киево-Печерском (1073-1078). Всё это были большие сооружения, скорее всего, пятиглавые. Однако уже не пятинефные, а трёхнефные, в крайнем случае — с галереями. Пятинефность не требовалась функционально, но такие черты великих традиций эпохи Ярослава Мудрого, как пятиглавие, башни (Михайловский собор Выдубицкого монастыря), круговые галереи (собор Дмитриевского монастыря), вероятно, производили впечатление построек не только княжеского, но и государственного значения. Стиль монументального историзма до конца XI века не исчерпал своих возможностей.

Количество не только сохранившихся, но и вообще существовавших памятников того времени может показаться нам ничтожно малым. Возведение каждой каменной церкви в Русской земле становилось событием, о котором подробно упоминают летописи. Это и понятно. Каменное зодчество пробивалось с трудом в силу экономических причин. Оно было дороже деревянного, нужно было найти и освоить каменные карьеры, научить рабочих ломке камня и его обработке, освоить производство кирпича, извести и вяжущего раствора. Необходимо было построить специальные печи для обжига и выделки извести.

Мастера осваивали новые материалы быстрыми темпами. Особенно об этом свидетельствует широкое распространение плинфы — плоского, тонкого, очень прочного, хорошо обожжённого кирпича. Ремесленник, изготовлявший плинфу, назывался плинфотворитель и пользовался большим уважением. На плинфах ставились княжеские клейма. А мастера-каменщики даже в XIV веке были такой редкостью, что по ярлыку хана Узбека (1313) от обязательных работ были освобождены «каменные здатели».

Общественное положение зодчих было очень высоким. Под словом зодчество подразумевалось именно кирпичное строительство: «здо» — глина, из которой изготовляли кирпич. Строитель был един во многих лицах и находился в неограниченном подчинении у князя.

На Руси не было бродячего ремесла, широко распространённого в странах Европы в средневековье, и мастера могли развиваться только за счёт освоения новых профессий.[8]

Строили на Руси быстро. Первая каменная Десятинная церковь была закончена в семилетний срок — если учесть, что всё делалось вручную и притом только в тёплое время года, что одновременно было организовано и производство строительных материалов, то темпы строительства покажутся невероятными. Успенский собор во Владимире был построен в основном за 3 года, Дмитриевская церковь — за 4 года. Каменный собор Софии в Новгороде — за 5 лет.

Но, естественно, массовое строительство продолжало оставаться деревянным. Эти умения были наработаны веками. Русь славилась постановкой обыденных обетных церквей. Специальными исследованиями было установлено, что в Древней Руси была найдена оптимальная форма топора. У современных топоров КПД 0,8-0,85 , а у некоторых древнерусских — 0,91-0,97.

Строительных артелей было совсем немного. (Вероятно, тогда они назывались не словом артель, а словом дружина.) Первыми строителями были греки. Конечно, они не могли обойтись без помощи местных подмастерьев, которые постепенно перенимали их секреты. После строительства Десятинной церкви 30 лет ничего не строится ни в Киеве, ни во всей русской земле. Затем начинается строительство, которое не идёт параллельно в двух разных городах — видимо, артель была всего одна. София Киевская, затем Новгородская и Полоцкая, а затем строительство снова концентрируется в Киеве. В конце XI века начинается параллельно с Киевом активное строительство в Переяславле — видимо, на Руси появляется вторая артель, судя по технике строительства, тоже византийцы. В 80-х годах византийские мастера строят и в Чернигове, это продолжается до 1139 года, когда черниговский князь Всеволод Ольгович становится великим князем и забирает свою любимую артель с собой в Киев. Старая киевская артель передана при этом временному союзнику — полоцкому князю. Часть же черниговской артели оказывается в Смоленске и возвращается в Чернигов лишь в конце XII века. Основная же часть артели переходит сначала в Переяславль, затем во Владимир Волынский, и только лишь в 1167 году возвращается в Киев, когда там возобновляется каменное строительство. Другая артель с начала XII века бродит от Новгорода к Пскову, а затем к Старой Ладоге и в 60-е годы возвращается в Новгород, где строительство прерывалось на 30 лет. Причём это, кажется, единственный случай, когда мастера являлись свободными ремесленниками, а не собственностью князя. Новгородские церкви в половине XII века строились обычно за один строительный сезон, причём только за последние 30 лет возвели 17 храмов.

Киевская артель, ушедшая в Полоцк, строила там до 70-х годов XII века, когда по неизвестным причинам каменное строительство там обрывается. Появилась в начале XII века своя артель и в Галицкой земле, которая в 40-е годы делится мастерами с Владимиро-Суздальской землёй, но это отдельная история — там много кто строил. В середине XII века на Руси функционируют 6 артелей, способных вести монументальное строительство. А к XIII веку артели Владимиро-Суздальской земли и Смоленска так разрастаются, что способны вести строительство одновременно в двух разных городах.

Небольшое количество артелей показывает, насколько непростым было дело зодчих. И действительно: тогда, когда не существовало строительной науки, ведь во главе артели должен был стоять человек с гениальной интуицией — иначе быть не могло. Гоголь как-то сказал, что архитектура — застывшая музыка. Он даже не подозревал, насколько он был прав.[9]

В любом курсе основ музыкальной акустики можно прочитать, что если отношение чисел колебаний двух тонов представляет собой отношение простых чисел от 1 до 6, это называется акустическим консонансом, в противном случае — акустическим диссонансом. Подобно этому, имея дело с отношениями длины отрезков, выраженных простыми числами от 1 до 6, мы имеем дело с формальным или зрительным консонансом. Во многовековой истории музыки это понимание консонанса остаётся почти без изменений; то же самое относится и к архитектуре. Не думаю, что древнерусские зодчие отдавали себе в этом отчёт, но они действовали по этим правилам; естественно, люди со столь развитым гармоническим чувством рождаются не часто. Но, судя по оставшимся памятникам, их всё-таки на Руси было немало.

3. Архитектурные стили Киевской Руси

3.1. Киевский стиль

На Руси первые каменные храмы были построены в Киеве, Новгороде и Владимире. В главном соборе Киева Святой Софии, построенном из плинфы, с девятью куполами, чувствуется влияние мастеров из Константинополя. Новой чертой становится окружение храма открытой галереей-гульбищем и возведение его на высоком цоколе – подклете.

Наиболее полно архитектура Киевской Руси сохранилась в современном Киеве. Кажется, что именно в этом месте собраны все значимые шедевры того времени, например Десятинная церковь, Софийский собор, Золотые ворота с церковью Благовещения и многие другие.

Великий креститель Киевской Руси, князь Владимир в 996 году на свои деньги построил величественную Десятинную церковь. На содержание ее он выделил десятую часть от своих доходов, раньше это называлось – десятиной, церковь от этого слова и получила свое название. Ей в истории отводилось великое назначение. Древнерусская архитектура в этом строении проявилась во всем своем великолепии. Она очень больших размеров, крестово-купольная, шестиярусная. Построенная на века из камня, внутри она была украшена изумительными по красоте фресками, мозаиками и отделана мрамором. Изначально в Десятинной церкви была устроена княжеская усыпальница. Здесь была похоронена супруга Владимира, византийская царевна Анна и он сам, умерший в 1015 году. Затем сюда были перевезены останки легендарной княгини Ольги. Внутреннее убранство этой церкви включает также иконостас, кресты и прочую церковную утварь, которая была лучшей на то время.

Искусство Киевской Руси поражало своей изысканностью и мастерством древних местных умельцев. Судьба церкви была трагичной и в начале XI века она пострадала от пожара, а затем подвергалась неоднократным разрушениям. В 1240 году хан Батый взяв Киев, не пожалел святыню и полностью уничтожил Десятинную церковь. 3 февраля 2005 года президентом Украины был подписан указ о восстановлении Десятинной церкви.

В центре Древнего Киева до сих пор красуется Софийский собор. Он виден издалека, а купола его покрытые золотом, вызывают восхищение и гордость за то, что такой дивной красоты памятник сохранился до наших дней. Он – место паломничества верующих и одна из главных исторических достопримечательностей столицы. Его история непроста, он также неоднократно был разграблен во время войн, в том числе в 1240 году воинами Батыя, но каждый раз восставал из руин. В 1740 году он был окончательно отстроен, а его нынешний облик до сих пор радует своим прекрасным старинным видом. Недалеко от Софийского собора находятся Золотые Ворота. Это символический древний памятник, в котором нашла отражение архитектура Киевской Руси. Ворота были лицом города и служили для церемониального, торжественного въезда в древний Киев. Они построены в южной части города киевским князем Ярославом Мудрым в 1037 году. Как дополнительная защита, перед воротами был вырыт ров шириной 15 метров и глубиной до 8 метров. Золотые Ворота – это самая настоящая крепостная башня с проездом до 7,5 метров. До наших дней сохранились мощные пилястры, древние стены высотой 9,5 метров.[10]

Примечательна надвратная церковь Благовещенья у Ворот. Она была символом христианского града. Археологические исследования Золотых Ворот удивили ученых найденными остатками ее убранства: фресковой росписью, кубиками яркой прозрачной смальты, фрагментами мозаики. Смальта очень часто использовалась в украшении древнеславянских храмов. Древние зодчие любили ее за долговечность и необыкновенные по красоте переливы цвета, которые в готовом виде производили эффект живого мерцания. Несомненно, в этот период истории искусство Киевской Руси достигло своего величайшего расцвета, а свидетельством являются удивительные памятники архитектуры того времени.

3.2. Владимиро-суздальский стиль

При князе Владимире Мономахе начинается бурное строительство на северо-востоке Руси, в Залесье. В результате здесь был создан один из самых прекрасных во всей средневековой Европе художественных ансамблей.

При Юрии Долгоруком (сыне Владимира Мономаха) сформировался так называемый суздальский стиль – белокаменное зодчество. Первой церковью, родоначальницей стиля, сложенной из белого камня, блоки которого были идеально подогнаны один к другому, стала церковь Бориса и Глеба в селе Кидекше, в 4 км от Суздаля, на том самом месте, где якобы останавливались святые князья Борис и Глеб, когда они ходили из Ростова и Суздаля в Киев. Это был храм-крепость. Он представлял собой мощный куб с тремя массивными апсидами, щелевидными окнами, напоминающими бойницы, широкими лопатками, шлемообразным куполом.

Сын Юрия Долгорукого Андрей Боголюбский окончательно перебрался во владимирскую резиденцию. Он делал всё, чтобы город Владимир (названный так в честь Владимира Мономаха) затмил Киев. В крепостной стене, окружавшей город, были сооружены ворота, главные из которых традиционно именовались Золотыми. Такие ворота возводились во всех крупных городах христианского мира, начиная с Константинополя, в память о въезде Иисуса Христа в Иерусалим через Золотые ворота города. Золотые ворота Владимира венчала надвратная церковь, украшенная резным декором и золотым куполом. На противоположном конце города высились Серебряные ворота, не менее массивные и торжественные.[11]

Белокаменные фасады соборов украшали резьбой по камню. Наличие каменного декора представляет собой отголосок романского стиля и связано с тем, что Андрей Боголюбский созывал к себе во Владимир мастеров не только из Византии, но со всех земель. Уже знаменитая церковь Покрова на Нерли несёт на себе отпечаток этого стиля. Церковь посвящена празднику Покрова пресвятой Богородицы, установленному Андреем Боголюбским в ознаменование объединения Руси под главенством Владимира.

Андрей Боголюбский построил этот придворно-княжеский храм недалеко от своих палат в память о любимом сыне Изяславе, погибшем в победоносном походе на болгар в 1164 г. Изящная одноглавая церковь словно парит над широкой гладью заливных лугов. Её устремлённость ввысь создаётся прежде всего гармоничными пропорциями, трёхчастным делением фасадов, которое соответствует организации внутреннего пространства церкви, арочным завершением стен (так называемые закомары), ставшим лейтмотивом здания, повторяющимся в рисунке оконных проёмов, порталов, аркатурном поясе. Церковь Покрова на Нерли самый лиричный памятник русского зодчества.

В 1185 – 1189 гг. во Владимире был возведён земельный собор во славу Богоматери – Успенский. В собор поместили величайшую русскую святыню – икону Богоматери, которая, по преданию, была написана евангелистом Лукой и тайно вывезена из Киева Андреем Боголюбским. Собор был воздвигнут в центре Владимира, на высоком берегу Клязьмы, возвышаясь над городом. Как всякий собор, относящийся к земельному жанру культовой архитектуры. Успенский был шестистолпным одноглавым крестово-купольным храмом с притвором. По словам летописца, «Бог привёл мастеров из всех земель», в числе которых были и пришельцы с романского Запада, присланные к князю Андрею якобы императором Фридрихом Барбароссой. Расширенный при Всеволоде Большое гнездо, брате Андрея, собор приобрёл более монументальный вид с протяжёнными фасадами, расчленёнными на пять прясел, и пятью куполами.

Во времена Всеволода, чья слава и власть так поражали современников. Суздальская земля стала княжеством, господствующим над остальной Русью. В этот период во Владимире был возведён Дмитриевский собор, третий шедевр культового зодчества.

Дмитриевский собор – это сравнительно небольшой одноглавый храм с хором, какие строились на феодальных дворах. Но несмотря на размеры он выглядит величавым и торжественно-великолепным. Это один из самых красивых и самых оригинальных соборов Древней Руси. В плане он представляет собой греческий крест без какого бы то ни было отступления от византийского канона. Но снаружи Дмитриевский собор являет собой нечто столь самостоятельное, что не может быть включён в число построек византийского типа. Уже не широкие и плоские «лопатки» членят стены на прясла, а длинные тонкие колонны. В барельефах Дмитриевского собора мы видим элементы византийского, романского, даже готического стилей и, конечно, русского. Наличие богатого каменного декора храма свидетельствуют о том, что его украшали мастера с романского Запада, хотя в барельефах нет ничего апокалиптического, т. е. намекающего на конец света и Страшный суд. Южный фасад украшает подчёркнуто плоская резьба, напоминающая резьбу по дереву, несомненно русских мастеров. И преобладание растительного и зооморфного орнаментов также свидетельствуют о традиционно русском стиле. Можно предположить, что строителем собора был зодчий, хорошо знакомый с венецианским собором св. Марка, поскольку мотивы декора двух этих соборов абсолютно тождественны: невиданные львы, птицы и олени, цветы, листья, фантастические всадники, грифоны, кентавры и даже сцена восхождения Александра Македонского на небо заполняют плоскости стен.[12]

Всё здание по высоте делится на три яруса. Нижний – самый высокий, почти без украшений, его гладь оживляют лишь глубокое пятно портала и аркатурный пояс. «Колонки» пояса как бы свисают вниз, подобно тяжёлым плетёным шнурам с массивными подвесками. На среднем ярусе, над аркатурным поясом, сосредоточено всё декоративное убранство собора. Третий пояс – это массивная глава храма, поднятая на квадратном «постаменте».

3.3. Новгородский стиль

Новгород – один из древнейших центров культуры. Здесь при Софийском Соборе в ХI веке впервые возникло русское летописание. Здесь образовалась собственная, выделявшаяся своей самобытностью школа иконописи, многие шедевры которой сохранились и до наших дней. Среди сложившихся к XII-XIII векам художественных центров Новгород занимает ведущее место, являясь хранителем традиций древнерусской культуры предшествующих столетий.

Свойственные новгородской школе особая полнокровность, конкретность, энергичный лаконизм стиля отчасти проявились уже на раннем этапе ее становления – в новгородской архитектуре и живописи периода Киевской Руси. Во 2-й пол. 12 в. на смену монументальным, соборам предшествующей эпохи (Софийский собор в Новгороде, Юрьев монастырь) приходят сравнительно небольшие, 1-главые, 4-столпные церкви (Георгия в Старой Ладоге; Петра и Павла на Синичьей горе в Новгороде, 1185-92; Спаса на Нередице).

В поисках выразительности архитектурных форм с конца 13 в. зодчие новгородской школы, переходят к 3-лопастным завершениям фасадов (церкви Николы на Липне, 1292, Успения на Волотовом поле), широко используют разнообразные декоративные элементы (Федора Стратилата церковь. Спаса на Ильине церковь). Фрески церквей Спаса на Ильине (1378, Феофан Грек), Федора Стратилата (1370-80-е гг.), Успения на Волотовом поле (ок, 1390) выделяются одухотворенной патетикой образов, стремительностью движения, техника письма отличается свободой и смелостью. Линейно-графические, близкие к иконописи приемы, статичные композиции свойственны росписям церквей Спаса на Ковалеве (1380) и Рождества на кладбище (1380-90-е гг.)

В Великом Новгороде сосредоточены сохранившиеся до сих пор выдающиеся памятники средневековой архитектуры и живописи. Среди них древнейший в России храм – Софийский собор, сооруженный в середине XI в., и древнейший в России – Юрьев монастырь, основанный в начале ХIIв. Многие памятники архитектуры сохранили фресковую живопись (к сожалению, фрагментарно) ХII, ХIV, ХV, ХVIII вв.[13]

Историки и искусствоведы отмечают два самых впечатляющих памятника русской архитектуры одиннадцатого века — Софийский собор, построенный в Киеве, и Новгородский собор того же наи­менования, заложенный в 1045 году. Новгородский собор несколько лучше сохранился до немецкого нашествия, но был страшно по­врежден в 1944 году. Вторая святая София — Новгородская, была возведена на месте первой деревянной, уничтоженной пожаром в 1045 г. в самом центре новгородского детинца. Софийский собор был пятиглавым. Каждый, кто плыл по Волхову в Новгород, видел ее сверкающие купола издалека. Более строгая и менее роскошная, чем киевская, Новгородская София была прекрасна по-своему. Ее пропорции совершенно другие, апсиды вытянуты, главный объем храма прямоугольной формы. София Новгородская стала символом торжества православной веры и одновременно олицетворением складывающейся в этих землях русской государственности.

Новго­родское княжество развивалось на просторах от Балтики до Ледо­витого океана и Урала. Поселения славян на этих территориях появились с незапамятных времен. Новгородцы —прекрасные тор­говцы и моряки, были людьми смелыми и любознательными. Новгород был построен на двух берегах реки Волхов, вытекающей из Ильмень-озера, и, подобно Киеву, являлся средне­вековым православным городом, но с самобытным и интересным политическим и экономическим устройством. В XII в. на новгород­ских землях наметилось формирование местной, художественной школы. В ней отразились традиции православного искусства, суро­вая красота северного края, своеобразие общественного устройства и быта и, наконец, мужественный характер новгородцев. Новгород­ские мастера были знакомы с достижениями монументального киевского зодчества, иконописи, музыки, они восприняли грече­скую систему храмового искусства в уже адаптированном виде, что позволило им быстро идти по пути самобытного развития. Новго­родская «классика» отличается простотой, глубиной и одновремен­но праздничным, красочным восприятием мира и являет собой наступление зрелого периода в художественной культуре Древней Руси.

Самыми ранними памятниками своеобразной новгородской архитектуры домонгольского периода являются величественный собор Николы на Ярославовом дворище, храмы Антониева и Юрь­ева монастырей. Георгиевский собор Юрьева монастыря был по­строен в 1119 г. Его эпическое спокойствие и монументальные формы напоминают стилевые закономерности киевской архитекту­ры. Верхняя часть храма выглядит асимметричной, что создает впечатление внутренней подвижности. Это удивительное решение в новгородском зодчестве раскрывает для нас красоту асимметрии .

Со второй половины XII— начала XIII в. в архитектуре начинает преобладать более простой стиль, храмы становятся компактными, увенчиваются одним куполом. Сохранилось несколько новгород­ских храмов этого периода: монастырская церковь Благовещения у деревни Аркажи (1179), храмы Петра и Павла на Синичьей горе (1185—1192), Рождества в Перыни (первая половина XIII в.), Св. Георгия на Старой Ладоге (вторая половина XII в). Удивитель­ным образцом архитектуры этого периода, сочетающим в себе суровую простоту и совершенство форм, являлась церковь Спаса Преображения на Нередице, созданная в 1198 г. Это постройка крестовокупольного типа, кубической формы, лишенная каких-ли­бо украшений, отличающаяся небольшой асимметрией, в линиях стен и вертикалей поражала лаконичностью и гармонией. Церковь на Нередице стала одной из самых болезненных потерь, понесенных во время немецкого нашествия.[14]

Заключение

На протяжении столетий у восточных славян накапливался богатый опыт архитектуры, сложилась национальная традиция градостроительства. Долгое время как главный строительний материал использовалась древесина.

Качественно новый уровень развития архитектуры связан с переходом от деревянного к каменному и кирпичного строительству. С принятием христианства началось сооружение храмов, которые являют собой самостоятельную древнерусскую переработку византийских образцов.

Первые каменные сооружения были созданы в период княжения Владимира Великого. Нигде в Европе в это время искусство не было столь развито и усовершенствовано, как в Византии, поэтому могучее воздействие художественной культуры Византии сказывалось в искусстве многих областей средневековой Европы.

Обширное и открытое на всю высоту внутреннее пространство греческого каменного храма, сверкавшее утонченной декоративной отделкой, резко отличалось от первых храмов, рубившихся в Киеве в X-XI веках. Таким образом, вместе с принятием православия Русь примыкала к передовой архитектурной традиции в Европе – византийской строительной культуре. На Руси было положено основание развитию монументальной каменной архитектуры. Темп и своеобразие этого процесса с самых первых шагов его показывают, что русская культура той поры смогла не только быстро воспринять высокую и сложную традицию строительного искусства греков, но и творчески ее переработать и переосмыслить.

Византийские мастера принесли на Русь вполне сложившиеся принципы культового зодчества. Его главным типом был крестово-купольный храм – рожденная несколькими веками византийского творчества архитектурная система, наиболее точно и полно отвечающая православному пониманию Церкви и мироздания, подчиненная литургическому назначению здания.

Таким образом мы рассотрели архитектуру Киевской Руси 10-13.Нужно сказать,что благодаря ей мы сейчас имеем представление об этих архитектурных памятниках,а некотрые из них можем видеть.Эта страница из нашего прошлого дала толчок многому,и надеюсь,окажет влияние на то,что будет написано.

Список литературы

1.Алпатов М.В.Всеобщая история искусств.Т.3.-М.,1955.

2.Вернадский Г.В. Киевская Русь. – Тверь: ЛЕАН, Москва., 1999.

3.Ворничесенко А.Ю.: Русская история с древнейших времен до наших дней. //Учебное пособие. СпБ., 2006 г.

4.Воронин Н.Н.Зодчество Северо-Восточной Руси 12-15 вв.Т.1-2.-М.,1961-1962.

5.Гнедич П. П. Всемирная история искусств. – М., 2004.

6.Греков Б.Д.Киевская Русь.-М,1953.

7.Емохонова Л. Г. Мировая художественная культура. – М., 2000.

8.Зезина М.Р.,Кошман Л.В.,Шульгин В.С.История русской культуры.М:Высш.шк.,1990.

9. Каргер М.К. Древний Киев:очерки по истории материальной культуры древнерусского города.Т.1. – М.-Лг. : и-во АН СССР,1958.

10.Краткий очерк истории русской культуры.-Л.,1967.

11.Культурология, история мировой культуры. / Под ред. А.Н. Марковой. – 2001.

12.Лазарев В.Н.Русская иконопись от истоков до начала 17 в,-М.,1983.

13.Любимов Л. Д. Искусство Древней Руси. – М., 1974.

14.Муравьев А.В.,Сахаров А.М.Очерки истории русской культуры 9-17 вв.-М,1984.

15.Очерки русской культуры. Высшая школа МГУ 1990 г.

16.Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. Ч.1. Разделы: Русские славяне и их соседи; Первоначальный быт русских славян; Крещение Руси; Последствия принятия Русью христианства; Киевская Русь в XI-XII вв; Новгород.

17.Рыбаков Б.А.Из истории культуры Древней Руси.-М.,1984.

18.Рыбаков Б.А.История русского искусства.Т.1.-М.,1953.

19.«Слово о полку Игореве» и его время/Под.ред.Д.С.Лихачева.-М.:Наука,1985.

20.Столяров Д.Ю., Кортунов В.В. Учебное пособие по культурологии. М.: МОНФ, 1998, 169 стр.

Примечания

[1] Гнедич П.П. Всемирная история искусств. – М., 2004.-С.87.

[2] Воронин Н.Н.Зодчество Северо-Восточной Руси 12-15 вв.Т.1– М., 1961.-С.17.

[3] Рыбаков БА.История русского искусства.Т.1. –М., 1953.-С.137.

[4] Воронин Н.Н.Зодчество Северо-Восточной Руси 12-15 вв.Т.1-М.,1961.-С.-21.

[5] Воронин Н.Н.Зодчество Северо-Восточной Руси 12-15 вв.Т.-1.-М.,1961.-С.36.

[6] Ворничесенко А.Ю.: Русская история с древнейших времен до наших дней. //Учебное пособие. СпБ., 2006 г. –С.207

[7] Ворничесенко А.Ю.: Русская история с древнейших времен до наших дней. //Учебное пособие. СпБ., 2006 г. –С.117.

[8] Муравьев А.В.,Сахаров А.М.Очерки истории русской культуры 9-17 вв.-М.,1984.-С.-10.

[9] Воронин Н.Н.Зодчество Северо-Восточной Руси 12-15 вв.Т.1.-М.,1961.-С.56.

[10] Муравьев А.В.,Сахаров А.М.Очерки истории русской культуры 9-17вв.-М,1984.-С.68.

[11] Любимов Л.Д.Искусство Древней Руси.-М.,-1974..-С.192.

[12] Муравьев А.В.,Сахаров А.М.Очерки истории русской культуры 9-17 вв.1984.-М.-С.73.

[13] Любимов Л.Д.Искусство Древней Руси.-М.,1974.-С.-294.

[14] Ворничесенко А.Ю.: Русская история с древнейших времен до наших дней. //Учебное пособие. СпБ., 2006 г. –С.182.

Русская церковная архитектура – HiSoUR История культуры

Русские православные церкви отличаются своей вертикальностью, яркими красками и множеством куполов, которые дают яркий контраст с плоским русским пейзажем, часто покрытым снегом. Самые первые церкви в Киевской Руси, такие как 13-куполообразный деревянный Софийский собор в Новгороде, отличались в этом отношении от их преимущественно однокапольных византийских предшественников. Число куполов было важно символически. Один купол символизировал единого Бога; три представляли Троицу, а пять представляли Христа и его четырех евангелистов. Сначала галерея баптистерия, нартхекса и хора над нартхеком была общей чертой русских церквей, но постепенно они исчезали. После столетия византийских подражаний русские масоны стали подчеркивать вертикальность церковного дизайна.

В конце XII в. Развивались так называемые башни в Полоцке и Смоленске; этот дизайн позже распространился на другие области, такие как Киев и Чернигов. Визуальный переход между основным кубом церкви и удлиненным цилиндром ниже купола был обеспечен одним или несколькими рядами изогнутых арков, которые назывались кокошниками. Они могут быть лопатообразными, полукруглыми или острыми. В более поздних москвичах церкви массивные банки кокошников превратились в своеобразную пирамидальную форму. Царство Ивана Грозного ознаменовалось введением так называемых палаточных крыш. Такие церкви, как Собор Василия Блаженного, были агломерацией часовни, увенчанной круто-конусообразными крышами причудливых замыслов.

Архитекторы Владимира-Суздаля перешли от кирпича к белому известняку-ашляру в качестве основного строительного материала, который обеспечил драматически эффективные церковные силуэты, но сделал строительство церкви очень дорогостоящим. Украшение объединяло родные столярные изделия, восточные, итальянские ренессансы и немецкие готические мотивы. Архитекторы Новгорода и Пскова построили свои церкви из полевого камня и разделенные блоки известняка. В результате в северо-западных зданиях есть сильно текстурированные стены, словно ручная отливка из глины. В более поздней Новгородской республике был распространен трилистник с заостренными фронтонами. Псковские церкви были крошечными и остроконечными; они разработали закрытую галерею, которая привела к крыльцу и простой колокольне, или звонница.

Главной проблемой позднесредневековой русской архитектуры было размещение колокольни. Раннее решение проблемы заключалось в том, чтобы поставить колокольню над основным телом церкви. Отдельные колокольни с палаточными крышами чрезвычайно распространены в XVII веке; они часто присоединяются к церкви галереей или низким удлиненным нартхеком. Последняя схема известна как «конструкция корабля», при этом колокольня поднимается над крыльцом, выступающим в роли носа. Московские барочные церкви представляют собой многоуровневую структуру традиционных русских деревянных церквей, в которых пирамидальный силуэт поднимается в серии уменьшающихся октаэдров »(WC Brumfield). Этот тип церкви известен как церковь «восьмиугольник на кубе».

Домонгольский период
Техника каменного строительства и архитектурная типология были заимствованы Древней Руси из Византии. Приглашенные мастера построили первые каменные церкви после Крещения Руси. Их здания относятся к числу видных произведений византийской архитектуры, но с самого начала они имеют свои особенности, обусловленные особенностями порядка и местных условий.

Сразу же после крещения Киева в 988 году в Киеве была построена Десятина Десятинная церковь (989-996), разрушенная захватом Киева Батыем.

Грандиозное строительство развернулось под Ярославом Мудрым. Когда он построил главный храм Киева – 13-голодный пятинефный Софийский собор. Размер собора не имеет аналогов в архитектуре самой Византии того времени и обусловлен особой задачей: создать главный собор для вновь крещенной страны. Пространство хоров, предназначенных для князя и дворянства, также использовалось для дворцовых церемоний. Во время царствования Ярослава были построены еще два софийских собора: в Новгороде (построен в 1045-1050) и Полоцке (1060-е годы). Другие храмы Киева, построенные под Ярославом, известны только из археологических раскопок, среди которых были церкви Святой Ирины и Великого мученика Георгия. Они считались пятью нефами, а также Софией, но, возможно, их внешними нефами – это обычное явление в храмах нынешних обходных галерей.

Большинство древнерусских крестоцветных церквей были трехнефными храмами. Классификация их типов в соответствии с количеством внутренних столбов принимается: они называются четырьмя колоннами (аналог храма на 4 колонках), шесть столбов, и есть редкие примеры восьмисторонних церквей.

Храмы Киева, Чернигова, Владимира-Волынского и Смоленска
Хорошо сохранившийся Спасо-Преображенский собор Чернигов, основанный в 1030-м году. Это храм с нартексом и еще одна пара восточных столбов, к которым примыкает иконостас (первоначально – алтарный барьер). Благодаря этому пространство Naos становится больше. Еще одна особенность Спасо-Преображенского собора – двухъярусные аркады, расположенные вдоль нефов между главными колоннами храма. На первый взгляд эта деталь придает интерьеру некоторые базилики, но состав хранилищ храма полностью следует за крестовидным типом. Первоначально хоры собора, занимающие пространство над нартексом, продолжались вдоль боковых нефов к алтарю. В боковых нефах их полы не сохранились. Аркады в нижнем ярусе опираются на импортные мраморные колонны, позже усиленные кирпичной кладкой. Каждая нова заканчивается апсидой с востока, а сверху храм завершается пятиглавым.

Моделью строительства многих соборов в разных городах русских княжеств был Успенский собор Киево-Печерского монастыря, построенный греками в 1073-89 гг. Трехнефный собор с нартексом и небольшими хорами, которые занимают только западную часть церкви, с просторным интерьером, не увенчанным тонкими колоннами, получил название «Великая церковь». Храм закончился одним куполом. Нефий, образующий крест, как и во всех соборах этого типа, отличается их шириной и высотой. Это также выражается в внешнем облике храма. Таким образом, вертикальное разделение фасадов лезвиями в переплетение соответствует внутреннему расположению опорных колонн, поэтому центральная лопатка шире, чем боковые. Закомары, используемые для завершения фасадов, теперь расположены над каждой нитью, образуя сплошной ряд полукруглых волн. Закомный центральный неф и трансепт над остальными.

Успенский собор был взорван в 1941 году, теперь восстановлен в формах украинского барокко, так как он смотрел на время разрушения.

По бокам к западной части храмов примыкали дополнительные сооружения. В Черниговском соборе это баптистерий и часовня, а в Успенской церкви есть небольшая баптистерийская церковь с куполом.

Наряду с новым храмом храмы частично сохранились храмы Киевского Выдубичского монастыря (1070-1088 гг.). Собор имеет удлиненную восточную часть с дополнительными колоннами до наших дней, сохранившими только нартхекс с лестницей и хорами), Спаситель на Берестове ( 1113-1125 гг., Необычно большой (более широкий, чем сам храм) нартекс с погребальным сводом, на его фасаде есть следы необычной трехлопастной арки небольшого вестибюля, Михайловского Золотого купола (1108-1113 гг.) , разрушенный в 1936 году и восстановленный в 1990-х годах в формах украинского барокко, был ближе к Успенскому собору) и хорошо сохранившейся церкви Св. Кирилла (1140-1146 гг.).

В Чернигове сохранились два больших собора этого типа. Это Борисоглебльский собор в Кремле (1120-23) и Успенский собор Елецкого монастыря (1094-97).

Успенский собор Владимир-Волынский (1160 г.) близок к ним.

Самая старая сохранившаяся церковь в Смоленске – собор Петра и Павла (1140-50). Он похож на другие храмы своего времени, но не имеет нартхекса.

Храмы Великого Новгорода
Тип трехнефных соборов с нартхеком включает ряд храмов Великого Новгорода, возведенных в первой трети XII века.

Среди них – княжеский Николаевско-Дворищский собор, построенный по другую сторону Волхова, напротив Софии. Поэтому для него было выбрано пятиглавое завершение. Типология храма в целом похожа на Успенский собор Киево-Печерского монастыря. Фасады разделены на шпиндели и завершены закмарами. Три нити западного фасада соответствуют трем нефам, а четвертый – на боковых фасадах – нартхекс. Над нартхеком есть хоры, имеющие U-образную форму. Их согнутые концы идут в угловые клетки Наоса, обходя западную ветвь внутреннего креста. Иконостас храма установлен вдоль восточной пары столбов и отделяет восточную ветвь креста, но поскольку алтарные барьеры в XII веке были не очень высокими, это не мешало единству интерьера.
Георгиевский собор Георгиевского монастыря несколько отличается. Он заполняется тремя асимметрично расположенными куполами. Главный купол увенчан окружающей средой, второй купол (внутри него был специальный проход для отдельной монашеской службы) расположен над лестничной башней, прикрепленной к стороне нартекса, а третья небольшая глава уравновешивает вторую , Он расположен над противоположным западным углом храма.
Еще более интересен монастырь Рождества Богородицы Антоний, который относительно скромный по размеру. Это также трехглавый. Лестница, прилегающая к северу от нартхека, имеет округлую форму. В противном случае интерьер будет решен. Восточные столбы, к которым примыкал довольно высокий алтарный барьер, были сделаны не крещеными (как в большинстве храмов того времени), а плоскими. Западные столбы имеют восьмиугольную форму. Из-за этого они тоньше и не вытесняют пространство Наоса.
В XII веке в Новгороде было построено большое количество церквей меньших размеров. Они были заказаны богатыми людьми или ассоциациями граждан. Тип храма был упрощен – было только четыре столпа, восточная пара которых принадлежала алтарному барьеру, а западная – поддерживала небольшие хоры. Центральный неф и трансепт продолжали отличаться. Восточная часть храма часто делалась короче, а западная часть под хорами – более просторная, она выражалась в асимметрии боковых фасадов.

Этот тип включает храмы Старой Ладоги, из которых сохранились Успенская и Георгиевская церкви (1165). Рядом с Новгородом – церковь нашего Спасителя на Нередице (1198 г.), до Великой Отечественной войны, находилась в совершенном сохранении. Сильно разрушен, он был перестроен в послевоенные годы. Высокая центральная апсида и низкий бок выражают поперечную внутренность интерьера.

Псков
Со второй четверти XII века Псков принадлежал Новгородской Республике. Старейший из его храмов – Троицкий собор – не сохранился (есть реконструкция его появления после перестройки в XIV веке). По инициативе архиепископа Новгорода Нифонта, здесь, в 1140-х годах, были построены Преображенский собор Мирожского монастыря и Собор Ивановского монастыря.

Собор Мирожского монастыря не имеет аналогов в домонгольской русской архитектуре. Вместо столбов его интерьер разделен стенами в крестообразное куполообразное пространство и небольшие угловые отсеки (прямоугольные с запада и маленькие апсиды с востока). Угловые куски соединены с внутренней частью храма низкими арочными проходами. Из-за сильно уменьшенных углов крестовидная форма четко выражалась в облике храма. Уже в процессе строительства были построены западные уголки собора. Закрытые комнаты, построенные здесь, были объединены в интерьер деревянным полом хоров, что несколько исказило четкую структуру здания. В настоящее время внешний вид собора сильно отличается от подлинного. Предполагается его архитектурная реставрация. В интерьере почти полностью сохранились фрески, созданные в то же время. Они были исполнены греками.
Собор Ивановского монастыря был решен принципиально иным способом. Это приземистый три кормовой храм с нартексом и хорами. Он заполнен тремя куполами.

Белокаменные здания Галичского и Владимирско-Суздальского княжества
Особое место занимает архитектура Владимирско-Суздальского княжества. Хотя здесь архитектура следовала установленным типам, здания Владимира и Суздаля и других городов Северо-Восточной России отличаются от храмов Киева, Чернигова, Новгорода, Смоленска другой строительной техникой – после 1152 года они были построены из белого камня (ранее строительство в Северо-Восточной России возглавил отец Юрия Долгорукого Владимир Мономах, который построил первый собор из Плинфы в начале XII века в Суздале по образцу Успенского собора Киево-Печерского монастыря.

В начале XII века в Галицком княжестве на юго-западе России были построены белокаменные церкви. Но из галицких зданий почти ничего не сохранилось, кроме церкви Пантелеимона (см. Раздел Храмы с поднятыми арками). Использование бело-белого белого камня делает галисийскую архитектуру похожей на романские здания соседних европейских стран.

Происхождение белокаменной архитектуры Северо-Восточной России имеет два основных вида:

Н. Н. Воронин и П. А. Раппопорт считали, что строительное оборудование прибыло на северо-восточную Россию из Галичского за счет союза Юрия Долгорукого с галисийским князем Владимиром.
С. В. Заграевский считал, что заимствования белой каменной технологии из Галича не было, и писатель пришел к Владимиро-Суздальскому княжеству непосредственно из Европы, то есть архитектура Галича и Северо-Восточной Руси имеет общее происхождение. По его мнению, непосредственным предшественником как Галисийского, так и Владимирско-Суздальского храмов является имперский собор в Шпейере.

Храмы Владимирско-Суздальского княжества
Преображенский собор Переславль-Залесского и церковь Бориса и Глеба в Кидекше близ Суздаля (оба храма были построены в 1152 году) – первые белые каменные здания, возведенные под Юрию Долгоруком. Это небольшие храмы с четырьмя колоннами с хорами и тремя высокими апсидами, завершенные одной главой (храм в Кидекше был частично сохранен). Этот тип храма был широко распространен в середине XII века. В отличие от четырехстопных церквей Новгорода, церкви имеют пропорциональные пропорции, строгую симметрию фасадов. Гладкая кладка выполнена из тщательно обработанных блоков известняка. Из следующих зданий храмы Юрия Долгорукого отличаются кратким внешним дизайном.

Лучшие белые каменные церкви были построены сыновьями Юрия – Андрея Боголюбского и Всеволода Большого гнезда.

Под Боголюбским Успенский собор был построен во Владимире (1158-1160), который позже стал главным храмом России (до строительства Московского Успенского собора) и другими сохранившимися храмами Владимира, дворцом с церковью Рождества Богородицы в Боголюбове (1158-1165) и церкви Покрова на Нерле (1158 г.).

Успенский собор первоначально был трехнефным храмом с нартексом. Уникальной особенностью является тромп, который заменил паруса в основании центрального купольного барабана. По словам С. В. ЗАГРАЕВСКОГО, собор первоначально был пятиглавым. Угловые купола были демонтированы во время реконструкции храма в 1186-1189 годах. В то же время собор получил галереи с четырьмя новыми главами. Появление храма (перед зданием галерей) осложнялось лестничной башней и небольшими вестибюлями. Вестибюлы примыкали к каждому из трех порталов храма: на западном и боковом фасадах. Такое расположение входных ворот храма было принято. Порталы подчеркивали центральные линии фасадов, соответствующие ветвям внутреннего креста. У пятиголовых всегда была строгая иерархия. Центральный купол был больше и выше, отвечая на центральную конструкцию зданий, а также в связи с его символическим значением.

Дворцовая церковь в Боголюбове сохранилась фрагментарно, но известно, что ее столбы имели необычную круглую форму – в виде колонн. Церковь Покрова на Нерли, несмотря на совершенство и красоту ее пропорций, также оставалась не полностью. Первоначально он был окружен низкими галереями с лестницей, ведущей к хору.

При князе Всеволоде, помимо расширения Успенского собора, на дворе был построен Дмитриевский собор (1191 г.). Основной объем храма похож на здания Юрия Долгорукого и Покровской церкви, но отличается от последних менее грациозными пропорциями. С ошибочным восстановлением XIX века храм потерял свои оригинальные галереи и лестничные башни.

Здания Андрея Боголюбского отличались от ранних храмов его отца богатым резным декором. Но максимальная цветочная техника украшения фасада была достигнута позднее, в начале XIII века (Георгиевский собор на польском польском языке).

Храмы с поднятыми арками
В храмах конца XII – начала XIII века появляется особый конструктивный метод, позволяющий создать красивое постепенное завершение храма. Его появление было вызвано стремлением архитекторов придавать церквам особый вертикальный акцент, чтобы сделать здания в форме столба.

Устремление к этому уже найдено в небольшом Спасском соборе Евфросинического монастыря в Полоцке (1161). Его узкий интерьер очень высок. Собор имел прекрасное постепенное завершение (внешний вид сильно искажен поздней крышей). В его формах особенно крепится форма креста, поскольку храм служил местом хранения дорогой святыни – Креста Реликвария с частицей дерева Креста Господня.
Ряд храмов конца XII века, созданный, возможно, одним архитектором – Питером Милонеем.

Пятницкая Черниговская церковь (реконструкция 20-го века). В нем арки, несущие барабан купола, сделаны выше смежных цилиндрических сводов. Обычно это делалось наоборот. Благодаря этому небольшая стройная церковь получила эффективное поэтапное завершение, что привело к созданию главы. Угловые части храма покрыты специальными полуцилиндрическими сводами (четверть круга), что дает фасадам постепенное трехлопастное покрытие.

Такое завершение было и церковь Василия в Оврухе, сохранившаяся до уровня арки. Он был восстановлен А. В. Щусевым, ошибочно придавая сводам форму середины XII века. Уникальные две круглые башни на западных углах Васильевской церкви.

Аналогичным образом, церковь Архангела Михаила была завершена в Смоленске (позднее – Свирская), построенной в 1191-1194 гг. Полоцким архитектором. Храм хорошо сохранился до нашего времени, несмотря на небольшие искажения.

Позже Смоленские мастера построили церковь Параскевы-Пятницы на Торгове в Великом Новгороде (1207 г.). Хотя храм не был полностью сохранен, проведенные исследования показывают его сходство с церковью Архангела Михаила. Форма храма имела трехлопастное завершение фасадов, которое подчеркивало движение к куполу и подчеркивало высокие ветви креста. Повышенные арки подчеркивали высокий купол. Часть алтаря была увеличена. Фасады были соединены высокими вестибюлями.

Полки этих церквей не были связаны с наосом церкви портала, но были полностью связаны с его внутренним пространством. Между ними стена исчезает.

Новая версия архитектурного типа также повлияла на строительство северо-восточной части России в первой половине XIII века.

Частично сохранившийся собор Рождества Богородицы в Суздале (1222-1225) и Георгиевский собор в Георгиевском в Польше (1230-1234 гг.) Могли иметь возвышенные арки.

Суздальский собор заменил ранний храм начала XII века, построенный по образцу собора Киево-Печерского монастыря. В отличие от большинства других зданий своего времени, у него есть нартхекс; первоначально собор закончился тремя куполами. И Суздальский собор, и Георгиевский собор сохранили свои веранды, прилегающие к зданию с трех сторон. Их пространство полностью слито с интерьерами храмов, а также в вышеупомянутых храмах Смоленска и Новгорода. Собор Святого Георгия строго сосредоточен. Первоначально это было высокое, тонкое здание, даже если арочный купольный подшипник не был поднят.

Собрания обеих церквей рухнули в 15 веке. Суздальский собор был завершен в XVI веке на вершине аркатурно-столбчатого пояса из кирпича и получил пятиглавый цвет. Георгиевский собор был перестроен, но он стал намного ниже. Богатое скульптурное украшение его фасадов было сильно повреждено.

Единственный сохранившийся храм Галича – церковь Пантелеимона – также принадлежит к рубежу XII-XIII веков. Хотя он потерял свои арки, но особое сложное профилирование внутренних столбов указывает на необычность их решений. Возможно, что здесь использовались ранние сосудистые арки

Архитектура XIV-XV веков
Монгольско-татарское вторжение России в 1237-1241 гг. прервал строительство во всех областях России, в том числе в Великом Новгороде, хотя и не был разграблен. Последующий период строительства храма имеет свои собственные инновации и уникальные особенности. Строительство осуществлялось в нескольких независимых центрах: Великом Новгороде, Пскове и северо-востоке России, где Москва постепенно вела.

Великий Новгород
Новгородские церкви XIV-XV веков являются особым локальным вариантом крестовидного типа. В терминах это одни и те же церкви с четырьмя колоннами, но с одной апсидой. Толстые квадратные колонны разделов расположены ближе к углам здания. Алтарь и дьякон занимают восточные уголки основного объема храма. Приколы развиваются необычно. Уже в XII веке их угловые части были преобразованы в закрытые комнаты – камеры. Иногда появляются одни и те же каморки и над восточными углами храма. В некоторых из них были установлены часовенки, которые служили для одиночной личной молитвы, другие могли выполнять вспомогательные функции. Появление храма меняется. Если кресты продолжают пересекаться с цилиндрическими арками, которые на фасадах выражаются закмарами, то угловые комнаты храма перекрываются половинами арки (четверть круга), как это уже было сделано в храмы с поднятыми арками конца XII века. Благодаря этому фасады вместо выстроенных в ряд получают пирамидальную трехлопастную отделку. Фасад разделен простыми широкими лезвиями. Плоскости нитей в конце могут принимать несколько дополнительных изгибов, полукруг, которые ломают закомары и смежные угловые дуги. В таком решении уже есть церкви конца XIII века – в Перейне ските и на острове Липно. Из храмов XIV века самой известной церковью является Федор Стратилат на ручейке и Спасо-Преображенская церковь на Ильин-стрит. В Спасском храме крыша была заложена не изгибами сводов, а прямыми рампами, поэтому очертания фасадов оказались треугольными. Эти же архитектурные традиции продолжались в храмах XV века, например, в церкви Петра и Павла в Кожевниках. В XVI веке новгородские церкви приняли множество черт московского зодчества, а позже они характеризовались общероссийскими особенностями храмовой архитектуры XVII века.

Москва
В Москве и Тверском княжестве через долгий перерыв после монгольского вторжения каменное строительство возрождается. В то же время Тверь обыскала Москву, построив Преображенский собор в 1285 году. Новостройки были ориентированы на белокаменные храмы домонгольского периода, хотя с самого начала они получили ряд своих особенностей.

Первой каменной церковью в Москве был Успенский собор, основанный в 1326 году – новый собор Русского Митрополита (была версия более раннего строительства первой каменной церкви). Помещенный митрополитом Петром, храм был закончен после его смерти. Под Митрополитом Феогностом было построено несколько других церквей: церковь Св. Иоанна Лествица (1329 г.), церковь Спасителя на Боре (1330 г.), Архангельский собор (1333 г.) и церковь Богоявленского монастыря в Посаде (1333 г.) 1340). Все перечисленные здания не сохранились, так как впоследствии их заменили новые, более крупные здания. Церковь Св. Иоанна Лествичника не была обычной крестово-купольной церковью, а башнеобразной структурой «под колокольчиками». Не исключено, что в 1913 году в центре Соборной площади были найдены остатки этого здания, которое было восьмиугольным зданием. Таким образом, это пример другой типологии, существовавшей в церковной архитектуре Древней Руси.

Успенский собор в Москве был небольшим четырехуровневым храмом с притворами, напоминающими Георгиевский собор в Георгиевском на польском языке. Уже появились новые черты московского белокаменного зодчества, отличающие его от Владимирских зданий домонгольского периода. Наиболее важными из них являются килевидная (заостренная) форма закомара и кокошников. Та же форма была дана завершению порталов и оконных проемов московских церквей.

Самые ранние сохранившиеся здания – это небольшие церкви: Никольский в деревне Каменское, церковь Заведения Иоанна Крестителя в Городище в Коломне и Рождество Богородицы в Городне на Волге. Заграевский датировал их началом четырнадцатого века. Церковь Св. Николая интересна своим интерьером, в котором столбы раздвинуты и слиты с углами здания. Благодаря этому было получено одно крестообразное пространство.

Лучшие ранние московские здания были построены в конце 14-го – первые десятилетия XV века. Частично сохранившаяся церковь Рождества Богородицы в Московском Кремле (1393-94), построенная княгиней Евдокией и включена в ансамбль Теремного дворца. Четыре собора этого времени были полностью сохранены.

Самый ранний из них – Успенский собор на Городок в Звенигороде в 1399 году. В церкви есть хоры, которые позже исчезли в московской архитектуре. Купол храма несколько смещен на восток, так что фасадные участки не полностью соответствуют фактической конструкции здания. Барабан купола высок, благодаря поднятым аркам. Стройные пропорции здания подчеркивались резкими окончаниями закомара и теперь потерянной серией кокошников в основании купольного барабана. Вместо аркатурно-столбчатого пояса фасады горизонтально разделены полосками орнаментальной резьбы и вертикально расщепляются тонкими полуколонами. Собор выделяется среди других зданий эпохи с обилием элегантного украшения.

Собор Рождества Богородицы, расположенный около Звенигорода Саввой-Сторожевского монастыря, был построен около 1405 года. Он отличается для многих из Успенского храма, обладая приземистыми пропорциями, сильно выступающими апсидами. Его фасады рассечены тяжелыми лезвиями. Однако между храмами есть несомненное сходство: прежде всего, в килеобразных формах закомара и порталов, в лентах орнамента на фасадах. Восстановленный во время восстановления позакомарного покрытия, дополненный короной кокошников у основания барабана и еще четырьмя, расположенными по диагонали, придаёт храму особую элегантность. Между восточной парой столпов первоначально существовал каменный алтарный барьер, теперь закрытый высоким иконостасом.

Строитель Звенигородских храмов князь Юрий Дмитриевич вместе со своим братом Великим князем Василием I из Москвы в 1422 году строит каменный Троицкий собор на месте деревянного храма Троице-Сергиева монастыря. Новый собор, в котором были перенесены мощи преподобного Сергия, был написан через несколько лет Андреем Рублевым. Он стал одним из важнейших храмов Московского княжества, а затем всей России. В соборе есть нетрадиционный разрешенный интерьер, в котором восточные столбы находятся как можно ближе к алтарным апсидам, что вызвало сильный сдвиг купола на восток. Благодаря этому интерьер храма значительно расширился. В то же время разделение фасадов на пряди, завершенные закомарами, никоим образом не соответствует расположению внутренних столбов и делается симметричным.

Спасский собор Андрониковского монастыря в Москве, помимо других храмов того времени, стоит отдельно. Вероятно, он был построен в 1425-27 годах (хотя в 1390-х годах существует версия строительства). В нынешнем виде храм является частично сохранившимся оригинальным зданием, восстановленным в его первоначальных формах благодаря тщательно проведенным научным исследованиям. Внутренняя часть храма не имеет смещения столбов на восток, из-за чего внутренняя структура здания выражается внешними отделами фасадов. Внешность собора уникальна. Угловые части опускаются, из-за чего весь объем получает пирамидальную структуру. Ветви креста значительно возвышаются над углами здания, а основание барабана образовано несколькими ярусами кокошников. Квадратное основание барабана имеет трехлопастные пополнения, верхние кокошники которого входят в первый восьмиугольный венок, над которым помещен второй, образованный меньшими кокошниками. Особенность собора, расположенного на очень высоком подклете, также является лестницей, ведущей к трем порталам храма.

Реорганизация Московского Кремля при Иване III
На развитие архитектуры русского храма большое влияние оказало прибытие итальянских архитекторов, которые работали в Москве и других городах России в конце пятнадцатой и первой трети XVI века.

Хотя Фиораванти полагался на традиционную кросс-купольную структуру храма, его собор нельзя, строго говоря, назвать перекрестным. Интерьер храма – зальный. У него нет центрального нефа и трансепта. Успенский собор служил образцом для строительства многих церквей в городах и монастырях России в XVI-XVII веках. В них переносится либо новая внутренняя структура интерьера, либо приближается к традициям крестово-купольных церквей.

Интересно, что вторая по величине церковь в Московском Кремле – Архангельском соборе – следует за крестовидным типом. Его автор был еще один итальянец – Алевиз Новый, который закончил строительство в 1508 году. Хотя внешний вид собора выделяется своим обильным декором эпохи Возрождения, его интерьер более русский. Нэвы разделены крестами в поперечном разрезе колоннами. Пространственный крест подсвечивается по ширине и высоте. Главный купол, который стоит на перекрестке, более настойчив, чем другие.

Две другие церкви в Кремле, возведенные в конце XV века, были построены псковскими мастерами.

Благовещенский собор (1489 г.) представляет собой небольшую четырехколоночную церковь с куполообразным куполом, первоначально из трех купола церкви. Его центральный купол высок на поднятых арках.

Еще менее Ризоположская церковь, особенность которой есть отсутствие постройки арки парусов.

Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV веков. Том II (II). XIII-XV столетия. Воронин Н.Н. 1962 | Библиотека: книги по архитектуре и строительству

Владимиро-Суздальское зодчество XIII века

I. Владимирское княжество (1213—1238)
1. Ряд Всеволода III
Борьба сыновей Всеволода
Раздел епископий
Липицкая битва
План раздела Руси
Феодальное дробление княжества
Восстановление гегемонии Юрия
Церковь
Борьба с болгарами и мордвой
Рязань
Борьба за господство в Новгороде
Оборона западных рубежей Руси
Поддержка владимирской политики горожанами
Южные дела
Выводы
2. Дробление княжества и развитие культуры
Ростов
Владимирский летописный свод
«Моление Даниила Заточника»
Епископ Симон
3. Общий обзор строительства
Деревянные храмы
Территориальное размещение строительства
Строительство князя Константина
Церковь Спаса в Угличе
Константино-Еленинский монастырь
Строительство князя Георгия Всеволодовича
Вопрос о строительстве в Костроме
Георгиевский собор в Юрьеве-Польском
Вопрос о строительстве в Муроме
Выводы

II. Рождественский собор в Суздале
1. История памятника
Крушение 1445 г.
Перестройка 1528—1530 гг.
Последующие изменения
2. Разрушение собора Мономаха
План
Роль усыпальницы
Хоры 
Изменение плана алтарной части
Притворы
Западный притвор
Ход на хоры
Вопрос о верхе
Трёхглавие
3. Внешний облик собора
Особенности кладки
Членение фасадов
Колончатый пояс
Выделение главного фасада
Фасад северного притвора
Фасад южного притвора
Западный притвор
Цоколь
Вопрос о убранстве верхних частей храма
Окна
«Златые врата», полы, роспись

III. Строительство Георгия Всеволодовича в Нижнем Новгороде
1. Спасский собор
Вопрос о перестройке 1350 г.
Данные о погребениях
Сведения об убранстве
Трёхглавие
Архитектурные детали
Выводы
2. Вопрос о дате церкви Михаила-архангела
Строительство 1359 г.
Перестройка 1631 г.
Мнения о ней исследователей
Существующее здание 1631 г.
Исследование фундаментов (1939 г.)
Выводы
Раскопки 1960 г.
Стратиграфия
Фундаменты западной части храма
Фундаменты восточной части храма
Северный притвор
Резной камень
Выводы

IV. Строительство в Ростове, Ярославле и Владимире
1. Сведения о ростовском Успенском соборе
Данные раскопок
Вопрос о верхе здания
Резной пояс
2. Сведения о церкви Бориса и Глеба в Ростове
Данные разведки
3. Резные львы из церкви Константина и Елены в Ростове
4. Сведения об Успенском соборе в Ярославле
Данные разведки
Резные фрагменты
Княжеский двор
5. Церковь Спаса в Ярославле
Данные о ее притворе и подклете
Трёхглавие
6. Церковь Воздвиженья на Торгу во Владимире
Вопрос об ее облике

V. Георгиевский собор в Юрьеве-Полъском
1. Данные источников
Катастрофа здания и его перестройка В.Д. Ермолиным в 1471 г.
Последующие изменения
2. Отношение здания 1230—1234 гг. к постройке 1152 г.
Исследование фундамента
Сохранившиеся части 1230—1234 гг.
Работы В.Д. Ермолина
План собора
Троицкий придел-усыпальница
Его дата
Детали собора
Отсутствие хор и особенности интерьера
Вопрос о резьбе в алтарной преграде
Особенности западного притвора
Убор апсид
3. Два этапа резного убранства собора
Единство замысла убранства
Низ здания
Закомарные композиции
Северный фасад и его замысел
«Победный крест»
Вопрос об убранстве Троицкого придела-усыпальницы
Западный фасад
Южный фасад
4. Ясность смыслового содержания убранства
Церковная символика и ее светский политический смысл
Характер изображения зверей
Роль чудищ в больших закомарных композициях
Равноправность изображений чудищ и святых
Развитие манеры резьбы
Резное убранство и архитектура
Особенности колончатого пояса
Органичность связи резьбы со стеной
Победа декоративного начала
5. Вопрос о верхе собора
Особенности архитектуры
Георгиевский собор и передовое течение русского зодчества XII—XIII вв.
Большой сион московского Успенского собора
Схема реконструкции

VI. Общая характеристика строительства времени наследников Всеволода III
1. Общие условия строительства
Облик заказчиков
Типы зданий и их особенности
Изменение структуры и функций храма
Суздальский собор
Георгиевский собор
Церковь Воздвиженья на Торгу во Владимире
Собор и городская площадь
Развитие художественных вкусов
Эволюция убранства здания
Связь с приемами XII в.
Изменение содержания и характера декоративной резьбы
Врата Суздальского собора
Выводы
2. Сведения о технических приемах
Фундаменты
Кладка стен и материалы
Кирпич и растворы
Замысел и его коррективы
Майоликовые полы
Связь с техническими приемами XII в.
Количество артелей зодчих
Строительство князя Константина
Мастера князей Георгия и Святослава
Их социальное положение
3. Местные скульпторы
Болгарская легенда
Версия о «князе-мастере» Святославе
Связь пластики XIII в. с резьбой XII в.
Ее отличия
«Образцы» и аналогии, их смысл
Переработка мотивов и русские «образцы»
Сложение новой системы убранства здания и ее связь с русским искусством
«Проект» убранства
Георгиевский собор и «хытрец» Авдий
Живопись и прикладное искусство

Строительство конца XIII — начала XIV веков

VII. Монгольское завоевание и судьба владимирского наследия
1. Захват монголами Владимирской земли
2. Мнения о гибельности монгольского разорения для развития архитектуры
Сведения о строительстве и мастерах во второй половине XIII в.
3. Задачи и трудности исследования зодчества Северо-Восточной Руси XIII—XV вв.

VIII. Строительство в Тверском княжестве конца XIII в.— начала XIV вв.
1. Начало Твери
Тверское княжество
2. Спасо-Преображенский собор
Данные источников
Приделы
Убранство
Роспись
Позднейшие сведения
Изображение собора на иконе Михаила и Ксении
Черты владимирской традиции
Композиция
Вопрос о резном камне
3. Княжеский двор
Афанасиевский монастырь
Церковь Михаила- архангела
4. Церковь Федора
5. Подъем культуры в Твери
Мастера
Добыча камня
Увод мастеров в Москву

IX. Строительство Москвы первой половины XIV в.
1. Начало Москвы
Крепость XII—XIII вв.
Деревянные храмы
Легенда о первом каменном храме Данилова монастыря
2. Успенский собор
Его «образец» — Георгиевский собор в Юрьеве-Польском
Композиция здания
Вопрос о его верхе
Роль тверских зодчих
3. Остальные постройки Кремля: церковь Ивана Лествичника
Спас на Бору, его притвор и «застенок»
Фрагменты резьбы
Архангельский собор
Убранство храмов
Последовательность построек
Собор Богоявленского монастыря «за торжищем»
4. Московская крепость
Пожары
«Град дубов»
Связь крепости и архитектурного ансамбля
Вопрос о галицко-волынских традициях
5. Сравнение с Тверью
Традиции и роль деревянного зодчества
Выводы

Строительство второй половины XIV века

X. Московский кремль и строительство в Москве
1. Исторические условия
Постройка белокаменного кремля
Реконструкция его плана
Характер стен и башен
2. Кольцо монастырей Москвы
Укрепления Переславля-Залесского и Серпухова
3. Каменные здания: собор и трапезная Чудова монастыря, их роль в ансамбле
Деревянная застройка и дворец
Письмо Епифания Премудрого
Начало постройки собора Симонова монастыря

XI. Строительство в Коломне и Серпухове
1. Значение Коломны
Сведения о постройках
Описание их Павлом Алеппским
2. Воскресенская церковь
Дата
Подклет
Размеры
Археологические разведки
Данные писцовых книг
Связь с хоромами
Великокняжеское место
Внешний облик
3. Успенский собор
Источники и дата
Существующее здание
Археологические разведки
Описание собора Павлом Алеппским
Данные писцовой книги
План
Подклет и «степени»
Нартекс и хоры
Трехглавие
Композиция верха
4. Сведения о других постройках: церковь Спаса за торгом; церковь на Городище под Коломной, собор Голутвина монастыря
5. Данные о строительстве в Серпухове: Владычный монастырь. Высоцкий монастырь. Деревянный Троицкий собор в Серпухове

XII. Строительство в Нижнем Новгороде
1. Возобновление храмов XIII в.
Данные раскопок собора Мнхаила-архангела
Фундамент северной стены
Растворы
Раскоп у северного притвора
Алтарная часть
Резной киот
Фрески
Пол из резного кирпича
Разрушение памятника
2. Попытка сооружения каменного кремля
Церковь Николы «на бечеве»
Собор Благовещенского монастыря

XIII. Деревянное зодчество XIV—XX вв.
Значение деревянного строительства
Связь Москвы с заволжским севером
Роль Ростовской епископии
Устюг-Великий
История деревянного Успенского собора
Его композиция и масштабы
Изображения шатрового храма на иконе из с. Кривого
Сведения о «великих» храмах на Севере
Их связь с народным зодчеством
Путешествия монахов и перенос архитектурного опыта
Ростовские выходцы в истории XIV в.
Строительство Стефана Пермского
Влияние дерева на камень
Мастера
Широкое и раннее распространение шатровых храмов в центральной Руси
«Повесть о Плаве»
Выводы

XIV. Общая характеристика строительства второй половины XIV в.
1. Объем строительства
Опыт расчета постройки Московского кремля
Исходные данные
Ломка камня
Транспорт
Строительство
Выводы
Данные о крепости Звенигорода
Мастера
2. Традиции
Ансамбль Кремля
Роль церкви
Роль архитектуры в освободительной борьбе
3. Концепция А.И. Некрасова
Роль владимирского наследия
Камень
Растворы
Типы зданий
Эволюция крестовокупольного храма
Сравнение Троицкого собора в Пскове с Успенским собором Коломны
Выводы

XV. Церковь Благовещения в Московском кремле
1. Дата постройки
Ее последующая судьба
Вопрос о сохранении частей XIV в. в существующем здании собора
2. Белокаменный подклет собора
Кладка
Конструкция
Использование подклета в постройке 1484—1489 гг.
Детали обработки интерьера
Вопрос о внешнем облике и верхе храма

XVI. Церковь Рождества в Московском кремле
1. Дата и обстоятельства постройки
Ее последующая судьба
Сохранение нижней части древнего здания
Его оценка в литературе
2. Кладка
Позднейшие искажения
Хоры и лестница на них
«Затвор» и его назначение
Особенности обработки интерьера
Внешнее оформление

XVII. Сведения о других белокаменных зданиях Москвы конца XIV — первой половины XV вв.
Достройка церкви Вознесенского монастыря в Кремле
Завершение собора Симонова монастыря
Собор Чудова монастыря
Другие постройки: церковь на дворе Ховриных, церковь Козьмы и Демьяна, церковь Введения у Никольских ворот, церковь Богоявления, церковь Иоанна Предтечи у Боровицких ворот, церковь Георгия за Неглинной

XVIII. Никольский собор в Можайске
1. Данные источников
Рисунок 1841 г.
Перестройка 1849 г.
Детали
2. Чертеж Машихина и его анализ
3. Подклет
Сохранение древних частей

XIX. Церковь Иоакима и Анны в Можайске
1. Данные источников
Разрушение памятника и пристройка «придела»
2. Сохранившаяся белокаменная стена
Кладка
Фасад
Внутренняя поверхность стены
Данные разведки
Реконструкция плана
Вопрос об общем облике здания
3. Можайск в XIV—XV вв.
Датировка Никольского собора и церкви Иоакима и Анны

XX. Успенский собор в Звенигороде
1. Юрий звенигородский и его строительство
2. Дата
Изучение
Сведения о дворце
Внешний облик
Интерьер
Верх храма
Особенности композиции
Детали убранства

XXI. Собор Саввина-Сторожевского монастыря
1. Основание монастыря
Дата собора
Позднейшие изменения
Изучение
2. План
Внешний облик
Верх храма
Особенности композиции
Интерьер

XXII. Строительство Ростовской епископии в начале XV в.
Сведения о постройках конца XIV в.
Восстановление Успенского собора
«Сосудохранительница» и лестница
Церковь на Дорогомилове в Москве

XXIII. Собор Троице-Сергиева монастыря и церковь села Каменского
1. Деревянные храмы монастыря
Постройка каменного собора
Позднейшие изменения
Изучение
2. Внешний облик и интерьер
Верх храма
Западный фасад
Особенности интерьера
Противоречивость архитектурного решения
3. Церковь в селе Каменском
Изучение
Характеристика памятника
Вопрос об его верхе
Датировка

XXIV. Собор Андроникова монастыря
1. Датировка
Данные жития Сергия о причастности к строительству собора гостя Ермолы
2. Характеристика памятника
Особенности композиции

XXV. Общая характеристика строительства в Московском княжестве XIV—XV вв.
1. Исторические условия
Борьба с Тверью
Нижегородское и Рязанское княжества
Ростовская епископия
Значение Москвы
2. Литература: «Задонщина»; «Слово о житии» Дмитрия Донского; «Сказание о Мамаевом побоище». Летописание
3. Значение владимирского наследия
Отношение к Владимиру
4. Камень и техника кладки
Ее особенности
Связи
Покрытие
«Образец» и модуль
5. Владимирские «образцы» и их развитие в церкви Рождества и других памятниках
Резной убор
Роль церковников — выходцев из древних городов Владимирской земли
Мотивы владимирской резьбы в миниатюре и мелкой пластике XIV—XV вв.
6. Общие черты эволюции московского зодчества XIV—XV вв.
Здание и ландшафт
Композиция храма
Идейный смысл строительства
Индивидуальность образов
Успенский собор в Звенигороде
Соборы Саввина и Троице-Сергиева монастырей
Владимирская традиция и устойчивость типа
Собор Андроникова монастыря
Изменения интерьера и их исторический смысл
Исчезновение хор и развитие иконостаса
7. Общность эволюции зодчества и литературы
Роль «хождений»
Архитектура и живопись
Андрей Рублев как участник строительства
Миниатюра псалтири 1424 г.
Роль заказчиков
8. Мастера
Эволюция строительной корпорации
9. Падение византийского авторитета
Балканские выходцы
Вопрос о «югославянском влиянии»
Общность путей развития архитектуры
Архитектурные детали
Самостоятельность русской архитектуры

XXVI. Строительство в Старице
1. Старицкое городище
Сведения о каменных постройках
Позднейшая история города и его памятников
2. Раскопки 1903 г.
Состояние руин
Сохранившиеся части Архангельского собора
Алтарь и алтарная преграда
Полы
Северная стена
Техника кладки
Камень из более раннего здания
Общая характеристика собора
3. Церковь Николы
Находки

XXVII. Обстройка Тверского кремля
1. Укрепления кремля
Вопрос о каменном дворце
2. Панорама кремля на иконе Михаила и Ксении
Дата иконы
Укрепления
Колокольня и ее значение
Церковь Ивана Милостивого
Дворец
Дворцовые деревянные церкви
Постройка белокаменных храмов
3. Укрепление Федоровского монастыря — княжеского замка
Постройки посада
Собор Желтикова монастыря

XXVIII. Церковь в Городне
1. Городня — Вертязин
Сведения об укреплениях
Дата каменной церкви
Изучение
2. Общие данные о памятнике
Техника кладки
Подклет
Верхний храм
Апсиды
Угловые комары-кладовые
Система сводов
Вопрос о верхе храма
Изобразительные источники
Замечания о конструкции церкви Ивана Милостивого
Рисунок А. Мейерберга и реконструкция А. Потапова
Обработка окон
Порталы
Общая характеристика памятника и аналогии

XXIX. Общая характеристика строительства в Тверском княжестве XIV—XV вв.
1. Владимирское наследие
Данные мелкой пластики
2. Литература и зодчество
Кирилл тверской и Епифапий Премудрый
«Слово» инока Фомы
Его взгляды на архитектуру
«Повесть о Плаве»
Обращение строителей к литературным источникам
Миниатюры тверского Амартола и постройки XV в.
Сербские аналогии
3. Эволюция тверского зодчества
Техника кладки
Связи тверского и московского зодчества
4. Мастера
Горододельцы
Причины отставания тверского зодчества

Заключение
1. Общие замечания
2. Объем и летопись владимиро-суздальского зодчества. Связь его с общественной жизнью. Этапы его развития и его особенности. Отличия от романского зодчества и пластики. Значение владимирского наследия
3. Представление о упадке архитектуры в XIII—XV вв. и его основание
Сохранение строительных кадров
Тверское зодчество XIII—XIV вв.
Московское зодчество времени Калиты
Владимирская и галицкая традиции
Строительство времени Дмитрия Донского, его объем и связь с освободительной борьбой
Строительство в Твери и Нижнем Новгороде
Московское зодчество XIV—XV вв., его объем и эволюция
Конец тверского зодчества
«Югославянское влияние»
Выводы
4. Наследие XII—XV вв.
Интерес к истории и памятникам Владимирской Руси
Архитектурная традиция и ее смысл
Владимирские архитектурные приемы и детали в зодчестве XVI—XVII вв.
Владимирская пластика и монументальные майоликовые рельефы Дмитрова и Старицы
Полихромия в архитектуре XVI в.
Ростовский «кремль» и владимирская традиция
Развитие приемов XIV—XV вв.
Орнаментальные пояса
Наследие XIV—XV вв. и шатровое зодчество

Приложение
1. Храмозданная грамота 1783 г. на перестройку церкви Георгия во Владимире
2. Контракт 1783 г. на перестройку церкви Георгия во Владимире
3. А.В. Столетов. Отчет об археологических наблюдениях при производстве раскопов в полу владимирского Успенского собора при устройстве калориферных каналов в 1951 г.
4. Раскопки и восстановление придела-храма св. Леонтия в ростовском Успенском соборе в 1884 г.
5. О дате ростовского Успенского собора
6. Н.А. Артлебен и Д.А. Корицкий. Пояснительная записка к проекту возобновления в древнем виде церкви Рождества пресвятой богородицы при Владимирском архиерейском доме
Примечания
Сокращения
Перечень иллюстраций

Западная архитектура | Britannica

Острова восточного Средиземноморья и Эгейского моря образуют естественную связь между сушей Ближнего Востока и Европы. Экспансия на запад цивилизаций Западной Азии и Египта началась около 3000 г. до н.э. и привела к поселениям на Крите, Кикладах и в материковой Греции. Фундаментальное отличие этих культур от более ранних, неолитических, состоит в том, что каменные орудия труда и оружие были заменены на сделанные из меди, а затем и из бронзы.Энеолитический (медно-каменный) век, продолжавшийся в районе Эгейского моря с начала 3-го тысячелетия до н. Э. До начала 2-го, обычно считается частью большого бронзового века, на смену которому пришел железный век примерно с 1200 г. до н. Э.

Отличительной чертой эгейских цивилизаций была легкость, с которой азиатские мотивы и техники были адаптированы для создания оригинальных местных стилей. В архитектуре, безусловно, наиболее важными достижениями были цивилизации минойского Крита и микенской Греции.

Минойский Крит

Великая морская цивилизация Крита кристаллизовалась вокруг дворцов, таких как Кносский, Фест, Айя Триада, Маллиа и Тилиссос. Чрезвычайно важный Дворец Миноса в Кноссе, раскопанный и реконструированный в начале 20 века сэром Артуром Эвансом, представляет собой свидетельство непрерывного архитектурного и художественного развития с начала неолита, кульминацией которого стало блестящее проявление строительной деятельности во время третьей фазы среднего минойского периода. период (1700–1580 гг. до н.э.) и продолжался до вторжения ахейцев в XII веке.Однако дворец, по сути, представляет собой постройку двух последних средних минойских периодов (1800–1580 гг. До н. Э.). По монументальности он, несомненно, соперничал с ближневосточными и египетскими дворцами. Следуя примеру таких структур, Дворец Миноса представляет собой четырехугольный комплекс комнат и коридоров, сгруппированных вокруг большого центрального двора, размером примерно 175 × 100 футов (50 × 30 метров). В северном конце, по направлению к морю, большой портик из 12 пилястр открывал доступ к центральному двору. В этом конце также расположена большая театральная площадка, прямоугольный театр под открытым небом, который, возможно, использовался для ритуальных представлений.Восточное крыло дворца разделено на две части длинным коридором, идущим по оси восток-запад; Первоначально он возвышался на четыре или пять этажей над склоном долины. В юго-восточной части дворца находятся жилые апартаменты, тщательно продуманные с сантехникой и смывом, а также святилище. Широкая лестница вела на верхний этаж, которого больше нет. Северо-восточная часть дворца занята офисами и кладовыми. Западная часть снова разделена главным коридором длиной более 200 футов (60 метров), идущим на север и юг.Позади этого коридора, вдоль западной стороны, была обнаружена серия длинных узких кладовых, содержащих большое количество питофов, или емкостей для хранения нефти размером с человека. По другую сторону коридора, обращенного к центральному двору, находятся государственные залы, в том числе тронный зал с его уникальным гипсовым троном и всемирно известными фресками с грифонами. Ярко окрашенные фрески играли важную роль как во внутреннем, так и во внешнем убранстве дворца. Свет подавался сверху с помощью оригинальной системы фонарных колодцев, а несколько портиков с колоннами обеспечивали вентиляцию во время жаркого критского лета.

Кносос

Часть реконструированного минойского дворца, Кносс, Крит, Греция.

Петерак

Развитие других минойских дворцов (Фест, Маллиа, Айя Триада, Тилиссос) примерно соответствует развитию Кносса. Каждый из них примечателен, и Фест особенно интересен благодаря обширным итальянским раскопкам. Морская гегемония позволила критским морским королям строить эти дворцы в низких и незащищенных местах; следовательно, заметно отсутствие крепостных стен по сравнению с большими стенами месопотамских дворцов.Поскольку критское поклонение, по-видимому, проводилось в основном на открытом воздухе, настоящих храмов, как на Ближнем Востоке, нет. Тем не менее, расположение различных частей дворца вокруг центрального двора и максимально возможное избегание внешних окон – это характеристики, которые, кажется, указывают на ранний контакт с Ближним Востоком. Пристрастие к длинным прямым дворцовым коридорам, а также к высокоразвитой системе водоснабжения, возможно, также унаследовали от древних цивилизаций на востоке.Впервые в Европе колонна появилась в критском дворце, где ее часто использовали индивидуально для разделения входа.

Phaestus

Вход во дворец Феста, Крит, Греция.

Марсий

Развитие погребальной архитектуры на Крите продолжается от старых камерных оссуариев раннего минойского периода (2750–2000 гг. До н.э.) до развитых толои, или ульевых гробниц, на равнине Месара и сложных храмов-гробниц Кносса, которые возникли в конец средне-минойского периода.

На гребне минойского процветания произошел великий крах. Вторжение с материка около 1400 г. до н.э. разрушило дворцы и привело к утрате власти микенской Греции. На Крите очень редко встречаются архитектурные остатки построек догреческого происхождения, построенных после этой катастрофы. Несколько деревенских святынь принадлежат этому периоду после разрушения, а в Приниасе уникальное храмовое здание может быть датировано 700 годом до нашей эры. Вход в этот храм украшен барельефами на его архитектурных элементах.Проем над перемычкой обрамлен сидящими фигурами, а сама перемычка с нижней стороны вырезана фигурами богини и животных. Колонна, которая, кажется, стояла посередине этого дверного проема, как и во Дворце Миноса, указывает на то, что минойская традиция не исчезла полностью.

Россия, Архитектура в | Encyclopedia.com

РОССИЯ, АРХИТЕКТУРА В. Строительство в старой России велось в основном из горизонтальных бревен из деревьев, которые были в изобилии в лесных зонах, где проживало большинство россиян.Планы этажей бревенчатых построек обычно представляли собой комбинации квадратных или прямоугольных ячеек, независимо от того, были ли конструкции домами, дворцами, оборонительными башнями или церквями. В церковной архитектуре плотники воспроизвели два основных плана, унаследованных от византийских (восточно-римских) христианских каменных церквей: расширенный восточно-западный план святилища, нефа и нартекса или центрально ориентированный план квадрата или восьмиугольника из бревен, иногда с расширения, построенные вокруг центрального нефа. Несколько музеев под открытым небом традиционное деревянное зодчество утвердилось в России, среди которых Суздаль, Новгород, Кострома, Кижи, Архангельск, озеро Байкал.

Древесина и каменная кладка во многом влияли друг на друга. В деревянных церквях, например, изгиб каменной апсиды имитируется полувосьмиугольником из укороченных бревен. «Исторический» эффект некоторых каменных церквей (например, Покровской церкви в Филях, 1690-е гг., Москва) копируется с бревенчатых церквей, увенчанных ярусами отступающих бревенчатых восьмиугольников (например, деревянная Преображенская церковь XVIII в. , Музей деревянного зодчества, Суздаль).Особой популярностью в деревенской деревянной церковной архитектуре пользовалась шатровая надстройка, обычно с восемью скатами, отходящими от восьмиугольного барабана. Барабан в свою очередь помещался на одно или несколько квадратных или восьмиугольных оснований (например, деревянная Успенская церковь из села Курицко, 1595 г., Новгородский музей-заповедник). Имитация кладки – кирпичная Вознесенская церковь на Коломенском, 1532 г., Москва.

Собор Василия Блаженного (XVI-XVII вв.) На Красной площади в Москве представляет собой своеобразное энциклопедическое сочетание элементов деревянного и каменного зодчества.Его центральная часовня, например, имитирует бревенчатую башню / шатер, увенчанный луковичным куполом. Купол в форме русской луковицы был функциональным по конструкции – чтобы проливать дождь и предотвращать скопление снега, – а также символичен; его форма была подобна пламени свечи веры, достигающей небес. Среди влияний каменной кладки собор Василия Блаженного имеет внешний орнамент, заимствованный из стен и церквей близлежащего построенного итальянцами Кремля.

Крупнейшим строительным проектом в Москве в конце пятнадцатого – начале шестнадцатого веков была реконструкция Кремля, центральной цитадели города.Из-за отсутствия опыта и навыков у местных строителей для выполнения этой задачи были импортированы архитекторы из северной Италии. Итальянцы спроектировали и построили нынешние кремлевские стены из красного кирпича, Успенский и Михайловский соборы, Грановитую палату, Великую Иван-колокольню и прилегающую Успенскую колокольню. Наименее итальянским по внешнему виду эти сооружения является Успенский собор (1470-е годы) работы Аристотеля Рудольфо Фиораванти, инженера, скопировавшего – согласно инструкции – кубическую массу, увенчанную пятью куполами Успенского собора XII века во Владимире.Самое главное, Фиораванти и его коллеги познакомили российских строителей с лучшими методами строительства из кирпича и раствора, что сделало возможным беспрецедентный строительный бум по всей России в шестнадцатом и семнадцатом веках.

Стоя на Соборной площади Кремля, можно определить архитектурные элементы, которые отражают политический и территориальный подъем Московской России: архитектурные композиции и орнамент из регионов, входящих в состав Московии (Псков, Новгород, Владимир), деревенской деревянной архитектуры и Италия.В свою очередь, учитывая престиж крупных зданий столицы, кремлевские сооружения стали образцами зданий по всей России. Например, Успенский собор стал часто повторяющимся образцом для последующих крупных соборов (Новодевичий монастырь в Москве, Вологде, Костроме, Троице-Сергиевский монастырь в Подмосковье, Ростов Великий и др.).

ВЛИЯНИЕ БАРОККО И ЗАПАДА

Если в московской архитектуре в пятнадцатом и шестнадцатом веках удалось синтезировать региональные, деревенские и итальянские влияния, этот синтез был разрушен в XVII веке, когда западноевропейские влияния проникли в Россию из Украины, часть который был включен в состав Московии в середине XVII века.Так называемый декоративный стиль московского барокко был характерен для многих церквей и дворцов второй половины XVII века (например, Троицкая церковь в Никитническом дворе, середина XVII века, Москва), но помимо декоративных элементов в стиле барокко , эти конструкции мало демонстрируют баланс и симметрию западноевропейского барокко. В нескольких региональных центрах возникли собственные архитектурные школы, особенно в Ярославле, к северо-востоку от Москвы, церкви XVII века которого увенчаны удлиненными тонкими барабанами под куполами.

Строительство и проектирование в Московии, как правило, было семейным делом: строитель передавал свои навыки своим сыновьям (хотя ни один из них не мог быть грамотным), а проектные планы могли не составляться до начала строительства. С основанием и развитием Санкт-Петербурга, начиная с начала восемнадцатого века, старое московское строительство стало новой «наукой» архитектуры, учились в специальных новых школах, где учеников обучали иностранным языкам, математике и классической архитектуре. .Учителя и учебники сначала прибыли из Западной Европы, но вскоре за ними последовали недавно обученные русские мастера и русские переводчики. Была учреждена Строительная канцелярия, которая контролировала обучение и строительство сначала в Санкт-Петербурге, а затем в восемнадцатом веке для городов по всей стране.

Начиная с Петра I Великого (правил 1682–1725 гг.), Западноевропейские архитектурные тенденции определили общий стиль «высокой» архитектуры – почти все значительные государственные и частные постройки – а личный вкус правителя определил нынешний стиль.Любимый архитектор Петра Доменико Трезини использовал сдержанное барокко Северной Европы, например, в своем 400-метровом здании Двенадцати коллегий в 1722–1742 годах в Санкт-Петербурге. Само существование такого большого правительственного здания, подобного которому не существовало в Москве в то время, указывает на новые и крупные инвестиции правительства в разветвленную административную систему. Запланированный дизайн Санкт-Петербурга с его аккуратными сетками и узорами улиц, правильной высотой и отступами зданий, широкими проспектами, огромными площадями и общественными пространствами напоминает еще один город восемнадцатого века, спроектированный с нуля и спроектированный так, чтобы произвести впечатление на горожан и людей. одинаково иностранцы: Вашингтон Д.C.

Основные архитектурные стили после Петра были причудливым барокко или рококо во время правления Елизаветы Петровны (правила 1741–1762 гг.), Примером которых являются работы Бартоломео Франческо Растрелли (Зима Дворец, Смольный монастырь, Екатерининский дворец в Царском Селе), а также классические или неоклассические в период правления Екатерины II Великой (правила 1762–1796 гг.), Например Эрмитажный театр Джакомо Кваренги, Большой дворец в Павловске Чарльза Камерона и др. , и Мраморный дворец Антонио Ринальди.

«Петербургизация» архитектуры в других городах – в частности, рассеяние классических или неоклассических норм – набирала силу во время правления Екатерины и продолжала влиять на русскую архитектуру на протяжении всего имперского периода. Ранним образцом классической архитектуры в Москве является Дом Пашкова, приписываемый В. И. Баженову (1780-е гг.), Ныне являющийся частью Российской государственной библиотеки, ранее – Библиотеки имени Ленина.

См. Также Архитектура ; Барокко ; Екатерина II (Россия) ; Градостроительство ; Москва ; Neoclassicism ; Петр I (Россия) .

БИБЛИОГРАФИЯ

Брамфилд, Уильям Крафт. История русской архитектуры. Кембридж, Великобритания, 1993.

Крафт, Джеймс. Петровская революция в русской архитектуре. Чикаго и Лондон, 1988 год.

Гамильтон, Джордж Херд. Искусство и архитектура России. 3-е изд. Нью-Йорк, 1983.

Джек Коллманн

Без названия

Новгородские строители в конце XIII века стремились переосмыслить традиционный церковный дизайн как структурно, с помощью новых устройств, так и с точки зрения его общего художественного эффекта.В этом процессе они обратились к романской архитектуре, из которой они заимствовали определенные структурные и композиционные особенности, не нарушая традиционный новгородский дизайн в целом. Прочные экономические и культурные связи Новгорода с городами Прибалтики и Северной Европы сделали естественным то, что новгородские мастера переняли некоторые элементы романского стиля, тем более что в самом городе в течение некоторого времени находились две церкви, построенные иностранными купцами на их торговых площадях. : Немецкая церковь Святого Петра и так называемая Варяжская церковь.
С другой стороны, несомненно, что новгородская архитектура, в свою очередь, повлияла на архитектуру стран Балтии. У ряда церквей XV и XVI веков в Таллинне есть такие же трилистники на фронтонах, что и в новгородских церквях XIII века. Интересное сходство наблюдается и в декоративном использовании кирпича. Эти факторы показывают определенную культурную близость между странами Балтии и Новгородом и показывают, насколько широко распространялось влияние Новгорода.
Одним из важнейших нововведений новгородской архитектуры конца 13 века стала новая техника возведения стен. Традиционная система чередования рядов камня и кирпича, установленных в смеси. ‘ известь и щебень продолжали использоваться, за некоторыми незначительными исключениями, до начала 13 века. Этот прием можно найти в старых кварталах St Parasceve на рыночной площади и в Рождестве Богородицы. Святой Николай в Липно построен по большей части из грубо обработанного волховского камня, установленного в смеси извести и песка.Это правда, что стены содержат кирпич в новом. продолговатой формы, но от старой системы чередования рядов кирпича и камня отказались. Колонны и арки в Свято-Николаевском своде сложены из очень большого удлиненного кирпича. Каменная кладка должна была стать характерной чертой новгородской архитектуры XI – XV веков. Он встречается не только во всех церквях Новгорода и его окрестностей, но и во всех укрепленных сооружениях того периода, как, например, старые участки стены цитадели, раскопанная стена 1335 года вокруг Рыночной стороны, цитадель 1387 года. в Порхове и других постройках, возведенных новгородскими мастерами.
Использование блоков разного размера из грубо обработанного известняка с щебнем, а иногда и кирпичом придало стенам чрезвычайно неровную поверхность. Этот тип кладки передавал весь облик здания, которому не хватало геометрической точности линий и формы, что придавало новгородской архитектуре этого периода особую скульптурную пластичность.
В течение последней четверти XIV века важные изменения, произошедшие в русских землях после разгрома князем Дмитрием Донским монголов во главе с Мамаем в Куликовской битве (1380 г.), начали сказываться в Новгороде.Эта великая победа ознаменовала стремительный политический подъем Московского государства. В своей борьбе за независимость новгородские бояре следовали политике, которая перестала быть прогрессивной и теперь препятствовала созданию национального русского государства. Этим во многом объясняется консервативный характер новгородской архитектуры конца XIV века, которая все больше обращалась к образцам прошлого. Новгородская архитектура стала отмечена тесной приверженностью ранним, священным композиционным формам.
В начале 15 века новгородские зодчие продолжали экспериментировать с разными видами внешнего орнамента. Двумя прекрасными образцами их работ являются церковь Святых Петра и Павла в Кожевниках, теперь восстановленная в своем первоначальном виде, и церковь Святого Лазаря, известная нам только по старинной гравюре. Самым популярным типом церкви в середине 15 века была очень маленькая церковь, которая, тем не менее, продолжала сохранять традиционные композиционные особенности. Примеры тому – церковь Двенадцати апостолов на бездне (1455 г.) и церковь Святого Симеона в Зверинском монастыре (1468 г.).
За последние двадцать лет до потери Новгородом независимости довольно широкое распространение получило сознательное подражание старинным постройкам XII века.
В 1455 году на старых фундаментах 1198–1202 годов была перестроена церковь Ильи в Славно, также в стиле типичной новгородской однокупольной церкви конца XII века, а в 1465 году церковь Убеждения Фомы на озере. Возведено Мячино, снова копируя старые формы. Это интересное явление можно понять, только если рассматривать его в контексте определенных тенденций в общественной жизни Новгорода, которые нашли отражение и в других сферах искусства и литературы.Внезапный всплеск интереса к знаменитой битве 1169 года между новгородцами и суздальцами, которую можно найти в литературе и иконописи, вместе с возрождением более старых архитектурных стилей – все это свидетельствует об отчаянной борьбе, которую ведут эти политические деятели. группы новгородских бояр, которые верили в непобедимость Новгорода из его прошлого. Эти группы не осознавали, что их историческая роль подошла к концу.
Наряду с многочисленными церквями XIV и XV веков в Новгороде также есть несколько общественных зданий того же периода.Особый интерес представляет Грановитая палата, как впоследствии ее стали называть. Это великолепное здание было построено по заказу Евфимия, архиепископа Новгородского с 1429 по 1458 год и одного из самых яростных противников Москвы. Он использовал все имеющиеся в его распоряжении средства для восстановления утраченного авторитета Новгорода и разжигания местного патриотизма в борьбе с Москвой. В рамках своей кампании он приказал построить несколько великолепных новых зданий во дворце архиепископа в новгородской цитадели. До этого времени большинство дворцовых построек были деревянными.В 1442 году Евфимий построил каменное здание с жилыми помещениями, кухнями и помещениями для слуг, а в 1439 году – каменное строение для хранения зерна. Эти роскошные дополнения превратили дворец архиепископа в самый впечатляющий ансамбль.
Взятие Новгорода Иваном III и официальная отмена его независимости в январе 1478 года не ознаменовали окончательного поражения новгородских бояр. Репрессивные меры, предпринятые Великим князем Московским, чтобы стереть все следы новгородской независимости, продолжались до конца века.В 1484 году Иван подверг пыткам и сослал в Центральную Россию тридцать самых влиятельных боярских семей, а их владения были конфискованы великим князем. Спустя четыре года были применены еще более жесткие меры. В 1488 г. более тысячи новгородских бояр и их дворы были высланы в разные края. Вторая Софийская летопись фактически оценивает количество депортированных в семь тысяч человек. Их конфискованные имения были переданы купцам и боярам из Московии. Серьезный удар был нанесен новгородской церкви в 1499 году, когда все церковные и монастырские земли были конфискованы и переданы московским семьям, которые удерживали их в обмен на службу великому князю Московскому.Верно, что в тот же период под командованием Москвы были начаты два крупных фортификационных проекта. В 1484 году Иван III приказал начать строительство новых каменных стен вокруг цитадели на старых основаниях. Это было завершено в 1490 году. Двенадцать лет спустя внешняя линия обороны города была полностью реконструирована. Новые деревянные стены были построены вдоль земляных валов, окружающих город, а ветхие каменные башни на валах были заменены новыми деревянными.
Только в 1510 году строительство было возобновлено частными лицами и корпорациями, практика, которая стала особенно распространенной в 1520-х годах.
В 1529 году сын Ивана Сыркова Дмитрий возвел церковь святого Прокопия рядом с храмом Мироносиц. Хотя новый храм, очевидно, тоже был творением новгородских мастеров, он уже демонстрирует определенную уступку вкусам москвичей. Как и Церковь Мироносиц, в ней есть подвал и нижнее строение. Согласно новгородской традиции, снаружи нет ничего, что указывало бы на разные этажи. Однако прямое влияние московской архитектуры можно увидеть в овальных фронтонах на центральных частях внешних стен, в арках аналогичной формы на невысоком строении, примыкающем к западной стене кубовидного основного корпуса церкви, и украшение барабана купола.Еще одним признаком московского влияния является возвращение к трем апсидам вместо одной апсиды, обычно встречающейся в новгородской архитектуре. Несмотря на эти особенности, церковь в целом прочно укоренилась в местных традициях, особенно в том, что касается двускатной крыши с остроконечными фронтонами и ее общей композиции.
Только в зданиях, которые были построены по прямому заказу Великого князя Московского или его чиновников, мы находим «московский стиль» преобладающим. Наглядный пример – Преображенский собор, возведенный в 1515 году в Хутынском монастыре по приказу сына Ивана III Василия III.Это большое впечатляющее здание с пятью куполами и шестью опорами было одним из множества копий, появившихся по всей России Московского Успенского собора по проекту итальянского архитектора Фиораванти. Тем не менее, хотя он воспроизводит общие черты московского прототипа, отдельные его детали сильно отличаются.
Новгородская архитектурная школа как таковая перестала существовать в XVII веке и стала частью русской архитектуры. Здания конца 17 века, такие как церковь Святого Николая (1681 г.) и церковь Святого Иоанна Богослова (1698 г.) в Вяжищенском монастыре, Знаменский собор (1682 г.) и Покровская церковь. в цитадели, как и немногочисленные постройки начала XVIII века, не содержат каких-либо черт, характерных для новгородской архитектуры.В течение последнего десятилетия 17 века было построено значительное количество гражданских зданий: каменный комплекс резиденции военного губернатора в южном углу цитадели, восстановление башни Кукуи, реконструкция башни Богородицы и возведение храма. Каменный торговый центр на рыночной стороне города. Все это добавило в архитектуру города очень ярко выраженных русских черт.

Искусство и архитектура России






Из икон и луковичных куполов супрематизму и сталинскому барокко, русское искусство и архитектура многим кажется для России – довольно непонятное множество экзотических форм и чуждых чувств.Без любое ощущение богатых традиций русской культуры, понимание страны огромное художественное богатство превращается в игру исторического анекдота – «церковь, где такой-то укрылся от того, как его зовут “- или бессмысленный набор эстетических фенечки – «Мне больше всего нравятся синие купола». На самом деле русское искусство и архитектура не так сложно понять, как думают многие, и даже немного зная немного о том, почему они выглядят именно так и что они значат, воплощает в жизнь культуру и личность всей страны.

Иконки

Традиция иконописи была унаследованный русскими от Византии, где начался как ответвление мозаики и фресковые традиции ранних византийских церквей. В VIII и IX вв. иконоборческая полемика в Православной церкви поставила под сомнение религиозность изображения были законной практикой или кощунственным идолопоклонством. Хотя использование изображений не был запрещен, это побудило к глубокому пониманию разницы между искусством предназначен для изображения действительности и искусства, предназначенного для духовного созерцания.Эта разница Это одна из причин того, что художественный стиль иконок может казаться столь неизменным. Определенный виды баланса и гармонии стали отражением божественности, и как таковые они предлагали тщательное воспроизведение и тонкую изысканность, а не поразительную новизну. Хотя эта философия привела к сравнительно медленной эволюции стиля, икона живопись значительно развивалась на протяжении веков. В частности, в XIV веке иконопись на Руси обрела гораздо большую степень субъективности и личностного выражение.Самой заметной фигурой в этом изменении стал Андрей Рублев, чьи работы могут быть просмотрено как в Третьяковской галерее в Москве, так и в Русском музее в Санкт-Петербурге.

В отличие от живописной традиции, которой стали придерживаться жители Запада. русская иконная традиция не имеет отношения к изображению физического пространство или внешний вид. Иконы – это изображения, предназначенные для помощи в созерцательной молитве, и в этом чувство, что они больше озабочены передачей медитативной гармонии, чем планированием реалистичная сцена.Вместо того, чтобы оценивать размер фигуры на значке, оценивая его искажение уровень, посмотрите, как расположены и уравновешены линии, составляющие фигуру, как они перемещают ваш взгляд. Если у вас возникло ощущение, что цифры немного преследует, это хорошо. Они были нарисованы не для того, чтобы очаровывать, а для того, чтобы вдохновлять самоанализ. Если вы чувствуете, что должны стоять и ценить каждую икону, которую видите, вам не понравится ни одно из них.Вместо этого попробуйте потратить немного больше времени на один или два, не рассматривая каждую деталь, а просто наслаждаясь несколькими моментами размышлений как ваш глаз идет своим чередом.

Лучшие коллекции иконок можно найти в Третьяковская галерея и Русский музей, хотя, конечно, во многих русских церквях есть сохранили или отреставрировали свои традиционные произведения.

Великий эксперимент

Рост влияния европейской культуры в России в период XVII – XVIII века приблизили русское искусство к знакомым традициям западная живопись.Лишь в конце XIX века следующая большая группа возникли уникальные русские художественные стили, развившиеся в связке с либеральными силы социальной реформы. Это современное движение приняло много разных направлений почти из его зарождение, и описать их все было бы невозможно. Однако даже очень общее знакомство с их общими идеями и интересами делает их работу намного более интересной доступный.

С самого начала современное искусство движение было озабочено отходом от классической традиции и созданием новой вид искусства, тесно связанный с повседневной жизнью российского общества.Это возродился интерес к традиционным формам русского искусства, включая как декоративные народное искусство и, конечно же, иконопись. Из декоративного искусства он получил признание сила абстрактных геометрических узоров – линий, форм и цвета использовались для создавать ритмы и энергетические формы, не обязательно для изображения объектов или реальных пространств. Пересмотр иконописи заставил художников лучше осознать силу квартиры, двухмерная визуальная перспектива.Другими словами, они поняли, что могут лечить холст похож на холст, а не пытается создать впечатление, что это окно в пространство.

С конца девятнадцатого века примерно до 1910 года, движение современного искусства по-прежнему интересовалось традиционными аспектами русского жизнь – религия и деревенская жизнь имели такое же влияние, как и жизнь больших городов. В виде силы социальной реформы стали более тесно связаны с ростом населения промышленные рабочие, художники-авангардисты России все больше обращались к фабрике и бешеный ритм городской жизни для вдохновения.Яркие цвета, упрощенные и четкие угловатые формы и акцент на освободительной энергии современного мира стали основа для новых и все более абстрактных композиций. Кубофутуризм, лучизм и Супрематизм был важнейшим из стилей и школ, возникших в это время. время. Среди их самых выдающихся художников были Казимир Малевич, Владимир Татлин, Михаил Ларионов и Анна Гончарова.

После революции 1917 года русский авангард совершил рывок на службу новому большевистскому режиму.Казалось, это обещало просто перерыв в новый мир и сметание старого, ради чего они работали в искусстве. годы. Они выпускали политические плакаты, организовывали уличные конкурсы и ярмарки, и большинство в частности, выполнил дизайн больших общественных пространств страны к юбилею. празднования революции. Пойманный акцентом нового режима на важности промышленной мощи, они начали привносить в композицию чувство рациональности и технологическая направленность производственных работ и дизайна.Конструктивизм, как называют этот стиль, продолжал развиваться до конца 1920-х годов, когда консерватизм сталинского государства отказался от авангарда в пользу советского реализма. Многие выдающиеся художники более ранние школы играли центральную роль в конструктивизме, особенно Татлин. Другой известные художники конструктивистского движения: Александр Родченко, Варвара. Степанова и Любовь Попова.

Отвергнут сталинским правительством и пренебрегли На западе русский авангард совсем недавно привлек к себе должное внимание.В Русский музей в Санкт-Петербурге обладает лучшей коллекцией произведений искусства.

Архитектура

На протяжении большей части своей истории русский архитектура была преимущественно религиозной. Церкви на протяжении веков были единственными здания должны быть построены из камня, и сегодня это почти единственные здания, которые остались от своего древнего прошлого. Основные элементы русского церковного дизайна сложились справедливо. рано, примерно в одиннадцатом веке.План в целом такой же, как у греческого креста (все четыре руки равны), а стены высокие и относительно без отверстий. С крутым уклоном Крыши (шатровые) и множество куполов покрывают сооружение. Характерный лук купол впервые появился в Новгороде на соборе Святой Софии, в одиннадцатом век. В интерьере главной особенностью является иконостас, алтарная ширма, на которой иконы церкви расположены иерархически.

Центры средневековой церковной архитектуры следовали за смещение господства городов старой России – из Киева в Новгород и Псков, а из конец 15 века, Москва. С созданием единого Российского государства под Иван III, зарубежная архитектура стала появляться в России. Первый экземпляр такого иностранная работа – Большой Успенский собор Москвы, завершенный в 1479 г. архитектор Аритотле Фиораванти.Собор на самом деле представляет собой замечательный синтез традиционные русские архитектурные стили, хотя его классические пропорции отмечают его как произведение итальянского Возрождения. Русская традиция пережила непродолжительный период возобновившееся влияние при Иване IV (Грозном), во время правления которого легендарный собор Василия Блаженного. Однако в целом цари начали объединяться. все больше и больше с европейскими архитектурными стилями. Прекрасным примером этого сдвига был Питер Великий, спроектировавший св.-Петербург в соответствии с преобладающим европейским дизайном. Его преемники продолжили эту модель, наняв итальянского архитектора Растрелли для создания Зимний дворец в стиле рококо и Смольный собор. При Екатерине Великой был установлен рококо. кроме неоклассицизма, завершающего полностью европейскую топографию Санкт-Петербурга.

В девятнадцатом веке новый интерес к возникли традиционные русские формы. Как и связанное с ним движение в изобразительном искусстве, это возрождение старых стилей участвовало в создании авангардного движения в начало двадцатого века.В течение короткого периода после революции 1917 года авангард Конструктивистское движение получило достаточное влияние на проектирование крупных зданий. Ленина Мавзолей, спроектированный в 1924 году Алексеем Щусевым, – самый примечательный из немногих сохранившихся. Конструктивистские постройки. К концу 1920-х годов авангард оказался отвергнутым. Сталинское все более консервативное государство. Отход от модернизма, сталинские времена Архитектура лучше всего иллюстрируется семью почти неразличимыми “свадебные” небоскребы, возвышающиеся над горизонтом города.

В последние годы распад Советского государства и возобновление интереса к традиционной русской культуре привело к новому пониманию более скромная народная архитектура. Немногочисленные оставшиеся образцы традиционных деревянных архитектура, например, экспонаты в архитектурном музее под открытым небом в Костроме, сегодня являются одними из самых ценных архитектурных памятников России.



Copyright (c) 1996-2005 InterKnowledge Corp.Все права зарезервированный.

15 христианских построек Киевской Руси, которые должен посетить каждый архитектор – RTF

Киевская Русь, основанная в 880 году нашей эры, была средневековым государством, которое объединяло нынешнюю, современную Украину, западную Россию и Беларусь. Киев и Новгород, будучи центром, эта цивилизация была известна своими архитектурными достижениями. Архитектура Киевской Руси является одним из самых ранних русских архитектурных стилей, а методы строительства находились под сильным влиянием греков и византийской архитектуры.

Период Киевской Руси завершился в 15 веке, когда на них в конечном итоге вторглась Монгольская Орда. Эпоха Киевской Руси выдалась своей церковной архитектурой, которая была построена после принятия христианства в 988 году нашей эры и являлась первыми образцами монументальной архитектуры государства.

Реконструированный форт Киевская Русь, Киев, Украина © thinkco.com / kievan

Первоначально киевляне строили свои соборы и другие здания из дерева, но с объединением греческого и византийского стилей были введены новые каменные церкви, из которых церковь X века Десятина была построена первой.

Христианские постройки Киевской Руси отличались характерными луковичными куполами, закомарскими арками русской архитектуры, греческой крестообразной формой западной архитектуры и были украшены фресками и мозаиками, написанными греческими мастерами-художниками.

Вот список из 15 христианских построек Киевской Руси, которые должен посетить каждый архитектор.

1. Софийский собор, Новгород (1045-52)

На западном берегу реки Волхов в России, шедевр христианской архитектуры Киевской Руси, церковь Св.Величественно восседает Софийский собор. Собор был первым каменным сооружением, построенным в свое время и выражающим уникальный стиль местной русской церковной архитектуры.

Собор с его строгими стенами, узкими окнами, 5 куполами демонстрирует славное прошлое Новгорода. Фрески и различные фактуры украшают стены и вносят живописный эффект в интерьеры собора.

Софийский собор в Новгороде © thinkco.com / kievanИнтерьер Софийского собора в Новгороде © asergeev.com / pictures

2. Свято-Николаевский собор, Новгород (1113-1136)

Расположенный в самом центре Великого Новгорода собор Святого Николая был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1992 году. Этот пятиглавый собор XII века является старейшим строением Ярославского двора.

В отличие от Софийского собора, этот собор имеет характерные шлемовые купола византийского архитектурного стиля. Во внутренних стенах собора сохранились оригинальные фрагменты фресок.

Свято-Николаевский собор, Новгород © en.wikipedia.org / wiki

3. Иоанно-Предтеченский собор, Псков (1129–1136)

Старинный Ивановский собор считается одним из лучших христианских построек Киевской Руси, увенчан тремя шлемовыми куполами и построен в стиле минимализма. Круглые окна собора были уникальным дополнением к типичному архитектурному стилю Киевской Руси.

Более поздние пристройки собора изменили его первоначальный вид.Сохранились остатки оригинальных фресок, которыми украшали интерьеры собора.

Собор Иоанна Крестителя, Псков © en.wikipedia.org / wiki

4. Часовня Перина, Новгород (1120-е годы)

Также известная как церковь Рождества Богородицы в Перине, церковь, несмотря на свои размеры, выглядит потрясающе огромной из интерьеров с высокими потолками. Три просторных портала ведут посетителей в интерьеры, украшенные сохранившимися фресками на перемычках окон.

Неукрашенные фасады церкви отражают стиль минимализма, в котором она была построена. Известный крест на куполе церкви включает в себя полумесяц, хотя он не связан с исламской религией и известен как Крест виноградной лозы как интерпретация Евангелия от Иоанна.

Часовня Перына, Новгород © wikipedia.org

5. Спасо-Преображенский собор, Переславль-Залесский (1152-1157)

Одноместный собор с куполом цвета морской волны – одно из самых ранних белокаменных христианских построек Киевской Руси на северо-западе Руси.Эта блестящая известняковая церковь на пышном зеленом фоне отличается строгим декором.

Интерьеры были украшены фресками, которые, однако, не сохранились, оставив церковь с полностью незамысловатым внутренним убранством. В настоящее время собор преобразован в музей Александра Невского.

Спасо-Преображенский собор © wikipedia.org

6. Церковь Кидекша, Кидекша (1152)

Построенная на берегу реки Нерли церковь Бориса и Глеба внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и является частью Белых памятников Владимира и Суздаля.

Построенная из известняка, в средневековье церковь была на месте монастыря. Структура была значительно изменена, в результате чего были утрачены ее оригинальные своды и купола. В интерьерах этой церкви на сводах над алтарем можно увидеть фрески XII века.

Церковь Кидекша, Россия © wikipedia.org

7. Успенский собор, Владимир (1186-1189)

Успенский собор, ныне внесенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, и Белые памятники Владимира и Суздаля, когда-то был материнской церковью средневековой Руси в период XIII – XIV веков.Построенный ранее в 1160-х годах, пять куполов и шесть колонн собора были расширены в 1185–1189 годах, чтобы выразить величие Владимира.

Этот величественный собор с золотыми куполами был крупнейшим христианским сооружением Киевской Руси на протяжении следующих 400 лет с момента постройки. В отличие от многих других церквей Киевской Руси, внешние стены этого собора украшены украшениями. Оригинальные фрески в интерьерах были перекрашены в 14 веке.

Успенский собор, Владимир © wikipedia.org

8. Дмитриевский собор, Владимир (1194-1197)

Расположенный в древнем городе Владимире, Дмитриевский собор является частью Белых памятников Владимира и Суздаля и также входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Построенные из известняка внешние стены разделены на три отсека, из которых средний отсек больше. Мелкая резьба на фасадах – уникальная яркая особенность собора.

Собор св.На Деметрия, кажется, есть множество архитектурных влияний как из восточной, так и из западной частей мира. У входа можно увидеть фрески XII века.

Дмитриевский собор, Владимир © wikipedia.org

9. Церковь Святого Архангела Михаила, Смоленск (1180–1197)

Однокупольный храм – один из трех храмов христианской архитектуры Киевской Руси в Смоленске. Особенностью, которая отличает эту церковь от других, является отсутствие арок Закомар, что является выдающейся архитектурной характеристикой церквей средневекового периода.

На сводах церкви можно увидеть уникальные фрески возрастом 900 лет, которые выражают древнерусский художественный стиль.

Церковь Святого Архангела Михаила, Смоленск © wikipedia.org

10. Церковь Святого Георгия, Старая Ладога (1180-1200)

Одна из старейших церквей в России и принадлежащая к эпохе архитектуры Киевской Руси, эта церковь, как полагают, построена внутри существующей крепости, что объясняет ограниченную площадь в 72 квадратных метра.Интерьеры куполов и стен церкви Святого Георгия украшены фресками, написанными греческими художниками.

Церковь Святого Георгия в Старой Ладоге © wikipedia.org

11. Рождественский собор, Суздаль (1222–1225)

Собор внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и является одним из восьми Белых памятников Владимира и Суздаля. Сооружение является одним из сложнейших памятников русского средневекового зодчества.

Окруженный кольцом земляных стен на берегу реки Каменки, собор построен из белого туфа и украшен известняком.Интерьеры собора состоят из старинного искусства, уникальных икон, отображающих древнерусское искусство. Пять синих куполов собора украшены золотыми звездами, изображающими ночное небо.

Рождественский собор, Суздаль © wikipedia.org

12. Католикон Антониева монастыря, Новгород (1122)

Этот памятник является главным храмом Антониевского монастыря и одним из старейших храмов русской средневековой архитектуры. Эта церковь отличается от типичных церквей Киевской Руси архитектурным стилем.

Первоначально эта церковь была построена из кирпича, в отличие от других старинных церквей, построенных из дерева. Интерьер этой трехглавой церкви хорошо освещен большим количеством окон. Внутри церкви до сих пор можно увидеть небольшие фрагменты оригинальных фресок. Церковь считалась исключительной по сравнению с другими памятниками своего времени.

Католикан Антониева монастыря, Новгород © wikipedia.org

13. Церковь Святых Петра и Павла, Смоленск (1146)

Один из трех древних памятников Смоленска, относящийся к архитектурному стилю Киевской Руси, этот «голый» храм сразу привлекает внимание посетителя.Стены и окна церкви с одношлемным куполом ранее были расписаны, от которых до наших дней сохранились лишь фрагменты этих фресок.

Церковь Святых Петра и Павла, Смоленск © wikipedia.org

14. Золотые ворота, Киев (1100)

Золотые ворота были главными воротами укрепления Киева, столичного центра Киевской Руси в XI веке. После разборки сооружения в средние века ворота были полностью реконструированы в 1982 году. Самой поразительной особенностью этого памятника является церковь над проходом.

Как отрывок из «небесной защиты города», церковь полностью действовала как религиозный памятник. Пол церкви украшен мозаикой, которую также можно увидеть в Софийском соборе. Это можно сказать как одно из великолепных воссозданий христианских построек древней Киевской Руси.

Золотые ворота, Киев © wikipedia.org

15. Спасо-Преображенский монастырь, Муром (1096)

Расположенный на берегу реки Которосль Муромский Спасо-Преображенский монастырь, также известный как Спасо-Преображенский монастырь, был построен как для оборонительных, так и для религиозных целей.В настоящее время монастырь остается архитектурно-художественным музеем.

Спасский собор, бывший когда-то главным собором монастыря, является старейшим сохранившимся зданием Ярославля. Интерьер собора украшен фресками и отражает очарование античного искусства.

Спасо-Преображенский монастырь, Муром © wikipedia.org

Русская средневековая живопись

Святой Богородица Владимирская

Иконы IX / X веков не сохранились. пока найдены в России, но один из лучших примеров последнего средневековая живопись – знаменитая 12 Икона г. Владимирская Богородица г. – дошла до нас во многом нетронутый.Это изысканное панно было привезено в Киев из Константинополя в двенадцатого века, а вскоре после этого перевезен во Владимир, Россияне сразу признали его шедевром и с самого начала его влияние на русскую живопись было значительным. Хотя это бесспорно Константинопольского мастерства, причем самого лучшего качества, и хотя он строго следует строгому составу, установленному православными По традиции, икона не является типично византийской по духу.В отличие к большинству современных византийских картин, Богородица на этом панно настолько же индивидуально, насколько и является символом материнства; в ребенок снова, сохраняя свой святой характер, но все же интимный и ласковый ребенок, а не просто памятник Веры. Икона пропитана с гуманизмом, который редко можно встретить в византийском искусстве. Такой Однако гуманизм был необходим простому, любящему индивидуальность славянину, кто требовал интимной, а не формальной религии, и это заманчиво утверждать, что икона была заказана специально для Киева, и что она намеревались соответствовать русским, а не византийским требованиям.Многие русские художники стремились выразить тот же гуманизм в иконографических фреймворк. Богородица на иконе Благовещения XII века в г. Успенский собор в Москве показывает меру их успеха. Этот значок, возможно, менее красив и, конечно, менее совершенен, чем сдержанная, но нежная Владимира . Это снова менее элегантно и милостивый, но в своем более простом смысле он такой же искренний и трогательный.Черты Девы принадлежат русскому, а не греческому, и это внедрение национального типа теперь признано основополагающим признаком сохранившихся икон Киевской Руси до прихода монголов. (См. Также средневековый христианин Арт.)

Характеристики Иконописи

До недавнего времени ничего не было известно даже в Россия русской иконописи в этот ранний период, но в 1920-е гг. Московские государственные реставрационные мастерские под руководством Игоря Грабаря поручили очистить старые иконы, некоторые из которых были обнаружены только во время революции.Их замечательные достижения в сохранении различных надпечаток, удаленных по порядку раскрыть оригиналы, имеют первостепенное значение для студентов-искусствоведов. Затем было обнаружено и тщательно изучено несколько прекрасных ранних шедевров. изучены, и важные новые выводы относительно истории ранних Русская живопись стала возможной. Профессор Анисимов руководил большей части этой работы. По его мнению, иконы, произведенные в России до монгольское нашествие предназначалось либо для использования в процессии, либо для установки в той части церкви, которая казалась подходящей; в отличие от более поздних они не предназначались для возведения в определенном месте церкви.В виде в результате обе стороны панелей обычно окрашивались и, чтобы предотвратить перекос, рейки закрепляли сверху и снизу, а не вдоль спинки, как на всех иконах после тринадцатого века. Иконки снова изменились по размеру от от довольно маленького до очень большого, тогда как в более позднее время размеры были более постоянным, поскольку комиссии предназначались для заполнения специальных вакансий в иконостас или другое место. Установлены драгоценные и полудрагоценные камни. в границах, а также в нимбах святых; позже границы стали гораздо менее важны и остались незамеченными.Святым были даны индивидуальные лица русского шрифта и, в отличие от византийских икон, каждая была физически узнаваемый, и не только из-за обычного иконографического атрибута. Это движение к портретному искусству является, по мнению Анисимова, по сути русским, как и техника раскраски лица, в результате чего тяжелая лепка лба, бровей орлиный нос привел к запавшей переносице. Глазницы, тоже были сильно вставлены, с поднятыми до упора верхними крышками, так что чтобы дать святым вдохновенное выражение.Фигуры были хорошо сложены и не удлиненной, и драпировка мантий была сделана так, чтобы открывать основная форма их конечностей. Это почти классическая обработка драпировки. позже была унаследована новгородской школой, где получила отличную использовать.

Анисимов выделяет в этих иконах два направления живописи. Первое намеревался соответствовать и даже копировать великие шедевры того времени, такие как Владимирская Богородица.В них художник сосредоточился на линии, и его цвета были приглушены. Во втором живописец позволил себе некоторая степень свободы в цвете и линиях и пыталась выразить врожденная любовь русских к симметрии и ритму. Он применил свои цвета импрессионистически и использовал более яркую палитру, состоящую в основном из красные, киноварь, зелень и белый. Этот стиль, который Анисимов назвал ” национальный “, однако был отнесен к обратной стороне панелей.В отличие от более ранних ученых, Анисимов считает, что монгольское нашествие не , а не остановили художественное развитие России – напротив, Русское искусство сделало большие успехи в XIII веке, развиваясь, если что-нибудь более быстрое, чем это было бы, если бы византийское наставничество остались в силе. Это почти наверняка верно, поскольку в стране национальное сознание обеспокоено, поскольку монгольская оккупация несомненно стимулировали его развитие.Кроме того, поскольку каждый ренессанс должен имеют свои духовные предшественники, мы можем лучше всего объяснить развитие великолепная новгородская школа иконописи таким образом. Однако утверждение Анисимова не остаются в силе, если применяются к художественной продукции страны в целом, поскольку несколько прекрасных произведений, созданных во время монгольской оккупации, были произведены либо в регионах, пользующихся автономией, либо в тех, в которых монголы были неактивны.

Религиозная фреска Фотообои

Меньше примеров датировки настенной росписи от до монгольского нашествия до нас дошли чем иконы. Храм Богородицы десятицентовика, как известно, содержит фреску картины и мозаики, выполненные средневековыми художники в константинопольском стиле. Украшения в Святой Софии были также по сути византийскими, хотя уже заметные различия можно увидеть между картинами там и современным Константинополем. произведения, которые некоторые ученые, в частности Муратов, приписывают местным вкусам.Так, в сохранившихся до наших дней настенных росписях на лестничной клетке в Святой Софии фигуры были представлены фронтально на вертикальном перспектива, и полумесяцы, похожие на сасанидский символ Были включены Лунный Бог. Последние очень напоминали диски, фигура которых в росписях сарматской эпохи в Керчи в Крыму. Такие диски имели появились в византийском искусстве раньше, но были полностью чужды развитому константинопольскому искусству XI века, как было использование вертикальной перспективы.Однако изображенные предметы были более византийскими, поскольку они состояли из тщательно продуманных сцен охоты и включали акробаты, мимы и различные инциденты, взятые из игр, сыгранных в Ипподром. Эти игры занимали важную роль в жизни Византии, и весьма вероятно, что Ярослава водили к ним, когда он был Константинополь. Должно быть, они захватили его воображение, потому что он, кажется, внедрили нечто подобное в Киеве; в любом случае историк Ключевский нашел в русском фольклоре много упоминаний о игры, сыгранные на суде в Киеве по воскресеньям.Следовательно, что более вероятно чем это принц, с его языческим наследием все еще сильным в нем, настаивал на украшении лестницы собора этими светскими сцены?

Мозаики в Софии и в одной или две из меньших киевских церквей определенно были византийской работы, и, насколько известно, ни один россиянин никогда не овладел этой техникой, возможно, потому что это требовало долгих лет ученичества в то время, когда Работы было более чем достаточно, чтобы художники работали.Некоторые художники кажется, однако, пытались имитировать мозаику, в том числе декоратор церкви Кириллова монастыря, расположенного недалеко от Киева. Прежний до Великой Отечественной войны здесь сохранились три фрагмента настенных росписей. которые, по словам Муратова, были написаны в простом фронтальном стиле. обычное явление в мозаиках того времени.

Печерский монастырь в Киеве был снова оформлен в византийской манере, возможно, даже более щедро, чем Санкт-ПетербургСофия. Помимо икон, он светился мраморными облицовками, мозаика и настенная живопись. Его украшения были выполнены за шесть лет закладки его первого камня – факт, который говорит о том, что В Киеве, должно быть, было очень много художников, будь то византийские или византийские. Русский, в ее распоряжении. Это предположение подтверждается тем фактом, что во многих провинциальных церквях также были изысканные настенные росписи. Некоторый, как и в Остре и Старогородке, дожили до последней войны.Они датируется XII веком. Однако большинство из них сильно пострадали или чрезмерно восстановлены, что невозможно судить об их качестве.

Тем не менее, вполне достаточно доказательства того, что религиозная живопись была хорошо известна в России к десятому веку. Пришлось подстраиваться под русский вкус чуть ли не с начало, и к XII веку большая работа была проделана русскими художники, которые вырвались из-под византийского контроля, хотя и следовали Византийская традиция.Эти талантливые, но анонимные старые Мастера наложили на византийский образец русские элементы, подготовив земля тем самым для художников – как Феофан греческий (ок. 1340-1410) и Андрей Рублёв (ок. 1360-1430) – впоследствии производивший в Новгороде лучшие шедевры средневековой русской живописи – см., например, Святая Троица Икона (ок. 1411). Один из их числа, Дионисий (c.1440-1502), был важным предшественником Московского школа живописи, представленная художниками, в том числе Строгановскими братья Прокопий Хирин, Никифор Савин и известный иконописец и художник-монументалист Симон Ушаков (1626-1686).

Работы, отражающие стиль этого искусства. движение можно увидеть в некоторых из старейших церквей и лучших художественные музеи России, в том числе Музей западного и восточного искусства, Киев (также известный как Богдан и Варвара Ханенко Художественный музей), Третьяковская галерея и ГМИИ им. А.С. Пушкина. в Москве – Новгородский музей и Владимиро-Суздальский музей.

70 лучших дворцов и особняков России (фото)

70 великолепных и знаменитых русских дворцов и особняков в фотографиях.Отличная фотогалерея лучших русских дворцов и усадеб.

Царь Алексей Михайлович Коломенское в Москве

Русские дворцы и величественны, и отвратительны. Они великолепны своим богатством, масштабом и роскошью. Они отвратительны, потому что напоминают о жестоком крепостном праве, которое царило в обществе на протяжении сотен лет. В конце концов, одинокий владелец дворца не мог заботиться о таких домах … для этого требовалась армия виртуальных рабов, которые работали день и ночь всю свою жизнь, чтобы одна семья могла жить в роскоши.

Без сомнения, знаменитый русский деревянный дворец, который виден сверху и снизу, – мой любимый русский дворец. Дизайн, мастерство и масштаб не имеют себе равных. В то время как большинство дворцов были построены из кирпича и камня, Деревянный дворец противоречил этой тенденции, но при этом не лишен роскоши и великолепия.

Хотя некоторые из русских дворцов уникальны, большинство из них копируют многие дворцы и усадьбы, построенные по всей Европе. Одно отличие – это влияние азиатского дизайна в архитектуре.

Устройтесь поудобнее и насладитесь великолепием прошлого, помня о великих страданиях, которые претерпели миллионы людей при строительстве и содержании этих домов. К вашему сведению. Я не хочу выделять российских монархов и дворянство как единственную репрессивную систему… угнетение господствовало во всей Европе и в большей части мира. Более того, хотя нам нравится думать, что мы прошли долгий путь со времен крепостного права, капитализм приводит к своей собственной форме экономического рабства.

Екатерининский дворец

Дворец-резиденция королевы Екатерины, известный как Екатерининский дворец, построен в стиле рококо в городе Царское Село, г. Св.Петербург, Россия. Построенный в 1717 году по проекту архитектора Иоганна-Фридриха Браунштейна, дворец изначально служил летним дворцом Екатерины I.

О Екатерининском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1717
  • Кто построил: Екатерина I России
  • Стиль: Архитектура рококо
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: г. Санкт-Петербург.Санкт-Петербург
Петровский дворец

Петровский дворец был построен по проекту известного русского архитектора Матвея Казакова для Екатерины Великой в ​​1775-1782 годах. Дворец оставался королевской резиденцией до 1918 года, а затем стал Военно-воздушной академией имени Жуковского. В конце 20 века дворец был закрыт на реконструкцию, а в 2009 году вновь был открыт мэром Москвы Юрием Лушковым в качестве Дома приемов правительства Москвы.

О Петровском дворце

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 1775-1782
  • Кто построил: Екатерина Великая
  • Стиль: Русский неоклассицизм
  • Что это сейчас? Дом приемов Правительства Москвы
  • Текущий владелец: Город Москва
Стрельна: Путевой дворец императора Петра Великого

Путевой дворец императора Петра Великого был построен в 18 веке.Расположенный в Санкт-Петербурге дворец был резиденцией Петра во время его поездок из Санкт-Петербурга в Кронштадт. В настоящее время здесь находится музей, обслуживаемый Санкт-Петербургом.

О Travel Palace

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1707
  • Кто построил: Император Петр I
  • Стиль:
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: г. Санкт-Петербург.Санкт-Петербург
Приоратский дворец

Приоратский дворец был построен в окрестностях Санкт-Петербурга, на берегу «Черного озера», и изначально рассчитывался на то, чтобы служить всего двадцать лет, однако на несколько лет он стал бывшей резиденцией российских императоров годы. Возведен в 1799 году по проекту архитектора Николая Александровича Львова. Дизайн был специально разработан для приора Мальтийского Ордена, но вместо этого он был подарен Ордену Св. Иоанна Иерусалимского указом Павла I и так и не стал монастырем.

О Приоратском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Император Петр I
  • Стиль: Псевдоготический стиль
  • Что это сейчас? Музей / Открыто для посетителей
  • Текущий собственник: Город Санкт-Петербург
Предъямский замок в Словении

Предъямский замок, построенный в стиле ренессанс в устье пещеры на юге центральной части Словении, был первоначально спроектирован как готический замок Патриархом Аквилеи.Затем замок стал известен как резиденция рыцаря Эразма Луегского, получив оттуда название Люгг. Он был осажден в начале 16 века и попал в руки нескольких семей, прежде чем был перестроен в стиле ренессанс. Замок тогда служил любимой летней резиденцией семьи Кобенцль, а после Второй мировой войны он был приобретен югославскими коммунистическими властями и превращен в музей.

О Предъямском замке

  • Где: Предъяма, Словения
  • Когда: 13 век
  • Кто построил: Патриарх Аквилеи
  • Стиль: Готика / Ренессанс
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: Югославские коммунистические власти
Останкинский дворец

Останкинский дворец, расположенный в Москве, представляет собой бывшую летнюю резиденцию и частный оперный театр семьи Шереметевых.Он был построен Николаем Шереметевым и открыл театр летом 1795 года. Однако Николай был вызван Павлом I в Санкт-Петербург в 1796 году как один из высших государственных деятелей. Большую часть времени ему пришлось жить в Санкт-Петербурге, поэтому его жена, бывшая актриса Прасковья Ковалёва-Жемчугова, взяла под контроль театр, а позже труппу распустили. Сегодня советское правительство заявило права на замок и превратило его в Национальный музей искусства крепостных.

Об Останкинском дворце

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Николай Шереметев
  • Стиль: Стиль Ренессанс
  • Что это сейчас? Национальный музей искусства крепостных
  • Текущий владелец: Советское правительство
Ramon Palace

Ramon Palace, также известный как дворец принцессы Ольденбургской, представляет собой неоготическое здание из красного кирпича, построенное в 1883–1887 годах для герцога Александра Петровича Ольденбургского и его жены принцессы Евгении Максимилиановны Лейхтенбергской.Пара получила замок от дяди принцессы Евгении, царя Александра II в качестве свадебного подарка. Семье Ольденбургов пришлось покинуть замок, поскольку они были вынуждены покинуть страну, чтобы избежать русской революции в начале 20 века. После этого замок пришел в упадок и был закрыт на реставрацию. Он был открыт в 2013 году.

О дворце Рамон

  • Где: Рамонь, Россия
  • Когда: 1883-1887
  • Кто построил: Герцог Ольденбургский Александр Петрович и его жена принцесса Евгения Максимилиановна Лейхтенбергская
  • Стиль: Неоготика
  • Что это сейчас? Памятник культуры России
  • Текущий собственник: Частный собственник
Михайловский дворец

Михайловский дворец в Санкт-Петербурге, Россия – дворец великого князя и прекрасный образец неоклассицизма в стиле ампир.Его планировали построить как резиденцию великого князя Михаила Павловича. Он был младшим сыном императора Павла I. Однако император Павел был свергнут и убит еще до начала строительства Михайловского. Старший брат Михаила вступил на престол императора Павла как Александр I. По указанию Александра I строительство Михайловского дворца было запланировано заново, на этот раз по проекту Карла Росси. Император подарил замок великому князю Михаилу и его новой жене великой княгине Елене Павловне в 1825 году.За годы проживания в замке семья внесла в него несколько модификаций и улучшений. В 1894 году после смерти великой княгини Екатерины Михайловны, дочери великого князя Михаила, дворец перешел в руки другой семьи, герцогов Мекленбург-Стрелицких. Опасаясь, что семья Романовых может приобрести дворец, император Александр III решил выкупить его обратно. Позже Михайловский дворец станет Русским музеем.

О Михайловском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1883-1887
  • Кто построил: Александр I
  • Стиль: Ампир неоклассицизм
  • Что это сейчас? Русский музей
  • Текущий собственник: Город Санкт-Петербург
Ласточкино гнездо

Ласточкино гнездо – это декоративный замок, который является одной из самых популярных туристических достопримечательностей Крыма.Этот замок заменил на месте первоначальную постройку – деревянную избушку русского генерала. Коттедж был передан придворному врачу русскому царю А. К. Тобину. У Тобина коттедж купил барон фон Штиенгель, построивший поместье в неоготическом стиле, которое сохранилось и по сей день. Ласточкино гнездо, построенное на вершине утеса Авроры с видом на море, недалеко от города Гаспра, считалось одним из самых прекрасных замков и дворцов в мире.

О ласточкином гнезде

  • Где: Крым, Украина
  • Когда: 20 век
  • Кто построил: Барон фон Штиенгель
  • Стиль: Неоготика
  • Что это сейчас? Достопримечательности
  • Текущий владелец: Республика Крым
Ласточкино гнездо, также известное как Ласточкино гнездо, Кадриоргский дворец

Петровский дворец в стиле барокко, построенный Петром I для России Екатерины I в Таллинне, Эстония. Кадриоргский дворец был построен в 1718-1725 годах.Когда Петр умер, Екатерина не проявила интереса к имуществу, однако все же время от времени посещала дворец. Затем он стал домом гражданского губернатора эстонской губернии, а после провозглашения независимости Эстонии в 1919 году дворец Кадриорг стал государственной собственностью. Сегодня здесь находится Кадриоргский художественный музей, филиал Художественного музея Эстонии.

О Кадриоргском дворце

  • Где: Таллинн, Эстония
  • Когда: 1718-1725
  • Кто построил: Петр Великий для Екатерины I России
  • Стиль: Петровское барокко
  • Что это сейчас? Кадриоргский художественный музей
  • Текущий владелец: Эстонская Республика
Гатчинский дворец

Большой Гатчинский дворец – одна из любимых резиденций Российской Императорской Семьи.Он был спроектирован Антонио Ринальди для графа Григория Григорьевича Орлова и построен в 1766-1781 годах. Это музей Всемирного наследия ЮНЕСКО, и его парк открыт для публики, поддерживаемый правительством России.

О Гатчинском дворце

  • Где: Гатчина, Россия
  • Когда: 1766-1781
  • Кто построил: Граф Григорий Григорьевич Орлов
  • Стиль: Русский классицизм
  • Что это сейчас? Объект всемирного наследия ЮНЕСКО / Музей
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Константиновский дворец

Константиновский дворец, расположенный в Санкт-Петербурге, был основан Петром Великим в 1715 году.Он известен как бывшая резиденция великих князей Дома Романовых и возрожденный памятник русской архитектуры 18 века. Прежде чем стать туристической достопримечательностью, этот дворец был резиденцией президента России Владимира Путина и всегда будет называться «Дворец Путина».

О Константиновском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1715
  • Кто построил: Петр Великий
  • Стиль: Русский классицизм
  • Что это сейчас? Объект всемирного наследия ЮНЕСКО / Музей
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Замок Мариенталь

Замок BIP, ранее известный как Дворец Мариенталь, был бастионом императора Павла, построенным в 1795-1797 годах по проекту архитектора К.Ф. Бренна. Он был внесен в военный регистр крепостей Российской империи, а в 1807-1810 годах в замке была первая русская школа для глухих. После Второй мировой войны замок был заброшен, а затем был отремонтирован правительством России и превращен в гостиницу и ресторан.

О Мариентальском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1795-1797
  • Кто построил: Император Павел
  • Стиль:
  • Что это сейчас? 5-звездочный отель и ресторан
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Большой дворец в Петергофе

Большой дворец в Петергофе был задуман как центральное место в «русском Версале» Петра Великого.Спроектированный Жаном-Батистом Ле Блондом, он был построен между 1714-1721 годами по приказу самого Петра. Этот дворец в стиле барокко внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

О Большом дворце Петергофа

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1714-1721
  • Кто построил: Жан-Батист Ле Блон
  • Стиль: Архитектура барокко
  • Что это сейчас? Объект Всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Усадьба Марьино

Усадьба Марьино – один из выдающихся национальных памятников XIX века, построенный по проекту архитектора К.Гофман в 1811-1820 гг. Это бывшая усадьба князей Барятинских, а теперь роскошный спа-отель, окруженный романтическим парком.

О усадьбе Марьино

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1811-1820
  • Кто построил: архитектор К. Хоффман
  • Стиль: Архитектура барокко
  • Что это сейчас? Роскошный спа-отель
  • Текущий владелец: Неясно
Воронцовский дворец

Воронцовский дворец, также известный как Алупкинский дворец, был построен между 1828 и 1848 годами для русского князя Михаила Семеновича Воронцова в качестве его личной летней резиденции.Он был спроектирован английским архитектором Эдвардом Блором и его помощником Уильямом Хантом в стиле эпохи Возрождения. Дворец является одним из старейших и крупнейших дворцов Крыма и одним из самых популярных туристических мест на южном побережье Крыма.

О Воронцовском дворце

  • Где: Алупка, Крым
  • Когда: 1828-1848
  • Кто построил: Князь Михаил Семенович Воронцов
  • Стиль: Стиль Ренессанс
  • Что это сейчас? Достопримечательности
  • Текущий владелец: Республика Крым
Массандровский дворец

Массандровский дворец – замковая вилла российского императора Александра III.Он был построен в конце 19 века по проекту французского архитектора Этьена Бушара в стиле Людовика XIII по распоряжению сына Михаила Семеновича Воронцова, Семена Михайловича. Когда умер князь Семен Михайлович Воронцов, дворец был куплен Российским Императорским Имущественным Агентством для Александра III России, который поручил своему любимому архитектору Максимилиану Мессмахеру изменить и улучшить усадьбу. Сегодня он открыт для экскурсий, поддерживаемых Республикой Крым.

О Массандровском дворце

  • Где: Массандра, Крым
  • Когда: XIX век
  • Кто построил: Архитектор Этьен Бушар
  • Стиль: Стиль Людовика XIII
  • Что это сейчас? Достопримечательности / Открыта для экскурсий
  • Текущий владелец: Республика Крым
Зимний дворец

Зимний дворец был построен в 1708 году для Петра Великого и его семьи.Этот оригинальный деревянный дом в голландском стиле был реконструирован в течение многих лет, пока в 1735 году архитектор Бартоломео Франческо Растрелли для императрицы Анны не завершил окончательную версию в стиле барокко. Дизайн Растрелли произвел впечатление на преемницу императрицы Анны, великую княгиню Елизавету, дочь Петра Великого. Она поручила Растрелли усовершенствовать и модифицировать замок в стиле елизаветинского барокко. Эта бывшая официальная резиденция российских императоров теперь является частью художественного музея Эрмитаж.

О Зимнем дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1708
  • Кто построил: Петр Великий
  • Стиль: Архитектура барокко / стиль елизаветинского барокко
  • Что это сейчас? Художественный музей Эрмитаж / Открыто для посещения
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Елагинский дворец в Санкт-Петербурге, Россия

Елагинский дворец был спроектирован архитектором Карло Росси для матери Александра, Марии Федоровны.Он был построен в архитектурном стиле Палладио при Екатерине Великой и служил летним королевским дворцом при Александре I. После смерти Марии Федоровны дворец перестал быть резиденцией императорской семьи. Некоторое время он был заброшен, пока Николай II не сдал его в аренду своим премьер-министрам. Елагин дворец был реконструирован в середине 20 века и сегодня в нем находится музей.

О Елагинском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1822
  • Кто построил: Архитектор Карло Росси
  • Стиль: Палладианский стиль
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Деревянный дворец царя Алексея Михайловича в Москве Деревянный дворец царя Алексея Михайловича в Москве Деревянный дворец царя Алексея Михайловича в Москве

Деревянный дворец царя Алексея Михайловича был построен в 1667 году без использования каких-либо крепежных материалов, гвоздей и крючков.Дворец разделен на две части: мужскую и женскую. В мужской части находятся парадные покои царя и его сыновей, в женской части – царские покои и дочери царя. Этот дворец был перестроен после смерти Алексея Михайловича. В течение 18 века он постепенно приходил в упадок, и во время правления Екатерины Великой императрица приказала его снести, однако он уже находится в разрушенном виде. Двумя веками позже российское правительство заказало его реконструкцию и превратили в музей.

О деревянном дворце царя Алексея Михайловича

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 1667
  • Кто построил: Царь Алексей Михайлович
  • Стиль:
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Деревянный дворец на Измайловском вернисаже (Измайлово) в Москве.

Кремль в переводе с русского буквально означает «крепость» или «цитадель».Однако Измайловский кремль строился не как оборонительная крепость, а как культурно-развлекательный комплекс. Этот комплекс был завершен в 2007 году и включает в себя копию летнего деревянного дворца царя Алексея Михайловича вместе с другими памятниками русской архитектуры XVIII века. В Измайловском кремле находится множество музеев, открытых для посещения.

Об Измайловском

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 2007
  • Кто это построил: Неясно
  • Стиль:
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Зимний дворец царей

Зимний дворец был построен в 1708 году для Петра Великого и его семьи.Этот оригинальный деревянный дом в голландском стиле был реконструирован в течение многих лет, пока в 1735 году архитектор Бартоломео Франческо Растрелли для императрицы Анны не завершил окончательную версию в стиле барокко. Дизайн Растрелли произвел впечатление на преемницу императрицы Анны, великую княгиню Елизавету, дочь Петра Великого. Она поручила Растрелли усовершенствовать и модифицировать замок в стиле елизаветинского барокко. Эта бывшая официальная резиденция российских императоров теперь является частью художественного музея Эрмитаж.

О Зимнем дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1708
  • Кто построил: Петр Великий
  • Стиль: Архитектура барокко / стиль елизаветинского барокко
  • Что это сейчас? Художественный музей Эрмитаж / Открыто для посещения
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Царицынский дворец

Дворцовый музей и парк-заповедник на юге Москвы. Царицынский дворец был основан в 1776 году по указу Екатерины Великой.Этот псевдоготический летний дом Екатерины Великой, построенный по заказу величайшего русского архитектора Василия Баженова, так и не был достроен и оставался нетронутым более 200 лет после смерти императрицы. Он был завершен в 2005-2007 годах после масштабной реконструкции. Сегодня в нем находится музей-заповедник «Царицыно».

О Царицынском дворце

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 1776
  • Кто построил: Екатерина Великая
  • Стиль: Псевдоготический стиль
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: Музей-заповедник «Царицыно»
Кремль

Московский Кремль был построен в 1156 году, но сегодня этого здания больше нет.Самое старое сохранившееся здание Кремля датируется 14 веком и было перестроено итальянскими архитекторами из красного кирпича в следующем столетии. Он неоднократно перестраивался, и в нем представлены различные архитектурные стили, включая византийский, русское барокко и классические стили. Во время правления Советского Союза Московский Кремль служил штаб-квартирой Владимира Ленина и Советского правительства. После распада Советского Союза в 1991 году он стал исполнительным штабом Российской Федерации.Кремль является частью Всемирного наследия ЮНЕСКО.

О Московском Кремле

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 14 век
  • Кто построил: Неизвестный
  • Стиль: Византийский стиль / Архитектура русского барокко / Русский классицизм
  • Что это сейчас? Объект всемирного наследия ЮНЕСКО / Администрация Российской Федерации
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Смольный дворец в г.Петербург. Россия.

Смольный дворец был построен в 1708 году для Петра Великого и его семьи. Этот оригинальный деревянный дом в голландском стиле был реконструирован в течение многих лет, пока в 1735 году архитектор Бартоломео Франческо Растрелли для императрицы Анны не завершил окончательную версию в стиле барокко. Дизайн Растрелли произвел впечатление на преемницу императрицы Анны, великую княгиню Елизавету, дочь Петра Великого. Она поручила Растрелли усовершенствовать и модифицировать замок в стиле елизаветинского барокко.Эта бывшая официальная резиденция российских императоров теперь является частью художественного музея Эрмитаж.

О Смольном дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1708
  • Кто построил: Петр Великий
  • Стиль: Архитектура барокко / стиль елизаветинского барокко
  • Что это сейчас? Художественный музей Эрмитаж / Открыто для посещения
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Дом Севастьянова

Дом Севастьянова был построен в 1817 году, однако, когда успешный бизнесмен Николай Севастьянов приобрел замок, он вложил почти все свое состояние в пристройку и украшение дома.Он поручил архитектору А. И. Падучеву совместить мавританский и готический стили, и результатом работы стал потрясающий Дом Севастьянова. Севастьянов владел домом до 1880 года, когда он получил повышение и был вынужден переехать в Санкт-Петербург. Он продал свой дом в казну, а затем его приобрели районный суд, Наркомат труда и профсоюзы. В 2008 году он стал резиденцией президента Российской Федерации в Екатеринбурге до 2010 года, и сейчас назначение и владелец дома все еще неясны.

О доме Севастьянова

  • Где: Екатеринбург, Россия
  • Когда: XIX век
  • Кто построил: Николай Севастьянов
  • Стиль: Готика / мавританская архитектура
  • Что это сейчас? Неясно
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Усадьба русского графаРусский дворецРусский дворецРусский дворецРусский дворецРусский дворец Очень старый дом в Пятигорске, Северный Кавказ, Россия.Петергофский дворец

Большой дворец Петергофа был задуман как центральное место петровского «Русского Версаля». Спроектированный Жаном-Батистом Ле Блондом, он был построен между 1714-1721 годами по приказу самого Петра. Этот дворец в стиле барокко внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

О Большом дворце Петергофа

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1714-1721
  • Кто построил: Жан-Батист Ле Блон
  • Стиль: Архитектура барокко
  • Что это сейчас? Объект Всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Павловский дворецПавловский дворец

Павловский дворец построен по велению Екатерины Великой для ее сына, великого князя Павла и его жены Марии Федоровны.После смерти императрицы Павел унаследовал ее трон и решил превратить Павловск в дворец, подходящий для королевской резиденции. После смерти императора Павла императрица Мария продолжала жить во дворце. Она умерла в 1828 году через две недели после своего 67-летия. Дворец был отдан ее младшему сыну Михаилу, а оттуда его сменил Константин Константинович, который в своем последнем завещании дал понять, что дворец необходимо превратить в семейный музей. Преемники уважали его последнюю волю, и дворец был превращен в музей.

О Павловском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Екатерина Великая
  • Стиль: Палладианская архитектура
  • Что это сейчас? Государственный Русский музей и общественный парк
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Дом Пашкова в Москве

Дом Пашкова, построенный в неоклассическом стиле на холме над западной стеной Московского Кремля, был построен в 1784–1786 годах московским дворянином Петром Пашковым.Считается, что он был разработан Василием Баженовым, его стиль классицизма настолько великолепен, что он стал визитной карточкой Москвы, как только он был завершен. В этом доме размещался Румянцевский музей – первый публичный музей Москвы XIX века. Сегодня он находится на попечении Российской государственной библиотеки.

О доме Пашкова

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 1784-1786
  • Кто построил: Московский дворянин Пашков Петр
  • Стиль: Стиль классицизм
  • Что это сейчас? Офис Российской государственной библиотеки
  • Текущий владелец: Российская государственная библиотека
Средний дворец (Оперный театр) в Царицынском парке, Москва.Россия (1776–1778)

Оперный театр Баженова был построен самим Василием Баженовым в 1776–1778 годах. Одно из трех построек в Царицыно, спроектированных архитектором, Оперный театр был средним, или средним дворцом, заказанным российской императрицей Екатериной II. В настоящее время он является частью парка и музея «Царицыно», находящихся в ведении музея-заповедника «Царицыно».

Об Оперном театре

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 1776-1778
  • Кто построил: Василий Баженов
  • Стиль:
  • Что это сейчас? Парк-музей Царицыно
  • Текущий владелец: Музей-заповедник «Царицыно»
Дворец Кусково в Москве

Построенный в середине 18 века, Кусково был летним загородным домом и имением семьи Шереметевых.Дворец был заказан Петром Борисовичем Шереметевым, сыном Бориса Петровича Шереметева, русского фельдмаршала при Петре I. Эта красавица в неоклассическом стиле была одной из первых больших летних усадеб русской знати, а сегодня она служит домом для Российского государственного музея керамики.

О Кусковском дворце

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Петр Борисович Шереметев
  • Стиль: Неоклассический стиль
  • Что это сейчас? Дом Российского государственного музея керамики
  • Текущий владелец: Российский музей керамики
Дом Союзов в Москве, Россия

Дом Союзов, также известный как Дворец Союзов, был построен русским архитектором Матвеем Казаковым в 1784 и 1787 годах.Московское дворянское собрание, группа, заказавшая Касакова, хотела, чтобы дом служил местом проведения бала для русской знати. Свое название дом получил от Московского совета профсоюзов, когда он был передан им после Октябрьской революции.

О Доме Союзов

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Архитектор Матвей Казаков
  • Стиль:
  • Что это сейчас? Концертный зал
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Массандровский дворец

Массандровский дворец – замковая вилла российского императора Александра III.Он был построен в конце 19 века по проекту французского архитектора Этьена Бушара в стиле Людовика XIII по распоряжению сына Михаила Семеновича Воронцова, Семена Михайловича. Когда умер князь Семен Михайлович Воронцов, дворец был куплен Российским Императорским Имущественным Агентством для Александра III России, который поручил своему любимому архитектору Максимилиану Мессмахеру изменить и улучшить усадьбу. Сегодня он открыт для экскурсий, поддерживаемых Республикой Крым.

О Массандровском дворце

  • Где: Массандра, Крым
  • Когда: XIX век
  • Кто построил: Архитектор Этьен Бушар
  • Стиль: Стиль Людовика XIII
  • Что это сейчас? Достопримечательности / Открыта для экскурсий
  • Текущий владелец: Республика Крым
Останкинский дворец в Москве

Останкинский дворец, расположенный в Москве, представляет собой бывшую летнюю резиденцию и частный оперный театр семьи Шереметевых.Он был построен Николаем Шереметевым и открыл театр летом 1795 года. Однако Николай был вызван Павлом I в Санкт-Петербург в 1796 году как один из высших государственных деятелей. Большую часть времени ему пришлось жить в Санкт-Петербурге, поэтому его жена, бывшая актриса Прасковья Ковалёва-Жемчугова, взяла под контроль театр, а позже труппу распустили. Сегодня советское правительство заявило права на замок и превратило его в Национальный музей искусства крепостных.

Об Останкинском дворце

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Николай Шереметев
  • Стиль: Стиль Ренессанс
  • Что это сейчас? Национальный музей искусства крепостных
  • Текущий владелец: Советское правительство
Ораниенбаум

Расположен на берегу Финского залива к западу от острова Св.В Петербурге Ораниенбаум – это русская королевская резиденция, построенная в 18 веке. Александр Данилович Меньшиков, правая рука Петра Великого, поручил тем же архитекторам, которые построили его официальную резиденцию, Большой Меншиковский дворец, архитекторам Джованни Мария Фонтана и Готфрид Шедель, построить Ораниенбаум. Меншиков умер в ссылке вскоре после смерти Петра. Владение перешло к Великому князю Петру Федоровичу, наследнику императрицы Елизаветы, в качестве его летней резиденции.В это время Бартоломео Франческо Растрелли реконструировал Ораниенбаум в стиле барокко.

Об Ораниенбауме

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Меньшиков Александр Данилович
  • Стиль: Архитектура барокко
  • Что это сейчас? Исторический центр города Ломоносова / объект всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Текущий собственник: г. Ломоносов
Old Road Palace Петра Великого

Петровский дворец путешественников был спроектирован в стиле русской готики по проекту архитектора Матвея Казакова.Казаков построил его в конце 18 века для императрицы Екатерины Великой, чтобы она служила ее императорской резиденцией во время путешествия из Санкт-Петербурга в Москву. Сегодня дворец переоборудован в роскошную гостиницу под названием Петровский дворец.

О Петровском дворце путешественников

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Архитектор Матвей Казаков
  • Стиль: Русский неоготический стиль
  • Что это сейчас? Гостиница Петровский Дворец
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Дворец Николая Дурасова под ярким солнечным светом, расположенный в Люблино, Москва, Россия.Дворец построен в начале XIX века.

Дворец Николая Дурасова в Люблино был построен известной семьей Годуновых в 1680-х годах. Дворец был назван по фамилии хозяина, но впоследствии его переименовали в Люблино. Он был реконструирован в 18 веке французским архитектором Жаном-Франсуа Неффоржем, однако, когда имение перешло в собственность Николая Дурасова, в 19 веке оно было снова перестроено и полностью перестроено в его собственный дворец.

О дворце Николая Дурасова

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: XIX век
  • Кто построил: Николай Дурасов
  • Стиль:
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: Неясно
Усадьба Кусково

Построенное в середине 18 века, Кусково было летним загородным домом и имением семьи Шереметевых.Дворец был заказан Петром Борисовичем Шереметевым, сыном Бориса Петровича Шереметева, русского фельдмаршала при Петре I. Эта красавица в неоклассическом стиле была одной из первых больших летних усадеб русской знати, а сегодня она служит домом для Российского государственного музея керамики.

О усадьбе Кусково

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Петр Борисович Шереметев
  • Стиль: Неоклассический стиль
  • Что это сейчас? Дом Российского государственного музея керамики
  • Текущий владелец: Российский музей керамики
Михайловский замок

Михайловский дворец в Санкт-Петербурге, Россия – великий княжеский дворец и прекрасный образец неоклассицизма в стиле ампир.Его планировали построить как резиденцию великого князя Михаила Павловича. Он был младшим сыном императора Павла I. Однако император Павел был свергнут и убит еще до начала строительства Михайловского. Старший брат Михаила вступил на престол императора Павла как Александр I. По указанию Александра I строительство Михайловского дворца было запланировано заново, на этот раз по проекту Карла Росси. Император подарил замок великому князю Михаилу и его новой жене великой княгине Елене Павловне в 1825 году.За годы проживания в замке семья внесла в него несколько модификаций и улучшений. В 1894 году после смерти великой княгини Екатерины Михайловны, дочери великого князя Михаила, дворец перешел в руки другой семьи, герцогов Мекленбург-Стрелицких. Опасаясь, что семья Романовых может приобрести дворец, император Александр III решил выкупить его обратно. Позже Михайловский дворец станет Русским музеем.

О Михайловском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1883-1887
  • Кто построил: Александр I
  • Стиль: Ампир неоклассицизм
  • Что это сейчас? Русский музей
  • Текущий собственник: Город Санкт-Петербург
Меншиковский дворецМеншиковский дворец в Санкт-Петербурге

Меншиковский дворец – здание петровского барокко в Санкт-Петербурге, основанное в 1710 году для резиденции генерал-губернатора Санкт-Петербурга Александра Меншикова.Его спроектировали два архитектора: сначала итальянский архитектор Джованни Мария Фонтана, затем немецкий архитектор Готфрид Иоганн Шедель. Сейчас он открыт для публики как филиал Эрмитажа.

О Меншиковском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1710-1727
  • Кто построил: Генерал-губернатор Александр Меньшиков
  • Стиль: Петровское барокко
  • Что это сейчас? Открыт для публики
  • Текущий собственник: Город Санкт-Петербург
Ораниенбаум, Россия

Расположен на берегу Финского залива к западу от г.В Петербурге Ораниенбаум – это русская королевская резиденция, построенная в 18 веке. Александр Данилович Меньшиков, правая рука Петра Великого, поручил тем же архитекторам, которые построили его официальную резиденцию, Большой Меншиковский дворец, архитекторам Джованни Мария Фонтана и Готфрид Шедель, построить Ораниенбаум. Меншиков умер в ссылке вскоре после смерти Петра. Владение перешло к Великому князю Петру Федоровичу, наследнику императрицы Елизаветы, в качестве его летней резиденции.В это время Бартоломео Франческо Растрелли реконструировал Ораниенбаум в стиле барокко.

Об Ораниенбауме

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Меньшиков Александр Данилович
  • Стиль: Архитектура барокко
  • Что это сейчас? Исторический центр города Ломоносова / объект всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Текущий собственник: г. Ломоносов
Китайский дворец

Китайский дворец расположен внутри Ораниенбаума Александра Даниловича Меньшикова в Ломоносове.Это здание было спроектировано и построено Антонио Ринальди между 1762 и 1768 годами по приказу Екатерины Великой. В его оформлении сочетаются архитектура барокко, классицизм и китайские мотивы.

О Китайском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Антонио Ринальди
  • Стиль: Архитектура барокко / Стиль классицизма / Архитектура рококо
  • Что это сейчас? Исторический центр города Ломоносова / объект всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Текущий собственник: г. Ломоносов
Павильон «Катальная горка»

Павильон «Катальная горка» является частью Ораниенбаума Александра Даниловича Меньшикова и был построен по велению Екатерины Великой в ​​18 веке.Здание было великолепно отреставрировано в стиле барокко после того, как оно было повреждено во время Второй мировой войны.

О павильоне «Катальная горка»

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Екатерина Великая
  • Стиль: Архитектура барокко
  • Что это сейчас? Исторический центр города Ломоносова / объект всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Текущий собственник: г. Ломоносов
Ливадийский дворец – царь Николай 2 – Ялтинская область Крым

Ливадийский дворец служил летней резиденцией последнего русского царя Николая II и его семьи в Ливадии, Крым.Он был построен архитектором Ипполито Монигетти в стиле итальянского Возрождения, где проходила Ялтинская конференция, в которой в 1945 году принимали умирающих президента США Франклина Рузвельта и британского премьер-министра Уинстона Черчилля вместе с премьер-министром Иосифом Сталиным. Сегодня дворец служит музеем, но иногда используется как место проведения международных саммитов.

О Ливадийском дворце

  • Где: Ливадия, Крым
  • Когда: XIX век
  • Кто построил: Ипполито Монигетти
  • Стиль: Итальянский стиль Возрождения
  • Что это сейчас? Музей / место проведения международных встреч на высшем уровне
  • Текущий владелец: Республика Крым
Ливадийский дворец (летняя резиденция последнего русского царя Николая II, Крым, Украина).Построен в 1911 году по проекту архитектора Н.П. Дворец Краснов.Кусково

Построенное в середине 18 века, Кусково было летним загородным домом и имением семьи Шереметевых. Дворец был заказан Петром Борисовичем Шереметевым, сыном Бориса Петровича Шереметева, русского фельдмаршала при Петре I. Эта красавица в неоклассическом стиле была одной из первых больших летних усадеб русской знати, а сегодня она служит домом для Российского государственного музея керамики.

О Кусковском дворце

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Петр Борисович Шереметев
  • Стиль: Неоклассический стиль
  • Что это сейчас? Дом Российского государственного музея керамики
  • Текущий владелец: Российский музей керамики
Кушелевка Даша Кадриоргский район в Эстонии

Петровский дворец в стиле барокко, построенный Петром Великим для Екатерины I в России в Таллинне, Эстония, Кадриоргский дворец был построен в 1718-1725 годах.Когда Петр умер, Екатерина не проявила интереса к имуществу, однако все же время от времени посещала дворец. Затем он стал домом гражданского губернатора эстонской губернии, а после провозглашения независимости Эстонии в 1919 году дворец Кадриорг стал государственной собственностью. Сегодня здесь находится Кадриоргский художественный музей, филиал Художественного музея Эстонии.

О Кадриоргском дворце

  • Где: Таллинн, Эстония
  • Когда: 1718-1725
  • Кто построил: Петр Великий для Екатерины I России
  • Стиль: Петровское барокко
  • Что это сейчас? Кадриоргский художественный музей
  • Текущий владелец: Эстонская Республика
Измайлово

Усадьба Измайлово служила Дому Романовых их загородной резиденцией и была построена во времена правления Алексея I.Измайловский двор царя Алексея был деревянным дворцом, построенным на искусственном острове, который служил сердцем усадьбы. Остальные постройки двора построили Константин Тон и Михаил Быковский в 1839–1859 годах. В настоящее время двор усадьбы работает как свободно доступный музей под открытым небом.

О усадьбе Измайлово

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 17 век
  • Кто построил: Алексей I России
  • Стиль:
  • Что это сейчас? Музей под открытым небом
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Павильон Эрмитаж, ул.Петербург

Павильон “Эрмитаж” в Санкт-Петербурге был построен в Петергофе по указанию Петра Великого. Он был спроектирован и построен Иоганном Браунштейном в 1721 году, чтобы служить неформальной столовой для его ближайших соратников. Строительство было завершено вскоре после смерти Петра. Сегодня Павильон служит музеем.

О Эрмитаже Павильон

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Петр Великий
  • Стиль:
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Особняк Грибоедова в Смоленске

Особняк Грибоедова перешел во владение Семена Грибоедова в конце 17 века.Ранее он принадлежал княжеской семье Буйносовых-Ростовских в 16 веке. Затем собственность перешла к Федору Грибоедову, который провел в усадьбе несколько реконструкций и превратил ее в нынешний особняк в стиле барокко. Сегодня особняк открыт для публики и принадлежит правительству России.

О доме Грибоедова

  • Где: Смоленск, Россия
  • Когда: 17 век
  • Кто построил: Реконструкция Федора Грибоедова
  • Стиль: Архитектура барокко
  • Что это сейчас? Открыт для публики
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Гатчинский дворец

Большой Гатчинский дворец – одна из любимых резиденций Российской Императорской Семьи.Он был спроектирован Антонио Ринальди для графа Григория Григорьевича Орлова и построен в 1766-1781 годах. Это музей Всемирного наследия ЮНЕСКО, и его парк открыт для публики, поддерживаемый правительством России.

О Гатчинском дворце

  • Где: Гатчина, Россия
  • Когда: 1766-1781
  • Кто построил: Граф Григорий Григорьевич Орлов
  • Стиль: Русский классицизм
  • Что это сейчас? Объект всемирного наследия ЮНЕСКО / Музей
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Большой дворец ЦарицыноБольшой дворец Царицыно

Дворцовый музей и парк-заповедник на юге Москвы, Царицынский дворец был основан в 1776 году по указу Екатерины Великой.Этот псевдоготический летний дом Екатерины Великой, построенный по заказу величайшего русского архитектора Василия Баженова, так и не был достроен и оставался нетронутым более 200 лет после смерти императрицы. Он был завершен в 2005-2007 годах после масштабной реконструкции. Сегодня в нем находится музей-заповедник «Царицыно».

О Царицынском дворце

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 1776
  • Кто построил: Екатерина Великая
  • Стиль: Псевдоготический стиль
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: Музей-заповедник «Царицыно»
Большой дворец Петергоф

Большой дворец Петергофа был задуман как центральное место Петровского «Русского Версаля».Спроектированный Жаном-Батистом Ле Блондом, он был построен между 1714-1721 годами по приказу самого Петра. Этот дворец в стиле барокко внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

О Большом дворце Петергофа

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1714-1721
  • Кто построил: Жан-Батист Ле Блон
  • Стиль: Архитектура барокко
  • Что это сейчас? Объект Всемирного наследия ЮНЕСКО
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Горки Ленинские – Последние дни Ленина

Горки Ленинские принадлежали различным московским дворянам с 18 века до тех пор, пока в 1909 году не были приобретены Зинаидой Морозовой, вдовой Саввы Морозова.Зинаида поручила русскому архитектору Федору Шехтелю перестроить усадьбу в неоклассическом стиле, который является нынешней формой собственности. Горки Ленинские были национализированы после того, как советское правительство переехало в Москву в 1918 году. Затем они были преобразованы в дачу Владимира Ленина и жили там до его смерти в 1924 году.

О Горках Ленинских

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: Неизвестно / реконструирован в 20 веке
  • Кто построил: Реконструкция Зинаидой Морозовой
  • Стиль: Неоклассический стиль
  • Что это сейчас? Государственный музей-заповедник
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Усадьба Гончарова

Строительство усадьбы Гончарова было начато в 1780-х годах Александром Загряжским и его женой Екатериной.Имение унаследовала внучка Александра и Екатерины Наталья, которая впоследствии вышла замуж за Николая Афансиевича Гончарова. Имущество тогда носило имя Николая и с тех пор называлось имением Гончаровых, которое последовательно принадлежало семье Гончаровых, пока оно не было конфисковано у них российским государством. В настоящее время на территории усадьбы находится санаторий, а его территория открыта для посещения.

О усадьбе Гончаровых

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Александр Загряжский
  • Стиль:
  • Что это сейчас? Санаторий
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Гатчинский дворец в Гатчине, под Петербургом, Россия.

Большой Гатчинский дворец – одна из любимых резиденций Российской Императорской Семьи. Он был спроектирован Антонио Ринальди для графа Григория Григорьевича Орлова и построен в 1766-1781 годах. Это музей Всемирного наследия ЮНЕСКО, и его парк открыт для публики, поддерживаемый правительством России.

О Гатчинском дворце

  • Где: Гатчина, Россия
  • Когда: 1766-1781
  • Кто построил: Граф Григорий Григорьевич Орлов
  • Стиль: Русский классицизм
  • Что это сейчас? Объект всемирного наследия ЮНЕСКО / Музей
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Усадьба Архангельское

Историческое поместье в Красногорском районе, Архангельский дворец был построен в 18 веке и принадлежал семье Голицыных.Он был спроектирован в неоклассическом стиле Якобом Герном. Сегодня Архангельское – популярная туристическая достопримечательность и место проведения культурных мероприятий, поддерживаемое правительством России.

Об Архангельском дворце

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Семья Голицыных
  • Стиль: Неоклассический стиль
  • Что это сейчас? Достопримечательности / Место проведения культурных мероприятий
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Елагинский дворец

Елагинский дворец был спроектирован архитектором Карло Росси для матери Александра, Марии Федоровны.Он был построен в архитектурном стиле Палладио при Екатерине Великой и служил летним королевским дворцом при Александре I. После смерти Марии Федоровны дворец перестал быть резиденцией императорской семьи. Некоторое время он был заброшен, пока Николай II не сдал его в аренду своим премьер-министрам. Елагин дворец был реконструирован в середине 20 века и сегодня в нем находится музей.

О Елагинском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1822
  • Кто построил: Архитектор Карло Росси
  • Стиль: Палладианский стиль
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Замок Дурбес в Латвии

Поместье Дурбе в неоклассическом стиле находится в Тукумсе, Латвия, мыза Дурбе – одна из самых интересных классических усадеб в Латвии, построенная в 18 веке.Эрнст Карл Филип фон Гротус использовал поместье как свою дачу, а с 1818 по 1838 год поместье принадлежало графу Медему, который построил здесь большие постройки. Затем его сменили несколько дворян, прежде чем его приобрел известный латышский писатель и драматург Райнис. Позже усадьба стала частью экспозиции Тукумского городского музея.

О замке Дурбес

  • Где: Тукумс, Латвия
  • Когда: 18 век
  • Кто это построил: Неясно
  • Стиль: Неоклассический стиль
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: Город Тукумс
Усадьба Дубровицы

Усадьба Дубровицы была построена в 1627 году, однако дом был построен внуком князя Бориса Голицына Сергеем Алексеевичем между 1750 и 1753 годами.Он принадлежал по очереди дворянским родам Морозовых, Голицыных, Потемкиных и Дмитриевых-Мамоновых. Усадьба известна своей церковью Знамения Пресвятой Богородицы, построенной в стиле европейского барокко, что является редким зрелищем в истории архитектуры России.

О усадьбе Дубровицы

  • Где: Подольск, Россия
  • Когда: 17 век
  • Кто это построил: Неясно
  • Стиль: Стиль европейского барокко
  • Что это сейчас? Церковь – открыта для публики
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Екатерининский дворец – Св.Петербург

Дворец-резиденция королевы Екатерины, известный как Екатерининский дворец, построен в стиле рококо в городе Царское Село, Санкт-Петербург, Россия. Построенный в 1717 году по проекту архитектора Иоганна-Фридриха Браунштейна, дворец изначально служил летним дворцом Екатерины I.

О Екатерининском дворце

  • Где: Санкт-Петербург, Россия
  • Когда: 1717
  • Кто построил: Екатерина I России
  • Стиль: Архитектура рококо
  • Что это сейчас? Музей
  • Текущий владелец: г. Санкт-Петербург.Санкт-Петербург
Особняк Арсения Морозова

Расположенный в Москве, Россия, Дом Арсения Морозова вдохновлен знаменитым Национальным дворцом Пена в португальском городе Синтра. Он был построен в 1895-1899 годах в результате сочетания испано-мавританской средневековой архитектуры и мануэлинского стиля архитектором Виктором Мазыриным для Арсения Абрамовича Морозова. Сегодня он служит Домом приемов Правительства Российской Федерации.

Об особняке Арсения Морозова

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 1895-1899
  • Кто построил: Арсений Абрамович Морозов
  • Стиль: Испано-мавританская архитектура / мануэлинский стиль
  • Что это сейчас? Дом приемов Правительства РФ
  • Текущий владелец: Правительство РФ
АрхангельскоеАрхангельское

Историческое поместье в Красногорском районе, Архангельский дворец был построен в 18 веке и принадлежал семье Голицыных.Он был спроектирован в неоклассическом стиле Якобом Герном. Сегодня Архангельское – популярная туристическая достопримечательность и место проведения культурных мероприятий, поддерживаемое правительством России.

Об Архангельском дворце

  • Где: Москва, Россия
  • Когда: 18 век
  • Кто построил: Семья Голицыных
  • Стиль: Неоклассический стиль
  • Что это сейчас? Достопримечательности / Место проведения культурных мероприятий
  • Текущий владелец: Правительство РФ
Александр III Массандра

Массандровский дворец – замковая вилла российского императора Александра III.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.