Архитектура россии 16 века: Русская архитектура 16 века [России]

Содержание

Русская архитектура 16 века [России]

Каменные храмы

Пятиглавые соборы

В больших городах и крупнейших монастырях России иногда стро­ились огромные пятиглавые соборы по образцу Успенского собора Московского Кремля. Примером может служить Смоленский собор Новодевичьего монастыря, построенный в 1525 г. по распоряжению Василия III. Такие же каменные великаны возводились и при Ива­не Грозном (Успенский собор Троице-Сергиева монастыря, Софий­ский собор в Вологде).

Собор Соловецкого монастыря

Неповторимой кра­сотой и своеобразием конструкции отличается собор Соловецкого монастыря на Белом море (1566). Его огромный четверик увенчан высоким пятиглавием. В боковых частях размещены приделы во имя почитаемых святых. При этом своды и главы опираются всего лишь на два монументальных столба. Заказчиком собора был соло­вецкий игумен Филипп — широко одарённый церковный деятель, впоследствии митрополит.

Четырёхстолпные храмы

Однако гораздо чаще встречались более скромные по разме­рам храмы с четырьмя внутренними столбами и одной или тремя главами. Переход от основного четверика к барабану центрального купола у этих храмов обычно выполнялся в виде нескольких яру­сов полукруглых кокошников. До наших дней сохранились многие образцы этого типа — собор Рождественского монастыря в Москве, собор Спасского монастыря в Ярославле и др.

Бесстолпные церкви

Ещё один распространённый в России XVI века тип каменных храмов — небольшие бесстолпные церкви с одной главой. Их заказ­чиками обычно выступали жители одной улицы или разбогатевшие купцы. В Москве примером такого типа может служить церковь За­чатия Анны.

Шатровые хра­мы

Среди построек России XVI века особняком стоят шатровые хра­мы. Все они строились как памятники какому-то важному собы­тию. Так, например, прекрасная церковь Вознесения в селе Коло­менском (1532) была поставлена по приказу Василия III в честь рождения долгожданного наследника. А знаменитый собор Василия Блаженного (Покрова на Рву) (1561) служил памятником победы над Казанью. Его центральный объём, увенчанный шатром, окру­жён восемью стройными приделами в виде башен. Посвящения пре­столов храма связаны с памятными датами казанского похода. Тре­тий шедевр шатровой архитектуры — Преображенская церковь села Остров близ Москвы. Её заказчиком был сам царь Иван Грозный, имевший здесь одну из своих загородных резиденций.

Развитие архитектуры городов

Москва

При Иване IV Москва — столица Русского государства — разрасталась. Мощные стены с бойницами для пушек и пищалей и множество башен окружало Москву.

Кремль

Продолжалось строительство на территории Московского Кре­мля. Он поражал иностранцев белизной соборов, золотом куполов, цветными фресками храмов, росписью царских палат.

При Иване IV внутри Кремля была создана Оружейная палата. Царь очень гордился ею. Там хранилось: дорогое оружие; золотая и серебряная посуда; царские одежды, шитые жемчугом и украшенные драгоценными камня­ми; царские регалии.

Церковь Вознесения

В честь рождения сына Ивана, будущего первого русского царя, его отец — великий князь Василий III — повелел построить в селе Коломенском под Москвой церковь Вознесения. Она ознаменовала появление нового направления в архитек­туре — шатрового стиля. При взгляде на неё кажется, что видишь ги­гантский шатёр.

Знаменитый французский композитор XIX в. Г. Берлиоз писал: «Ничто меня так не поразило, как памятник древнерус­ского зодчества в селе Коломенском. Многое я видел, многим любовался, но древнее время в России, которое оставило свой памятник в этом селе, было для меня чудом из чудес. Я видел Страсбургский собор, который стро­ился веками, я стоял вблизи Миланского собо­ра, но, кроме налепленных украшений, я ниче­го не нашёл. А тут передо мной предстала красота целого. Во мне все дрогнуло. Это была таинственная тишина. Гармония красоты за­конченных форм. Я видел какой-то новый вид архитектуры. Я видел стремление ввысь, и я долго стоял ошеломлённый».

Храм Василия Блаженного

В честь взятия русскими войсками Казани царь повелел в Москве на Красной площади построить храм Покрова. Он более известен как храм Василия Блаженного, потому что у его стен был погребён известный в те времена в Москве Василий по прозвищу Блаженный. Храм построен в шатровом стиле. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Белокамен­ная стена

Столица разрасталась. Потребовались новые городские укрепления. Белокамен­ная стена, возведённая под руководством русского зодчего Фёдора Коня, опоясала город. Эта новая территория получила название Белый город.

Монастырские укрепления

За столицей шло кольцо мона­стырских укреплений. В Симоновом мо­настыре в Москве до сих пор сохранилась башня «Дуло», что была создана в конце XVI в.

Другие города

Фёдор Конь выстроил стены Смоленского кремля — «ожерелья земли русской». Был обнесён каменными стенами Троице-Сергиев монастырь. В 60-х гг. XVI в. Иван IV повелел основать Тихвинский монастырь.

Устройство дворцов

см. Царский дворец#Помещения дворца

Картинки (фото, рисунки)

Вопросы к этой статье:
  • Почему в XVI в. исчезают многие местные школы архитектуры?

  • Как связаны политиче­ская история XVI в. и развитие архитектуры?

  • Докажите, что для архи­тектуры XVI век был эпохой расцвета.

  • Назовите выдающиеся архитектурные сооружения XVI в.

  • Какие новые здания появились в Москве при Ива­не IV, с чем это было связано?

  • В каком архитектурном стиле постро­ены здания при Ива­не IV?

  • Каковы характерные черты шатрового стиля?

  • Почему Москву называли «бело­каменной» и «златоглавой»?

Русская архитектура первой трети XVII века

Актуальность темы диссертации.
Изучение архитектуры 1610 – 1630-х гг. принципиально важно для уяснения источников художественного своеобразия зодчества XVII столетия. На этот период приходится начальный этап развития русской архитектуры XVII века, когда было определено ее отношение к наследию зодчества конца XVI века и выработан круг художественных предпочтений, подготовивших почву для восприятия и быстрого усвоения принципов построения художественной формы, радикально изменивших образность архитектуры к середине века.
Предмет и объект исследования
Для правильного представления о средневековом искусстве важно изучение, наряду с формально-стилистическим, символического аспекта архитектурных произведений, что особенно актуально при рассмотрении зодчества позднего средневековья, когда символика христианского искусства приобретает более конкретный дифференцированный характер, что заметно уже на примерах произведений середины XVI в. Поэтому в диссертации уделено значительное внимание изучению общекультурной ситуации, определяющей программы заказа архитектурных произведений, а также их важнейшей – символической стороне, которая несомненно оказывала влияние на последовательность возникновения и на художественный строй памятников зодчества.
Период 1610 – 1630-х гг. не обладает стилистической цельностью. Это динамичное и сложное время, лицо которого определяют, с одной стороны, направление, опирающееся на принципы, сложившиеся к концу XVI века, с другой – работа иностранных архитекторов, связанная с обустройством царской резиденции – московского Кремля и с возведением бастионных укреплений некоторых городов. В ранний период эти две линии почти не соприкасаются и не взаимодействуют, что позволяет рассматривать их как самостоятельные.
Объектом данного исследования избрано направление, апеллирующее к наследию архитектуры конца XVI века. Ряд произведений иностранных мастеров, работавших по преимуществу в московском Кремле, является темой для отдельного исследования и в работе сознательно не рассматривается.
Памятники, ориентированные на возрождение и продолжение принципов предшествующего периода, возникают после Смуты первыми. Развитие этой линии продолжается достаточно долго (более двух десятилетий), а его логика и последовательность позволяет говорить о минимальной зависимости от внешних импульсов и влияний, чему способствует характерная для периода подчеркнутая консервативность. Произведения русских архитекторов 1610 – 1630-х гг., несмотря на сильную зависимость от сложившейся в конце XVI века традиции, обладают стилистической цельностью и рядом характерных особенностей, что позволяет считать их самостоятельным явлением, определившим лицо первого этапа истории русской архитектуры XVII в.
Хронологические границы
Исследуемый период охватывает приблизительно два десятилетия и включает в себя памятники архитектуры, появившиеся с середины 1610-х по середину 1630-х годов.
Нижняя граница рассматриваемого периода относится ко времени завершения войн Смуты, которыми в начале столетия была охвачена значительная часть московского государства. Представляется правильным (принимая некоторую условность использования точных дат в периодизации) начинать отсчет с 1613 г., так как момент избрания, наречения и венчания на царство государя новой династии был принципиально важен для формирования программ заказа архитектурных произведений, в дальнейшем повлиявших на приоритеты в каменном строительстве, а, возможно, отчасти и на формообразование.
Окончание раннего периода истории архитектуры XVII века сложнее связать с конкретной датой. Поэтому в данном случае представляется удачным, совместив хронологический и формально-стилистический подход, считать его верхней границей время сложения ряда новых художественных приемов и архитектурных форм, отождествляемых со зрелым зодчеством этого столетия (время их расцвета тяготеет к середине века), по отношению к которому в литературе иногда употребляют понятие “дивного узорочья”, “нового стиля XVII в.”, “новых особенностей зодчества XVII в.”. Завершение раннего периода связано с появлением двух ключевых памятников зодчества XVII века – Теремного дворца (1635 – 1637) и церкви Троицы в Никитниках (1634 – 1650) – архитектура которых, существенно отличная от произведений начала столетия, оказала значительное влияние на характер зодчества середины века. Следовательно, конец раннего периода приходится приблизительно на середину 1630-х гг.
Окончание раннего периода возможно также связать с некоторыми важными событиями в жизни страны – смертью Филарета Никитича (1633), чье влияние на многие стороны жизни страны было достаточно значительным, и неудачной войной за Смоленск (1632-1634), которая вызвала краткую стагнацию в каменном строительстве и оказала некоторое влияние на приоритеты заказчиков. Однако указанным датам не следует придавать преувеличенного значения, так как изменение в развитии архитектурных форм может быть связано с названными событиями только косвенно. Следует отметить, что произведения, примыкающие к стилистике начала XVII в., продолжают возникать вплоть до 1640-х гг., однако в это время они уже не представляют основного направления развития русского зодчества.
По отношению к изучаемому периоду (начавшемуся в 1613 г.) в работе использованы понятия “архитектура начала XVII века”, “архитектура первой трети XVII века”. В данном случае формальное несовпадение начала календарного столетия имеет минимальное значение, так как очевидно, что своеобразие зодчества XVII в. начинает складываться уже после Смуты. Также представляется удачным определение архитектуры раннего периода как “зодчества времени царствования Михаила Федоровича и патриаршества Филарета Никитича”, которое отражает влияние первых представителей новой династии на направленность программного строительства, активность строительной деятельности и, отчасти, на ее географию. Термин “”годуновская” архитектура” применяется для обозначения всего круга памятников конца XVI века, относящихся к столичному зодчеству или испытавших его влияние.

Историография
Период 1610 – 1630-х гг. не рассматривался историками русской архитектуры как самостоятельное явление. В литературе нет устоявшейся периодизации зодчества начала XVII века, также отсутствует и детальный разбор формально-стилистических особенностей памятников этого периода. Однако среди историков искусства уже достаточно давно бытует мнение о необходимости рассмотрения зодчества начала XVII века в качестве отдельного феномена, что нашло отражение в отдельных публикациях, но до сих пор не вызвало появления обстоятельного исследования.
В ряде учебных пособий и общих трудов по истории русского искусства и архитектуры начало XVII века было выделено в отдельный период. Авторы наиболее обстоятельных описаний раннего периода – А.Г. Чиняков, М.А. Ильин, П.А. Раппопорт; его особенности также были рассмотрены И.Л. Бусевой-Давыдовой в очерке, посвященном архитектуре XVII в. в целом. В трудах общего характера был очерчен круг памятников и даны емкие, во многих своих положениях неоспоримые характеристики особенностей зодчества раннего периода, которые частично восполняют пробел, существующий в историографии между двумя более популярными среди историков архитектуры периодами – концом XVI-го и серединой XVII века; однако они недостаточны для полной характеристики периода. Его хронологические рамки существенно варьируются в зависимости от издания, однако большинство авторов относит переломный для архитектуры XVII века момент к 1630 – 1640-м годам. Зодчество раннего XVII в. характеризуется как консервативное, ориентированное на использование принципов конца XVI в., но при этом обладающее некоторыми признаками, предвещающими появление новой архитектуры. Произведения начала XVII в. часто рассматриваются в свете архитектуры середины столетия.
Специальные исследования, в той или иной мере касающиеся проблематики архитектуры начала XVII в., можно подразделить на два направления соответственно двум популярным среди исследователей темам – программному строительству и эволюции конструктивных приемов.
Наиболее изученной представляется тема программного строительства, что само по себе указывает один из перспективных путей исследования периода: здесь следует отметить статьи Н.Ф. Гуляницкого, посвященные теме увековечения событий Смутного времени в памятниках архитектуры (“мемориальным” храмам) и недавние исследования программного строительства, связанного с почитанием иконы Казанской Богоматери, проведенные Г.А. Павловичем. При изучении программ храмостроительства начала XVII века внимание исследователей в основном уделялось только одной теме – освобождению Китай-города вторым ополчением 22 октября 1612 г. и связанному с ним почитанию иконы Казанской Богоматери.
Единственное в современной литературе доскональное исследование особенностей художественной формы зрелого зодчества XVII века принадлежит С.С. Попадюку. Формирование так называемого “московского бесстолпного храма”, определившего специфику архитектуры середины столетия, было справедливо отнесено этим автором к 1630-м гг. и связано с архитектурой церкви Троицы в Никитниках. Диссертация, статьи и книга С.С. Попадюка содержат много существенных замечаний, в том числе касающихся роли внешних влияний на памятники русского зодчества, и являются, по сути дела, единственным примером обстоятельного и последовательного изучения формально-стилистических особенностей зрелой архитектуры XVII века. Наибольшее внимание автор уделяет памятникам Ярославля; многие памятники начала века он не рассматривает. Кроме того, мы не можем принять представление об имманентном развитии архитектуры, на котором строится логика работ С. С. Попадюка. В частности, представляется спорной схема, предлагаемая автором для объяснения популярности сомкнутого свода в культовом зодчестве XVII века, которая излишне широко охватывает большинство известных московской Руси вариантов бесстолпных храмов, пренебрегая частью индивидуальных особенностей каждого варианта конструкции. Такой подход строится на признании вероятности появления новых конструктивных решений в результате развития эволюционного характера, постепенного “отмирания” одних форм и “вырастания” из них других, что представляется упрощенным, так как не предполагает объективного разностороннего анализа всех обстоятельств возникновения той или иной формы, и, следовательно, не может претендовать на полноту трактовки.
Очень существенный вклад в изучение архитектуры начала XVII в. сделали авторы публикаций отдельных памятников, описывающие результаты реставраций, обмеров, или посвященные анализу их исторического и художественного значения, пересмотру датировок. Статьи Э.Д. Добровольской содержат сделанный с позиций реставратора и историка подробный анализ ранних памятников Ярославля, который не потерял своей актуальности по сей день. Для изучения архитектуры Нижнего Новгорода исключительное значение имеют работы С.Л. Агафонова и Н.Ф. Филатова. Нельзя не отметить роль каталогов, путеводителей и популярных изданий, в которых опубликованы многие данные о памятниках начала XVII в., не попавшие в специальную литературу. Однако ряду построек, среди которых можно назвать и такие значительные произведения, как церковь Покрова в Рубцове, не посвящено ни одной специальной статьи.
Большое значение имеют краеведческие издания и публикации текстовых источников, осуществленные в XIX – начале XX века, содержащие много информации, важной для реконструкции смыслового контекста строительства, а также и общей картины строительной активности в ранний период.
Итак, архитектуре начала XVII в. не было посвящено специального исследования. Группировка памятников раннего периода в трудах обзорного характера страдает некоторой неопределенностью, и требует уточнения не только вследствие недостаточной изученности периода в целом, но также из-за изменения некоторых датировок в свете публикации данных новых исследований. Произведения раннего зодчества XVII в. не были рассмотрены как группа, обладающая стилистическим единством, и представляющая первый этап развития зодчества XVII в. после Смутного времени; хотя круг таких памятников и был намечен в общих чертах, состав входящих в него произведений не уточнен и не обоснован. В области изучения символико-содержательной стороны памятников архитектуры получило развитие исследование только одной из актуальных для начала XVII в. тем – почитания Казанской иконы Богоматери. Последовательность сложения программ заказа, взаимосвязь между разными направлениями программного строительства и соотношение программного строительства с рядом исторических событий не были проанализированы.
Из сказанного очевидно, что накопленная информация по истории архитектуры начального периода XVII века требует систематизации, а в отдельных случаях – уточнения и детального рассмотрения.

Цель и задачи
Цель данного исследования – уяснить суть и направление художественных процессов, определивших характер архитектуры начала XVII века. Для этого представляется необходимым уточнить культурный и идеологический контекст периода, определить последовательность реализации программ заказа и их иерархию, уточнить достоверность известных датировок и расширить круг традиционно связываемых с данным периодом памятников, выявить и проанализировать принципы построения архитектурной формы, характерные для первого периода развития зодчества XVII века, последовавшего после окончания Смутного времени, что позволит провести комплексный анализ зодчества начала XVII века, основанный на совместном изучении символических и художественных особенностей архитектуры.
Помимо этого, в исследовании ставились следующие конкретные задачи:
– реконструировать общую картину строительной активности периода и сделать выводы относительно социальной структуры заказа – т.е., определить, какие ктиторы в преобладают для данного периода, и, следовательно, имеют возможность влиять на художественные предпочтения;
– провести детальное сравнение принципов построения художественной формы архитектуры начала XVII века и конца XVI века.
– выявить новшества, появляющиеся в памятниках изучаемого периода, определить его художественные особенности и место в истории русской архитектуры позднего средневековья.
Материал и метод
В основу данной работы положен формально-стилистический и иконографический анализ сохранившихся памятников в сочетании с изучением исторической ситуации и программ заказа произведений архитектуры.
Для изучения программ строительства и общекультурного контекста периода изучен ряд письменных источников – памятников летописания, писцовых и разрядных книг, актографического материала, а также тексты, связанные с избранием – наречением – венчанием на царство Михаила Федоровича и поставлением Филарета Никитича на патриарший престол. Проведен сравнительный анализ некоторых источников с аналогичными памятниками предшествующего периода (конца XVI в.). В анализе общекультурной ситуации использованы работы историков и культурологов. При изучении программного строительства большую роль сыграли историко-краеведческие публикации XIX-XX вв., содержащие значительный пласт информации об обстоятельствах строительства многих памятников, цитаты из несохранившихся клировых ведомостей и других не дошедших до нас источников, описания разрушенных памятников. При изучении текстов и общекультурной ситуации акцент делается на наиболее раннем периоде.
Важнейшую часть работы составило рассмотрение архитектуры сохранившихся памятников, которые предоставляют наиболее полный и достоверный материал при изучении закономерностей построения архитектурной формы. Для установления аутентичности элементов существующих памятников, а также для уточнения представлений о существующих, но недоступных для осмотра частях построек использовались реставрационные отчеты (как опубликованные, так и хранящиеся в архивах), обмеры, фотофиксации и другие архивные материалы. Кроме того, используются сделанные разными исследователями реконструкции первоначального вида памятников, подвергаемые критическому анализу.
Недошедшие до нашего времени и претерпевшие существенные искажения памятники изучены благодаря имеющемуся графическому и фотоматериалу и по разновременным описаниям. При использовании изобразительного материала и письменных источников обращалось внимание на критический анализ их достоверности. Как правило, изображения не позволяют судить о многих элементах архитектуры, поэтому памятники, известные благодаря графическому материалу, дают материал только для типологических сравнений.
Исследование сосредоточено на рассмотрении памятников каменного церковного зодчества, составляющих для избранного периода абсолютное большинство сохранившихся объектов, позволяющих изучать как закономерности построения художественной формы, так и особенности символического мышления. Акцент делается на первых, наиболее ранних памятниках, в которых формулируется направление развития зодчества, имевшее затем продолжение вплоть до середины столетия.
Итак, в работе использованы данные натурного обследования, реконструкции, графические материалы и описания памятников – для формально-стилистического и типологического анализа. Для изучения общекультурного контекста привлекаются выводы, сделанные специалистами – историками и культурологами, а также анализ текстов источников XVII века и историко-краеведческого материала, опубликованного в конце XVIII – XX веках.
Сочетание нескольких методов исследования и разнотипного материала имеет целью многоплановый комплексный анализ сложного и малоизученного периода, который бы позволил нарисовать возможно более полную и адекватную материалу картину сложения художественных и символических особенностей его архитектуры.

Новизна исследования
Изучаемые памятники ранее не были рассмотрены как единая группа с присущими ей характерными особенностями формально-стилистического и символического характера. В данной работе период 1610-х – 1630-х гг. впервые был представлен как самостоятельное явление в русской архитектуре XVII века. На основе сравнительного анализа текстов сделаны выводы относительно основных направлений государственной политики Романовых, определены наиболее актуальные для данного периода культы святых и чудотворных икон, проанализирована их связь с конкретными историческими событиями. Реконструирована временная последовательность и смысловая иерархия программного строительства. В работе впервые проведено детальное сравнение архитектуры начала XVII века с “годуновским” зодчеством, выявлены особенности, составляющие своеобразие архитектуры времени Михаила Федоровича.
Структура работы
Особенности материала, поставленные цели и задачи определяют структуру диссертации, состоящей из введения, пяти глав и заключения. Каждая глава строится на использовании соответствующего решаемым в ней задачам метода. В первых главах анализируется историко-культурный контекст, программы храмостроительства и социальная структура заказа каменных построек. Две главы полностью посвящены изучению особенностей художественной формы.
Основное содержание и выводы
Во введении обоснована актуальность работы, представлен обзор историографии, определены цели и задачи, материал и метод исследования.

Первая глава. Основные направления политики, идеологии и культуры русского государства в период царствования Михаила Федоровича Романова.
Для того, чтобы создать объективное и целостное представление об изучаемом периоде, которое касалось бы не только стилистической проблематики, но и символико-смысловой стороны архитектурных произведений, представляется необходимым начать с рассмотрения общекультурной ситуации и важнейших исторических событий, которые могли отразиться на формировании программ храмостроительства, а также определить приоритеты, имевшие значение при выборе образцов и повлиявшие на отношение к традиции.
В первой главе проанализированы документы, связанные с избранием, наречением и венчанием на царство Михаила Федоровича Романова и поставлением на патриарший престол его отца Филарета Никитича. Сравнение с чином избрания и венчания на царство первого “избранного” царя Бориса Годунова позволяет определить отношение первых Романовых к “годуновским” образцам. Анализ текстов позволяет проследить, каким образом последовательность действий, разработанная в конце XVI века при участии патриарха Иова, была почти полностью использована Романовыми, преследовавшими цель, во многом идентичную годуновской – основание новой династии, связанной родственными узами с прервавшимся родом “московских Рюриковичей”. С другой стороны, годуновский чин венчания на царство был скорректирован по образцу чина Феодора Иоанновича; таким образом наиболее сложные и значительные нововведения Годунова, намечающие аналогии с коронацией византийских императоров, при первых Романовых были сознательно опущены, будучи заменены последовательной ориентацией на более авторитетный вариант местной московской традиции.
Отношение к фигуре Годунова и к его времени в ранний период неоднозначно. С одной стороны, оно характеризуется острым неприятием со стороны некоторых авторов публицистических сочинений, связанных с кругом Шуйских (лучшим примером таких текстов является “Временник” Ивана Тимофеева), с другой – личная обида Романовых в первые годы не отражается на официальных текстах, в которых проявлена крайняя лояльность к царю Борису Феодоровичу. Подчеркнуто спокойное отношение первых Романовых к Годунову продиктовано политической осторожностью и нежеланием бросить тень на фигуру и статус избранного царя, что могло бы повредить становлению новой династии.
Наиболее актуальные для всех современников царя Михаила Федоровича темы: утверждение Романовых на троне и укрепление православия. Другие существенные вопросы так или иначе подчинены этим двум идеям или связаны с ними.
Действия Романовых последовательны и осторожны; они ищут поддержку в детальном следовании традиции, старательно избегают всего, чего так или иначе коснулась “смута”, часто, особенно в первые годы, апеллируют к авторитету Совета Всей Земли. За первые десятилетия происходит как фактическое, так и символическое утверждение династии Романовых. Важнейшие события, связанные с этой темой: избрание, наречение и венчание на царство Михаила Федоровича, победа над Владиславом, Деулинское перемирие, возвращение Филарета Никитича в Москву и поставление его в патриархи.
Актуализированная Смутой идея укрепления православия и защиты его от сторонних (в первую очередь католических) влияний нашла наиболее полное выражение в церковной политике Филарета Никитича, которую отличает непримиримое отношение к иноверцам и подозрительность к новым толкованиям священных текстов, внимание к деталям обряда в сочетании с более чем слабым пониманием конфессиональных различий. По приказу Филарета печатается большое количество богослужебных книг, при этом изымаются и сжигаются книги, признанные еретическими.
Политика и идеология времени Михаила Федоровича направлена на восстановление государства таким, каким оно было до “московского разорения”, что в равной мере относится как к разрушенным войной постройкам, так и к реставрации государственных устоев. Преодоление “смуты” и “шатости” видится в возвращении прежних, спокойных и благочестивых времен, идеалом которых становится царствование Феодора Иоанновича. Эта ориентация была во многом символической, смысловой. Поэтому, лишь отчасти повлияв на реальную политику, названная тенденция должна была проявить себя в искусстве.
Таким образом, состояние государства и культуры в 1610 – 1630-е гг. характеризовалось, с одной стороны, привнесенными за период Смуты необратимыми изменениями мышления, а с другой – негативным отношением ко всем новшествам, консерватизмом и стремлением власти в буквальном смысле возвратить старый порядок. Этим объясняется необыкновенная актуальность образцов конца XVI века.

Вторая глава. Программы храмостроительства в первые десятилетия царствования Михаила Федоровича. Мемориальные храмы и династическая тема.
Принципиально важные для новой династии и государства темы определили развитие и последовательность осуществления программ храмостроительства.
Изучение политического контекста периода в сочетании с анализом последовательности возникновения символически значимых построек позволило нам пересмотреть часть сложившихся в литературе взглядов, с большей полнотой обрисовать спектр и иерархию важности тем (определяемых почитанием тех или иных святынь и праздников), повлиявших на программное храмостроительство при первых Романовых. Можно назвать несколько направлений развития благочестия новой династии, отразившиеся в
– поддержании культов святынь, традиционно почитаемых московскими правителями,
– развитии новых культов, возникновение которых было определено событиями Смуты (и предшествовавшими им),
– почитании праздников, пришедшихся на важные события Смуты и последующих лет.
Важнейшую линию программного строительства можно назвать репрезентативно-мемориальной, так как, будучи связанной с воспоминаниями о победах над поляками, окончании Смуты и освобождении Москвы, она одновременно определена темой утверждения на троне династии Романовых; идейная основа этой программы исходит от царя и патриарха. Инициатива при смене тем также принадлежит Романовым.
Осмысление событий Смуты начинается с позднейшего из них – победы над королевичем Владиславом в ночь на праздник Покрова 1618 года. Значение победы определяется тем, что это была первая военная удача Романовых, за которой последовало заключение Деулинского перемирия, окончание войн Смуты и возвращение Филарета Никитича из польского плена. Возведение храмов в честь Покрова было инициировано царствующими Романовыми (так как победа имела большое значение для их укрепления на троне) строительством церкви Покрова в их родовой вотчине селе Рубцове, и подхвачено И.Н. Романовым, Ф.И. Мстиславским, Д.М. Пожарским, построившими в 1618-20-х гг. деревянные Покровские храмы в своих вотчинах (соответственно Измайлове, Филях, Медведкове).
Заключение перемирия с Владиславом было отмечено освящением престолов Сергия деревянной церкви в Деулине и придела каменной церкви Покрова в Рубцове. Возвращение Филарета Никитича стало причиной возникновения небольшой, но продуманной очень детально программы освящения благодарственных престолов Саввы Освященного, Елисея, Иустина Философа и Мефодия патриарха цареградского. С освобождением Филарета косвенно связано и начало развития культа Макария Желтоводского (Унженского), к мощам которого Михаил Федорович совершил свое самое длительное паломничество вскоре после приезда отца.
Почитание Казанской иконы Богоматери, впоследствии ставшей символом окончания Смуты и палладиумом династии Романовых, получает оформление несколько позже, чем перечисленные культы. Строительство храмов в честь чудотворной иконы начинается после возведения Казанского собора (и предшествовавших ему деревянных храмов) в Москве, которое, как было доказано А.Л. Беляевым и А.Г. Павловичем, было связано с инициативой царя и патриарха, а не Д.М. Пожарского.
Важный пласт в символической структуре храмовых посвящений времени Михаила Федоровича занимают родовые культы: иконы Знамения, патрональных святых царя и патриарха (Михаила Малеина и Федора Пергийского), а также темы, подчеркивающие родство Романовых с Иваном Грозным и преемственное получение ими престола как сродников московских рюриковичей. Для последнего направления очень большую роль имеет развитие культа царевича Димитрия. Этой, более замкнутой, родовой и семейной, тематике придается большое значение, она становится поводом для строительства каменных храмов и особенного внимания к отдельным городам и монастырям.
Можно легко заметить связь между возвращением Филарета и началом разработки памятных храмостроительных программ; это позволяет предположить значительное участие патриарха в их создании.
Значение замыслов Д.М. Пожарского в сложении мемориального строительства, которое не раз было рассмотрено в литературе, в свете новых исследований представляется несколько преувеличенным. Однако характер символических программ, связанных со строительство воеводы, действительно необычен для своего времени. Два построенных по заказу князя каменных храма – Покрова в Медведкове и Спасо-Преображенский собор в Макарьевского монастыря в Пурехе – отличаются разработанностью программ посвящений и большим количеством престолов (что не очень характерно для начала XVII в.) Большое влияние на сложение программ посвящения храмов Д.М. Пожарского оказала принятая на себя князем роль хранителя святынь ополчения. Это становится частным делом воеводы, и держится его усилиями вплоть до смерти князя, после чего многие начинания (в том числе и монастырь) погибают.

Третья глава. Хронология каменного строительства и типология заказа в первой трети XVII века.
В третьей главе ставится задача собрать воедино и проанализировать все известные сведения о фактах каменного строительства 1610 – 1630-х гг. Это позволяет существенно скорректировать общепринятое мнение о развитии зодчества после Смуты, уточнив круг заказчиков и географию раннего строительства, а также их изменение в течение двух десятилетий.
Основываясь на изучении документов, нам удалось уточнить датировки некоторых построек: придел Мины отнесен к 1616 году, двухшатровая церковь Алексеевского монастыря в Москве – к 1634 г. Круг памятников начала XVII века расширен благодаря включению малоизвестных и несохранившихся построек – таких, как колокольня архиерейского двора в Суздале, трапезная Троицкого монастыря в Астрахани, церковь Саввы Освященного Новоспасского монастыря и др.
Первые небольшие каменные храмы появляются после 1616 года, на который приходится возобновление работы Приказа Каменных дел.
Перерыв в строительстве, вызванный войнами и “разорением” не означал полного прекращения строительства – “живую” архитектурную традицию все же нельзя считать совершенно прерванной войнами. В первые десятилетия наиболее активно идет строительство в монастырях; вероятно, именно монастыри во время Смуты стали приютом для мастеров и сыграли роль хранителей традиции. Наиболее активно отстраиваются Троице-Сергиев и Ярославский Спасо-Преображенский монастыри. Немалую роль для поддержания монастырского каменного строительства после Смуты сыграла инициатива царского семейства, патриарха и частных лиц (Д.М. Пожарского и других).
Под наблюдением Приказа Каменных дел активно разворачивается строительство и починка крепостей и создание новых укрепленных рубежей, для чего привлекается большое количество мастеров по всей России; однако, несмотря на размах этого строительства, оно может дать представление о развитии инженерного искусства, но малозначительно для выводов о развитии художественной формы.
На государственные средства и под надзором приказа каменных дел идет ремонт, восстановление и строительство новых городских соборов. С середины 1620-х гг. нарастает объем репрезентативного строительства новой династии, связанного по преимуществу с Кремлем и работами иностранных мастеров. Число каменных вотчинных храмов невелико, их строительство могут себе позволить только Романовы, их родственники и Д.М. Пожарский.
Построенная в начале 1620-х гг. на средства “гостя” Е.А. Светешникова масштабная каменная приходская церковь Николы Надеина выпадает из стройного соотношения монастырского и государственного строительства. Ее появление объясняется исключительным положением ктитора при дворе, однако на основании этого единственного для 1620-х гг. факта не следует делать выводов о резком возрастании веса купеческого заказа непосредственно после Смуты, так как к 1630-м годам равновесие между царским, вотчинным и купеческим заказом вновь приближается к средней норме XVI века. Настоящий взлет активности купеческого строительства приходится на более поздний период.

Четвертая глава. Архитектура конца 1610-х – середины 1620-х гг.
Возобновление каменного строительства после окончания войн Смуты начинается с возведения нескольких небольших церквей в Москве (придел Мины 1616 г.), Ярославском Спасо-Преображенском (Входоиерусалимская церковь 1617-19 г. и шатровая церковь над Святыми воротами 1621) и Троице-Сергиевом монастырях (церковь Никона 1623 г.). Кроме того, в Горицком монастыре сохранился придел Екатерины и Дмитрия, заложенный в 1611 и освященный в 1620 году. Все церкви пристроены к более древним храмам, две из них (Входа в Иерусалим и Никоновская) возведены на фундаментах более древних построек. Зависимое положение архитектурных объемов, на наш взгляд, могло в ранний период иметь не только практическое (связанное с отсутствием средств и необходимостью восстановления разрушенного), но и символическое значение, освящая новые постройки авторитетом более древних, подчеркивая таким образом “связь времен”.
По перечисленным памятникам 1610 – начала 1620-х гг. можно проследить три направления, продолжающие разные традиции XVI века: московский придел Мины ближе всего по трактовке деталей и используемым композиционным приемам к столичному направлению архитектуры конца XVI в., для ярославских построек характерно упрощение и некоторое огрубление форм, хотя используемые элементы и детали также апеллируют к “годуновским” прототипам. Лучшим памятником раннего периода можно назвать церковь Никона Троице-Сергиева монастыря, которую отличают уравновешенность пропорций и тонкость обработки фасадов. Многие элементы архитектуры церкви тесно связаны с монастырской традицией, и представляют, таким образом, пример смешения приемов “годуновского” зодчества и местной архитектуры, сохранившей элементы “раннемосковской” архитектуры.
Несмотря на небольшое число ранних построек и различия между ними, мы можем отметить ряд черт, характеризующих некоторые общие тенденции 1610 – 1620-х гг.
Их отличает тесная связь с “годуновской” традицией, определяющей типы используемых сводов, композиционные и декоративные приемы. По отношению к ранним памятникам можно предположить вероятность непосредственного продолжения традиции конца XVI века, определенное участием мастеров старой выучки. Однако в первых памятниках начала XVII века представлены по преимуществу направления, бывшие для “годуновской” архитектуры маргинальными; таким образом, ключевые направления зодчества конца XVI века после Смуты были исключены из спектра “живой” традиции, получившей развитие в начале XVII века.
Для памятников 1610-1620-х гг. характерна тенденция к искажению пропорций – тонкие венчающие главки контрастируют с достаточно крупным объемом церкви. Намечается тенденция поперечной ориентации четверика и расширения внутреннего пространства; однако объемы сохраняют высотность, используемые для перекрытия небольших пролетов своды в большинстве случаев отличаются развитой конфигурацией. При сравнении с “годуновскими” образцами можно отметить некоторые нарушения в построении плана и композиции объемов: асимметрию складывающихся в результате перестроек начала XVII в. ансамблей, в приделе Мины – использование прямоугольного алтаря и четырехскатной кровли, асимметричный двухчастный план Входоиерусалимской церкви.
В решении фасадов заметно нарастание декоративности, выражающейся в заполнении плоскостей повторяющимися элементами (особенно ярко это проявляется в ярославской надвратной церкви и церкви Никона), что сочетается с изменением трактовки некоторых деталей, заимствованных у “годуновских” храмов и их расположения. В декорации начинают активнее использоваться мотивы, связанные с доитальянской раннемосковской традицией – килевидные арки, аркатурные пояса на апсидах, бусины, а также такие нерациональные элементы “коврового” заполнения плоскостей, как поставленные на угол квадраты в зеркалах филенок.
Особенности архитектуры этих храмов характеризует ослабление влияния рационального начала, вольный подход к трактовке “годуновских” форм при активном их использовании. В архитектуре ранних памятников уже заметно начинающееся разрушение строгой схемы зодчества конца XVI в.
Из трех направлений, проявивших себя в первых небольших постройках, только одно – ярославское – отразилось в первой масштабной постройке 1620-х гг. – церкви Николы Надеина; стилистически к нему также очень близка архитектура церкви Покрова в Рубцове.
На наш взгляд, в архитектуре этих храмов были сформулированы особенности раннего романовского стиля, который можно связать с первыми десятилетиями царствования Михаила Федоровича, точнее, временем соправительства Михаила и Филарета.
Общие черты двух церквей заметны при самом поверхностном сравнении: это тяжеловесность приземистых объемов, уравновешиваемая широкими воздушными пространствами интерьеров. В пропорциях объемов при рассмотрении извне – контрастное сопоставление крупных четвериков и тонких главок. Выработанная к концу XVI века система ордерного построения фасадов в 1620-е гг. используется схематично; “итальянизирующая” декорация теряет актуальность и не получает дальнейшего развития, сохраняя значение “учебника”, использование которого ограничено минимально необходимым набором элементов.
Для 1620-х гг. характерен консерватизм, отчасти выразившийся в спонтанном развитии приемов конца XVI века (церковь Николы Надеина), отчасти – в намеренной ориентации на “годуновские” прототипы (церковь Покрова в Рубцове).
Архитектура церкви Николы Надеина демонстрирует ослабление рационального начала в композиции храмового ансамбля. Более свободное построение позволяет присоединение колокольни, которая начинает играть роль дополнительного композиционного центра, “притягивающего” к себе второстепенные элементы ансамбля. При этом расположение придела у северо-восточного прясла подчинено “годуновским” принципам; тяготение асимметричного ансамбля к северному фасаду также не противоречит традиции конца XVI в.
Строительство церкви Покрова в Рубцове по образцу Троицкого храма в Хорошеве отразилось в симметричном (и более рациональном) построении ансамбля, использовании крещатого свода со ступенчатыми распалубками и “горки кокошников”.
Таким образом, традиция конца XVI в., будучи одновременно непосредственным предшественником и сознательно избранным прототипом ранних романовских храмов, все же постепенно отходит на второй план. Архитектура 1620-х годов, используя “годуновское” наследие, не развивает его достижений, а напротив, отказывается от многих из них, и вырабатывает собственные предпочтения.

Пятая глава. Особенности архитектуры конца 1620-х – первой половины 1630-х годов.
Начиная с конца 1620-х гг. число построек становится больше, их типы разнообразнее, а функциональная типология приближается к соотношениям, известным в конце XVI в. Расширяется круг центров, которые могут себе позволить новое каменное строительство: в их число теперь входит Нижний Новгород, Углич, Покровский Авраамиев монастырь, Пурецкая волость. Памятники конца 1620 – первой половины 1630-х рассмотрены нами в соответствии с их типологией, к этому времени представлена достаточно полно (четырехстолпные, двустолпные, шатровые, бесстолпные храмы).
Известен один четырехстолпный (собор Нижегородского Печерского монастыря) и два двустолпных храма (соборы Покровского Авраамиева и Макарьевского в Пурехе монастырей). Следует отметить, что внешние формы храмов следуют наиболее распространенному типу – все они трехапсидные и пятиглавые, причем в Спасо-Преображенском соборе Макарьевского монастыря для создания пятиглавия используются декоративные барабаны. Дальнейшее развитие получает такой известный нам в начале 1620-х гг. по церкви Николы Надеина мотив, как дополнительные коробовые сводики в основании малых глав – они хорошо известны в XVI в., но в начале XVII – го этот элемент приобретает гипертрофированный вид – отрезки коробовых сводов становятся очень длинными, уменьшая диаметр глав.
На 1630-е годы приходится последний значительный этап развития шатрового зодчества, связанный с традиционным вариантом конструкции (два последних памятника которого приходятся на середину 1640-х годов, но связаны с деятельностью старых мастеров, работавших в 1630-е годы). Как и в XVI веке, шатровые завершения в этот период получают церкви разных типов – городской собор Архангела Михаила в Нижнем Новгороде, собор Алексеевского монастыря в Москве, вотчинный княжеский храм Покрова в Медведкове, Успенская (“Дивная”) трапезная церковь Алексеевского монастыря в Угличе, больничная (новый тип каменных зданий в монастырях) церковь Зосимы и Савватия Троице-Сергиева монастыря. Лучшие, наиболее яркие и впечатляющие образцы зодчества 1630-х годов связаны именно с шатровыми храмами.
Как правило, в литературе особенностью шатровых храмов начала XVII века считалось отделение шатра от внутреннего пространства (наоса) церкви -что рассматривать их как предтечу декоративных шатровых композиций “узорочной” архитектуры середины XVII в. Однако более внимательное изучение памятников показывает близость шатров начала XVII века к традиционной конструкции. Кроме того, церкви при трапезных могли иметь изолированный шатер и в XVI веке (в качестве примера может служить Благовещенская церковь Троицкого Лютикова монастыря), а известные нам в 1620-1630-е гг. храмы с отделенным от шатра интерьером принадлежат именно к этой типологии.
На наш взгляд, показательная тенденция развития архитектурных форм, которая могла оказать определенное влияние на последующий период, заключается не в изоляции шатров от интерьера, а в умножении подобных (в данном случае шатровых) форм в одном храме, в более дотошном и прямолинейном прочтении годуновской идеи единства ансамбля, приведшем к возникновению трехшатровых композиций.
Для большинства памятников характерно стремление сделать пропорции шатров как можно более вытянутыми, ради чего в церкви Покрова в Медведкове был применен ранее неизвестный прием – ступенчато повышающиеся арочки в основании восьмерика.
Число бесстолпных храмов, строящихся в конце 1620-х – начале 1630-х годов, велико по отношению к церквям других распространенных в XVI веке типов, но их еще нельзя назвать преобладающими в каменном строительстве. Интересно отметить многофункциональность бесстолпных храмов в начале XVII века – они строятся в качестве монастырского и городского соборов (церковь Смоленской Богоматери Федоровского монастыря за Никитскими воротами и Казанский собор на Красной площади), монастырской трапезной церкви (церкви Введения и Сретения Троицкого монастыря в Астрахани) и приходских церквей (Вознесения “Малого” на Никитской, Всех Святых на Кулишках, Спиридония на Спиридоновке).
В 1630-е годы происходит формирование нового типа бесстолпного храма, отличительная черта которого – использование сомкнутого четырехлоткового свода для перекрытия главного храма. На основании имеющихся данных можно предположить, что в этот период они получают повсеместное распространение, достаточно быстро вытесняя другие варианты перекрытий бесстолпных храмов. Этот процесс еще не может быть полностью описан из-за неточности многих данных и плохой сохранности памятников, однако очевидно, что начиная с 1620-х годов имеет место тенденция к упрощению сводов в приделах (церкви Покрова в Рубцове), которая могла распространиться на конструкцию центральных объемов.
Быстрое распространение сомкнутых сводов, на наш взгляд, говорит о программной ориентации на новый тип перекрытия, хотя понять ее причины и указать на конкретный образец пока не представляется возможным. В этом отношении интересен пример использования сомкнутого свода в таком необычном, объединяющем несомненные новации и традицию, памятнике, как церковь Троицы в Никитниках. Композиция ее ансамбля с колокольней на северо-западном углу галереи, применение сомкнутого свода, квадратный четверик с полукруглой апсидой роднят этот храм с Казанским собором и церковью Всех Святых, что уже было отмечено в литературе. Также интересны отмеченные выше аналогии декора окон церкви на Кулишках и Теремного дворца; дворцовый собор Спаса на Сенях был перекрыт сомкнутым сводом, что также может быть связано с распространением данной конструкции.
В конце 1620-х – первой половине 1630-х гг. получают развитие два типа композиции храмового ансамбля (симметричного двухпридельного и асимметричного, включающего колокольню, которая становится дополнительным композиционным центром), представленные церквями Николы Надеина и Покрова в Рубцове. Свободная композиция дополнительных объемов приобретает все большую популярность, таким образом происходит отказ от рациональных принципов, известных по архитектуре конца XVI в.
Продолжением тенденций, замеченных нами еще в первых памятниках, появляющихся после Смутного времени, является усиление декоративной насыщенности фасадов. Декорация, основанная на использовании “итальянизмов”, все более отходит на второй план, уступая место принципу декоративного (приближающегося к “ковровому”) заполнения плоскостей повторяющимися элементами. В 1630-е гг. элементы заполнения становятся значительно разнообразнее и сложнее, что особенно хорошо заметно по сравнению с лаконичными фасадами построек 1620-х гг. Следует отметить активное включение поливной керамики в декорацию фасадов, и большую, чем в предшествующие периоды, популярность ложных глав. Все используемые мотивы имеют прототипы в архитектуре XVI в., восстанавливаются многие приемы “годуновской” архитектуры, забытые в 1610-20-е гг., такие как вертикальные филенки на стенах и пилястрах четверика.

В Заключении обобщены выводы, сделанные по ходу исследования.
Период, начинающийся с середины 1610-х гг. и заканчивающийся в середине 1630-х гг., следует рассматривать как самостоятельное и значительное явление в истории русской архитектуры XVII века. Ему несомненно присуща внутренняя целостность, определяемая особенностями символического мышления и принципами построения художественной формы.
Приоритет в определении смысловых и общекультурных предпочтений в это время принадлежит представителям новой династии Романовых. Ведущая роль принадлежит отцу царя Михаила Федоровича патриарху Филарету.
В первые десятилетия царствования Романовы уделяют большое внимание формированию собственной идеологии, по-своему расставляя смысловые акценты на известных событиях конца XVI – начала XVII вв. При этом для создания новой символической программы используются старые образцы, заимствуемые (подчас буквально цитируемые) по примерам последних десятилетий XVI в.
Пафос 1610-1630-х гг. – восстановление преемственности между двумя эпохами, призванное “загладить” результаты потрясений Смутного времени, что определило свойственную периоду консервативность и актуальность повторения к образцов конца XVI в.
Однако их использование избирательно; оно основано на осторожном отборе “чистых” элементов традиции, не затронутых “смутой” и идеей самозванчества. Романовы проявляют одновременно подчеркнутую терпимость к законным предшественникам (в том числе Б. Годунову) и крайнюю мнительность по отношению ко всем “излишне смелым” идеям. Таким образом возникает дотошная компиляция наиболее нейтральных, усредненных элементов традиции. Это отразилось в официальных документах, чинопоследовании, программах храмостроительства и в целом – в художественных предпочтениях периода.
Подобную картину мы наблюдаем и на памятниках архитектуры, использующих принципы построения художественной формы и мотивы “годуновского” зодчества в их усредненном варианте.
Отношение зодчества рассматриваемого периода к архитектуре конца XVI века двойственно:
1) с одной стороны, налицо спонтанное продолжение жизни многих приемов, непосредственная преемственность между двумя периодами, заметная по характеру обработки деталей. В строительстве 1610-х – 1620-х гг., несомненно, принимали участие старые мастера XVI века и их ученики, что определило “выживание” традиции. Однако оно было не более чем частичным, так как произведения, возникающие после Смуты, по характеру исполнения деталей далеки от столичного зодчества XVI века, непосредственная преемственность с которым в начале XVII века была утрачена. Следует признать, что после Смуты выжившими оказались, вероятнее всего, представители провинциальных артелей и местных центров.
2) в то же время для изучаемого периода характерна программная ориентация на воспроизведение образцов конца XVI века. Так как для подражания избираются столичные (и наиболее качественные) памятники, результатом их использования становится актуализация некоторых важных композиционных приемов и декоративных мотивов, таких, как двухпридельный симметричный план, “горка кокошников” в завершении четверика и др.
После Смуты теряет актуальность важнейший элемент архитектуры конца XVI века – итальянизирующая (ордерная в своей основе) декорация, заметно ослабевает значение рационального симметричного построения композиции. Однако в архитектуре начала XVII века окончательно утвердился “азбучный” набор ордерных элементов декорации фасада, который затем повсеместно использовался в течение почти всего столетия.
Для начала XVII века характерно количественное преобладание храмовых ансамблей с асимметричным “свободным” построением, изменение трактовки симметричного двухпридельного ансамбля, приводящее к появлению трехшатровой композиции, распространение сомкнутого свода, актуализация декоративного заполнения фасадов повторяющимися простыми элементами, увеличение роли декоративной керамики.
Итак, в архитектуре рассматриваемого периода (середина 1610-х – середина 1630-х гг.) были существенно пересмотрены художественные принципы, сложившиеся в русском зодчестве к концу XVI века. Возникший в результате этого пересмотра ряд формально-стилистических особенностей был воспринят зрелым зодчеством XVII века качестве “азбучного” набора приемов построения архитектурной формы.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1. Придел Мины церкви Зачатия Анны в Углу в Китай-городе // Архив архитектуры. В.IX. М., 1997. С. 188-210.
2. Победа над королевичем Владиславом 1 октября 1618 г. и мемориальное храмостроительство 1620-х гг. // Сакральная топография средневекового города. Т. 1. М., 1998. С. 100-108.
3. Церковь Покрова в Рубцове. Реминисценции годуновской архитектуры в раннем зодчестве времени царя Михаила Федоровича // Федорово-Давыдовские чтения’99. Сб. статей по материалам конференции. В печати. (0,5 п.л.)

древнерусская архитектура, барокко, рококо, классицизм, авангард.

Эльдар Рязанов в картине «Ирония судьбы, или С легким паром!» несколько преувеличил то, насколько российские улицы похожи друг на друга. Однако здания одних и тех же архитектурных направлений есть во многих российских городах. «Культура.РФ» составила краткий путеводитель по основным стилям, которые можно увидеть практически в любом городе нашей страны.

Древнерусская крестово-купольная архитектура

Софийский собор, Великий Новгород. Фотография: Зазелина Марина / фотобанк «Лори»

Храм Покрова на Нерли, Владимир. Фотография: Яков Филимонов / фотобанк «Лори»

Гражданских памятников XI–XVII веков сохранилось крайне мало, однако церкви этого периода можно увидеть в городах старше 400 лет. Как правило, это прямоугольные здания, стены которых ориентированы по сторонам света. Венчают церкви купола, количество которых может варьироваться, наиболее часто встречаются одно-, пяти-, девяти- и тринадцатиглавые храмы. Например, Софийский собор в Великом Новгороде — пятикупольный, а храм Покрова на Нерли венчает один купол. Но сколько бы ни было у храма куполов, всегда есть один главный: он приподнят на специальном основании — барабане.


Древнерусская шатровая архитектура

Церковь Вознесения, Коломенское. Фотография: panoramio.com

Шатровая колокольня, Кижи. Фотография: streamphoto.ru

В XVI веке на смену куполам пришло чисто русское изобретение, не имеющее аналогов в церковной архитектуре других стран: шатер — завершение храма в виде многогранной пирамиды, а не купола. Вероятно, появление шатрового зодчества связано с техническими сложностями: многие церкви на Руси строили из дерева, а сделать купол из этого материала непросто. Позже эта архитектурная особенность распространилась и на каменное строительство. Чтобы представить себе шатровый храм, достаточно вспомнить церковь Вознесения в Коломенском и шатровую колокольню в Кижах.


Барокко

Зимний Дворец, Санкт-Петербург. Фотография: Vitas / фотобанк «Лори»

Церковь Знамения, Дубровицы. Фотография: gooper.ru

Этот архитектурный стиль пришел в Россию в самом конце XVII века. Первые постройки появились в Москве, потом барочными зданиями активно застраивался Петербург. Стиль барокко определить просто: его главные особенности — сложные формы и обилие украшений. Собственно, сам термин «барокко» в переводе с итальянского означает «причудливый, странный». Среди примеров — Зимний дворец в Петербурге и церковь Знамения в Дубровицах в Подмосковье.


Рококо

Китайский дворец, Санкт-Петербург. Фотография: Литвяк Игорь / фотобанк «Лори»

Катальная горка, Санкт-Петербург. Фотография: Литвяк Игорь / фотобанк «Лори»

В целом популярный во второй половине XVIII века стиль рококо имеет много общего с барокко. Главные отличия кроются в деталях. Здания в стиле рококо обильно украшены скульптурным декором — вазами и цветочными гирляндами, масками или просто милыми завитками. Подобных построек в России сохранилось немного. К ним относятся Китайский дворец и павильон «Катальная горка» в Ораниенбауме.

Русское рококо


Классицизм

Таврический дворец, Санкт-Петербург. Фотография: Екатерина Овсянникова / фотобанк «Лори»

Большой театр, Москва. Фотография: Геннадий Соловьев / фотобанк «Лори»

Здания в стиле классицизм можно найти во многих российских городах. Это архитектурное направление было распространено в конце XVIII — первой половине XIX века. В классическом стиле строили дворцы и усадьбы, театры и даже склады. Ключевая деталь, по которой можно без труда опознать памятник эпохи классицизма, — это колонна. Точнее, много колонн. Также здания в этом стиле отличаются сдержанностью, симметричностью и лаконичным декором. Таковы, например, Таврический дворец в Петербурге и Большой театр в Москве.

Русский классицизм

Читайте также:

Историзм

Храм Христа Спасителя, Москва. Фотография: strinplus.ru

Усадьба Царицыно, Москва. Фотография: Юрий Губин / фотобанк «Лори»

Постройки в этом архитектурном стиле, появившемся в середине XIX века, наиболее разнообразны. Главная особенность историзма — обращение архитектора к наследию прошлого. Прошлое могло быть, например, византийским — тогда появлялись здания в неорусском стиле, как храм Христа Спасителя. Могло быть готическим — так была возведена усадьба Царицыно в Москве. А могло быть осмыслением наследия эпохи ренессанс — как Московский и Ленинградский вокзалы. Ключевые внешние особенности историзма сформулировать достаточно сложно: постройки этого стиля непохожи. Если вы видите здание, которое «хочет казаться старше, чем есть на самом деле» — вероятно, это памятник историзма.


Модерн

Дом компании «Зингер», Санкт-Петербург. Фотография: spb-guide.ru

Гостиница «Метрополь», Москва. Фотография: liveinmsk.ru

Здания в архитектурном стиле модерн появились в конце XIX — начале XX века. Обилие стекла и железа, использование мозаики и росписи на фасадах, необычные изогнутые линии и асимметрия — все это приметы модерна. Дом компании «Зингер» в Петербурге или гостиница «Метрополь» в Москве — наиболее характерные здания в этом стиле.


Авангард

Дом культуры имени Русакова, Москва. Фотография: Bala-Kate / фотобанк «Лори»

Универмаг Мосторг на Красной Пресне. Фотография: Дмитрий Данилкин / фотобанк «Лори»

В 1920-е в Советском государстве появился такой же революционный, как и новая власть, архитектурный стиль. Простые конструкции и отсутствие декора, стекло и бетон — такими строили авангардные здания. Для архитекторов-авангардистов была важна функциональность постройки, а не ее эстетическая ценность. Неудивительно, что у стиля, помимо сторонников, были и ярые противники, называвшие авангардные здания «бетонными опухолями» на теле Москвы. Так, например, современники оценили мельниковский Дом культуры имени Русакова. Универмаг Мосторг на Красной Пресне — другой известный пример авангарда — встретили спокойнее.


Сталинская неоклассика

Центральный академический театр российской армии, Москва. Фотография: Алёшина Оксана / фотобанк «Лори»

Главное здание МГУ на Воробьевых горах, Москва. Фотография: Денис Ларкин / фотобанк «Лори»

В сталинское время архитекторы стали вновь обращаться к классическому наследию, хотя и в несколько ином смысле. Здания 1930–40-х годов были величественными и помпезными — с колоннами и лепниной, настенными росписями и обилием декора с советской символикой. В моду вновь вошли колонны. Одним из интересных осмыслений стиля классицизм в сталинское время стали Центральный академический театр Российской армии в форме пятиконечной звезды и Главное здание МГУ на Воробьевых горах.


Типовая архитектура хрущевского и брежневского времени

Типовая архитектура времен Хрущева. Фотография: kp.ru

Типовая архитектура времен Брежнева. Бизнес-центр «Смоленский», г. Санкт-Петербург. Фотография: mhi-russia.ru

Вместе с эпохой Сталина закончилась и эпоха «архитектурных излишеств» и монументализма. Одинаковые невыразительные здания по типовым проектам можно встретить как в жилой застройке того времени, так и в общественной архитектуре — такими стали кинотеатры, школы, больницы. В спальном районе любого российского города так называемые хрущевки, скорее всего, будут основой местного пейзажа.

Автор: Лидия Утёмова

Памятники архитектуры 16 века | Памятники всего мира

В 16 веке Москва стала центром русского зодчества. На строительство в Москву собирали лучших мастеров России и приглашают именитых итальянских архитекторов. Памятники архитектуры 16 века – это новые архитектурные стили и направления.Имено в это время стало популярным строительство храмов в шатровом стиле.

Памятники архитектуры 16 века

Первый шатровый храм на Руси – церковь Вознесения под Москвой в селе Коломенском. В 1530-1532 годах она была возведена  в честь рождения царского наследника – Ивана 4 Грозного. Церковь построена из кирпича с декоративными элементами из белого камня. Стоит церковь на берегу Москва-реки и отлично видна со всех сторон. На освящении храма в 1532 году, проведенном митрополитом Даниилом, присутствоваля вся царская семья: князь Василий III, княгиня Елена и маленький Иван.

Самый выдающийся памятник архитектуры 16 века – храм Покрова на Рву (его еще называют храмом Василия Блаженного), возведенный в 1555-1560 годах близ Московского Кремля на Красной (в то время Торговой) площади. Собор был построен в честь взятия Казани войсками Ивана Грозного и символизировал окончательную победу русских над татарами. Авторы проекта – талантливейшие русские зодчие Посник и Барма. Храм сложен из кирпича и белого камня. Архитектура храма довольно сложная, он состоит из девяти разных по высоте церквей. Основная идеяхрама – как Москва собрала вокруг себя объединяет руские земли, так и главный шатер собора объединяет красочное разнообразие восьми куполов.

Но не только в Москве сосредоточены памятники архитектуры 16 века. Астраханский Кремль тоже один из представителей архитектуры того времени. На берегу Волги в 1558 году была основана Астрахань – передовой форпост на юго-востоке России. Необходимость строительства укрепительных сооружений возникла вследствие налетов турецко-татарских войск. Строили Кремль из остатков кирпича разрушеной Золотой орды и белого камня. Кремль построен в виде вытянутого треугольника, каждая стена которого укреплена тремя башнями. На территории Кремля находится Успенский собор, увенчанный пятью золочеными главами. Астраханский кремль – участник многих значимых событий в жизни страны: крестьянской войны 1606 года, восстания крестьян под предводительством Степана Разина. Во время гражданской войны на территории Кремля формировались отряды красноармейцев.

Выдающиеся памятники архитектуры 16 века в наши дни бережно сохраняются и реставрируются.

Архитектура Руси в 16 веке реферат по искусству и культуре

Архитектура Руси в 16 веке Сообщение приготовила ученица 10 «А» класса Жук Ксения Отличие Кремля от европейских столиц. В Европе замок феодала стоял у края городских ворот и явно противостоял городу и его жителям, он был совершенно недоступен горожанам. Собор стоял на одной площади города, ратуша – символ независимости города – на другой. Так закладывалось противоречие: феодал – церковь – горожане. На Руси город и особенно его центральная часть – Кремль объединял в одном комплексе светскую власть (князь), церковь (митрополит, патриарх) и защиту городского населения во время набегов врага. С конца 15 века Москва окончательно становится политическим, религиозным и культурным центром Руси. После падения Константинополя в 1453 году возникает теория –«Москва – Третий Рим, а четвертому не бывать». Город должен был соответствовать новым задачам. При Иване Третьем происходит перестройка Кремля и город украшается величественными соборами. Впервые после Андрея Боголюбского Русь так широко распахнула двери иностранным мастерам, в первую очередь, итальянцам. В Италии в это время уже начал творить Леонардо, были достигнуты выдающиеся успехи в архитектуре. Архангельский собор (1505 – 1508) Архитектор Алевиз Новый. Этот итальянский зодчий возвел весьма внушительное создание, ставшее усыпальницей великих князей. При этом Архангельский собор отличается изяществом и нарядностью. В основе здания – традиционная крестово-купольная система. Но архитектор очень пышно декорировал фасад. Для этого он использовал мотивы ренессансной ордерной архитектуры Венеции. Сложный карниз разделил здание на два этажа. Полукруглые закомары великолепно декорированы венецианскими раковинами. Эта деталь станет необыкновенно популярной в русском зодчестве. В целом, Архангельский собор напоминает итальянские палаццо. Колокольня Ивана Великого (1505 – 1508) Архитектор Бон Фрязин. Между Успенским собором и Архангельским вырос столп храма-колокольни. Первоначально строение достигало 60 метров. Форма фундамента – усеченная пирамида. Кверху ярусы облегчаются, углы их выделены лопатками. Если мысленно отсечь от колокольни золоченый купол, то перед нами предстанет итальянская Кампанелла. Золоченый шлем купол был надстроен в 1600 году. Он украшен позолоченной надписью, превратившейся в замечательную ленту фриза. Колокольня достигла 81 метра и стала самым высоким сооружением Москвы вплоть до петровского времени. Ряд кремлевских сооружений был возведен русскими мастерами самостоятельно. Это построенная псковскими мастерами церковь Расположения и Благовещенский собор. До нас не дошел великокняжеский дворец, но сохранилась величественная Грановитая палата. Возведена в 1487 – 1491 годах архитектором Марко Фрязиным и Пьетро Антонио Солари. Ее название происходит от облицовки фасада граненым камнем – так называемым бриллиантовым рустом. Второй этаж палаты представляет почти квадратный очень просторный зал, крестовые своды которого опираются на стоящий в центре единственный столп. Это уникальный образец русской гражданской архитектуры. В 1485 году началась перестройка стен и башен Кремля. Работы продолжались до 1516 года. Мы видим сегодня Кремль именно таким, каким он был построен при Иване Третьем. Целью перестройки Кремля было создание мощной крепости. Иноземные мастера сумели создать оборонный комплекс в духе русских национальных традиций. Они придерживались плана старой крепости Дмитрия Донского, сохранив башенный силуэт крепости. Стены были завершены зубцами, напоминающими ласточкины хвосты. Внутри стен проходит глухая аркада, расположены площадки для боя. Башни служили целям орудийного боя и отслеживания с высоты врага и обстрела его. Угловые башни имеют круглую или многоугольную форму для широкого обзора и ведения кругового боя. Промежуточные стенные башни – прямоугольные. Проездные три: Спасская, Троицкая и Боровицкая. В те времена Кремль был превращен в остров, перед ним прорыты рвы, имелись навесные мосты.

Архитектура Италии XVI века – это… Что такое Архитектура Италии XVI века?

Архитектура Италии XVI века — период расцвета ренессансной архитектуры.

Самые лучшие произведения возводились в Риме — папской столице, где завершаются идейные поиски и складывается единый общенациональный стиль. Его характерные черты — обобщенный монументальный образ, величественность, гармония, благородная сдержанность и, разумеется — применение античного ордера, но уже более зрело и свободно.

История

Браманте

Сан Сатиро

Донато Браманте (1444—1514) занял главное место среди архитекторов папского Рима. Он родился близ Урбино, первую часть жизни прожил в Милане, учился живописи у Мантеньи, Пьеро делла Франческа, фра Карневале. Как архитектор он развивался под влиянием Лаураны и Леона Баттисты Альберти. В Милане ему пришлось столкнуться с консерватизмом, господством средневековых форм, которые он умело сочетал с новой палитрой итальянского зодчества.

Его первая работа — перестройка начатой еще в IX в. церкви Санта Мария прессо Сан Сатиро в Милане (с 1479 г.). Места для алтарной апсиды из-за застройки улицы не было, и он изобразил на задней стене иллюзорное пространство рельефом и живописью. Фасад не осуществлен, но сохранившийся проект предвосхищает многие дальнейшие решения. Он перестроил маленькую надгробную часовню Сан Сатиро IX в. у северного конца трансепта, превратив ее из крестообразной постройки в круглую.

Санта Мария делле Грацие

В Милане в то же время находился Леонардо да Винчи, градостроительные и архитектурные идеи которого несомненно оказали влияние на развитие Браманте. Вопрос стоял о создании симметричного центральнокупольного здания, в фасадах которого бы отражалось целостное внутреннее помещение. Церковь Санта Мария делле Грацие, крупнейшая постройка Браманте в Милане (1492—1497), имеющая широкий купол с низким барабаном — свидетельство переработки мотив Брунеллески и освоения опыта купольного зодчества. Собор в Павии строился фактически по проекту Браманте (руководил работами в 1488—1492 гг.). Он возвел его до основания купола, организовав большой объем.

Темпьетто

В 1499 году переехал в Рим и участвовал в окончании Палаццо Канчеллерия. В создании двора его роль была определяющей, о чем свидетельствует легкость стиля многоярусности. Первая известная документально постройка Браманте в Риме — храм Темпьетто во дворе монастыря Сан-Пьетро-ин-Монторио (1502 г.). Это идеальное сооружение дорического ордера. Задуманный двор с колоннадой остался неосуществленным. Темпьетто воспринимался современниками как программное произведение новой архитектурной школы.

Юлий II, став папой, сделал Браманте главным архитектором Рима. В 1505 году он начал ряд строительных работ в Ватикане (двор Сан Дамазо закончен после его смерти Рафаэлем). Возводит летнюю резиденцию Бельведер c Большой Экседерой, хотя грандиозный замысел осуществлен лишь частично, а затем искажен постройкой здания Ватиканской библиотеки, которая отсекла верхнюю террасу. Построил палаццо Каприни (Дом Рафаэля), оказавший большое влияние на развитие дворцовой архитектуры: это не суровый флорентийский дворец, а импозантное здание нового типа с огромными окнами-балконами.

Последние годы жизни занимался проектированием и строительством собора св. Петра в Риме. Проект центральнокупольного здания была актуальным. Было начато строительство купольного здания с равноконечным крестом в плане. Его планировалось окружить квадратным перестильным двором. Он не был осуществлен, но заложенные идеи центральнокупольного здания варьировались в работах многих мастеров в различных городах Италии (церковь Санта Мария делла Консолационе в Тоди, начатая Кола да Капрарола в 1508 г.; церковь Сан Бьяджо в Монтепульчано, построенная (с 1518 г.) Антонио да Сангалло Старшим).

Рафаэль

Капелла Киджи

Рафаэль Санти — крупнейший зодчий следующего поколения. Он приехал в Рим в 1508 году. Его первая постройка — церковь Сант Элиджо дельи Орефичи (начата в 1509 г.). В плане представляет греческий крест, с легким сферическим куполом. К церкви Санта Мария дель Пополо он пристроил капеллу Киджи, квадратную в плане с маленькими парусами с уплощенным куполом.

Палаццо Пандольфини

Работал он и над проектированием и строительством собора св. Петра, руководство которым перешло к нему после смерти Браманте в 1514 году. В палаццо Видони-Кафарелли развивал композиционные идеи, намеченные Браманте в палаццо Каприни. В палаццо дель Аквила он разработал новый тип фасада: внизу — просторная ордерная аркада, вверху — целостная плоскость стены, украшенная декором и расчлененная редкими богато обрамленными окнами бельэтажа. Еще один новый тип фасада создан Рафаэлем в палаццо Пандольфини во Флоренции (построен по его проекту посмертно Франческо да Сангалло): сдержанный фасад с богато обрамленными окнами, великолепным карнизом, рустованными углами.

Вилла Мадама

Вилла Мадама свободно применяет опыт античного зодчества (в особенности императорских вилл и терм). Это проект нового типа, для кратких визитов хозяев ради наслаждения природой. Осуществленный фрагмент (часть центрального круглого двора и одно крыло виллы) свидетельствует об размахе сооружения. Интерьеры широкими арками открывались на антифиладу висячих садов.

Вторая треть

С начала 1530-х гг. процесс развития зодчества утратил целостность и единую направленность творческих устремлений, которые были свойственны в первой трети века. Этому способствовали трагические события истории Италии в конце 20-х гг. 16 века. Немногие представители старшего поколения зодчих (например, Перуцци и Антонио да Сангалло Младший), которые работали в Риме вместе с Браманте и Рафаэлем и возвратились в столицу после разграбления, пытались найти компромисс между классическими принципами и новыми требованиями.

Кризис сильнее всего выразился в Тоскане, в творчестве таких архитекторов, как Вазари и Амманати — сблизив их с маньеризмом. Микеланджело внес в архитектуру новый элемент напряженной пластической выразительности, скрытой динамики и драматического столкновения внутренних сил. В городах Северной Италии (Венеции, Вероне, Виченце, Генуе) начали развиваться прогрессивные архитектурные тенденции. Такие мастера, как Санмикеле, Сансовино, Палладио и Алесси нашли новые решения в области градостроительства и архитектуры.

Вилла Фарнезина Палаццо Массими

Бальдассаре Перуцци, создавший виллу Фарнезина (1509—1511) особенно характерен. Его палаццо Массими (начат в 1535 г.) отличается композицией с великолепным внутренним двориком, а также новыми приемами расположения зданий в застройке: дворец вписывается в улицу, повторяя ее изгиб линией фасада. Контраст руста верхних этажей и глубокого портика внизу дает фасаду новый характер. Вместо обычного постепенного облегчения масс здания от основания кверху здесь наоборот, тяжесть вверху, что придает зданию новый ритм.

Антонио да Сангалло Младший возводил по большей части укрепления (в Анконе, Парме и других городах; крепость в Чивита-Веккья, 1515). В Риме он построил банк Сан Спирито (1523—1524). Его срезанный угол с мотивом римской триумфальной арки — первый пример углового фасада. Важнейшее произведение — палаццо Фарнезе: гладкие стены с рустованными углами и портиком расчленены только горизонтальными поясами. Парадный въезд открывает перспективу на внутренний двор. Микеланджело, заканчивавший строительство дворца после смерти Сангалло, внес существенные изменения.

Собор святого Петра

Над ним трудились все известные зодчие того времени. После смерти Браманте Рафаэль возвращается к традиционной форме плана церковных сооружений в виде латинского креста. Он задумывает купольную постройку с тремя одинаковыми абсидами, четвертая сторона которой развита в сильно вытянутую трехнефную базилику.

Затем Перуцци снова вернулся к центрической композиции сооружения. После перерыва из-за войны в 1534 строительство возобновил Антонио да Сангалло Младший. Из-за усиления католической реакции опять вернулись к традиционной вытянутой форме плана, которая и была положена в основу большой модели Сангалло. Он возвел южную и восточную ветви креста.

В 1546 г. после смерти Сангалло руководство перешло к Микеланджело, который вернулся к центрическому плану, в чем проявилось торжество гуманистических идеалов. Общий характер однако был изменен: Микеланджело усилил массивность устоев и стен, достиг большей слитности всей композиции, объединил внутреннее пространство. Он возвел центральный барабан, окруженный колоннадой, и начал строительство купола, который, был завершен только в 1588—1590 гг. Джакомо делла Порта и получил вытянутые очертания. Из 4 малых куполов лишь 2 были потом возведены Виньолой. Больше всего собор похож на задумку Микеланджело со стороны алтарной апсиды. Западная часть собора в эпоху барокко была дополнена по проекту Карло Мадерна (с 1607 г.), композиция храма приобрела удлиненную форму.

Микеланджело

Микеланджело Буонарроти стал архитектором, уже прославившись как скульптор и художник. Обычной архитектурной школы он не проходил, и в своем строительном творчестве продолжал думать как скульптор.

Новая Сакристия

Его первый заказ от Медичи — проект фасада для церкви Сан Лоренцо во Флоренции (ок. 1515 г.). Фасад неосуществлен (сохранились 2 модели), а начатая в 1520 г. новая сакристия (погребальная капелла Медичи), была закончена гораздо скромнее задуманного много лет спустя. Интерьер напоминает старую сакристию Брунеллески — ордер пилястр из темного камня; но ритм здесь тяжелее, а контраст резче. Этот драматизм — прорывающийся почерк мастера.

Piazza del Campidoglio

Интерьеры библиотеки Лауренциана также выполнены им. Чтобы улучшить тесный вестибюль перед главным залом, он применил необычный прием: лишил членящие стену спаренные полуколонны конструктивного смысла, заглубив их. Лестница, построенная по присланной им модели, предвосхищает барокко.

В 1534 году он переехал в Рим, где реконструировал площадь Капитолия (с 1536 г.), создав один из самых выдающихся градостроительных ансамблей эпохи Возрождения.

Северная Италия

Школа Генуи

Венеция

Палладио

Коротко о периодах и стилях Русской архитектуры

Разумеется, сегодня есть много книг, где расписаны до деталей все исторические периоды, вся история отечественной архитектуры, все стили и направления.
Но специфика интернета такова, что многие хотят понять общие проблемы в одной короткой заметке.
Именно такой обзор я предлагаю читателям журнала  Архитектурный стиль –


Коротко о периодах и стилях Русской архитектуры

1.  Древнерусская архитектура
X – XVII в.
История Древнерусского зодчества насчитывает семь веков. Даже простое перечисление всех периодов развития Древнерусского зодчества является огромной исследовательской работой. Настолько сложен и многообразен был этот путь.
Архитектура Киева и Чернигова, архитектура Новгорода Великого  и Пскова, Смоленска и Полоцка. Самостоятельная и очень яркая Владимиро-Суздальская архитектура сложилась в Северо-Восточной части Руси, в Залесской земле. К концу XII в. на Руси слагается несколько архитектурных направлений, хотя общие принципы на всей территории Руси были одинаковы. В XIII в. Владимиро-Суздальская  школа разделилась на две самостоятельные, одна строила в Суздале, Нижнем Новгороде и Юрьеве-Польском, другая – во Владимире, Ростове и Ярославле. И, наконец, эпоха централизованного Русского государства, в XV – XVI веках объединившая отдельные русские земли вокруг Москвы. Процесс объединения русских земель вокруг Москвы, складывание единого русского государства, повлияли на формирование общерусской архитектурной традиции. Архитектуре XVII века были присущи сложность и живописность композиций, разнообразие и насыщенность архитектурными деталями.
Среди произведений Древнерусской архитектуры нет копий с иноземных зданий, нет механического подражания архитектуре соседних стран.

2.  «Нарышкинское» барокко
Конец  XVII в.
Первый этап развития русского барокко относится ещё к эпохе Русского царства, с 1680-х по 1700-е годы, получившее название Московское, или «Нарышкинское» барокко Особенностью данного стиля (?) является его тесная связь с уже существовавшими русскими традициями. Стремившееся к узорочью, живописности и нарядности, своеобразное связующее звено между древнерусской архитектурой и новым стилем Барокко.


Церковь Покрова в Филях, в Москве, 1694 г.

3. Стиль Барокко
1-я половина XVIII в.
Основание Санкт-Петербурга  дало мощный толчок к развитию архитектуры России, начинается новый этап в развитии русского барокко – петровское барокко. Это был архитектурный стиль, ориентировавшийся на западные образцы. Крупнейшим сооружением этого времени является Петропавловский собор. И несмотря на обилие иностранных архитекторов, в России начинает формироваться собственная архитектурная школа. Архитектуре петровского времени свойственны простота объёмных построений, чёткость членений и сдержанность убранства, плоскостная трактовка фасадов. Позднее в России получает развитие новое направление – елизаветинское барокко. Его появление чаще всего связывают с именем выдающегося архитектора Растрелли. Отличие данного стиля от петровского заключается в его тесной связи с традициями московского барокко. Растрелли спроектировал величественные дворцовые комплексы в Петербурге и его окрестностях – Зимний дворец, Екатерининский дворец, Петергоф. Архитектору свойственны исполинские масштабы построек, пышность декоративного убранства, отделка фасадов с применением золота. Мажорный, праздничный характер архитектуры Растрелли наложил отпечаток на всё русское искусство середины XVIII века. Самобытную страницу елизаветинского барокко представляет творчество московских архитекторов середины XVIII века — во главе с Д.В.Ухтомским и И.Ф.Мичуриным. Основная идея барокко – красота, торжественность, высокопарность, преувеличенный пафос и театральность.


Большой дворец в Царском селе, 1752-1757 гг., арх. В.В.Растрелли

4. Стиль Классицизм
2-я половина XVIII – нач. XIX в.

Классицизм – это обращение к формам античного зодчества как к эталону гармонии, простоты, строгости, логической ясности и монументальности. Основой архитектурного языка классицизма стал ордер. Для классицизма свойственны симметрично-осевые композиции и сдержанность декоративного убранства. Русский классицизм – стиль в искусстве, возникший в России при Екатерине II, определенным образом стремившейся к  европеизации России. Появлению нового стиля предшествовало более чем полувековое развитие отечественного искусства Нового времени, характерное преобладанием барокко. С 60-х годов XVIII века русские архитекторы проектируют и строят здания в стиле благородной простоты классицизма.


Дом Пашкова  в Москве, 1784-1788 гг. арх. В.И.Баженов (?).

5. «Национально-романтический» этап
1780 – 1800 гг.
Во второй половине XVIII века, наряду с ведущим классическим направлением, был недолгий этап, который позднее чаще всего именовали «готическим стилем». Это время активного творчества В.И.Баженова и М.Ф.Казакова, и наиболее известным их сооружением является Царицынский ансамбль. Несмотря на поручение Екатерины, наши архитекторы взяли исходным моментом не готику, а древнерусские формы. Для Царицына характерна затейливая красочная игра белокаменных деталей на фоне краснокирпичных стен, напоминающая детали и мотивы русской архитектуры XVII века. В целом произведения этого этапа в классической архитектурной школе названы временем Национально-романтических исканий.


Дворец в Царицыно, в Москве, 1775 – 1785 гг., арх. В.И.Баженов и М.Ф.Казаков

6. Стиль Ампир
1800 – 1840 гг
«Имперский стиль» ампир является завершающим этапом классицизма, С массивными и монументальными формами, богатым декорированием, с элементами военной символики.


Главный штаб в Петербурге, 1819-1829 гг., арх. К.И.Росси

7.  Эклектика
1830 – 1890 гг.
Направление в архитектуре, ориентирующееся на использование в одном сооружении любых форм прошлого в любых сочетаниях. Эклектика восстала против академических догм, требовавших следовать «вечным» законам античного зодчества. Эклектика сама по себе не может быть стилем, так как является смешением этапов и стилей прошлых лет.
Несколько слов об эклектике


Успенская церковь в Петербурге, 1896-1898 гг., арх. Г.Косяков

8. Стиль Модерн
Конец XIX в.- 1917 г.
Стилевое направление связано с использованием новых технико-конструктивных средств, свободной планировки для создания подчеркнуто индивидуализированных зданий. Термином «Модерн» определяется архитектура, резко восставшая против подражательности. Лозунг модерна – современность и новизна. Системы художественных форм, сколько-нибудь родственной ордеру или «стилям» эклектики – в модерне вообще не существует.
Свойственному прошлым стилям принципу проектирования здания «снаружи – внутрь», от формы плана и объема к внутреннему расположению помещений, в модерне противостоит противоположный принцип: «изнутри – наружу». Форма плана и фасада не задается изначально, она вытекает из особенностей внутренней планировочной структуры.
О модерне –  http://odintsovgrigori.ucoz.ru/index/modern/0-255


Особняк Рябушинского в Москве, 1900 г., арх.Ф.О.Шехтель

9.  Ретроспективизм
1905 – 1917 гг.
Очень сложное направление, своеобразная параллель позднему модерну. Направление, основанное на освоении архитектурного наследия прошлых эпох, от древнерусского зодчества до классицизма. Различия между поздним модерном и ретроспективизмом провести чрезвычайно трудно.  Примеры трех основных течений в ретроспективизме –

9.1 – Неоклассицизм
Здание Киевского вокзала в Москве напоминает прославленные постройки русского классицизма и ампира. Симметрия этой торжественной композиции оживлена квадратной часовой башней, поставленной на правом углу. При достаточной строгости архитектурных форм декоративное убранство здания весьма разнообразно, с сочными «античными» мотивами.


Киевский вокзал. 1914-1924 гг., Арх. И.И.Рерберг, В.К.Олтаржевский, при участии В.Г.Шухова.

9.2 – Неорусский стиль
Исследователями архитектуры высказывалось мнение, что неорусский стиль стоит ближе к модерну, чем к эклектике, и этим отличается от «псевдорусского стиля» в его традиционном понимании.
Здание Ссудной казны сочетает деловую представительность с пластичностью палат XVII века. Форма парадного крыльца на фоне бриллиантовой рустовки стены усиливает декоративность здания. В декоре преобладают мотивы «Нарышкинского барокко». Однако полная симметрия фасада нарушает «принципы модерна» и придают зданию некоторую эклектичность….


Ссудная казна в Настасьинском пер. в Москве. 1913-1916 гг., Арх. В.А. Покровский и Б.М. Нилус

9.3 – Неоготика
Католический собор на Малой Грузинской улице в Москве – трёхнефная крестовидная псевдобазилика. Основной объём храма был построен в 1901—1911 годах, отделочные работы внутри продолжались до 1917 года. По различным свидетельствам, для архитектора прообразом фасада послужили некоторые европейские готические соборы. В этом католическом соборе находится самый большой в России орган и можно послушать концерты органной музыки.


Католический собор на М. Грузинской улице. 1901—1911 гг., Арх. Ф.О.Богданович-Дворжецкий.

Стили ……
Вместить на один лист всю многовековую историю отечественной архитектуры невозможно.
Моя задача конкретнее – дать общее, очень схематичное понятие о том, как менялись стили архитектуры со второй половины  XVII века и до 1917 года.


И важное уточнение о «Стилях»:
– В истории архитектуры само понятие «Архитектурный стиль» появилось сравнительно недавно, и относится только к периодам с XVIII века, со стиля Барокко. Иногда к стилям относят и «Нарышкинское» барокко второй половины XVII века.
– К Древнерусской архитектуре понятие «Стиль» вообще неприменимо, и выражение типа «церковь в Новгородском стиле» относится к разговорному жанру, и не более того!
………………………………….………………………………….……………..

Литература:
– История русской архитектуры. – М.: Академия архитектуры СССР, Институт истории и теории архитектуры, 1956.
– Е.И.Кириченко. Русская архитектура 1830-1910-х годов. – М.: Искусство, 1982.

Россия – Архитектура и живопись

Россия Содержание

Раннеславянские племена создавали красивые украшения, гобелены и декорированные кожаные изделия, извлеченные из курганов. В в мотивах народного искусства широко использовались формы животных и изображения природные силы. Впоследствии сильнейшее влияние на русский искусство было принятием христианства в 988 году нашей эры. идея о том, что красота физических атрибутов церкви отражает слава Божья, византийское религиозное искусство и архитектура проникли в Киев, который был столицей древнерусского государства примерно до 1100 г. (см. Золотой век Киева, гл.1). Северные города Новгород и Владимир разработал самобытные архитектурные стили, и традиции росписи икон, религиозных образов, обычно написанных на деревянных панелях, распространяться по мере строительства новых церквей. Монгольская оккупация (1240-1480) разорвать связи Московии с Византийской империей, способствуя развитию оригинальных художественных стилей. Среди нововведений этого периода было иконостас, резная хоровая ширма с иконами.в в начале ХV века мастер-иконописец Андрей Рублев создал одно из самых ценных религиозных искусств России.

Когда монголы были изгнаны, и Москва стала центром Русская цивилизация конца ХV века, новая волна строительство началось в городах России. Итальянские архитекторы принесли Запад Европейское влияние, особенно в реконструкции московского Кремль, деревянная крепость XII века.Василия Блаженного Собор на Красной площади, однако, сочетал в себе более раннюю церковную архитектуру. со стилями татарского востока. В 1500-х и 1600-х годах цари поддерживали иконопись, изделия из металла и рукописное освещение; в качестве контакты с Западной Европой усилились, эти формы начали отражать техники Запада. Между тем народное искусство сохранило формы ранние славянские племена в домашнем убранстве, одежде и инструментах.

При Петре Великом Россия испытала гораздо более сильную дозу Западное влияние.Многие постройки новой столицы Петра – Св. Санкт-Петербург, были спроектированы итальянскими архитекторами Доменико Трезини. и Бартоломео Растрелли под руководством Петра и его дочери, Элизабет. Самые продуктивные русские архитекторы восемнадцатого века века, Василий Баженов, Матвей Казаков и Иван Старов создали долговечные памятники в Москве и Санкт-Петербурге и заложили основу для последующих русских форм.

Академия изящных искусств, основанная Елизаветой в 1757 году для обучения Российские художники принесли в мир западные приемы светской живописи. Россия, в которой до этого времени господствовала иконопись.Екатерина Великая (р. 1762-96), еще один энергичный меценат, начали собирать предметы европейского искусства, которые легли в основу коллекции, которыми сейчас славится Россия. Алексей Венецианов, первый выпускник академии, полностью овладевший реалистической тематикой такой как крестьянский быт, признан основоположником русского реалистическая школа живописи, расцвившая во второй половине 1800-е годы.

В 1860-х годах группа критических реалистов во главе с Иваном Крамским, Илья Репин и Василий Перов изобразили стороны русской жизни с цель создания социальных комментариев.Репина Бурлаки на Волга – один из самых известных продуктов этой школы. в в конце 1800-х годов новое поколение художников сделало упор на технику, а не на предмет, создавая более импрессионистический корпус работ. Лидеры в этой школе были Валентин Серов, Исаак Левитан и Михаил Врубель. В 1898 г. – театральный художник Александр Бенуа и танцевальный импресарио. Сергей Дягилев основал группу «Мир искусства», которая расширила инновации предыдущего поколения, сыгравшие центральную роль в знакомство с современным искусством Западной Европы в России, и познакомил западноевропейцев с искусством России через выставки и публикации.

Архитектура и декоративно-прикладное искусство России XIX века. сочетали европейские техники и влияния с формами ранних Россия, производящая так называемое русское возрождение, увиденное в церквях, публике. здания и дома того периода. Ювелир с европейским образованием, ювелир и дизайнер Карл Фаберг, самый известный член блестящая творческая семья, основала мастерские в Москве, С. Петербург и Лондон.Его работы, в том числе украшенные драгоценными камнями эмалевые пасхальные яйца. произведенный для русской царской семьи, является важным примером декоративное искусство того периода.

Русские художники начала ХХ века были выставлены на широкий выбор русских и европейских движений. Среди самых новаторами и влиятельными художниками этого поколения были художники Марк Шагал, Наталья Гончарова, Василий Кандинский, Михаил Ларионов и Казимир Малевич.Конструктивисты 1920-х нашли параллели между их архитектурными и скульптурными работами и заповедями Большевистская революция. К 1930-м годам правительство ограничивало все формы художественного выражения на темы соцреализма, запрет абстрактных форм и выставку зарубежного искусства для большего чем тридцать лет. “Неофициальное” художественное движение появилось в 1960-е годы под руководством скульптора Эрнеста Неизвестного и художники Михаил Чемяхин, Оскар Рабин, Евгений Рухин.в В 1970-х – начале 1980-х годов неформальные художественные выставки проводились в парках и социальные клубы. Как и другие виды искусства, живопись и скульптура извлекли выгоду из политика гласности конца 1980-х годов, которая поощряла художественное новаторство и выставка работ за рубежом.

Пользовательский поиск

Источник: Библиотека Конгресса США

Русское зодчество XVI века.Русская архитектура XVI века Скачать презентацию по архитектуре XVI века

Самым известным архитектурным памятником этого периода является собор Василия Блаженного, строительство которого продолжалось на протяжении многих лет. Собор внесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО в России. Собор Василия Блаженного, или Покровский собор, был построен по приказу Ивана Грозного в память о взятии Казани, по одной из версий, автором проекта был псковский архитектор Постник Яковлев.Памятник – один из самых узнаваемых символов Москвы и России.

Архитектор Алевиз Новый. Этот итальянский архитектор возвел очень впечатляющее сооружение, которое стало гробницей великих князей. В то же время Архангельский собор отличается изяществом и изяществом. Здание построено по традиционной крестово-купольной системе. Но архитектор очень красиво украсил фасад. Для этого он использовал мотивы архитектуры эпохи Возрождения Венеции.Замысловатый карниз разделял здание на два этажа. Полукруглые закомары красиво украшены венецианскими ракушками. Эта деталь станет чрезвычайно популярной в русской архитектуре. В целом Архангельский собор напоминает итальянское палаццо.

Между Успенским собором и Архангельским собором вырос столп храма – колокольня. Первоначальное сооружение было 60 метров в длину. Форма фундамента – усеченная пирамида.Сверху ярусы облегчены, их углы выделены лопатками. Если мысленно отрезать позолоченный купол от колокольни, то мы увидим итальянскую кампанеллу. Позолоченный купол шлема был добавлен в 1600 году. Он украшен позолоченной надписью, которая превратилась в чудесную фризовую ленту. Колокольня достигала 81 метра и до Петра Великого стала самым высоким сооружением в Москве.

16 век в русской архитектуре богат событиями.В этом столетии продолжается активное градостроительство, которое было следствием активной внешней и внутренней политики государства в период правления Василия III и Ивана Грозного. Этот период ознаменовался не только строительством новых городов, возведением и укреплением укреплений, но и активным ростом Москвы, продолжением строительных работ в Московском Кремле, появлением новых монастырей, соборов и храмов.
В XVI веке мощь Российского государства росла, и значение Москвы как центра также росло.В столицу съезжаются лучшие мастера со всей России, которые работают вместе с итальянскими архитекторами и архитекторами. С их помощью в России началось строительство сложных архитектурных объектов из камня, пришедших на смену традиционному русскому деревянному зодчеству.
В начале века продолжались работы по перестройке Московского Кремля, начатые Иваном III в конце 15 века. Кремль теперь представлял собой кирпичное здание, торжественное и величественное, с более высокими стенами, чем раньше.Самым высоким зданием Кремля была сторожевая башня – колокольня Ивана Великого. Его строительство было начато в начале века, в 1505–1508 годах, а завершилось только в начале следующего века. По сей день здание считается одним из шедевров русской архитектуры того периода.

В это же время, в 1505–1508 годах, по приказу Василия III в Московском Кремле по проекту итальянского архитектора Алевиз Нового строился знаменитый Архангельский собор.Впоследствии это место стало усыпальницей практически всех московских правителей, князей и царей.
В начале века продолжались частые набеги татар. Поэтому по его распоряжению Тула по образу Московского Кремля стремительно возводилась сначала деревянным, а затем и каменным Тульским кремлем. Ведутся работы по возведению укреплений, или уже построенные крепости укрепляются в других городах.
Москва продолжала активно перестраиваться в детстве Ивана Грозного во время формального правления его матери Елены Глинской.В 1535 году был возведен каменный Китай-город. В этот период были усилены такие города, как Тверь, Ярославль, Владимир, Кострома, Вологда. На южных и восточных границах государства начали строиться новые города.
В XVI веке в России появился принципиально новый тип сооружений – шатровые храмы, в конструкции которых не использовались опоры, как у традиционных древнерусских крестово-купольных храмов. Приметой того времени стали остроконечные храмы, похожие на величественные ели.Внутри такой храм представлял собой единое пространство, увенчанное шатром. Впоследствии шатровые крыши, своды, навесы из дерева стали появляться в России повсюду – над воротами, над крестьянскими избами, над боярскими особняками и над колодцами, над часовнями и даже над деревянными надгробными крестами.
Как уже отмечалось, этот же период характеризуется началом постепенного перехода от деревянного к каменному зодчеству. Поскольку возведение шатровых кровельных конструкций, особенно из камня, требовало высокой точности инженерных расчетов, можно с уверенностью сказать, что к тому времени российские архитекторы уже научились справляться с такими непростыми задачами.
Еще одним технологическим нововведением, присущим этому периоду, стало использование красного кирпича наряду с белым камнем. При строительстве объектов вместо деревянных используются металлические крепежи; работа осуществляется с помощью подъемных механизмов.
Самыми яркими образцами шатровых храмов являются дошедшие до нас уникальные и неповторимые памятники русской архитектуры XVI века – Вознесенская церковь в Коломенском, построенная в начале века в честь рождения. Ивана Четвертого (будущего Грозного) и уникальное сооружение, настоящее чудо света – церковь Покрова на рву, более известная как Св.Собор Василия Блаженного, построенный на Красной площади в середине 16 века в честь взятия Казани. По легенде, Иван Грозный приказал ослепить русских зодчих, трудившихся над его созданием, чтобы они не смогли снова воспроизвести такую ​​красоту.


Здание Храма Василия Блаженного было построено из кирпича, нового для того времени материала. Фундамент и цоколь храма, а также некоторые элементы декора были выполнены из более традиционного материала – белого камня.Особенно интересно внешнее убранство собора. Храм и в наше время привлекает внимание сложностью конструкции и замысловатыми разноцветными маками. Архитекторы вложили всю свою фантазию в дизайн храма, и результат превзошел самые смелые ожидания. Желая подчеркнуть красоту основного строительного материала – кирпича, архитекторы также раскрасили его «под кирпич».
Параллельно со строительством шатровых храмов в Москве и в области продолжается активное строительство пятиглавых крестово-купольных.Среди них можно особо выделить строительство Смоленского собора Новодевичьего монастыря в Москве, а также Успенского собора Троице-Сергиевой лавры.
Стоит отметить, что период правления Ивана Грозного особенно отмечен появлением множества новых церквей и монастырей. Ведь с падением Византии и Римской империи именно Россия по дальновидному плану правителей стала новым оплотом христианства для всего православного мира.
В середине XVI века в Москве уже активно развивалось каменное гражданское строительство. И в самой Москве, и в ближнем и дальнем ее окрестностях было построено много каменных домов. Среди них знаменитая Александровская слобода и другие царские резиденции, а также грандиозный Опричный двор.
Из крупных российских городов только Новгород и Псков XVI века все еще имеют заметные местные характерные черты. Новгород в эти годы был оплотом государства на северо-западе, поэтому здесь велось военно-оборонительное строительство.Новгородский кремль, перестроенный из кирпича, имеет в своей архитектуре элементы Московского Кремля. К концу века гражданские постройки Новгорода также начали претерпевать изменения в своем архитектурном облике, приобретая черты московской архитектуры.
Иная ситуация сложилась в Пскове. Архитектурное развитие города продолжало идти своим путем, и именно в 16 веке здесь процветала собственная псковская архитектурная школа. Поскольку город был опорой государства на западе, в 16 веке его укрепления были радикально перестроены.Покровская башня сохранилась от каменных построек той эпохи до наших дней. Позже, конечно, здесь стало ощущаться влияние московской архитектуры, проявившееся в облике пятиглавых храмов с цокольными этажами и других архитектурных приемах, ранее не характерных для этой местности.


Слава псковских архитекторов еще в XV веке распространилась далеко за пределы их города, в результате их специально приглашали строить объекты в других городах.В начале века они уже работали в Москве. Позже, в 1560 году, под Казанью в Свияжске был возведен собор Успенского монастыря, работа псковских мастеров, в котором отчетливо просматриваются характерные черты псковской архитектуры.


Рост городов, происходивший в основном на вновь присоединенных территориях, привел к усилению внимания к вопросам архитектуры и градостроительства. Москва становится центром русской архитектуры.Меняется облик Московского Кремля. В 1508 году Алевиз Фрязин завершил строительство царской усыпальницы Архангельского собора и церкви Рождества Иоанна Предтечи у Боровицких ворот.

Художественные достоинства архитектуры особенно ярко проявились в церковных постройках. Столичное каменное зодчество вобрало в себя традиции русского народного деревянного зодчества. Результатом этого процесса стало появление в русской архитектуре шатрового стиля кровли.Выдающимся памятником была церковь Вознесения в селе Коломенском, возведенная в 1532 году в честь рождения долгожданного наследника будущего Ивана IV Василию III.


Практически все боярские усадьбы изымаются с территории Кремля, выселяются ремесленники и купцы. Здесь появляются торговые и дипломатические представительства иностранных государств, а также официальные государственные учреждения Печатного и Посольского судов, возводятся орденские здания.

Вершиной русской архитектуры по праву считается возведенная годами. в непосредственной близости от Покровского собора Кремля. (Его еще называют Собором Василия Блаженного по имени знаменитого юродивого, похороненного у его стен.) Он был построен в честь взятия Казани русскими мастерами Бармой и Постником.

После завоевания Казани царским указом в город были отправлены псковские мастера во главе с архитекторами Бармой и Ширяем.Они создали в Казани ряд выдающихся архитектурных сооружений. Первым делом архитекторы начали строительство нового Казанского кремля с двумя круглыми башнями по бокам фасада и стенами между ними.

Крепостное строительство развернулось в широких масштабах. Крепости возводились как на западе (Смоленск), так и на востоке (Самара, Саратов, Тобольск, Тюмень), на юге (Воронеж, Курск, Белгород, Астрахань, Царицын) и на севере (Архангельск). Особенно впечатляющими были укрепления Смоленска (38 башен), возведенные под руководством Федора Кона.

Слайд 1

Слайд 2

Слайд 3

ПОКРО ВСКИЙ СОБО Р, (Собор Покрова на рву, Собор Василия Блаженного; популярное, но позднее название), в Москве, на Красной площади, памятник русской архитектуры. Построен как памятник победам в войне за завоевание Казани (см. ХАНАТ) и Астраханского царства (см. АСТРАХАНСКОЕ ХАНСТВО) в 1552–1554 годах. Во время войны в честь каждой победы здесь возводили небольшую деревянную церковь, всего построили восемь.После победы Иван Грозный (см. ИВАН IV Грозный) приказал ставить церкви каменные вместо деревянных. Но мастера, приглашенные царем Бармой (см. БАРМА) и Постом (см. ПРОДОЛЖЕНИЕ), соединили восемь столбовидных церквей на одном основании, расположенном вокруг самого высокого, девятого. Между четырьмя осевыми находятся более мелкие по высоте; оба увенчаны луковичными головами. Центральный храм (завершенный шатром с малым куполом) посвящен празднику Покрова Богородицы, дню взятия Казани штурмом и дал название всему собору.Строительство велось с 1555 по 1561 год. До конца 17 века собор был самым высоким зданием Москвы (60 метров). В 1588 году в Москве над могилой юродивого Василия Блаженного был построен десятый храм. В 17 веке собор отреставрировали, а на месте разобранной колокольни возвели восьмиугольник с шатровым навесом. Затем собор был расписан. Храм сохранился до наших дней как памятник в основном двух веков – 16 и 17.

Слайд 4

Слайд 5

Церковь Вознесения Господня Возведена в Коломенском в 1528-1532 годах (предположительно итальянским архитектором Петром Франциском Ганнибалом, по русским летописям Петра Фрязина или Петрока Малого) на правом берегу Москвы-реки.Наставник храма – великий князь Московский Василий III. Легенда связывает строительство храма с рождением долгожданного наследника великого князя Ивана IV. Из легенды можно узнать только то, что храм каким-то образом был связан с рождением наследника, но за два года, прошедшие с сентября 1530 года по август 1532 года, построить такое сложное сооружение и большой объем не удалось. С.А. Гаврилова, основание церкви произошло за два года до рождения и церковь не могла быть заложена в благодарность Богу за рождение наследника, то есть не могла быть клятвой.Храм был построен как молитвенный дом, где молились о рождении детей великокняжеской четы. В истории русского зодчества храм остался по своему формальному совершенству произведением искусства, уникальным и неповторимым. План представляет собой равносторонний крест. Внутреннее пространство храма относительно невелико – чуть более 100 квадратных метров. Вокруг храма – двухъярусная галерея-гульбище с тремя высокими лестницами-побегами. На фасадах углы церкви украшают вытянутые плоские пилястры с капителями в духе раннего Возрождения.Между пилястрами эпохи Возрождения выполнены остроконечные готические вимперги. В основном крестообразном объеме храма помещен восьмиугольник, в нижней части он украшен рядами больших килевидных арок в традиционном московском стиле, а сверху – двойными ренессансными пилястрами. Храм накрыт шатром с четко очерченными ребрами.

Слайд 6

Слайд 7

Троицкая церковь в Никитниках TRO ITZA IN NIKI TNIKAH TSE RKOV (см. Святая Троица) – выдающийся памятник русского зодчества 17 века.Церковь построена в 1628–1653 годах. в центре Москвы, в Китай-городе, за счет купца Григория Никитникова, хранившего свои товары в подвале церкви, а также принимавшего за плату товары других купцов «от воров и красного петуха» (Огонь). Композиция типична для русской архитектуры 17 века. и следует принципу «композиции», когда к основному объему по симметрии, но свободно и живописно «приращиваются» приделы, лестницы, галереи.В данном случае симметричный объем («четыре» с пятью главами) застроен приделами, галереей с трапезной, соединенной с шатровой колокольней, и внешней лестницей с шатровым крыльцом. Церковь украшена множеством кокошников, белокаменной резьбой, металлическим кованым декором и картинами. Отдельные элементы воспроизводят декор Царского Теремного дворца в Московском Кремле (ср. Ярославль, Ярославская школа).

Слайд 8

Слайд 9

Покровская церковь в Филях Нынешнее здание храма («восьмиугольник на четверку») было возведено в 1690–1694 годах на средства Л.К. Нарышкина (брата царицы Натальи Кирилловны).Одноименная деревянная церковь, стоявшая здесь раньше, была построена в 1619 году. Документов об авторе церкви не сохранилось. В самом центре Москвы, между Манежной площадью и Романовым переулком, находится Знаменская церковь в Шереметьевском (Нарышкинском) дворе, очень похожая на церковь Покрова в Филях и, безусловно, созданная тем же архитектором. Одно здание совмещает в себе церковь и колокольню. В пролетах среднего яруса висят колокола. На первом этаже (подвале) находилась зимняя (отапливаемая) церковь Покрова Богородицы, а над ней – Нерукотворная церковь Спаса, названная в благодарность за спасение Л.К. Нарышкин от гибели во время стрелецкого бунта (молился перед этой иконой во время бунта). Петр I пожаловал четыреста дукатов на украшение храма. В 1703 году, после взятия Нарвы, Петр I подарил дяде цветные витражи для своей церкви. В знак близости хозяина к царю центральная и западная главы храма были украшены короной и двуглавым орлом. Автором резного убранства храма и иконостаса был Карп Иванович Золотарев.В лице архидиакона Стефана, написанном на воротах алтаря, некоторые исследователи видят черты лица молодого Петра I. Первоначальный интерьер нижнего храма не сохранился: многие погибли во время войны 1812 года, когда солдаты Наполеона установили там конюшни; на верхнем этаже устроена ателье (полковая пошивочная мастерская). Ближайшее село Покровское названо именем храма. аннотации других презентаций

«Особенности архитектуры Древнего Рима» – Колонна Траяна.Колизей. Три основных периода. Храм Сатурна. Колизей – «Чудо света». Римский форум. Площадь в центре Древнего Рима. Архитектурные достижения Древнего Рима. Пантеон состоит из шестнадцати коринфских колонн. Триумфальные арки и общественные здания. Terma. Аппиева дорога. Знаменитый Римский форум. Богатое культурное и художественное наследие. Храм Сатурна воздвиг консул Тит Лартий.

«Культура Мезоамерики» – Скульптура. Художественная культура майя.Доколумбовая Америка (до 1492 г.). Художественная культура инков. Скульптура ацтеков. Различия. Художественная культура ацтеков. Основными местами поклонения богам были храмы. Художественная культура Мезоамерики. Древнейшей цивилизацией доколумбовой Америки была культура ольмеков. Стадионы – это сооружения, на которых проводятся культовые игры с мячом. Чтение. Территория Центральной и Южной Америки.

«Архитектура и живопись Германии и Нидерландов» – Архитектура Нидерландов.Живопись немецких мастеров. Живопись немецких мастеров. Роспись алтаря церкви Святого Бавона. Четыре всадника. Живопись голландских мастеров. Германия. Архитектура. Альбрехт Дюрер. Скандинавия. Архитектура и живопись Германии и Нидерландов. Франс Хальс. Старая церковь Делфта. Голландская живопись. Архитектура Германии.

«Русские иконы» – А. Васнецов. Иконы из частной коллекции. Иконография. Икона Христа. История иконы. Что означает значок.Новый Завет. Рисунки на могильных плитах. Сюжет иконы – Библия. Икона «Огненное восхождение пророка Илии». Происхождение иконы. Хороший пастух. Царство Небесное. Апостолы Петр и Павел. Ветхий и Новый Завет. Пукирев. Икона “Казанская Богоматерь”. Слово «икона». Первые иконы Божией Матери.

«Кинематография ХХ века» – Кинематография начала ХХ века в России. Королева экрана. Первый русский мультфильм. Заставка.Вклад российских предпринимателей. Первая съемка. Владислав Старевич. Александр Ханжонков. Звуковые фильмы. Начало жизни. Вера Холодная. Саундтрек к немому фильму. Иван Мозжухин. История кино.

«Художественная культура средневековья» – Томас Мэлори. Робин Гуд – герой английского эпоса. Альфред Теннисон. Средний возраст. Поэзия Теннисона отразила впечатления живописной природы. Католицизм. В любви, если любовь будет любовью. Рыцари средневековья.Артур и Мерлин. Робин Гуд и король. Сэр Томас Мэлори. Вершиной поэзии Теннисона были «Идиллии короля». Этапы истории развития средневековой художественной культуры. Мерлин и Вивьен.

Российская архитектура. Факты для детей

Русская архитектура – это название архитектурного стиля России с начала года. Русское деревянное зодчество с года до периода сталинской архитектуры. от «дохристианского» до «христианского» периода Киевской Руси большинство построек было деревянным, а затем – каменными

Картинки для детей

  • Реконструированный образец русского деревянного зодчества в Москве, характерный для русского зодчества 16-17 веков.Типичными архитектурными элементами русского деревянного зодчества того времени были изогнутая большая кубическая крыша и ее узоры.

  • Софийский собор в Великом Новгороде (1045–1050)

  • Спасо-Преображенский монастырь в Муроме (1096)

  • Свято-Николаевский собор в Великом Новгороде (1113–1136)

  • Георгиевский собор Юрьевского монастыря близ Великого Новгорода (1119)

  • Католикон Антониева монастыря (1122)

  • Собор Св.Иоанна Крестителя (построен в 1199–1139 гг., Впервые упоминается в 1243 г.)

  • Церковь Святых Петра и Павла в Смоленске (1146)

  • Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском (1152)

  • Успенский собор, Старая Ладога (1154–1159)

  • Остатки Боголюбовского замка (слева) и Храма Рождества Пресвятой Богородицы (справа) (1158)

  • Золотые ворота во Владимире (1158–1164)

  • Церковь Покрова на Нерли (1165)

  • г.Церковь Михаила Архангела в Смоленске (1180–1197)

  • Успенский собор во Владимире (1186–1189)

  • Дмитриевский собор во Владимире (1194–1197)

  • Церковь Святого Георгия, Старая Ладога (1180–1200)

  • Рождественский собор, Суздаль (1222–1225)

  • Свято-Георгиевский собор, Юрьев-Польский (1230–1234)

  • Церковь Преображения Господня на улице Ильина в Великом Новгороде (1374)

  • Саввино-Сторожевский монастырь (15 век)

  • Епископский дворец в Суздале (15 век)

  • Троицкий собор Троицкой Лавры (1422–1423)

  • Спасский собор Андроникова монастыря (1420–1425)

  • Успенский собор (1475–1479), Москва

  • Дворец царевича Дмитрия в Угличе (1482)

  • Старый английский двор – штаб-квартира Английской Московской компании (1490–1510)

  • Колокольня Ивана Великого (1505–1508)

  • Троицкая церковь в Китай-городе (1626)

  • Церковь Рождества Христова в Путинках (1649–1652)

  • Дворец Алексея I в Саввино-Сторожевском монастыре (1652–1654)

  • Дворец Патриарха Московского с церковью Двенадцати Апостолов (1653 г.)

  • Собор Воскресения Христова, Новоиерусалимский монастырь (1656–1685)

  • г.Николаевская церковь на Берсеневке (1657)

  • Коломенское, дача царей (1667–1668)

  • Новодевичий монастырь, Москва, 17 век

  • Дворец богатой купеческой семьи Поганкиных в Пскове (1671–1679)

  • Церковь Св. Иоанна Крестителя (1671–1687)

  • Церковь Николая Чудотворца в Хамовниках (1679–1682)

  • Митрополитский дворец в Ярославле (1680–1690-е гг.)

  • Знаменская церковь (1690–1704)

  • Деревянные церкви далекого Кижского погоста, 1711–1714 гг.

  • Здание Адмиралтейства (1704–1706)

  • Петропавловская крепость (1706–1740)

  • Петергофский дворец (1714–1755)

  • Константиновский дворец (1715–1720)

  • Дом Пашкова (1784–1786)

  • Михайловский замок (1797–1801)

  • Казанский собор (1801–1811)

  • Главный штаб (1819–1828)

  • Исаакиевский собор (1819–1858)

  • Храм Христа Спасителя (1860–1883)

  • Государственный исторический музей (1875–1881)

  • ГУМ (1890–1893)

  • Елисеевский магазин (1902–1903)

  • Третьяковская галерея (1902–1904)

  • Дом певцов (1902–1904)

  • Ново-Рязанская улица Гараж

  • Краснознаменная текстильная фабрика

  • Рабочий клуб Русакова (1927)

  • Дом на Набережной в Москве

  • Гостиница Исеть в Екатеринбурге

  • Гостевой дом на Космодамианской набережной

  • Дом генерала на Смоленской набережной

  • Здание Президиума РАН

  • Новосибирский театр оперы и балета

  • Необычный платтенбау круглой формы в Москве

  • Корпус университета, построенный в начале 1970-х годов в Ульяновске (Ульяновский государственный педагогический университет)

  • Инновационный центр «Сколково»

  • Вторая сцена Мариинского театра

Славянское Возрождение

Славянское возрождение и мир Арт ( Мир искусства )


Во второй половине XIX века русское искусство было преобладают противоположные концепции национализма и интернационализма, то есть искусство, которое было исключительно русским или восходит к более ранним славянским и русские источники, и искусство, которое было связано с более крупными европейскими движениями и тенденции.



Щелкните изображение, чтобы просмотреть его полностью


Храм Христа Спасителя (Константин Тон, 1839-83 гг., Снесен в 1931 г., на фото реконструкция 1990-х гг.) построен в память о победах России над Наполеоном в 1812-1814 годах. В то время, когда Тон спроектировал эту церковь, научный интерес к развитию древнерусского церковного зодчества находилась еще в начальной стадии.Подражая вертикальным очертаниям раннесредневековых церквей, Тон сегментировал свою церковь на заливы; купола также должны были напоминать старая церковная архитектура. Однако в результате получается странная смесь. поиска национального стиля и увлечения милитаристскими и напыщенные формы. Дизайн Тона идеально подходил для идеологической функции этой церкви: чтобы выразить концепцию официальной национальности царя Николая I. «Православие, Самодержавие, Народность.«



Нажмите на изображение для полного просмотра
history_museum.jpg

При Александре II было более остро ценить древнерусское архитектура. Москва, в большей степени, чем Санкт-Петербург, пережила возрождение. допетровских архитектурных стилей 1870-х гг. Исторический Музей (1874-83; Владимир Шервуд / Шервуд) отразил культурное миссия славянского возрождения, так как она свободно заимствует из 16 века конструкции.Музей должен был выражать русское историческое сознание, и его расположение на Красной площади вполне оправдывает возрождение старых формы. Под давлением, чтобы создать эмблему национальной идентичности, Шервуд включены как можно больше исторических ссылок (обратите внимание на башни построен в стиле шатрового храма, отражающего собор Василия Блаженного, который находится на противоположном конце Красной площади).



Нажмите на изображение для полного просмотра


Еще одно здание, намеренно имитирующее Санкт-Петербург.Василия так называемый Храм Спаса-на-Крови (фактическое название, Храм Воскресения Христова), спроектированный Альфредом Парландом и построенный в 1883-1907 годах. План Парланда для церкви был выбран во втором раунде проектирования. конкурс на создание храма-памятника Александру II; в заключение первого конкурса все разработки были признаны «недостаточно Русский ». В отличие от уравновешенной симметрии Исторического музея, который имеет равномерное распределение тентовых крыш, кокошников , и восьмиугольных башни по обе стороны от центральной оси, творение Парланда имеет кластеры куполов вокруг центральной башни.Храм Воскресения несовместим в рамках петербургского ансамбля, но уместно как памятник царю, терпевшему панславизм.

После восшествия на престол Александра III идеологический реализм в искусстве отказался в пользу официальной. Вместо того, чтобы работать в широком На арене истории идеалисты обратились к личным мирам лирического плача. Замена широких исторических опер, таких как «Борис Годунов» Мусоргского. у нас есть “Евгений Онегин” Чайковского, в котором очень неидеологические проблемы личных отношений.Сказочная красавица балетов Чайковского «Лебединое озеро», «Щелкунчик». и “Спящая красавица” по-детски перемежались грациозными фантазия для русского народа. Подобные тенденции можно увидеть и на русском языке. рисование.



Нажмите на изображение для полного просмотра

Стилизованное неорусское полотно Виктора Васнецова “ Богатыри “. (1898; показано здесь), как и его “ После битвы Игоря с половцами ” (1880; не показано) представляет интересный контраст с историческим Картины из Передвижники .В то время как они выбрали эпизоды от политических потрясений XVI-XVIII веков, такие как Иван IV с сыном; Петр и Стрельцы; или Питер и его сын Алексей Васнецов ушел так далеко в историю и легенды Киевской Руси, что на самом деле не было политического послания, которое могло бы можно почерпнуть из его картин. Они не подходят ни под жанр исторического живописи, ни батальной живописи.


Нажмите на изображение, чтобы увидеть его полностью

Религиозные картины Михаила Нестерова в сравнении с Ге, покажите пропасть, разделявшую реалистов 1870-80-х годов. с новым поколением 90-х гг. Реалистическая эстетика выпала из благосклонности, когда стало ясно, что как социальная сила он не может облегчить несправедливость и как художественная программа она даже не привела к истинным произведениям искусства.Его “Видение Варфоломею ” (1889-90) включает безмятежный русский пейзаж на фоне двух фигур, помещенных подряд на переднем плане.



Нажмите на изображение, чтобы увидеть его полностью

Михаил Врубель демонстрирует переход от мистического идеализма. религиозных картин Нестерова к оценке искусства как символа.В «Сидящий демон» (1890) Врубель выразил кризис, присутствующий во многих произведениях искусства конца XIX века. Отвращение к реализму, он пытался заменить его каким-нибудь поистине художественным символом.


8 интересных особенностей, уникальных для русской архитектуры

Царское Село, Собор Святой Екатерины I © Александров / WikiCommons

Русская архитектура издавна известна своим самобытным стилем.Хотя большинство знаковых зданий страны, какими мы их знаем, были построены в 1870–1890-х годах, есть и более поздние выдающиеся образцы. Если вы хотите узнать больше перед следующей поездкой, обратите внимание на эти уникальные особенности русских построек.

Начиная с движения, связанного как с древней Русью, так и с византийскими культурными связями, архитектура русского стиля вобрала в себя элементы обоих. Визуально постройки в русском стиле вызывают мгновенную ассоциацию с византийской архитектурой, хотя во многих случаях это просто стилистические фантазии архитекторов – классический пример – Храм Христа Спасителя в Москве.

Храм Христа Спасителя I | Источник изображения: WikiCommons

Дерево, вероятно, было самым популярным строительным материалом в традиционной русской архитектуре. Строительство на огромных территориях, окруженных лесами, было лучшим выбором для домов, церквей и городских стен. Материал часто вырезался в различных формах и окрашивался, чтобы добавить декоративные элементы к зданиям.

Древесина – популярный материал I | Источник изображения: WikiCommons

На несколько лет в 19, веках, кирпичная архитектура стала почти синонимом архитектуры русского стиля.Многие замечательные образцы архитектуры в русском стиле построены из кирпича: среди них Государственный Исторический музей в Москве (1875–1883) и Дом Игумнова в Москве (1888–1895).

Дом Игумнова I | Источник изображения: WikiCommons

В основном их можно увидеть внутри зданий, либо интегрированных в настенные росписи, либо выраженных в других декоративных элементах, таких как дерево, кирпич или мозаика. Этот стилизованный орнамент также напоминает византийские здания и иконописи.

Еще один элемент, который очень часто встречается в русских домах, узкие окна в данном случае тоже довольно высокие. Форма таких окон обычно представляет собой вариацию строгой геометрической формы – верхняя часть окон часто имеет форму небольшой арки.

Государственный Исторический музей, Москва I | Источник изображения: WikiCommons

Арки есть в русской архитектуре везде, от окон и дверей до потолков. Одним из основных элементов русской архитектуры был слегка изогнутый потолок – как небо, каким мы его видим, – особенно в галереях с колоннами как частью фасада.

Этот тип крыши / здания имеет очень характерную треугольную крышу с очень маленьким углом между двумя частями крыши. Он может быть основной частью крыши или увенчан дополнительными меньшими башнями для усиления декоративного эффекта.

Хотя часто фасады строятся из одного материала и даже могут быть одного цвета, они полны мелких украшений. Орнаменты вокруг окон, дверей, колонн, а также целые линии орнамента по периметру всего здания – например, на Храме Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге – все это элементы, которые создают незабываемый архитектурный ритм русского стиля.

Храм Спаса на Крови в Санкт-Петербурге, Россия I | Источник изображения: WikiCommons

История искусства: Русская архитектура

Русская архитектура



Москва – Муром


Москва

Собор в Москве, гр.1559.


Церковь, Москва, около 1598 года.

Церковь, Москва, гр. 1680.

Церковь, г. Москва, c. 1690.


Собор Высокопетровского монастыря в Москве, 1514-1517 гг. Итальянский архитектор Алевиз построил одну из первых русских ротонд в 1517 году.


Спасский собор Андроникова монастыря в Москве.

16 век церковь с шатровой крышей в Усадьба Бориса Годунова Остров рядом Москва.


Муром


Церковь в Муроме, гр.1643.

% PDF-1.3 % 1 0 объект > / Имена 2 0 R / ViewerPreferences> / Контуры 3 0 R / Метаданные 4 0 R / Страницы 5 0 R / PageLayout / SinglePage / OpenAction 6 0 R / StructTreeRoot 7 0 R / Тип / Каталог / PageLabels 8 0 руб. >> эндобдж 9 0 объект > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > транслировать UUID: 702f37be-0230-43b6-bd36-35d9bfc749c8adobe: DocId: INDD: 2f1e48a2-7698-11de-9658-858d65096741xmp.id: 82332315EA56E711A63AAF0F13E40900proof: pdfxmp.iid: 7154A78EE956E711A63AAF0F13E40900xmp.did: 7A30DFA0665BE31180DCC320185625FCadobe: DocId: INDD: 2f1e48a2-7698-11de- 9658-858d65096741по умолчанию

  • преобразовано из application / x-indesign в application / pdf Adobe InDesign CS6 (Windows) / 2017-06-22T06: 58: 23 + 05: 30
  • 2017-06-22T06: 58: 23 + 05: 302017-06-23T18: 16: 57 + 05: 302017-06-23T18: 16: 57 + 05: 30 Приложение Adobe InDesign CS6 (Windows) / pdf Библиотека Adobe PDF 10.0.1 Ложь конечный поток эндобдж 5 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект >> эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > / Pa9> / Pa12> / Pa13> / Pa14> / Pa16> / Pa18> / Pa19> / A2> / A4> / A5> / Pa20> / A6> / Pa21> / Pa22> >> эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > эндобдж 28 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 29 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 30 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 31 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 32 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 33 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 34 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 35 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 36 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 37 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 38 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 39 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 40 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 41 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 42 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 43 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 44 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 45 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 46 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 47 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 48 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 49 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 50 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 51 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 52 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 53 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 54 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 55 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 56 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 57 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 58 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 59 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 60 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 61 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 62 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 63 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 64 0 объект > / ColorSpace> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 65 0 объект > / A 364 0 R / H / N / StructParent 1 / Граница [0 0 0] / Тип / Аннотация >> эндобдж 66 0 объект > транслировать х +

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.