Архитектура 16 век: Архитектура России 16 века

Содержание

Архитектура России 16 века

16 век в Российской архитектуре богат на события. В это столетие продолжается активное градостроительство, что явилось следствием активной внешней и внутренней политики государства в период правления как Василия Третьего, так и Ивана Грозного. Этот период ознаменовался не только строительством новых городов, возведением и укреплением фортификационных сооружений, но и активным разрастанием Москвы, продолжением строительных работ в Московском Кремле, появлением новых монастырей, соборов и храмов.
В 16 веке растет могущество Русского государства, растет и значение Москвы, как центра. В столицу со всей Руси свозят лучших мастеров, которые работают вместе с итальянскими архитекторами и зодчими. С их помощью в России начинается строительство сложных архитектурных объектов из камня, пришедшим на смену традиционному русскому деревянному зодчеству.
В начале века продолжались работы по перестройке Московского кремля, начатые Иваном Третьим еще в конце 15 века. Кремль теперь представлял собой сооружение из кирпича, торжественное и величавое, с более высокими стенами, чем прежде. Самой высокой постройкой кремля стала дозорная башня – колокольня Ивана Великого. Строительство ее было начато в начале века, в 1505-1508 годах, а закончилось лишь в начале следующего столетия. По сей день здание считается одним из шедевров русской архитектуры того периода.


В этот же период, в 1505-1508 годах, по приказу Василия Третьего в Московском Кремле итальянским архитектором Алевизом Новым строится знаменитый Архангельский собор. Впоследствии это место стало усыпальницей практически всех московских правителей, князей и царей.
Начало века продолжаются частые набеги татар. Поэтому Туле по его приказу, по образу Московского кремля ускоренно возводится сначала деревянный, а затем и каменный Тульский Кремль. Идут работы по строительству фортификационных сооружений или укрепляются уже построенные крепости и в других городах.
Москва продолжала активно отстраиваться и во времена детства Ивана Грозного в период формального правления его матери Елены Глинской. В 1535 году был возведен каменный Китай-город. В этот период укреплялись такие города, как Тверь, Ярославль, Владимир, Кострома, Вологда. На южных и восточных границах государства начинали строиться новые города.
В 16 веке в России появляется принципиальной новый тип сооружений – шатровые храмы, не использующие в своей конструкции подпорок, как традиционные древнерусские крестово-купольные храмы. Остроконечные храмы, с виду похожие на величественные ели, стали приметой того времени. Внутри такой храм представлял собой единое пространство, увенчанное шатром. Впоследствии шатровые кровли, своды, навесы, выполненные из древесины, стали появляться на Руси повсюду – над воротами, над крестьянскими избами, над боярскими хоромами и над колодцами, над часовнями и даже над деревянными могильными крестами.

Как было отмечено, этот же отрезок времени характеризуется началом постепенного перехода от деревянной архитектуры к каменной. Так как возведение шатровых сооружений, особенно в камне, требовало высокой точности инженерных расчетов, можно с уверенностью сказать, что к тому времени русские зодчие уже научились справляться и со столь трудными задачами.
Еще одним технологическим новшеством, свойственным этому периоду, стало использование наравне с белым камнем и красного кирпича. При строительстве объектов вместо деревянных начинают использовать металлические крепления, работы осуществляют с помощью подъемных механизмов.
Самыми яркими примерами шатровых храмов являются дошедшие до нас уникальные и неповторимые памятники русского зодчества 16 века — церковь Вознесенья в Коломенском, построенная в начале века в честь рождения Ивана Четвертого (будущего Грозного), и уникальное сооружение, настоящее чудо света – Храм Покрова на рву, более известный, как Храм Василия Блаженного, построенный на Красной площади в середине 16 века в честь взятия Казани. Согласно легенде, Иван Грозный приказал ослепить русских зодчих, трудившихся над его созданием, чтобы они не смогли вновь воспроизвести такую красоту.


Здание Храма Василия Блаженного возводилось из кирпича, нового в ту пору материала. Фундамент и цоколь храма, как и некоторые декоративные элементы, выполнили из более традиционного материала — белого камня. Особенно интересно внешнее декоративное оформление собора. Храм и в наше время привлекает внимание сложностью конструкции и разноцветными затейливыми маковками. В оформление храма зодчие вложили всю свою фантазию, и результат превзошел самые смелые ожидания. Желая подчеркнуть красоту основного материала строения, кирпича, зодчие еще и расписали его «под кирпич».
Параллельно со строительством шатровых храмов и в Москве, и в провинции продолжается активное строительство пятиглавых крестово-купольных. Среди них можно особенно выделить строительство Смоленского собора Новодевичьего монастыря в Москве, а также Успенский собор Троице-Сергиевой лавры.

Стоит отметить, что период правления Ивана Грозного особо отмечен появлением множества новых храмов и монастырей. Ведь с падением Византии и Римской империи, именно Россия, согласно дальновидному замыслу правителей, стала новым оплотом христианства для всего православного мира.
В середине 16 века в Москве уже активно развивается каменное гражданское строительство. И в самой Москве, и в ее ближних и отдаленных окрестностях было построено множество каменных зданий. Среди них можно выделить знаменитую Алксандровскую слободу и другие царские резиденции, а также грандиозный Опричный двор.
Из крупных российских городов только в Новгороде и Пскове в 16 веке еще остаются заметными характерные местные особенности. Новгород в эти годы был оплотом государства на северо-западе, поэтому здесь были заняты военно-оборонительным строительством. Новгородский кремль, перестроенный в кирпиче, имеет в своей архитектуре элементы Московского кремля. К концу века и гражданские сооружения Новгорода стали претерпевать изменения в архитектурном облике, приобретая черты московского зодчества.
Другая ситуация сложилась в Пскове. Архитектурное развитие города продолжало идти своим путем, причем именно в 16 веке здесь расцветает собственная псковская школа зодчества. Так как город являлся опорой государства на западе, в 16 веке его укрепления были кардинально перестроены, От каменных сооружений той эпохи до наших дней дошла Покровская башня. Позднее, конечно же, и здесь стало ощущаться влияние московского зодчества, проявившееся в появлении пятиглавых храмов с подклетами и прочих архитектурных приемов, не свойственных ранее данной местности.


Слава о псковских зодчих еще в 15 веке распространилась далеко за пределами их города, в итоге их стали специально приглашать на строительство объектов в другие города. В начале века они уже работали в Москве. Позднее в 1560 году под Казанью в Свияжске был возведен собор Успенского монастыря, работы псковских мастеров, в котором откровенно просматриваются характерные особенности псковского зодчества.

Русская архитектура конца XV - начала XVI века

Как и в предшествующее время, монументальное строительство Москвы имеет государственный характер. Оно направляется московским правительством, сосредоточившим внимание прежде всего на Московском Кремле. Каменная крепость 1367 года обветшала и не отвечала новым требованиям военно-инженерного дела. Политический престиж Москвы также требовал создания новых, вполне современных укреплений и одновременно торжественного обрамления городского центра и резиденции «великого государя» Ивана III. В конце XV века Кремль возведен заново.

К этой грандиозной работе были привлечены итальянские мастера; среди них ведущую роль играл миланский инженер Пьетро Антонио Солари.

В проведенном с огромным размахом строительстве Кремля (1485—1495) использовались достижения как русского, так и итальянского военно-инженерного искусства. Кирпичные стены общим протяжением более двух километров, с восемнадцатью башнями оказались не только грозной твердыней, но и замечательным архитектурным произведением. Повторяя в основном контуры укреплений XIV века, новый Кремль хорошо согласовывался с рельефом. Южная стена шла теперь не по кромке кремлевского холма, а у его подножия, открывая вид на центральный ансамбль храмов. Вместо широких прямоугольных зубцов, применявшихся в более ранних русских крепостях, стены Московского Кремля венчались узкими двурогими зубцами.

Внутрь крепости стена открывалась вереницей высоких арок, несших боевой ход, что позволяло при значительной толщине стен разместить в них бойницы нижнего яруса и в то же время придавало ритмичное членение протяженным кирпичным поверхностям. Московский Кремль поражал современников своей красотой и величием; он оказал большое влияние на развитие русского военного строительства, послужив образцом (главным образом в отношении архитектурных форм) для многих русских крепостей XVI века. В 30-х годах XVI века оборонительные работы в Москве были продолжены сооружением укреплений Китай-города (мастер Петрок Малый).

Как крепость Ивана III почти полностью повторяла план крепости Дмитрия Донского, так и новые храмы возводились на местах старых храмов Ивана Калиты. Москва как бы подчеркивала этим свои древние связи. Старые храмы были ветхи и тесны; они не отвечали возросшему политическому значению русской столицы, их сменили новыми.

Первым был построен Успенский собор (1475—1479, ил. 68). Его строителю — крупному итальянскому зодчему Аристотелю Фиораванти было предложено следовать образцу владимирского Успенского собора XII века. Московские государи считали себя прямыми наследниками владимирских князей, и связь с традициями архитектуры Владимира была совершенно определенным идеологическим заданием. Фиораванти точно исполнил это задание. Талантливый мастер за короткое время успел понять красоту и логику древнерусской архитектуры и, введя в свою постройку наиболее существенные древнерусские формы, творчески соединил их со своим, ренессансным пониманием архитектурного пространства. Поэтому созданный им храм сочетал традиционные русские черты с новыми. Фиораванти повторил в своем соборе только внешние черты «образца»: пятиглавие, колончатый пояс, перспективные порталы, позакомарное покрытие. В целом же он придал зданию принципиально новый облик. Его план, как и фасады, получил равномерное членение, так что центральное подкупольное пространство не было подчеркнуто. А так как ширина членений фасадов определяет размер и высоту закомар, образовалась строгая ритмическая система фасадов с закомарами, имеющими одинаковую высоту. Апсиды — характерная часть храма — замаскированы выступами стен, формы строго геометричны. С запада к собору примыкало открытое крыльцо 8 виде балдахина с арками на висягах (резные камни, подвешенные на скрытом в кладке железном стержне). Особенно существенно изменено внутреннее пространство: здесь нет хоров, круглые колонны несут тонкие кирпичные своды перекрытия. Храм походил на просторный, обильно освещенный зал светского характера. Не случайно летописец отметил, что собор построен «палатным образом». Собор удивил современников и выдающимися художественными качествами — «величеством, высотою, светлостью, звонкостью и пространством».

Успенский собор в Московском Кремле. План

Сочетавший лучшие черты древнерусской традиции с достижениями итальянского зодчества, Успенский собор оказал огромное влияние на развитие русской архитектуры.

Несколько позже на той же центральной площади Кремля итальянцем Алевизом Новым был построен Архангельский собор (1505—1509, ил. 69). Как зодчий Алевиз значительно уступал Фиораванти; у себя на родине он был известен скорее как скульптор (его настоящее имя — Альвизе да Монтаньяна). Поэтому Архангельский собор вносит мало нового в отношении композиции здания и организации пространства. Собор возводили как усыпальницу московских государей, но в его облике нет ничего мрачного; храм обработан наподобие двухэтажного палаццо в духе архитектуры Ренессанса. Закомары, отделенные сложным антаблементом, заполнены пышными резными раковинами; пилястры, расчлененные на два яруса, как и стены, обработаны филенками и завершены классическими капителями. Первый ярус, оформленный аркадами, имел украшенные богатой орнаментальной резьбой и расписанные краской и позолотой порталы. Появление в Московском Кремле здания, столь широко и откровенно оформленного в духе архитектуры Ренессанса, знаменовало усиление светских тенденций в русской культуре.

Успенский собор в Московском Кремле. Южный фасад.

В отличие от главных построек Кремля Благовещенский собор (1484—1489, ил. 70) и церковь Ризположения (1484—1486, ил. 71), построенные русскими мастерами, гораздо более связаны со старыми русскими традициями. Это храмы, поднятые на высокий цокольный этаж — подклет и окруженные открытой галереей. Аркатурно-колончатый пояс на их фасадах и апсидах — дань владимирской традиции. Благовещенский собор, сменивший старую постройку конца XIV века, был первоначально трехглавым и сохранял хоры, связанные с дворцом, представлявшим собой сложный комплекс деревянных и новых каменных палат, поставленных на подклетах и соединенных открытыми переходами и террасами. От дворца сохранился корпус Грановитой палеты (1487—1491; зодчие Марко Фрязин и Пьетро Антонио Солари, ил. 72). Это большой зал, площадью около 500 квадратных метров при высоте более девяти метров, перекрытый четырьмя крестовыми сводами, сходящимися в центре зала на одном столбе; торжественная открытая лестница вела в палату со стороны Соборной площади.

Завершал ансамбль высокий «столп» храма-колокольни Ивана Великого (1505—1508, Бон Фрязин). В первоначальном виде здание было ниже существующего ныне (его верх надстроен в 1600). Оно представляло исключительную по красоте пропорций башню из стройных восьмериков с аркадами для колоколов наверху каждой призмы. Строгая обработка плоскими лопатками на углах и легкими карнизами подчеркивала изящество и торжественное величие храма-башни.

Кремль и его здания стали образцом, которому стремились подражать. Строители величавых крепостей Новгорода (1490—1500), Нижнего Новгорода (1500—1511), Тулы (1514—1521), Коломны (1525—1531) во многом использовали инженерный и архитектурный опыт Москвы. Как и Московский Кремль, эти крепости не только крупные военно-инженерные сооружения, но и прекрасные произведения русского градостроительного искусства.

Выдающимися художественными памятниками были ансамбли ряда монастырей, сложившиеся в первой половине XVI века и совершенствовавшиеся в последующее время. Их изучение показывает тонкое понимание русскими зодчими связи архитектуры с ландшафтом, умение искусно построить план ограды и расположить здания так, чтобы они образовали гармоничное единство и открывались входившему в ворота монастыря с наиболее выгодной в художественном отношении стороны. Крупнейшими памятниками такого рода являются монастыри Кирилло-Белозерский, Троице-Сергиев в Загорске, Борисоглебский под Ростовом Великим. Автор последнего — ростовский зодчий Григорий Борисов — создал здесь оригинальную планировку: центром ансамбля является не храм, а открытая прямоугольная площадь, по краям которой расположены собор, трапезная и другие здания.

Важным новым явлением в развитии русского зодчества начала XVI века был значительный рост каменного гражданского строительства. В это время в крупнейших монастырях все чаще сооружают монументальные трапезные палаты — постройки полусветского характера. Обычно это двухэтажные здания, крытые высокой деревянной кровлей. Верхний этаж занимали просторный зал трапезной с одним центральным столбом и сводчатым перекрытием и небольшая церковь. Нижний этаж служил хозяйственным целям. Внешний облик трапезных отличался строгой простотой. Лучшими памятниками этого типа являются трапезные монастырей Андроникова в Москве (1504—1506) и Пафнутьево-Боровского (1511).

Продолжается в конце XV века и дальнейшая разработка композиции храмов в духе традиций первой половины этого века. Покрытия, образуемые тремя ярусами закомар, становятся еще более пышными и торжественными, чем в соборе Андроникова монастыря.

Собор Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Реконструкция К. К. Романова

Храмы часто подняты на высокий подклет, занимающий большую площадь, чем сам храм, и поэтому создающий с трех сторон здания галерею, на которую ведут лестницы. Хорошими примерами могут служить соборы северных Кирилло-Белозерского и Ферапонтова монастырей. Стройный и нарядный собор Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря (1490) поднят на подклете, образующем широкое гульбище; верх здания украшают спокойные ярусы килевидных закомар. Более массивный и величественный Успенский собор Кирилло-Белозерского монастыря (1497, зодчий Прохор Ростовский) не имеет подклета.

В это же время — на рубеже XV и XVI веков появляется в Москве, а затем получает широкое распространение и за ее пределами тип «посадского» храма — бесстолпной кубической одноглавой церковки с трехлопастным завершением фасадов. Эти маленькие здания перекрывались крестчатым сводом, то есть сомкнутым сводом, перерезанным двумя взаимно-перпендикулярными узкими цилиндрическими сводиками. На месте их пересечения ставили небольшую световую главку.

Таковы московские церкви Трифона в Напрудном, Николы в Мясниках (не сохранилась) и многие другие. Простота внешнего вида, интимность и камерность пространства резко отличают эти церкви от величественных и парадных, полных официальной представительности храмов Московского Кремля и крупных монастырей.

Архитектура и живопись XVI века

1. В ходе работы с модулем учащийся сможет поставить себе цели познавательной деятельности, познакомиться с особенностями развития архитектуры и живописи XVI века. 2. Модуль дает возможность учащимся изучить известные постройки, выполненные в шатровом стиле - Церковь Вознесения в селе Коломенское и храм Василия Блаженного на Красной площади - и самостоятельно проанализировав иллюстрации и прочитав текст лекции, сделать вывод о характерных чертах шатрового стиля XVI века. 3. Работая с иллюстрациями, размещенными в модуле, учащийся сможет составить представление об эволюции иконописной традиции в России к XVI веку и, опираясь на текст лекции, определить, как влияет государство на направления живописи. 4. Каждую иллюстрацию, карту или схему учащийся сможет скопировать и продолжить работу с ней самостоятельно. 5. В разделе «Выводы» ученик сможет подвести итог проделанной работе и прийти к выводу, что Москва в XVI веке начинает восприниматься как новый центр культурной жизни страны, она постепенно объединяет местные художественные школы, используя в качестве эталонов образцы византийской школы и работы Андрея Рублева. В архитектуре господствует шатровый стиль.

Категория пользователей
Обучаемый, Преподаватель

Контактное время
20 минут

Интерактивность
Высокая

Дисциплины
История / История России / История России в XVI веке / Русская культура XVI веке

Уровень образования
Профессионально-техническая подготовка, повышение квалификации

Статус
Завершенный вариант (готовый, окончательный)

Тип ИР сферы образования
информационный модуль

Место издания
Москва

Ключевые слова
История

Автор

Конюхов Кирилл Рудольфович

Кандидат исторических наук. Московский Педагогический Государственный Университет

Россия, 109028, Москва, Б. Трехсвятительский пер., 3,

Тел. - +7-495-917-2337, +7-495-917-3755
Сайт - http://www.rnmc.ru
Эл. почта - [email protected]

Издатель

Республиканский мультимедиа центр ФГНУ

ФГНУ «Республиканский мультимедиа центр»

Россия, 109028, Москва, Б. Трехсвятительский пер., 3,

Тел. - +7-495-917-2337, +7-495-917-3755
Сайт - http://www.rnmc.ru
Эл. почта - [email protected]

Правообладатель

Федеральное агентство по образованию России

Федеральное агентство по образованию России

Россия, 115998, Москва, Люсиновская ул., 51

Тел. - +7-495-237-9763, +7-495-236-0171
Сайт - http://www.ed.gov.ru
Эл. почта - [email protected]

Внимание! Для воспроизведения модуля необходимо установить на компьютере проигрыватель ресурсов.

Характеристики информационного ресурса

Тип используемых данных:
text/xml, text/html, image/png, image/jpeg, audio/mpeg, application/x-shockwave-flash, application/xml, text/javascript

Объем цифрового ИР
3 153 427 байт

Проигрыватель
OMS-player версии от 2.0

Категория модифицируемости компьютерного ИР
открытый

Признак платности
бесплатный

Наличие ограничений по использованию
есть ограничения

Рубрикация

Ступени образования
Основное общее образование

Целевое назначение
Учебное

Тип ресурса
Открытая образовательная модульная мультимедийная система (ОМС)

Классы общеобразовательной школы
6

Уровень образовательного стандарта
Федеральный

Характер обучения
Базовое

Бесстолпные, шатровые и многообъемные храмы

В 16 веке появляется совершенно новая беспрецедентная конструкция — шатровая церковь.

Давайте разберемся, что это такое 👇

💡 Шатер — новый тип перекрытия. До этого использовали несколько основных типов — плоское деревянное, плоское каменное, часто встречались своды или купол как особенный случай свода.

🟫 Шатровые храмы часто начинаются четвериком. Дальше на следующем ярусе у четверика срезают углы — получается восьмерик. Пространство уже немного сужается. А потом на восьмерик ставим шатер — пирамиду, обычно восьмигранную. Это стандартная компоновка, но бывают разные варианты конструкции.

Шатер раскрыт в интерьер. Если зайти внутрь, можно увидеть пространство наверху. Это создает мощное впечатление: барабан с куполом уже дает много света, а шатер делает это еще эффектнее.

♠️ Готические шпили тоже шатровые и намного выше русских — но они не являются частью интерьера церкви, не раскрываются внутрь и не дают такого эффекта. Это не полноценное перекрытие, а скорее надстройка.

🔥 Конструктивные шатры в Европе тоже встречаются, но во второстепенных жанрах. Там либо накрывали шатрами кухню, чтобы они работали как вытяжка — как в аббатстве Фонтевро или в национальном дворце в Синтра. Либо прятали шатер снаружи, маскируя под купол, как в баптистерии в Пизе.

🔨 Есть версия, что сначала шатровые церкви появились в деревянной архитектуре. Однако самые ранние сохранившиеся примеры датированы 17 веком, а изображений 16 века нет. Также непонятно, русское это изобретение или пришло с итальянцами.

⛪️ Первая шатровая церковь — Покровская (ранее Троицкая) в Александрове. Церковь возвели в 1510-е годы — тогда это была резиденция Василия III. Раньше считалось, что самой первой была церковь Вознесения в Коломенском, но недавние исследования подтвердили первенство церкви в Александрове.

⛪️ Церковь Вознесения в Коломенском. Очень высокая — 62 метра. Ее заложил в 1528 году Василий III — по одной из версий, для моления о рождении наследника, которым стал Иван Грозный. Она вынесена за пределы усадьбы и вписана в живописный пейзаж. По типологии это шатровых храм, причем сразу в развитой стилистике: церковь сложно и богато задекорирована.

Английская архитектура XVI века. История искусства всех времён и народов. Том 3 [Искусство XVI–XIX столетий]

Английская архитектура XVI века

1. Введение

Церковная и полуцерковная архитектура Англии в продолжение всего XVI века твердо держалась «перпендикулярной» поздней готики. Даже самый блестящий цвет этого холодно рассчитанного и вместе фантастически эффектного стиля, знамени гая капелла Генриха VII в Вестминстерском аббатстве, была закончена лишь при свете нового столетия (1502–1520). Не менее знаменитая капелла Кингс-Колледжа в Кембридже, чудо английской поздней готики, была закончена лишь при Генрихе VIII. Крист-Черч-Колледж в Оксфорде, создание кардинала Уольсея, был начат в этом стиле еще в 1525 г., а Тринити-Колледж в Кембридже, основанный Генрихом VIII, еще в 1546 г. Крист-Черч обладает одной из самых красивых галерей перпендикулярного стиля, а Тринити-Колледж в Кембридже получил уже капеллу в стиле ренессанса.

Рис. 95. Тринити-Колледж в Кембридже

Постепенные изменения стиля, приведшие в Англии к полнейшему итальянизму лишь после 1600 г., произошли здесь главным образом в жилых постройках знати. Уже кардинал Уольсей начал строить замки Уайтхолл (тогда еще Йорк-Хауз) и Хэмптон-Корт, типичные дворцы первой половины XVI века. После падения Уольсея оба были окончены Генрихом VIII, co своей стороны построившим Сен-Джемский дворец и Нонсач. От Нонсача ничего не сохранилось, от Уайтхолла кое-что; Сен-Джемский дворец уступил место новому зданию. Только широко раскинувшийся Хэмптон-Корт сохранился в своем строгом величии.

Английские дворцы и усадьбы в плане и способах стройки развивались в новые образования сами из себя английскими руками, отвечая английским потребностям жизни. Это развитие, хорошо очерченное недавно Бломфильдом, является, быть может, единственной частицей собственно английской истории искусства XVI века. Прежние замки, укрепленные и приноровленные к неровностям почвы, уступили место замкам с обширными, замкнутыми со всех сторон четыреугольными дворами, затем, с ростом безопасности и увеличивающейся потребностью в свете и воздухе, эти дворы стали открываться с одной стороны так, что их план с выступом средних ворот принял форму буквы Е, а при повторении этого процесса с задней стороны — форму Н; прежняя средняя зала постепенно утратила свое значение жилого помещения, и вместе с лестницами, значительно измененными в деревянном стиле, стала передней; прежние залы заменены огромными, длинными «галереями», и в то же время отдельные комнаты, раньше сообщавшиеся только между собою, стали соединяться коридорами: все эти изменения можно особенно ясно проследить в Англии, где они своеобразно сложились. Строительную систему с замкнутыми четырехугольными дворами представляют в величественных размерах Нонсач и Хэмптон-Корт, а в меньших размерах и с более строгой и чистой отделкой усадьбы Лейер-Марней в Эссексе и Кёттон-Плейс (1521–1527). Для плана в виде E в числе других типичны Чарльтон-Хауз в Вильтшире в его прежнем виде, Коршем-Корт около Бата и Норт-Миммс в Гертфордшире (около 1600 г.), а для формы в виде H Шау-Хауз в Беркшире (1581) и Холланд-Хауз (1607) в Кенсингтоне. Лонгфорд-Касл около Солсбери (1580) высится на треугольном основании, которое, по-видимому, должно символизировать Троицу. Самый ранний пример большой галереи находился в Хэмптон-Корте; роскошная галерея его, оконченная в 1536 г., погибла при позднейшей перестройке. Такое вытянутое в длину помещение сохранилось, например, в Хардвик-Холле (1590–1597) около Мансфилда.

Старые планы этих и многих других замков находятся в музее Сона (Soane-Museum) в Лондоне. Так как некоторые из них восходят к Джону Торпе, архитектору елизаветинской эпохи, то предполагают, что ему можно приписать все большие английские дома того времени. Притом вообще достоверные в художественном смысле имена английских архитекторов этого времени крайне редки. Все же следует назвать архитектора позднего елизаветинского времени, Роберта Смитсона (ум. в 1614 г.), построившего Лонглет в Вильтшире (1567) и Воллатон около Ноттингема (1580). Первые мотивы украшений в стиле ренессанса некоторых из этих жилых построек церквей и капелл колледжей первой половины XVI столетия обязаны своим происхождением главным образом итальянским художникам, призванным в Англию Генрихом VIII. Мастера, как Пьетро Торреджани, Бенедетто Ровеццано (1474–1552) и Джованни да Майано принесли в Англию вместе с орнаментикой раннего ренессанса и терракотовую пластику, вследствие чего украшение кирпичных построек терракотовыми украшениями стало одним из первых дел английского раннего ренессанса. Эти терракотовые части с их итальянскими орнаментами чрезвычайно подходят к перпендикулярному стилю с его фронтонами и оконными косяками в неоконченном доме Мейр-Марней (1500–1525) в Эссексе и в красивом, впоследствии лишенном северного дворового флигеля Кёттон-Плейсе (1521–1527), прославленном Деллем в качестве представителя самого утонченного расцвета чисто английского искусства того времени. Терракоты Джованни да Майяно на кирпичном Хэмптон-Корте (1515) кажутся менее подходящими. Терракотовый герб Иольсея, помещенный над входом во двор с часами, украшенный обнаженными «putti» и коринфскими полуколоннами, вместе с соседними терракотовыми рельефными бюстами римских императоров в медальонах в виде венков принадлежат к наиболее ранним работам чистого ренессанса в Англии. В церквах и капеллах, однако, самые утонченные итальянские орнаменты очень слабо вяжутся с формами перпендикулярной поздней готики, что ясно заметно в капелле Солсбери (1520), Крист-Чёрча в Гемпшире, в надгробной капелле епископов Фокса и Гардинера (1528–1535) в Винчестерском соборе и в надгробной капелле епископа Веста (около 1533 г.) в соборе в Или.

К итальянскому влиянию присоединилось влияние Гольбейна, великого немецкого мастера, проживавшего в Лондоне с короткими перерывами в 1526–1528 гг. и с 1532 по 1543 г. Обыкновенно утверждают, что Гольбейн оказал влияние на английскую архитектуру; но, кроме отличного по силе рисунка камина в Британском музее, нельзя указать других строительных проектов его руки.

За итальянцами и Гольбейном явились немцы и нидерландцы второй половины XVI столетия. Они принесли с собой свой напыщенный, переходящий в барокко высокий ренессанс. Они также не выступали в роли настоящих архитекторов, а ограничивались главным образом постановкой порталов, каминов и тому подобных украшенных частей; однако благодаря им английские замки стали постепено украшаться внутри и снаружи пилястрами и полуколоннами античных орденов в произвольной переработке. Напыщенность этой архитектуры равняется напыщенности дошекспировской поэзии елизаветинского века. Она пришла извне, что показывают именно английские здания этого времени, так как доказано, что они возникли без чужеземной помощи, показывают просто украшенные и красивые по формам коллегиальные дома вроде Сен Джос-Колледжа в Оксфорде, простые, задуманные в хороших пропорциях усадьбы, например Нол (Knole) в Кенте с его более старыми частями, Литтлкот (1580) и Лайвден-Билдингс в Нортгемптоншире.

Относительно Бёрглей-Хауза, в котором ясно выступают формы ренессанса, известно, что он (после 1561 г.) был отделан немцами. Лонглет (после 1567 г.) обогащен уже тремя родами пилястров. Немецкими считаются также достаточно барочный средний выступ Лонгфорд-Касл и так называемая Porta Honoris в Оксфорде, раньше ошибочно приписанные некоему Теодору Гавеусу из Клеве. Самыми красивыми каминами этого скорее нидерландского, чем собственно немецкого стиля, обладает Ноль; Кобгэм в Кенте также обладает великолепным образчиком этого рода камина, очаг которого охвачен коринфскими колоннами с поясами, а над ним, по сторонам поля с гербом, стоят атланты и кариатиды. Этому немецкому влиянию пришел на смену классицизм Иниго Джонса (1572–1651), в котором средний англичанин видит триумф английской архитектуры, а люди, смотрящие глубже, сожалеют, что английская архитектура не продолжала самостоятельно развиваться на основе таких построек, как Кёттон-Плейс.

Спегальский Ю.П. "Сокровища древней архитектуры"/ Памятники эпохи зрелости искусства Пскова (вторая половина XV

Спегальский Ю.П. "Сокровища древней архитектуры"/ Памятники эпохи зрелости искусства Пскова (вторая половина XV - XVI век)

ПАМЯТНИКИ ЭПОХИ ЗРЕЛОСТИ ИСКУССТВА ПСКОВА
(ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XV - XVI ВЕК)

Как всякое творчество народа, всегда тесно связанное с жизнью, искусство древнего Пскова не могло застыть в неподвижности. Жизнь шла вперед, все изменялось. Даже деревянное посадское жилище, казалось бы так продуманно решенное, приобретало новые формы. Это наиболее отчетливо сказалось на жилище сравнительно обеспеченных людей.

Уже в конце XIII века богатые жители посада, а потом и посадские люди среднего достатка переняли из княжеского и боярского жилища печь с дымовой трубой и перестали строить двухчастные дома с горницами и повалушами в одном срубе. Посадский дом нового типа представлял собой комплекс отдельных срубов, в одном из которых помещалась повалуша, а в других — спальни, отдельно летние, не имевшие отопления, а отдельно — зимние, с печами.

Если дом принадлежал ремесленнику, то в этот комплекс входили и клети, и отдельные мастерские. В домах богатых людей спальные горницы были на двух половинах: женской и мужской. Вместе с переходами и галереями такое жилище представляло собой сложное сочетание по-разному обработанных и неодинаковых по размерам объемов. В отличие от жилищ предшествовавших веков помещения хором теперь ставили на подклети, подызбицы, подповалушья и подсенья. Хоромы нового типа имели потолки с земляной засыпкой и деревянные, тесовые или чешуйчатые, покрытия, на каждом срубе — свое.

Все эти изменения к XVI веку придали новый облик городским дворам и всей деревянной застройке города в целом. Повысилась ее этажность, усложнилась объемная композиция и значительно увеличилась живописность общей картины кварталов, улиц и площадей. Все это, равно как и бурное развитие ремесленного производства, рост богатства города, оказывало влияние на его каменную архитектуру, в частности церковную.

С 1640-х годов псковичи стали покрывать церкви не свинцовыми листами, а железными. Вскоре железная кровля надолго стала обязательной принадлежностью псковских церквей. Известно, что при обороне Пскова в 1581 году псковичи ковали пушечные ядра из железа, которое снимали в большом количестве с церковных крыш.

Появление нового типа кровли, вызванное практическими соображениями, весьма существенно сказалось на архитектурных формах псковских церквей. Криволинейные покрытия, повторявшие очертания сводов, по которым их укладывали, сменились с этого времени покрытиями с плоскими скатами. Общая компоновка верха храма, с которой мы ознакомились на примере Троицкого собора и церкви Рождества в Довмонтовом городе, осталась прежней, но постамент под барабаном стали покрывать не по четырем полукружиям, как раньше, а по восьми щипцам, то есть на шестнадцать скатов. Пересекающимся плоскостям верха церкви в нижней ее части отвечали плоскости прямоугольных боков апсид с односкатными кровлями. Такие апсиды стали непременной особенностью псковских храмов этого времени.

Единственный из них, дошедший до нас сравнительно мало измененным,— церковь Успения Богородицы в селе Мелетове Псковского района (1462—1463).

Недавно четверик этого памятника и его глава были реставрированы, и теперь можно видеть в натуре почти все его первоначальные формы. Мелетовская церковь — уникальный, сравнительно хорошо сохранившийся образец типичной псковской церковной постройки середины XV века.

На стенах и сводах церкви уцелели драгоценнейшие фрагменты росписи того же времени. Недавно все остатки фресок полностью расчищены от покрывавшей их более поздней штукатурки.

Зданием такого же типа, но более богатым и обширным, был первоначально кончанский храм Козьмы и Дамиана с Примостья, построенный тоже в 1462—1463 годах (улица Леона Поземского, 7). Верх храма не сохранился до нашего времени. В 1507 году взрыв пороха, хранившегося в одном из его приделов, повредил главу и подпружные арки. При восстановлении храма после взрыва его шестнадцатискатное покрытие заменили восьмискатным, отказавшись от постамента под барабаном в соответствии с теми новыми нормами, которые установились в псковской церковной архитектуре с последних лет XV века. Чтобы избежать устройства постамента, новые подпружные арки, на которых основали главу храма, пришлось опустить ниже сводов храма. Так появились столь неожиданные для XVI века архаические пониженные подпружные арки.


Церковь Козьмы и Дамиана с Примостья - памятник архитектуры XV века.

В нынешнем облике этого памятника смешались черты, внесенные всеми веками, начиная с XV и кончая XX. По следам, которые заметны без раскопок и зондажей, можно с уверенностью установить первоначальный вид четверика с главой, апсидами и притвором. Он был совершенно аналогичен четверику Мелетовского храма. Но летопись упоминает о приделе, в котором взорвался в 1507 году порох. Судя по повреждениям, нанесенным сохранившейся главной части храма, этот придел примыкал к ее юго-западному углу. Надо полагать, что ему соответствовал такой же придел у северо-западного угла. Оба придела были уничтожены еще в XVI веке при перестройке церкви после взрыва, и точно установить их былое расположение и вид можно лишь путем архитектурно-археологического исследования здания, которое еще не проводилось.

В 1925 году в одной из «палаток» храма (помещение вверху западной трети четверика) были найдены прекрасно сохранившиеся доски от древнего иконостаса. Лицевую сторону каждой из них покрывала лента резьбы в виде плетенки из стеблей с завитками и пальметками, отличавшейся изысканностью и строгостью рисунка. По характеру орнамента и по тому, что эта резьба не была позолочена, можно предположительно датировать ее XV веком. Вероятно, это были остатки первоначального иконостаса, поврежденного взрывом в 1507 году.

В XV веке в убранстве псковских церквей стенопись начала утрачивать главенствующее значение. Фрески в виде небольших отдельных поясных изображений святых, а иногда в виде изображения праздника, которому был посвящен храм, стали помещать только в небольших нишках на наружных фасадах. Главную роль в украшении интерьера стал играть иконостас. Все внимание в иконостасе сосредоточивалось на иконах. Тябла, разделявшие ряды икон, украшались лишь скромной неглубокой резьбой, не дававшей резкой игры светотени и не отвлекавшей внимания. Их сознательно не покрывали позолотой.

При храме Козьмы и Дамиана, на площадке его двора, или, как раньше псковичи говорили, буя, сохранилось еще два уникальных древних сооружения: основание большой четырехпролетной звонницы и ворота буя (ограда поздняя). В нижней части постройки, служившей основанием для столбов звонницы, находятся древние складские помещения. Их узкие окна и тяжелые своды сохранились в первоначальном виде. Весь верхний этаж, в который поднимаются по лестнице, перекрытой характерными для псковской архитектуры ступенчатыми сводами, занят двухстолпной церковкой. Она сохранила нетронутые древние своды, окна, двери, ниши и никогда еще не подправлявшуюся обмазку. В стенах видны гнезда от брусьев, которые поддерживали иконостас.

Не менее ценный и редкостный памятник представляют собой ворота. Они наклонились в направлении от церкви к улице. Надо полагать, что этот наклон — последствие взрыва, происшедшего в 1507 году, и что ворота построены одновременно с храмом. Верхняя часть ворот сломана, вероятно, в XVIII веке.

Весь этот комплекс отмечал один из основных узловых пунктов планировки древнего города. Здесь сходились важнейшие магистрали. И поэтому здесь наблюдалась картина, обычная в древнем Пскове для таких многолюдных перекрестков: у самого разветвления людских потоков на возвышенном месте стояла многопролетная звонница на могучем основании, а рядом с нею — большой и богатый по композиции храм. Выдержанные в крупном масштабе ворота отличались такой же монументальностью.

По соседству с большим кончанским храмом некогда стояла сравнительно небольшая церковь Николы с Примостья. Она еще более украшала этот сложно скомпонованный перекресток и своим масштабом подчеркивала мощь его главной архитектурной доминанты — храма Козьмы и Дамиана.

Основания трех храмов точно такого же типа, как Мелетовский и Козьмодемьянский с Примостья, недавно открыты при археологических раскопках в Довмонтовом городе. Все они сохранились на небольшую высоту. Но такая характерная их принадлежность, как прямоугольные боковые апсиды, позволяет судить об их завершении: в псковской архитектуре прямоугольные боковые апсиды обычно неразрывно связаны с тридцатидвухскатным верхом.

В 1490-х годах в псковской церковной архитектуре произошел перелом. В ней появились новые черты, которые сохранялись на протяжении всего XVI и отчасти XVII века. Шестнадцатискатные крыши с шестнадцатискатным же постаментом под барабаном уступили место более простым восьмискатным покрытиям. Новый вид покрытия был гораздо более практичным: восьмискатные крыши полностью предохраняли каменную кладку верха храма от намокания, тогда как при прежних шестнадцатискатных покрытиях своды и основание главы разрушались от проникавшей через многочисленные швы влаги. Однако не это, а соображения архитектурно-художественного порядка были главной причиной происшедшей перемены.

К началу XVI века масштаб обычных городских построек, то есть жилых дворов с их хоромами, настолько укрупнился, что формы верхов шестнадцатискатных храмов с постаментами, тоже покрывавшимися на шестнадцать скатов, стали слишком измельченными, недостаточно лаконичными. Они не могли уже сохранять господствующее значение в архитектурном пейзаже города того времени.


Церковь Образская с Жабьей лавицы.

Не случайно первая половина XVI века в Пскове была порой массовой постройки каменных зданий очень крупного масштаба, изменившей весь вид города. Тогда в основном были созданы каменные укрепления Окольного города, грандиозные по протяженности и массивности. Тогда же в Пскове появились крупные комплексы сооружений, такие, например, как Владычный двор, в которые входили обширные каменные здания гражданского характера. Тогда же началась перестройка каменных церквей, продолжавшаяся несколько десятков лет. Летописи оставили очень неполные сведения об этой перестройке, но она ясно прослеживается при изучении архитектуры сохранившихся церковных зданий.

Эти изменения архитектуры города естественно связывать с присоединением Пскова к Московскому государству. Но изучение памятников свидетельствует, что черты, ставшие характерными для псковского зодчества XVI века, определились еще до окончательного присоединения Пскова к Москве, то есть до 1510 года. Очевидно, уже к концу XV века масштаб городской застройки Пскова настолько укрупнился, что потребовал коренных изменений в формах архитектурных доминант. Новому масштабу могли соответствовать только крупные плоскости и объемы, более лаконичные верхи храмов.

Переход к новому принципу оформления верхов произошел, однако, не сразу. По-видимому, впервые восьмискатное покрытие было испытано в Пскове на постройках с упрощенными сводами, то есть со сводами без подпружных арок. Самый ранний из псковских храмов с восьмискатными верхами—церковь Георгия со Взвоза, построенная в 1494 году (улица Урицкого, 1), — имеет именно такую конструкцию. Здесь под барабаном нет никакого выступа, и восьмискатное покрытие было уложено на конструкцию, лишь слегка обобщая ее очертания (сейчас церковь имеет четырехскатную крышу).


Церковь Богоявления с Запсковья.

Решающую роль в сложении новых архитектурных форм сыграл кончанский храм Богоявления с Запсковья (1496) — одна из крупнейших построек древнего Пскова, поставленная на скрещении важных внутригородских путей у реки Псковы (современный адрес: угол улиц Герцена и Волкова). Это здание, имевшее исключительное значение в развитии псковской архитектуры, было, по-видимому, первым, в котором повышенные подпружные арки сочетались с восьмискатной крышей.

Смелый зодчий-новатор (имя его неизвестно) еще не смог полностью отработать приемы сооружения нового типа. Лопасти, завершающие лопатки фасадов четверика, вписаны в очертания щипцовых стенок довольно неумело: в одних местах над ними получились излишне широкие поля, а в других они чуть ли не врезаются в скаты щипцов. Барабан главы, не поднятый, как прежде, на постамент, оказался в общем силуэте храма недостаточно высоким, и мастерам пришлось на последнем этапе стройки удлинить его, отчего между окнами и узорным пояском, завершающим барабан, образовалось неоправданно широкое гладкое поле. Однако новый принцип компоновки наружных форм здания церкви на сей раз был применен и выражен со всей решительностью.

Храм Богоявления с Запсковья замечателен также своей звонницей. Это первый в Пскове пример возведения столбов звона на особом, отдельном от храма, здании. В настоящее время весь комплекс ожидает реставрации, которая должна полностью вернуть храму его первоначальные внешние формы.

Первая половина XVI века была порой расцвета псковской архитектуры. Разнообразие строившихся каменных зданий, объем строительства, технический его уровень, изощренность архитектурного мастерства псковских зодчих достигли вершины. Основным типом псковского храма того времени был четырехстолпный трехапсидный храм с закругленными боковыми апсидами и с восьмискатной крышей. Небольшие храмы устраивались без столпов, с главой на перекрещивающихся арках и с одной апсидой. Обязательной принадлежностью любой, даже самой миниатюрной церквушки были притворы перед западным (главным) входом, а нередко и перед боковыми.

Кончанские храмы непременно устраивались с приделами, то есть с пристроенными к ним сбоку небольшими церковками (с одной, а чаще — с двумя). Приделы всегда соединялись с притворами галереями. Протяженность галерей старались по возможности увеличить, и с конца XV века приделы стали строить к востоку от основного объема храма. Звонницы в это время строили как можно выше, устанавливая их либо на особое здание, служащее им пьедесталом, либо на самый четверик. Иногда под храмом устраивали подцерковье с входом в него через особую небольшую пристройку.


Церковь Варлаама на Званице.

Очень распространены были часовни-усыпальницы, украшавшие многочисленные кладбища, которые в городе были у каждого храма. Эти небольшие каменные сооружения увенчивались шатрами или двускатной крышей с миниатюрной главкой. До нашего времени такие часовни в переделанном вид« сохранились на Мироносицком кладбище и у церкви Николы на Усохе.

Приемы орнаментации и декоративной обработки церковных зданий, сложившиеся уже в XV веке, стали очень единообразными. Благодаря этому все каменные постройки города представляли собой как бы единое произведение. Поэтому очень редкие отступления от общепринятого приобретали исключительное значение, обращали на себя внимание и запечатлевались в памяти.

Фасады храмов помимо обработки лопатками и многолопастным завершением украшались нишками с фресковыми изображениями. Такие же нишки были обычны и для часовен. Алтарные апсиды завершались вверху типичным псковским орнаментальным пояском из треугольных впадинок между двумя рядами четырехугольных. Средняя апсида четверика и апсиды приделов обрабатывались, кроме того, так называемыми «валиковыми разводами», которые представляли собой подобие аркатуры на тоненьких колонках. Барабан псковского храма XVI века обычно украшали бровки ломаной формы над окнами, такой же узорный поясок, как на апсидах, и у самого верхнего края — ряд кокошников — небольших нишек с полукруглыми верхами.

В XVI веке в псковской архитектуре гораздо шире, чем раньше, стали применять керамику. Барабаны ряда храмов в Пскове украшены не узорным поясом, а поясом из керамических плит. На них красиво нарисованными и покрытыми зеленой поливой буквами сообщались основные данные о постройке храма. Встречались и керамические кокошники. Стали применять керамическое покрытие глав зеленой поливной чешуей.

Главным и самым сильным художественным средством, которым пользовались псковские каменщики, была белизна каменных поверхностей. Покрытые тщательно вылепленной, но неровной обмазкой и побеленные по обмазке известью, они подчеркивали весомость и скульптурную рукотворность зданий. Большое внимание уделяли псковские каменщики XVI века и пропорциям построек. Почти незаметно (более умеренно, чем в XV веке) сокращая вверху толщину столбов звонниц и диаметр барабана главы, они достигали большей стройности здания. В ходе строительства пропорции зданий многократно проверялись в натуре и в случае надобности тут же исправлялись.

В XVI веке псковские мастера достигли поразительного умения в свободной асимметричной компоновке объемов. Их способность выявить и подчеркнуть величину храма каким-либо небольшим и к тому же необходимым в практических целях придатком к основному объему — сходом в подцерковье или часовней—поистине неподражаема, как неподражаемы умение создать и использовать разнообразнейшие и красивейшие сочетания света и теней, умение заставить играть во всю силу самый незатейливый орнамент, самое простое по исполнению украшение.

Пользуясь этими простыми средствами и столь несложными приемами архитектурной обработки, псковские зодчие того времени умели придавать своим постройкам удивительное разнообразие и живописность. При этом, применяясь ко всем особенностям любого здания, они с величайшим мастерством вписывали свои постройки и их комплексы в окружающую обстановку.

Наиболее ранний из сохранившихся и датированных памятников псковской архитектуры XVI века—храм Успения у Парома, или, как прежде называли его псковичи,—Пароменская церковь (1521). Она поставлена на Завеличье напротив Крома, у бывшего плавучего моста (теперешний адрес: Рижское шоссе, 2).


Церковь Успения у Парома.

Западная сторона Пскова была ее главным фасадом. С запада, с левого берега Великой, благодаря большой ее ширине можно было охватить город взглядом на всем его протяжении. Вся застройка западной части Пскова велась с расчетом как можно ярче украсить ее. Здесь ставили наиболее крупные и эффектные строения — отдельные здания и целые комплексы таких зданий.

В высшей степени торжественно и парадно был решен въезд в город с западной стороны. Путешественник после долгого пути сквозь дремучие леса, стоявшие от границы Ливонии до Завеличья, проехав узкой Изборской улицей, застроенной небольшими деревянными дворами, мимо скромного монастыря с миниатюрной церковью Николы от Каменной ограды, вдруг попадал на широкое открытое пространство левого берега Великой, и на другой стороне реки во всей своей сказочной красоте представал перед ним Псков. Спуск к мосту (или парому, когда мост был разобран) являлся как бы преддверием самого города и был украшен соответствующим образом. Монументальная звонница с тяжелым столбами, поставленными на высокое могучее основание, и сама церковь Успения у Парома с приделами, притворами и галереями были выдержаны в крупном масштабе и как бы готовили гостя Пскова к восприятию величественности того, что находилось на другом берегу.

В древнем Пскове издавна повелось постепенно подготавливать подъезжавшего к городу человека, как бы сообщать ему о том, что город близко. Этому служили загородные храмы и монастыри, которые составляли как бы несколько цепей, связывавших отдаленные места Псковской земли с ее центром. И псковичи превосходно умели находить соотношение звеньев каждой цепи. Внутри города на каком-либо перекрестке Пароменская церковь с ее звонницей была бы излишне крупна, а расстояние между ней и звонницей чересчур велико. Здесь же, в виду громады Крома с собором, могучих крепостных стен и башен, на открытом месте, на берегу широкой реки ее укрупненный масштаб оказался найденным безошибочно.

В современном виде церкви этот масштаб нарушен. Но все же он еще хорошо чувствуется на восточной стороне храма, где сохранились почти нетронутыми первоначальные апсиды. Пристройки с северной и южной сторон храма, получили свой вид в конце XVII—первой половине XVIII века.

В XIX веке с запада к первоначальному притвору была пристроена паперть. Глава храма, как и его четырехскатная крыша,— конца XVII — начала XVIII века (первоначальный верх был восьмискатным, а глава — луковичной формы). Иконостас храма — поздний, но его завершение, вероятно, XVI века.

Храм Николы со Усохи (Советская улица, 19) — один из крупнейших кончанских храмов в Пскове — построен в 1535 году вместо более древнего, сооруженного в 1371 году.


Церковь Николы со Усохи.

Церковь дошла до нас в измененном виде и сильно пострадала во время Великой Отечественной войны. В настоящее время она частично реставрирована.

Здание на два метра скрыто отложившимися вокруг него культурными напластованиями, и это очень исказило его пропорции, сделало его приземистым. С юго-восточной стороны к алтарной апсиде примыкает часовня с широкими открытыми проемами. Под ней—помещение с захоронениями, перекрытое сводом и имеющее только дверной проем. Теперь оно скрыто под землей, Вход в часовню был по крыльцу, вид которого пока остается невыясненным. В нише на стене апсиды—фресковое изображение Николы.

От внутреннего убранства церкви к нашему времени ничего не осталось.

Во время реставрационных работ в 1946 году были найдены черепица XVI века с главы храма, небольшая часть литого, украшенного чеканкой паникадила (большой люстры) и куски разбитой каменной надгробной плиты с вырезанной на ней надписью, раскрашенной яркими красками.

Храм Петра и Павла с Буя, или из Среднего города (улица Карла Маркса, 2),—тоже приходский храм, построенный в 1540 году. Стоявший на высоком надпойменном берегу реки Псковы у поворота одной из главных улиц Пскова—Петровской, где с ней пересекались другие улицы, храм был очень богато и интересно скомпонован.

Он имел два внутренних придела — наверху, «на полатях», два наружных — у восточных углов и еще один придел, прикомпонованный к северо-западному углу храма и помещавшийся над галереей.

Последний придел находился на одном уровне с «палатками» храма и сообщался с северной палаткой проходом, который можно видеть и теперь, если подняться в эту палатку. Все приделы, даже внутренние, скрытые под восьмискатной крышей четверика, были отмечены главами, покрытыми блестящей зеленой керамической черепицей. Барабан центральной главы опоясывала керамическая надпись из блестящих зеленых букв, обрамленная керамическими же зелеными валиками. Большая двухпролетная звонница стояла на южной стене четверика, обращенной в сторону Петровской улицы.

К нашему времени от наружных приделов и галерей не осталось ничего, кроме следов на стенах церкви и нижних частей стен, скрытых в земле. С запада к первоначальному притвору в XIX веке была пристроена паперть. Нынешняя глава, покрытая железом с выбитыми на нем звездами, сделана при капитальном ремонте церкви в 1713 году. Внутри храм очень красив по своим основным очертаниям и пропорциям. Малярная роспись, которую можно сейчас видеть, сделана в XIX веке.

Церковь Козьмы и Дамиана на Гремячей горе (улица Гремячая Гора, 7) — бывший монастырский храм. Впервые церковь на этом месте была построена в 1383 году, а та, остатки которой мы видим теперь,— в 1540-м. В конце XVII века церковь переделали. Глава, своды и западные полукупольные столпы, притворы и галереи были сломаны, а четверик перекрыт сомкнутым сводом, на котором поставили непропорционально маленькую главку с глухим барабаном. Вместо восьмискатной крыши устроили четырехскатную, сломав при этом верхушки щипцовых стенок. С запада к четверику приделали пристройку, а к ней—крыльцо на двух круглых столбах, на которое сверху поставили небольшую колокольню. В таком виде храм просуществовал до XX века, но его неоднократно подновляли.

Еще до Великой Отечественной войны крыльцо и колокольня окончательно разрушились. В 1947 году провалился свод четверика вместе с главкой, и, хотя они были восстановлены, церковь потеряла тот вид, какой получила в XVII веке. Возможно, что при реставрации, ожидающей ее в будущем, она будет восстановлена в формах XVI века (конечно, за исключением внутреннего убранства, которое полностью утрачено).

Метрах в пятнадцати к юго-западу от церкви, у самого обрыва горы, существуют в земле, почти незаметные снаружи, остатки каменных монастырских палат, которые сохранялись (и к тому же перестраивались) еще в XIX веке.

К памятникам этой же поры развития псковской архитектуры относятся Нововознесенская церковь, церкви Иоакима и Анны, Воскресения со Званицы и другие. Очень перестроенная в XVII веке, Нововознесенская церковь сохранила удивительно выдержанный общий масштаб и старую звонницу. Церковь Иоакима и Анны сохранилась лучше, но галереи и притвор ее переделаны. Церковь Воскресения со Званицы очень испорчена перестройками XVII века.

К памятникам XVI века следует причислить еще четыре монастырские бесстолпные церкви: Алексея, человека Божия (измененную переделкой в конце XVIII века), Николы от Каменной ограды, Покрова и Рождества Богородицы в Углу и храм Петра и Павла Сереткина монастыря.

Церковка Николы (улица Розы Люксембург, 17) в рисунке луковичной главы, в соотношениях ее основных масс в значительной мере сохранила черты первоначального облика, утрачены только старый притвор, звонница и небольшой объем лестницы в подцерковье, выступавший с северо-восточной стороны. Крыша церкви первоначально была восьмискатной.

Двойной храм Покрова и Рождества недавно реставрирован в своих первоначальных формах, за исключением крыши, которая была в древности железной. Осматривая его, следует помнить, что в старину около него были и другие постройки монастыря, окруженного оградой с воротами.


Церковь Покрова и Рождества в Углу.

Небольшая церковь Петропавловского Сереткина монастыря на правом берегу реки Великой, по пути к Снятной горе, интересна прежде всего конструкцией ее сводов. Нигде более не сохранилось такого варианта решения ступенчато-перекрещивающихся арок. Четверик церкви, возможно, относится к XV веку.

Очень интересна также ее звонница. В настоящее время звонница эта включена в объем колокольни, построенной, вероятно, в начале XIX века. Пролеты ее заложены, но старые столбы можно видеть, если подняться на чердак западной пристройки храма. Рядом со звонницей — келья, которая, так же как и западная пристройка, относится к XVII веку. На берегу реки, около церковной ограды, еще сохраняются остатки погребов монастырских палат. Своды погребов местами провалились и засыпались землей.

В середине XVI века, по-видимому начиная с 40-х годов, псковская церковная архитектура обогатилась новыми приемами. Их появление отчасти можно объяснить развитием прежнего направления псковского зодчества, но в более значительной мере влиянием среднерусской — московской — архитектуры. Наиболее отчетливо это влияние выразилось в появлении в Пскове храмов с позакомарными покрытиями и высоких восьмигранных столпообразных храмов «под колоколы», то есть с колокольней в верхнем ярусе.

Покрытие по закомарам в это время стало чисто декоративной формой: кровлю не укладывали на своды, как в XII веке, а поднимали над ними, скрывая их. Возможно, что в некоторых случаях она даже приблизительно не повторяла их очертаний, а была пощипцовой, то есть с плоскими скатами.

Иногда позакомарному покрытию сопутствовали пять глав. Прежде такие архитектурные композиции не встречались в Пскове, но уже с конца XV века ими пользовались псковские мастера, работавшие в Московской Руси. В появлении в Пскове позакомарных покрытий и пятиглавия, вероятно, сыграли роль заказчики — богатые купцы, переселенные в Псков из Средней Руси и привыкшие к формам среднерусской архитектуры. Но нет ничего удивительного и в том, что каменщики, перед которыми была поставлена задача разнообразить создаваемые постройки, сами охотно пользовались такими приемами.

Именно архитектурными соображениями, желанием обогатить силуэт некоторых ансамблей, создать в них сильные декоративные акценты можно объяснить и появление церквей в виде восьмигранных столпов с колокольнями вверху, нарочито вытянутых вверх и, кроме того, завершавшихся высоким шатром.

Такой храм стоял до Великой Отечественной войны в Гдове, а подобный ему и теперь существует в бывшем Крыпецком монастыре. Отзвук этого приема — граненая колокольня с шатром, возвышающаяся над папертью собора Елизаровского монастыря (в Псковском районе).


Елизаровский монастырь.

В самом Пскове столпообразных храмов не сохранилось, но на изображении Пскова XVI века (на иконе Сретения) Новое Снетогорское подворье на Запсковье, вблизи церкви Богоявления, изображено с высокой столпообразной постройкой, увенчанной шатром и похожей на Гдовский столп.

По-видимому, именно с середины века нередким стало устройство подцерковья, часто высокого и ясно обозначенного снаружи. Естественно, что галереи стали двухэтажными, а вход в притвор устраивался через крыльцо.

Есть основания предполагать, что в некоторых очень нарядных постройках верхний ярус галере» имел вид аркады с большими открытыми проемами. Признаки такого устройства галереи можно заметить у церкви Василия на Горке и в соборе Крыпецкого монастыря (1547). Очень крупные и богатые монастырские храмы стали в некоторых случаях украшать приделами (собор Крыпецкого монастыря).

Стремление обогатить арсенал декоративных средств псковской архитектуры отразилось и на орнаментике. Псковские каменщики смелее и щедрее использовала старые приемы. Так, в соборе Елизаровского монастыря они украсили валиковыми разводами не только все апсиды, но и барабан, придав им трехлопастное очертание. Средняя апсида кроме обычного пояска украшена еще и кокошниками. Иногда вертикальный валик апсиды совмещали с осью окна и обводили валик вокруг окна, придавая ему разные формы. Окна храмов и галерей стали в некоторых случаях перекрывать не плоской плитой, как раньше, а полукруглой аркой, придавая полукруглый верх также и впадине вокруг окна.

Псковские каменщики, или, точнее, мастера одной из их дружин, той, что строила Гдовский столп и соборы Елизаровского и Крыпецкого монастырей, ввели в свои декорации килевидные завершения порталов и обрамлений ниш. Кроме того, наряду с килевидными появились и бочкообразные завершения лопаток стен, горизонтальные пояса поребрика или нишек, аналогичные нишкам кокошников, окаймленные снизу и сверху валиками. Использованию всех этих несколько осложненных форм способствовало значительное повышение технического мастерства псковских зодчих. В Пскове сохранилось немало памятников этой недолгой, но плодотворной поры наивысшего расцвета псковской церковной архитектуры.

Церковь Анастасии в Кузнецах (на углу Октябрьского проспекта и улицы Некрасова) поставлена, видимо, после 1539 года, когда более древняя церковь Анастасии, стоявшая на этом месте, обрушилась. Симметричная композиция ее с двумя приделами по бокам напоминала композицию храма Богоявления с Запсковья. Первоначальные покрытия церкви и приделов были восьмискатными, в обработке ее нет никаких новшеств, которые могли бы отличить эту постройку от памятников первой половины века. Но двухэтажная галерея и крыльцо, по которому нужно было всходить в притвор,— черты новые для того времени. Древнее крыльцо и звонница до нас не дошли: они уничтожены при переделке в 1819 году. Верхний этаж галереи совершенно перестроен в XVII веке, и это дает основание предполагать, что этот этаж был сначала открытым, с аркадой на столбах вместо наружных стен. Верх барабана ныне совершенно гладкий: во время перестройки в 1819 году его украшения были сбиты и заделаны. Глава поздней формы. Церковь как снаружи, так и внутри отличалась совершенством форм и пропорций. В первоначальном виде это было одно из наиболее красивых зданий древнего Пскова.

В Завеличье (Красноармейская набережная, 17) находится церковь Климента, папы Римского бывшего Климентовского монастыря. Характером и деталями обработки она также не отличается от памятников первой половины XVI века. Но ее высокое подцерковье, подчеркнуто выраженное снаружи, и крыльцо, которое несомненно существовало в древности, так как без него нельзя было обойтись при такой высоте подцерковья, ставят ее в один хронологический ряд с собором Крыпецкого монастыря.

Подъем церкви на высокий цокольный этаж — прием, примененный псковичами при постройке Ризположенского храма в Московском кремле (1484—1485),— казалось бы, мог быть повторенным в Пскове уже в конце XV или начале XVI века. Но псковские мастера, работавшие в Москве, очень долго не привозили домой тех форм и приемов, которые они там узнавали или сами успевали выработать. В московской практике XV века они освоили и позакомарные покрытия, и килевидные завершения закомар и наличников, однако эти формы появились в Пскове только в середине XVI века и то в очень немногих постройках.

Особенность храма Климента — отсутствие галерей. Придел с южной стороны пристроен в XVIII веке. Внутри Климентовский храм сохранился довольно хорошо, но из убранства его ничего не осталось.

Старовознесенский храм (Советская улица, 62) принадлежал Вознесенскому девичьему монастырю, одному из старейших в Пскове, основанному, возможно, еще в XIII веке. Известно, что монастырский собор был заново выстроен вместо более старого в 1467 году, однако архитектура дошедшего до нас здания свидетельствует о том, что его нынешний облик сложился во второй половине XVI века. Высокое подцерковье, на которое поднят храм, окна четверика с полукруглым верхом, встречавшиеся в Пскове только в постройках второй половины XVI века,— достаточно убедительное доказательство правильности такой датировки.

В 1961—1963 годах четверик церкви и ее боковые галереи реставрированы в формах, близких к первоначальным (в древности главок над галереями не было). Глава церкви не сохранилась, но ее восстановили при реставрации. Притвор также не сохранился. Вся западная сторона галерей оставлена в состоянии, близком, к тому, какое она получила при перестройке в конце XVII века. В то же время появились крыльцо и колокольня.

Церковь Иоанна Богослова на Милявице бывшего Котельникова монастыря (1547) сохранила лишь признаки своей высоко поднятой древней галереи. Столбы, своды и глава уничтожены при перестройке в XVIII веке. На средней апсиде уцелела характерная для второй половины XVI века деталь: валик, обводящий окно и очерчивающий при этом контур креста. Церковь расположена в Запсковье (Аллейная улица, 1).

Построенная в 1546 году монастырская церковь Жен-мироносиц (Завеличье, Мироносицкое кладбище) имеет следы первоначального позакомарного покрытия. Сохранились остатки одного придела и двухэтажной галереи. Притвор, частично галереи и почти весь придел были сломаны и перестроены, видимо, в XIX веке. Своды храма упрощенные (без подпружных арок).

Храм Василия на Горке расположен в центре современного Пскова, рядом с Октябрьским проспектом. Долгое время эту церковь ошибочно считали памятником начала XV века. В действительности же она является типичным сооружением 40-х и 50-х годов XVI века. Его позакомарное покрытие, имеющее декоративный характер, первоначальная ажурная галерея (следы ее примыкания к приделу сохранились), часовня-усыпальница, примыкавшая к приделу с северной стороны (следы ее также сохранились), высокое подцерковье, великолепная техника постройки, совершенство пропорций и отработанность деталей декора — все характерно для этого периода расцвета церковной архитектуры Пскова.


Церкви Василия на Горке и Николы со Усохи.

Церковь стояла в древности на высокой Васильевской горке, у самой стены Среднего города. Рядом с ней высилась четырехугольная Васильевская башня, над которой была надстроена звонница. Старинное предание рассказывает, что на этой звоннице висел сполошный колокол, поднимавший весь город в случае тревоги. Короткая улица Враговка, шедшая от Печорского подворья (от него сохранились лишь руины церкви Одигитрии) и церквей Варвары и Николы со Усохи к Трупеховским воротам Среднего города, огибала церковь, давая возможность любоваться ею с разных сторон.

Первоначально церковь кроме северного придела имела какую-то часть, примыкавшую к южной галерее у ее восточного конца, возможно, второй придел. Галереи переделаны в XVII веке, а крыльцо—в XVIII. Тогда же построена и существующая ныне колокольня. Внутреннее убранство храма не сохранилось.

У церкви Николы бывшего Любятовского с Поля монастыря (Псковская улица, Любятовское кладбище) было не только позакомарное покрытие, но и пять глав. Ее построили без галерей и потому звонницу расположили на одной линии с четвериком у его угла. Теперь боковых глав и столбов звонницы нет: они сломаны при перестройках.

В церкви есть старинные иконы, а иконостас завершен древним киотом с крестом. В стенах сохранились шкафики XVI века с деревянными дверцами и резная каменная надгробная плита XVII века.

Внутреннее убранство псковских церквей в XVI веке стало очень богатым, хотя ограничивалось главным образом иконостасом. В иконостасы, все еще строгие по общей композиции и деталям, стали в изобилии вводить позолоту. Иконы украшались окладами из узорной серебряной басмы, венчиками, цатами и привесками ювелирной работы, украшенными тончайшей сканью, финифтью, а иногда и драгоценными камнями. Композиция икон все более усложнялась. Та особая, совершенно исключительная живописность, которая отличала псковскую школу иконописи в XIV веке, сменилась цветистостью и изысканной декоративностью. Псковские иконописцы по-прежнему любили сопоставлять дополнительные цвета, особенно красный с зеленым, но колорит становился все более нежным и светлым, а контрасты — смягченными. Большую роль стали играть на иконе золото, часто в виде мелкой штриховки, и тонкий орнамент.

В церквах появлялось все больше книг, иногда с богатыми миниатюрами и орнаментикой, с переплетами, щедро украшенными чеканкой и гравировкой, позолотой, живописью, финифтью и сканью. В фондах Псковского музея хранятся два евангелия с подобным образом обработанными окладами. Не менее декоративными были различные предметы церковной утвари: блюда, часто серебряные, украшенные гравировкой, эмалью и позолотой, с надписями вязью, и богато орнаментированные церковные сосуды, кресты, литые из металла и вырезанные из дерева или кости, паникадила и лампады. Существенное значение во внутреннем убранстве церквей приобрели дорогие ткани — узорные шелка, бархат и парча, вышивки и жемчужное низанье, которыми украшали облачения и разного рода покровы и завесы.

Нельзя не напомнить, что в XVI веке вся система псковских крепостных сооружений приняла окончательный вид. В нее вошли и более древние части — стены Крома и Среднего города, относившиеся в значительной степени ко второй половине XIV и XV веку, укрепления Запсковья и некоторые башни Окольного города, возведенные в конце XV века. Но все же в целом псковские стены и башни, остатки которых дошли до нашего времени, представляют собой памятник XVI века. В XVII веке их ремонтировали, иногда усиливали прикладками, меняли их деревянные части, но в общем за XVII век они существенно не изменились.

В XVI веке в Пскове получили большое распространение каменные гражданские сооружения. И раньше псковичи строили общественные здания из камня (остатки некоторых из них найдены в Довмонтовом городе). Для Пскова XVI века характерно строительство каменных монастырских трапезных палат с поварнями, каменных братских корпусов и отдельных зданий с деревянными кельями вверху для монастырского начальства, каменных зданий на дворах богатых посадских людей и представителей высшего духовенства.

До сих пор существуют палаты Снетогорского монастыря (1518), подворье Елизаровского монастыря в Пскове, часть палат в Крыпецком монастыре. По палатам Крыпецкого монастыря, полностью освобожденным от поздних наслоений, видно, каким продуманным и удобным было устройство таких зданий. В нижнем этаже под залом трапезной располагалась поварня, которая зимой при помощи системы каналов согревала этот зал. Кухонные запахи удалялись через вентиляционные каналы. Готовые яства поднимались на второй этаж, где из раздаточной передавались в трапезную через специальный проем, оборудованный кроме дверец особой вытяжкой. Этажи были соединены узкими наклонными канальцами для переговоров. Обширный и торжественный зал трапезной с красиво выгнутыми сводами, опирающимися на могучий центральный столп, соединялся дверным проемом с небольшой церковкой, находившейся при трапезной. Над каменной частью здания возвышался деревянный жилой этаж.

В летописном сообщении о постройке в 1536 году палат Макария отмечено, что это здание имело каменную повалушу (которая, конечно, стояла на погребах), а над ней деревянные горницы. По всей вероятности, такой же была, в общих чертах, и компоновка палат богатых псковских купцов.

Переселенные в Псков из других городов Руси по приказу «государя всея Руси» (на место «выведенных» в 1510 году трехсот семейств наиболее влиятельных псковичей) новые псковские «великие гости» имели особенно серьезные основания опасаться пожаров и должны были обеспечивать сохранность своего имущества прежде всего постройкой собственных каменных домов. Если судить по наиболее старым из богатых жилых зданий XVII века, то повалуша в них занимала весь верхний этаж каменной части, а нижний служил надежным вместилищем наиболее ценного имущества и товаров. Спальные горницы — зимние и летние,— с примыкающими к ним сенями, светелками и гульбищами располагались в деревянной части, возвышавшейся над каменными этажами.

Ни одно из псковских частных каменных зданий XVI века не дошло до нас. Наиболее богатые псковские купцы, успевшие уже укорениться на новом месте, в 1569 году были высланы из Пскова, а брошенные ими здания за последовавшие затем годы запустения города, тянувшегося около полувека, обветшали, и их разобрали.

Каменные гражданские здания строили в Пскове XVI века не только монастыри и купцы,— они строились и для казенных и общественных надобностей. Писцовые книги конца XVI века упоминают о каменной бане, стоявшей на Завеличье, а за Троицким собором под одним из жилых домов и до сих пор сохраняется небольшое двухчастное каменное здание XVI века, служившее, по всей вероятности, хранилищем запасов.

В середине XVI века Псков украшали более 120 каменных храмов и большое число гражданских каменных построек, вправленных в деревянную застройку, как самоцветы в богатое ювелирное изделие. Яркая, жизнеутверждающая красота города, его живописность, широкий размах и крупный масштаб узловых ансамблей, организующих его композицию,— все эти особенности Пскова, намечавшиеся уже в конце XV века, ко второй половине XVI века достигли своего расцвета.

 

 



Сайт создан в системе uCoz

Русская архитектура - это... Что такое Русская архитектура?

Русская архитектура следует за традицией, корни которой были установлены ещё в Византии, а затем в Киевской Руси. После падения Киева русская архитектурная история продолжалась в княжествах Владимира-Суздаля, Новгородской и Псковской республиках, Русского царства, Российской империи, Советского Союза и современной Российской Федерации.

Средневековая Русь (X—XVII вв)

См. также: Список древнерусских архитектурных сооружений домонгольского периода

Архитектура Киевской Руси (IX—XII вв.)

Культурное влияние средневековой Киевской Руси прослеживается в архитектурных традициях нескольких современных государств, в том числе и России.

Большие церкви Киевской Руси, построенные после принятия Христианства в 988 году, были первыми примерами монументальной архитектуры в восточно-славянских землях. Архитектурный стиль Киевской Руси утвердился под влиянием византийского. Ранние православные церкви были главным образом сделаны из дерева.

Первой каменной церковью Киевской Руси была Десятинная церковь в Киеве, строительство которой относят к 989 году. Церковь строилась в качестве кафедрального собора неподалеку от княжеского терема. В первой половине XII в. церковь перенесла значительный ремонт. В это время был полностью перестроен юго-западный угол храма, перед западным фасадом появился мощный пилон, подпирающий стену. Эти мероприятия, вероятнее всего, являлись восстановлением храма после частичного обрушения вследствие землетрясения.

Софийский собор в Киеве, построенный в XI веке является одним из самых значительных архитектурных сооружений данного периода. Первоначально Софийский собор представлял собой пятинефный крестово-купольный храм с 13 главами. С трёх сторон он был окружён двухъярусной галереей, а снаружи — ещё более широкой одноярусной. Собор строился константинопольскими строителями, при участии киевских мастеров. На рубеже XVII-XVIII веков был внешне перестроен в стиле украинского барокко. Храм внесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Владимиро-Суздальская архитектура (XII—XIII вв.)

Церковь Покрова на Нерли (Покров на Нерли, XII век) — храм во Владимирской области России, выдающийся памятник владимиро-суздальской школы, считается одним из самых совершенных храмов России.

В период феодальной раздробленности роль Киева как политического центра начинает ослабевать, в феодальных центрах появляются значительные архитектурные школы. В XII—XIII веках важным культурным центром становится Владимиро-Суздальское княжество. Продолжая византийские и киевские традиции, архитектурный стиль видоизменяется, приобретает собственные, индивидуальные черты.

Во время правления Андрея Боголюбского владимиро-суздальская архитектура достигла наибольшего расцвета. В столице княжества Владимире разворачивается активное строительство, город застраивается монументальными сооружениями. До настоящего времени сохранились такие памятники архитектуры Владимира как Успенский собор и Золотые врата.

Одним из наиболее выдающихся памятников зодчества владимиро-суздальской школы является церковь Покрова на Нерли, построенная в середине XII века. От храма XII века без существенных искажений до нашего времени сохранился основной объём — небольшой, слегка вытянутый по продольной оси четверик и глава. Храм крестовокупольного типа, четырёхстолпный, трёхапсидный, одноглавый, с аркатурно-колончатыми поясами и перспективными порталами. В составе объекта «Белокаменные памятники Владимира и Суздаля» церковь входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Светская архитектура Владимиро-Суздальской земли мало сохранилась. До двадцатого столетия, только Золотые Ворота Владимира, несмотря на большие восстановительные работы XVIII века, могли быть расценены как подлинный памятник предмонгольского периода. В 1940-ых годах, археолог Николай Воронин обнаружил хорошо сохранившиеся остатки дворца Андрея Боголюбского в Боголюбово (1158—1165).

Новгородско-Псковская архитектура (конец XII—XVI вв.)

Формирование новгородской архитектурой школы относят к середине XI века, времени строительства Софийского собора в Новгороде. Уже в данном памятнике заметны отличительные черты новгородской архитектуры — монументальность, простота, отсутствие излишней декоративности.

Храмы Новгорода эпохи феодальной раздробленности уже не поражают огромными размерами, однако в них сохраняются основные черты данной архитектурной школы. Они отличаются простотой и некоторой тяжеловесностью форм. В конце XII века были построены такие храмы как церковь Петра и Павла на Синичьей горе (1185), церковь Уверения Фомы на Мячине (1195) (на ее фудаменте в 1463 году построена новая церковь с тем же именем). Выдающимся памятником, завершившим развитие школы в XII веке, стала церковь Спаса на Нередице (1198). Построена за один сезон при новгородском князе Ярославе Владимировиче. Храм одноглавый, кубического типа, четырёхстолпный, трёхапсидный. Фресковые росписи занимали всю поверхность стен и представляли собой один из уникальных и наиболее значительных живописных ансамблей России.

Расцвет новгородского зодчества относят ко второй половине XIV века, в эпоху максимального могущества Новгородской республики. Вершиной и эталоном архитектуры данного периода является церковь Фёдора Стратилата на Ручью в Новгороде. Здание церкви — это четырёхстолпная одноглавая постройка кубического типа. На фасаде, особенно на барабане и апсидах, немало декоративных элементов. Некоторые ниши фасада ранее были украшены фресками. Также стоит отметить церковь Спаса Преображения на Ильине улице, знаменитую тем, что в ней одной сохранились фрески кисти Феофана Грека.

Псковская архитектура очень близка к новгородской, тем не менее в зданиях Пскова появилось немало специфических черт. Одним из лучших храмов Пскова периода расцвета стала церковь Сергия с Залужья (1582—1588). Также известны церковь Николы со Усохи (1371), Василия на Горке (1413), Успенья на Пароменье со звонницей (1521), Кузьмы и Демьяна с Примостья (1463).

Зданий светской архитектуры Новгородской и Псковской земель известно немного, среди них наиболее монументальным зданием являются Поганкины палаты в Пскове, построенные в 1671—1679 годы торговыми людьми Поганкиными. Здание является своеобразным дворцом-крепостью, его стены, высотой в два метра, сложены из камней.

Архитектура Московского княжества (XIV—XVI вв.)

Превращение Москвы в сильный политический центр привело к стремительному развитию архитектуры на территории города и княжества. Архитектурные традиции Владимиро-Суздальского княжества успешно перенимались московскими зодчими, к концу XVI века уже можно говорить о собственной московской архитектурной школе.

Успенский собор на Городке в Звенигороде — один из полностью сохранившихся белокаменных московских храмов данного периода. Это небольшой крестово-купольный четырехстолпный храм, увенчанный одним куполом. С восточной стороны храм имеет три алтарные апсиды, западный, южный и северный фасады храма имеют традиционное деление на три вертикальных прясла, завершенных закомарами. Изящество пропорций и красота богатого декоративного убранства выделяют храм из числа других соборов того же времени[1].

Подъем московской архитектуры принято связывать с политическими и экономическими успехами княжества в конце XV века, во времена правления Ивана III. В 1475—1479 годах итальянским архитектором Аристотелем Фиораванти был построен Московский Успенский собор. Храм шестистолпный, пятиглавый, пятиапсидный. Построен из белого камня в сочетании с кирпичом. В росписи принимал участие известный иконописец Дионисий. В 1484—1490 годах псковскими зодчими был построен Благовещенский собор. В 1505—1509 годах под руководством итальянского архитектора Алевиза Нового был построен близкий к Успенскому Архангельский собор. В это же время получает развитие гражданское строительство, в Кремле строится ряд зданий — палат, самой известной из которых является Грановитая палата (1487—1496).

В 1485 году началось строительство новых кремлевских стен и башен, оно закончилось уже при правлении Василия III в 1516 году. К этой эпохе относят также активное строительство других крепостных сооружений — укрепленных монастырей, крепостей, кремлей. Были построены кремли в Туле (1514), Коломне (1525), Зарайске (1531), Можайске (1541), в Серпухове (1556) и т. д.

Архитектура Русского царства (XVI в.)

Принятие Иваном Грозным титула «царя» и превращение России в царство было очередным этапом развития русского государства и русской архитектуры в том числе. В архитектуре данного периода продолжаются прошлые традиции, при этом в каменную архитектуру из деревянной проникает форма «шатра», что является заметным отличием в архитектуре нового периода.

Самым известным памятником архитектуры данного периода является Храм Василия Блаженного, строительство которого продолжалось в 1554—1560 годах. Собор входит в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО в России. Храм Василия Блаженного, или Покровский Собор, был построен по приказу Ивана Грозного в память о взятии Казани, автором проекта, по одной из версий, стал псковский зодчий Постник Яковлев. Памятник является одним из самых узнаваемых символов Москвы и России.

Другим известным памятником данного периода является Церковь Вознесения в Коломенском, являющаяся первым каменным шатровым храмом в России. Возведена в Коломенском в 1528—1532 годах (предположительно итальянским архитектором Петром Францизском Ганнибалом, по русским летописям Петром Фрязином или Петроком Малым)[2] на правом берегу Москвы-реки. В храме наряду с шатром были применены пристенные пилоны, что позволило построить огромное здание невиданных пропорций, с «летящей» архитектоникой. Постройка была осуществлена с размахом и значительными материальными затратами. В истории русского зодчества храм остался произведением, с точки зрения его формального совершенства, единственным и неповторимым.

Несмотря на развитие каменной шатровой архитектуры, продолжают возводиться и храмы старого типа. По типу Московского Успенского собора с пятью куполами были построены: Смоленский собор Новодевичьего монастыря (1524—1598), Успенский собор Троице-Сергиевой лавры (1559—1585).

Русская архитектура XVII века

Начало XVII века в России ознаменовалось сложным смутным временем, что привело к временному упадку строительства. Монументальные здания прошлого века сменились небольшими, иногда даже «декоративными» постройками. Примером подобного строительства может служить церковь Рождества Богородицы в Путинках, выполненная в характерном для того периода стиле русского узорочья. После завершения строительства храма, в 1653 году, Патриарх Никон прекратил строительство каменных шатровых храмов на Руси, что сделало церковь одной из последних выстроенных с применением шатра.

В данный период развивается тип бесстолпного храма. Одним из первых храмов такого типа принято считать Малый собор Донского монастыря (1593). Прототипом бесстолпных храмов XVII века является Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Рубцове (1626). Это небольшой храм с единым внутренним пространством, без опорных столбов, перекрытый сомкнутым сводом, увенчанный снаружи ярусами кокошников и световой главкой, с примыкающим в виде отдельного объема алтарем. Храм поднят на подклет, имеет приделы по бокам и окружен с трех сторон открытой галереей — сенями. Лучшими примерами памятников середины XVII века также принято считать церковь Троицы Живоначальной в Никитниках в Москве (1653), Троицкую церковь в Останкине (1668). Им присуще изящество пропорций, сочная пластика форм, стройность силуэта и красивая группировка внешних масс.

Развитие архитектуры в XVII веке не ограничивалось Москвой и Подмосковьем. Своеобразный стиль вырабатывался и в других русских городах, в частности, в Ярославле. Одним из наиболее известных ярославских храмов является Церковь Иоанна Предтечи (1687). Прекрасное сочетание массивного храма и колокольни, изящество цветов, прекрасные росписи делают его одним из наиболее выдающихся памятников своего времени. Другим известным памятником ярославской архитектуры является Церковь Иоанна Златоуста в Коровниках (1654).

Большое количество оригинальных памятников архитектуры XVII века сохранилось и в Ростове. Наиболее известны Ростовский кремль (1660—1683), а также церкви Ростовского Борисоглебского монастыря. Отдельного внимания заслуживает Церковь Иоанна Богослова Ростовского кремля (1683). Храм внутри не имеет столпов, стены покрыты превосходными фресками. Данная архитектура предвосхищает стиль московского барокко.

Деревянная архитектура

Деревянная архитектура, безусловно, является древнейшим видом архитектуры на территории России. Самой главной областью применения дерева в качестве строительного материала стало русское национальное жилище, а также хозяйственные и прочие постройки. В культовом строительстве дерево активно вытеснялось камнем, вершин развития деревянная архитектура достигла на Русском Севере.

Северные русские храмы весьма разнообразны по стилям и формам. Одним из самых распространенных архитектурных типов стал шатровый храм. Самой распространенной причиной появления шатра в деревянной архитектуре считается чрезвычайная трудность при исполнении традиционного купола из дерева. Строительство самой ранней из известных шатровых церквей относят к 1501 году, тогда была возведена Климетовская церковь в погосте Уна. Примечательны также такие деревнянные шатровые храмы как Успенская церковь в Варзуге, церковь в Панилове Архангельской области, и др.

Одним из наиболее примечательных шатровых храмов является Успенская церковь в Кондопоге (1774). Основной объём церкви — два восьмерика с повалом, поставленные на четверик, с прямоугольным алтарным прирубом и двумя висячими крыльцами. Сохранился иконостас в стиле барокко и иконописный потолок -небо. Небо кондопожской церкви Успения — единственный образец композиции «Божественная литургия» в действующей церкви.

Оригинальным памятником церквей шатрового типа является Воскресенская церковь в Кевроле Архангельской области (1710). Центральный четвериковый объем покрыт шатром на крещатой бочке с пятью декоративными главками и окружен прирубами с трех сторон. Из них северный интересен тем, что он в уменьшенных формах повторяет центральный объем. Внутри сохранился замечательный резной иконостас. В деревянной шатровой архитектуре известны случаи использования нескольких шатровых конструкций. Единственный в мире пятишатровый храм — Троицкая церковь в селе Нёнокса. Помимо шатровых храмов в деревянном зодчестве встречаются и кубоватые храмы, название которых идет от покрытия «кубом», то есть пузатой четырехскатной кровлей. Примером подобного строения может служить Преображенская церковь в Турчасово (1786).

Особый интерес представляют также деревянные многоглавые храмы. Одним из самых ранних храмов этого типа считается Храм Покрова Божией Матери под Архангельском (1688). Наиболее известным деревянным многоглавым храмом является Преображенская церковь на острове Кижи. Она увенчана двадцатью двумя главами, размещенными ярусами на кровлях прирубов и восьмериков, имеющих криволинейную форму типа «бочки». Также известны девятиглавая Покровская церковь в Кижах, двадцатиглавый храм Вытегорского посада и др.

Деревянное зодчество получило развитие и в дворцовой архитектуре. Наиболее известным ее примером является загородный дворец царя Алексея Михайловича в селе Коломенском (1667—1681). Наиболее крупные коллекции деревянного зодчества России находятся в музеях под открытым небом. Помимо известного музея в Кижах существуют также такие музеи как Малые Корелы в Архангельской области, Витославлицы в Новгородской области, деревянная архитектура Сибири представлена в музее Тальцы в Иркутской области, деревянное зодчество Урала — в Нижне-Синячихинском музее-заповеднике деревянного зодчества и народного искусства.

Эпоха Российской империи

Русское барокко

Первый этап развития русского барокко относится еще к эпохе Русского царства, с 1680-х по 1700-е годы получает развитие московское барокко. Особенностью данного стиля является его тесная связь с уже существовавшими русскими традициями и влияние украинского барокко вкупе с прогрессивными технологиями, пришедшими с Запада.

Основание Санкт-Петербурга дало мощный толчок к развитию архитектуры России, с деятельностью Петра I начинается новый этап в развитии русского барокко — петровское барокко. Это был архитектурный стиль, ориентировавшийся на образцы шведской, немецкой и голландской гражданской архитектуры. Тем не менее лишь первые памятники архитектуры данного периода, такие как Петропавловский собор в Петербурге, практически избежали русского влияния. Несмотря на обилие иностранных архитекторов в России начинает формироваться новая собственная архитектурная школа.

Архитектуре петровского времени свойственны простота объёмных построений, чёткость членений и сдержанность убранства, плоскостная трактовка фасадов. К числу первых строителей Петербурга принадлежат Жан-Батист Леблон, Доменико Трезини, Андреас Шлютер, Дж. М. Фонтана, Николо Микетти и Г. Маттарнови. Все они прибыли в Россию по приглашению Петра I. Каждый из этих архитекторов вносил в облик сооружаемых зданий традиции своей страны, той архитектурной школы, которую он представлял. Курируя осуществление их проектов, традиции европейского барокко усваивали и русские зодчие, как, например, Михаил Земцов.

Зимний дворец — один из самых известных памятников елизаветинского барокко

В эпоху правления Елизаветы Петровны в России получает развитие новое направление в русском барокко — елизаветинское барокко. Его появление чаще всего связывают с именем выдающегося архитектора Франческо Бартоломео Растрелли. Отличие данного стиля от петровского заключается в его тесной связи с традициями московского барокко. Растрелли спроектировал величественные дворцовые комплексы в Петербурге и его окрестностях — Зимний дворец, Екатерининский дворец, Петергоф. Архитектору свойственны исполинские масштабы построек, пышность декоративного убранства, двух-трехцветный окрас фасадов с применением золота. Мажорный, праздничный характер архитектуры Растрелли наложил отпечаток на всё русское искусство середины XVIII века.

Самобытную страницу елизаветинского барокко представляет творчество московских архитекторов середины XVIII века — во главе с Д. В. Ухтомским и И. Ф. Мичуриным.

Классицизм

Здание Адмиралтейства в Санкт-Петербурге

В 1760-х годах на смену барокко в русской архитектуре постепенно приходит классицизм. Яркими центрами русского классицизма стали Санкт-Петербург и Москва. В Петербурге классицизм сложился как завершенный вариант стиля в 1780-х годах, его мастерами были Иван Егорович Старов и Джакомо Кваренги. Таврический дворец работы Старова является одним из наиболее типичных классицистических зданий Петербурга. Центральный двухэтажный корпус дворца с шестиколонным портиком увенчан плоским куполом на невысоком барабане; гладкие плоскости стен прорезаны высокими окнами и завершены антаблементом строгого рисунка с фризом из триглифов. Главный корпус объединён одноэтажными галереями с боковыми двухэтажными корпусами, ограничивающими широкий парадный двор. Среди работ Старова также известны Троицкий собор Александро-Невской лавры (1778—1786), Князь-Владимирский собор и др. Творения итальянского архитектора Джакомо Кваренги стали символом петербургского классицизма. По его проекту были построены такие здания как Александровский дворец (1792—1796), Здание Смольного института (1806), здание Академии наук (1786—1789) и др.

Казанский собор в Санкт-Петербурге

В начале XIX века в классицизме происходят существенные изменения, появляется стиль ампир. Его появление и развитие в России связывают с именами таких архитекторов как Андрей Никифорович Воронихин, Андреян Дмитриевич Захаров и Жан Тома де Томон. Одним из лучших произведений Воронихина является Казанский собор в Петербурге (1801—1811). Могучие колоннады собора охватывают полуовалом площадь, открытую на Невский проспект. Другим известным произведением Воронихина является здание Горного института (1806—1811). Примечательна дорическая колоннада огромного портика на фоне суровых стен фасада, со скульптурными группами по бокам портика.

К существенным творениям французского архитектора Жана Тома де Томона принято относить здание Большого театра в Петербурге (1805), а также здание Биржи (1805—1816). Перед зданием архитектор установил две ростральные колонны со скульптурами, символизирующими великие русские реки: Волгу, Днепр, Неву и Волхов.

Шедевром архитектуры классицизма XIX века принято считать построенный по проекту Захарова комплекс зданий Адмиралтейства (1806—1823). Идеей нового облика уже существовавшего тогда здания стала тема морской славы России, могущества русского флота. Захаров создал новое, грандиозное (протяжённость главного фасада 407 м) сооружение, придав ему величественный архитектурный облик и подчеркнув его центральное положение в городе. Крупнейшим архитектором Петербурга после Захарова был Василий Петрович Стасов. К числу его лучших произведений относят Спасо-Преображенский собор (1829), Нарвские триумфальные ворота (1827—1834), Троице-Измайловский собор (1828—1835).

Дом Пашкова в Москве

Последней крупной фигурой, работавшей стиле ампир стал российский архитектор Карл Иванович Росси. По его проекту были построены такие здания как Михайловский дворец (1819—1825), Здание Главного штаба (1819—1829), Здание Сената и Синода (1829—1834), Александринский театр (1832).

Московская архитектурная традиция в целом развивалась в тех же рамках, что и петербургская, но имела и ряд особенностей, в первую очередь связанных назначением строившихся зданий. Крупнейшими московскими архитекторами второй половины XVIII века принято считать Василия Ивановича Баженова и Матвея Фёдоровича Казакова, сформировавших архитектурный облик Москвы того времени. Одним из самых известных классицистических зданий Москвы считается Дом Пашкова (1774—1776), предположительно построенный по проекту Баженова. В начале XIX века в московской архитектуре также начинает преобладать ампир. К крупнейшим московским архитекторам данного периода относят Осипа Ивановича Бове, Доменико Жилярди и Афанасия Григорьевича Григорьева.

Русский стиль в архитектуре XIX—XX веков

В середине XIX и начале XX веков возрождение интереса к древнерусскому зодчеству породило семейство архитектурных стилей, часто объединяемых под названием «псевдорусский стиль» (также «русский стиль», «неорусский стиль»), в котором на новом технологическом уровне происходило частичное заимствование архитектурных форм древнерусского и византийского зодчества.

Основателем «русско-византийского стиля» принято считать Константина Андреевича Тона, работавшего в середине XIX века. К числу главнейших его творений принято причислять Храм Христа Спасителя (1860) и Большой Кремлёвский дворец (1838—1849). В наружной отделке дворца использованы мотивы Теремного дворца: окна выполнены в традиции русского зодчества и украшены резными наличниками с двойными арками и гирькой посередине. Наступает период увлечения мелкой кирпичной орнаментикой, декоративными формами XVI века — крыльцами, шатрами, кокошниками и т. д. Также в этом стиле работают Резанов, Горностаев и др.

В начале 1870-х годов народнические идеи пробудили в художественных кругах повышенный интерес к народной культуре, крестьянскому зодчеству и русской архитектуре XVI—XVII вв. Одними из самых ярких построек псевдорусского стиля 1870-х годов стали «Терем» Ивана Ропета в Абрамцеве под Москвой (1873) и типография Мамонтова в Москве, построенная Виктором Гартманом (1872).

В начале XX века получает развитие «неорусский стиль». В поисках монументальной простоты архитекторы обратились к древним памятникам Новгорода и Пскова и к традициям зодчества русского Севера. В Санкт-Петербурге «неорусский стиль» нашел применение главным образом в церковных постройках Владимира Покровского, Степана Кричинского, Андрея Аплаксина, Германа Гримма, хотя в этом же стиле строились и некоторые доходные дома (характерный пример — дом Купермана, построенный архитектором А. Л. Лишневским на Плуталовой улице).

Архитектура начала XX века

В начале XX века в архитектуре отражаются тенденции господствовавших в это время архитектурных течений. Помимо русского стиля появляются модерн, неоклассицизм, эклектика и др. Стиль модерн проникает в Россию из Запада и быстро находит своих сторонников. Наиболее выдающимся российским архитектором, работавшим в стиле модерн является Фёдор Осипович Шехтель. Известнейшая его работа — особняк С. П. Рябушинского на Малой Никитской (1900) — основан на причудливом контрасте геометричной тектоники и беспокойного декора, как бы живущего собственной ирреальной жизнью. Также известны его работы, выполненные в «неорусском духе», такие как павильоны русского отдела на Международной выставке в Глазго (1901) и московский Ярославский вокзал (1902).

Начало творческого пути Ивана Александровича Фомина также пришлось на стиль модерн, однако с 1910-х годов он становится ведущим мастером петербургской неоклассической школы. Большое влияние на развитие нового направления в архитектуре оказал дом-дворец Половцева на Каменном острове в Петербурге, построенный им в стиле русского классицизма. В этот же период он проектирует дом князя Абамелик-Лазарева (набережная реки Мойки, 21), дом Оболенского на озере Сайма и дом А. Г. Гагарина в имении Холомки в Псковской губернии.

Свое развитие неоклассицизм получает в работах Владимира Алексеевича Щуко. Его первый практический успех в неоклассике — постройка в 1910 году двух доходных домов в Санкт-Петербурге (№ 65 и 63 по Каменноостровскому проспекту) с применением «колоссального» ордера и эркеров. В том же 1910 г. Щуко проектировал русские павильоны на международных выставках 1911 года: Изящных искусств в Риме и Торгово-промышленной в Турине.

Советская Россия

Послереволюционный период

Архитектура послереволюционной России характеризуется отказом от старых форм, поиском нового искусства для новой страны. Развитие получают авангардные течения, создаются проекты фундаментальных строений в новых стилях. Примерами такого рода работ является творчество Владимира Евграфовича Татлина. Им создается проект т. н. Башни Татлина, посвященной III Интернационалу. В этот же период Владимиром Григорьевичем Шуховым устанавливается знаменитая Шуховская башня на Шаболовке.

Стиль конструктивизм стал одним из лидирующих архитектурных стилей 1920-х годов. Важной вехой в развитии конструктивизма стала деятельность талантливых архитекторов — братьев Леонида, Виктора и Александра Весниных. Они пришли к осознанию лаконичной «пролетарской» эстетики, уже имея солидный опыт в проектировании зданий, в живописи и в оформлении книг. Ближайшим соратником и помощником братьев Весниных был Моисей Яковлевич Гинзбург, который был непревзойдённым теоретиком архитектуры первой половины XX века. В своей книге «Стиль и эпоха» он размышляет о том, что каждый стиль искусства адекватно соответствует «своей» исторической эпохе.

Вслед за конструктивизмом развитие получает и авангардный стиль рационализм. Идеологи рационализма, в отличие от конструктивистов, много внимания уделяли психологическому восприятию архитектуры человеком. Основоположником стиля в России был Аполлинарий Каэтанович Красовский. Лидером течения был Николай Александрович Ладовский. Для воспитания «подрастающего поколения» архитекторов Н. Ладовский создал мастерскую «Обмас» (Объединённые мастерские) при ВХУТЕМАСе.

После революции широко востребованным оказался и Алексей Викторович Щусев. В 1918—1923 годы он руководил разработкой генерального плана «Новая Москва», этот план стал первой советской попыткой создать реально исполнимую концепцию развития города в духе большого города-сада. Известнейшим произведением Щусева стал Мавзолей Ленина на Красной площади в Москве. В октябре 1930 года было возведено новое здание из железобетона, облицованное естественным камнем гранити лабрадоритом. В его форме можно видеть органичный сплав архитектуры авангарда и декоративных тенденций, ныне называемых стилем ар-деко.

Несмотря на значительные успехи советских архитекторов в создании новой архитектуры, заинтересованность властей в их работе постепенно начинает угасать. Рационалистов, как и их оппонентов конструктивистов, обвинили в «следовании буржуазным взглядам на архитектуру», «в утопичности их проектов», «в формализме». С 1930-х годов авангардные течения в советской архитектуре утихают.

Сталинская архитектура

Стиль сталинской архитектуры сформировался в период проведения конкурсов на проекты Дворца Советов и павильоны СССР на Всемирных выставках 1937 года в Париже и 1939 года в Нью-Йорке. После отказа от конструктивизма и рационализма было решено перейти к тоталитарной эстетике, характеризующейся приверженностью монументальным формам, часто граничащим с гигантоманией, жёсткой стандартизацией форм и техник художественного представления.

В 1934 году создаётся Академия архитектуры СССР и Союз архитекторов СССР, который объединял творческие силы для решения новых задач, поставленных перед мастерами и с помощью которых осуществлялся контроль над деятельностью архитекторов. Среди советских архитекторов данного направления можно выделить Бориса Михайловича Иофана, Дмитрия Николаевича Чечулина, Льва Владимировича Руднева и др. В целом, в сталинской архитектуре прослеживается связь с античными, ренессансными и барочными тенденциями.

В послевоенный период перед страной стояла задача скорейшего восстановления городов и архитектура стала приоритетным направлением народного хозяйства. В конце 1940-х — начале 1950-х в Москве строятся «сталинские высотки», ставшие классическими образцами сталинской архитектуры. Это Главное здание МГУ на Воробьёвых горах, Жилой дом на Котельнической набережной, Гостиница «Украина», Здание Министерства Иностранных Дел, Жилой дом на Кудринской площади, Высотное здание на площади Красных Ворот и Гостиница «Ленинградская». Также среди памятников сталинской архитектуры выделяют комплекс павильонов ВСХВ, станции московского метро. В массовом жилищном строительстве здания сталинской эпохи известны как «сталинки».

Вторая половина XX века

4 ноября 1955 года выходит Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», положившее конец стилю сталинской архитектуры. Уже начатые стройки были заморожены или закрыты. Стилобат с так и не построенной восьмой сталинской высотки был использован при строительстве гостиницы «Россия» На смену сталинской пришла функциональная типовая архитектура. Первые проекты по созданию массовых дешевых жилых зданий принадлежат инженеру-строителю Виталию Павловичу Лагутенко. 31 июля 1957 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О развитии жилищного строительства в СССР», положивший начало новому жилищному строительству, положившее начало массовому строительству домов, получивших название «хрущёвки» по имени Никиты Сергеевича Хрущёва.

В 1960 году при поддержке Хрущева начинается строительство Государственный Кремлёвский дворец по проекту архитектора Михаила Васильевича Посохина. В 1960-х годах вновь появляются здания, символизирующие будущее и технический прогресс. Одним из ярких примеров такого рода сооружений является Останкинская телебашня в Москве, созданная по проекту Николая Васильевича Никитина. С 1965 по 1979 проходило строительство Белого дома в Москве, по конструкции схожее со зданиями начала 1950-х годов. Типовая архитектура продолжала свое развитие вплоть до распада СССР, а в меньших объемах существует и в современной России.

Современная Россия

После распада СССР многие строительные проекты были заморожены или отменены. Однако теперь не существовало государственного контроля над архитектурным стилем и высотой здания, что давало значительную свободу архитекторам. Финансовые условия позволяли заметно ускорить темпы развития архитектуры. Активно идет заимствование западных образцов, впервые появляются современные небоскрёбы и футуристические проекты, такие как Москва-Сити. Также используются традиции строительства из прошлого, в частности сталинская архитектура в Триумф-Палас.

См. также

Литература

  • Лисовский В. Г. Архитектура России. Поиски национального стиля. Изд.: Белый Город, Москва, 2009
  • «Architecture: Kievan Rus and Russia» in Encyclopædia Britannica (Macropedia) vol. 13, 15th ed., 2003, p. 921.
  • William Craft Brumfield, Landmarks of Russian Architecture: A Photographic Survey. Amsterdam: Gordon and Breach, 1997
  • John Fleming, Hugh Honour, Nikolaus Pevsner. «Russian Architecture» in The Penguin Dictionary of Architecture and Landscape Architecture, 5th ed., [1966] 1998, pp. 493–498, London: Penguin. ISBN 0-670-88017-5.
  • Russian art and architecture, in The Columbia Encyclopedia, Sixth Edition, 2001-05.
  • Encyclopædia BritannicaWestern architecture retrieved 12 August 2005
  • About.com feature on Russian architecture retrieved 12 August 2005
  • Grove Art Online articles on Russian architecture Oxford University Press 2005 retrieved 12 August
  • Russian Life July/August 2000 Volume 43 Issue 4 «Faithful Reproduction» an interview with Russian architecture expert William Brumfield on the rebuilding of Christ the Saviour Cathedral
  • William Craft Brumfield, A History of Russian Architecture. Seattle and London: University of Washington Press, [1993] 2004. ISBN 0-295-98393-0
  • Стефанович П. С. Некняжеское церковное строительство в домонгольской Руси: Юг и Север //Вестник церковной истории. 2007. № 1(5). С. 117—133.

Примечания

  1. М. Ильин, Т. Моисеева. Памятники искусства Советского Союза. Москва и Подмосковье. Справочник-путеводитель. М., «Искусство», 1979, с. 557—558.
  2. Petr Hannibal-Петр Ганнибал, Ханнибал, Аннибале. D. Kivimaa. Peter Frjazin or Petr Hannibal?

Ссылки

 

Страны Азии: Архитектура

Азербайджан • Армения • Афганистан • Бангладеш • Бахрейн • Бруней • Бутан • Восточный Тимор • Вьетнам • Грузия • Египет¹ • Израиль • Индия • Индонезия • Иордания • Ирак • Иран • Йемен • Казахстан² • Камбоджа • Катар • Кипр • Киргизия • КНР • КНДР • Республика Корея • Кувейт • Лаос • Ливан • Малайзия • Мальдивы • Монголия • Мьянма • Непал • ОАЭ • Оман • Пакистан • Россия² • Саудовская Аравия • Сингапур • Сирия • Таджикистан • Таиланд • Туркмения • Турция² • Узбекистан • Филиппины • Шри-Ланка • Япония

Зависимые территории
Непризнанные и частично признанные государства

Республика Абхазия • Китайская Республика • Нагорно-Карабахская Республика  • Палестинская национальная администрация • Государство Палестина • Турецкая Республика Северного Кипра • Республика Южная Осетия

¹ В основном в Африке      ² Частично в Европе

Архитектура мира - шестнадцатый век, с 1500 по 1599 год - великие постройки

Дом Альбрехта Дюрера , неизвестно, в Нюрнберге, Германия, около 1500 г.

Барселона Павильон , Людвиг Мис ван дер Роэ, в Барселоне, Испания, построен в 1928-1929 годах, снесен в 1930 году.

Дом Каслгар, Ричард Моррисон, в Каслгар-Уэст, графство Голуэй, Ирландия, около 1801 г.

Собор Василия Блаженного , работы Бармы и Посника, в Москве, Россия, 1554.

Дворец канцелярии , неизвестно, в Риме, Италия, с 1483 по 1517 год.

Замок Шамбор , работы Доменико да Кортона, в Шамборе, Франция, с 1519 по 1547 год.

Замок Фонтенбло , неизвестно, в Фонтенбло, Франция, ~ 1550.

Город Кито, коллективный, в Кито, Эквадор, с 1550 по 1900 год.

Deal Castle , неизвестно, в Кенте, Англия, 1540.

Деревня догонов , по традиции, в Мали, Африка, с 0 по 1998 год.

English Hall House, на народном языке, в Англии, с 1200 по 1800 год.

Дворец Фарнезе , Антонио да Сангалло, в Риме, Италия, 1534.

Фасиль Гебби, неизвестно, в Фасил Гебби, регион Гондэр, Эфиопия, примерно с 15 по 1700 год.

Фатехпур Сикри , неизвестно, в Индии, с 1571 по 1585 год.

Fuji Broadcasting Center , Кензо Танге, Токио, Япония, около 1990 года.

Globe Theater , неизвестно, в Саутварке, Лондон, Англия, Великобритания, с 1599 по 1614 год.

Греческий островной дом, от Vernacular, на Эгейских островах, Греция, от -3000 до 2000.

Деревня Ибибио, по традиции, в Камеруне, Африка, с 0 по 1990 год.

Императорский дворец, Киото , неизвестно, Киото, Япония, с 750 по 1855 год.

Святилище Исэ , по традиции, в Исэ, Япония, с 690 по настоящее время, 1997 г.

Часовня Королевского колледжа , неизвестно, в Кембридже, Англия, с 1446 по 1515 год.

Библиотека Лаврентия , Микеланджело, во Флоренции, Италия, 1525 г.

Библиотека Св. Вальбурга, неизвестно, в Зютфене, Нидерланды, с 1561 по 1564 год.

Little Moreton Hall , неизвестно, в Чешире, Англия, ~ 1550.

Maasai Houses , по традиции, в Кении, Африка, с 0 по 1990 год.

Мачу-Пикчу , неизвестно, около Куско, Перу, до 15:00.

Национальный строительный музей , автор Монтгомери К. Мейгс, Вашингтон, округ Колумбия, около 1885 года.

Здание национальной пенсии , Алвар Аалто, в Хельсинки, Финляндия, конкурс 1949 года, построено в 1952 году.

Норвежский фермерский дом , от Vernacular, в Норвегии, с 1200 по 1900 год.

Норвежский склад , от Vernacular, в Норвегии, с 1200 по 1900.

Замок Олавинлинна , неизвестно, в Савонлинне, Финляндия, 1562.

Собор Орвието , работы Арнольфо ди Камбио, в Орвието, Италия, с 1290 по 1500 год.

Дворец Карла V , Педро Мачука, Гранада, Испания, с 1527 по 1568 год.

Палаццо Кьерикати , Андреа Палладио, в Виченце, Италия, с 1550 по 1580 год.

Палаццо Массимо, работы Бальдассаре Перуцци, в Риме, Италия, с 1527 по 1536 год.

Палаццо Строцци , Бенедетто да Майано, во Флоренции, Италия, с 1489 по 1539 год.

Палаццо Тьене , Андреа Палладио, Виченца, Италия, 1545.

Палаццо дель Те , Джулио Романо, в Мантуе, Италия, с 1526 по 1534 год.

Piazza del Campidoglio , Микеланджело, в Риме, Италия, с 1538 по ~ 1650 год.

Замок Питфичи, неизвестный, недалеко от Абердина, Шотландия, Великобритания, 1550 год.

Понте Веккьо , Таддео Гадди, во Флоренции, Италия, 1345 и 1564.

Позитано , по традиции, на побережье Амальфи, Италия, от -600 до 1990 года.

Qansuh al-Ghuri , неизвестно, в Каире, Египет, 1504.

Церковь Спасителя работы Андреа Палладио в Венеции, Италия, с 1576 по 1591 год.

Сан-Джорджо Маджоре , Андреа Палладио, Венеция, Италия, с 1560 по 1580 год.

San Maria della Consolazione , автор Cola da Caprarola, в Тоди, Италия, 1508 год.

Кафедральный собор Сеговии , автор Хуан Хиль де Хонтанон, Сеговия, Испания, с 1522 по 1577 год.

Севильский собор , неизвестно, в Севилье, Испания, с 1402 по 1520 год.

Севильский собор , неизвестно, в Севилье, Испания, с 1402 по 1520 год.

Часовня Сфорца , Микеланджело, в Риме, Италия, 1558.

Св. Мария ди Кариньяно , Галеаццо Алесси, в Генуе, Италия, 1552–1603 гг.

Собор Святого Петра в Риме , работы Джакомо делла Порта, в Ватикане, в окружении Рима, Италия, с 1546 по 1564 и 1590 годы.

Старый мост , Мимар Хайруддин, в Мостаре, Босния, 1566.

Мечеть Сулеймана , Синан, в Стамбуле, Турция, с 1551 по 1558 год.

Олимпийский театр , Андреа Палладио, Виченца, Италия, 1584.

Темпьетто Сан-Пьетро , Донато Браманте, в Монторио, Рим, Италия, 1502 г.

Док Альберта , Джесси Хартли, в Ливерпуле, Англия, открыт в 1845 году.

Эскориал , работы Хуана Баутиста де Толедо, Хуана де Эррера, недалеко от Мадрида, Испания, с 1562 по 1584 год.

Библиотека, Эскориал , неизвестно, недалеко от Мадрида, Испания, 1567.

Лувр , Пьер Леско, в Париже, Франция, с 1546 по 1878 год.

Селимие , Синан, в Эдирне, Турция, началось в 1569 году.

Публичная библиотека Трамбалла, А. Дж. Пальмиери, в Трамбалле, Коннектикут, около 1970 г.

Вилла Альдобрандини , Джакомо Делла Порта, во Фраскати, Италия, с 1598 по 1603 год.

Вилла Капра, или Вилла Ротонда , работы Андреа Палладио, в Виченце, Италия, с 1566 по 1571 год.

Вилла Фарнезе , Джакомо Виньола, в Капрароле, недалеко от Витербо, Италия, 1560.

Вилла Фоскари , Андреа Палладио, Мальконтента, Италия, с 1549 по 1563 год.

Вилла Триссино , Андреа Палладио, Виченца, Италия, 1576.

Waldspirale , Фриденсрайх Хундертвассер, Дармштадт, Германия, примерно с 1990 по 2000 год.

Пожарная станция Уэллсли, авторство Шварца / Сильвера, в Уэлсли, Массачусетс, около 1980 года.

Wollaton Hall , Роберт Смитсон, в Ноттингемшире, Англия, с 1580 по 1588 год.

Зулу Краал, по традиции, в Южной Африке с 0 по 2000 год.

Архитектура эпохи Возрождения в Испании 16 века.

Архитектура эпохи Возрождения в Испании 16 - веков.
Введение.
Архитектура эпохи Возрождения зародилась в Италии в начале 15-го, -х годов века и была частью гораздо более широкого культурного феномена, в результате которого светский гуманизм бросил вызов средневековому мировоззрению, в котором долгое время доминировала католическая церковь.Повторное открытие классической языческой культуры - греческой и особенно римской - открыло новые горизонты, в значительной степени похороненные в средние века. В литературе, например, римский поэт Овидий воплотил мир мифологии в своих Метаморфозах , эпос Вергилия, Энеида , отражает героический дух человеческих усилий на пути Энея к основанию Рима. , а лирические стихи Горация передают общие события и темы - любовь, радости дружбы и неприхотливую жизнь - с обманчивой простотой.

В архитектуре толчок был дан повторным открытием в 1414 году здания De Architectura римским архитектором и инженером Маркусом Витрувием Поллио (ок. 70 г. до н.э. - 15 г. до н.э.). Это вдохновило Леона Баттисты Альберти на создание первого трактата об архитектуре эпохи Возрождения, De re aedificatoria (О предмете строительства). В то же время возрождению классической архитектуры античности способствовало то, что ее останки можно было найти повсюду в Италии, и их можно было изучить из первых рук.

Результатом стало применение общих принципов классической архитектуры, адаптированных к условиям Италии 15 -го -го века. Эти принципы, в свою очередь, были скорректированы с учетом местных условий, поскольку итальянское влияние распространилось по всей остальной Европе. В Испании, например, популярность плоского орнамента на поверхности мавританского вдохновения и восхищение поздней готикой часто приводили к созданию зданий, которые были структурно ренессансными, но украшались сочетанием платереско и готического декора.

Готика и архитектура эпохи Возрождения.
В то время, когда впервые появилась архитектура эпохи Возрождения, в большей части Европы все еще доминировала готическая архитектура, которая во Франции и Испании вступила в стадию, называемую «яркой». Это включало в себя множество декоративных и замысловатых деталей, таких как замысловатый узор окон из изогнутых линий, имитирующих пламя (от французского flambe ), перфорированные декоративные вершины, горгульи, огневые арки, сложные ребристые своды и т. Д. Почти все поверхности покрыты какими-то замысловатыми элементами. украшение, впечатление яркости или анимации.

Контраст между двумя стилями архитектуры был мгновенным. Архитектура эпохи Возрождения, вдохновленная классической римской и греческой архитектурой, подчеркнутая элегантность , пропорции , симметрия , порядок , почти все, что готика не была в то время. Фактически, термин «готика» был придуман в эпоху Возрождения итальянскими гуманистами, которые считали готов варваров ответственными за разрушение классической культуры Рима и его империи.Таким образом, готика стала уничижительным термином для обозначения безвкусицы и декаданса по сравнению с изысканностью классической архитектуры.

Знаменитая готическая остроконечная арка для дверных проемов и окон теперь уступила место прямоугольникам в обрамлении или квадратам , часто увенчанным антаблементами (горизонтальные балки, опирающиеся на колонны и состоящие из архитрава, фриза и карниза) и / или треугольные или изогнутые фронтоны (см. Раздел 3d). Арки были полукруглыми , широко использовались классические колонны (эл.г. дорический и ионный) и пилястр (неглубокая прямоугольная колонна, выступающая из стены), которые часто разделяли стены на сбалансированные секции. Скульптурные фигуры устанавливали в нишах или ставили на постаменты.

В Испании дворцы, усадьбы или виллы часто демонстрировали геральдические символы, такие как щитки / щиты или круглые медальоны, размещенные на видных местах как свидетельство благородного происхождения или недавно заработанных титулов. Как и следовало ожидать, в основном они появлялись над главным входом, где их вряд ли можно было не заметить.Они также часто располагались по углам фасадов и прилегающих боковых стен, откуда на них можно было смотреть более чем под одним углом.

Архитектура эпохи Возрождения в Испании.
Архитектура эпохи Возрождения пришла в Испанию в конце 15-го -го века и какое-то время сосуществовала с готикой в ​​Испании. Однако с наступлением 16– годов стиль Возрождения стал более доминирующим, особенно в крупных городах.

В некоторых случаях изменение вкуса могло привести к тому, что здание, изначально спроектированное или даже начинавшееся как готическое, позже было изменено с использованием форм эпохи Возрождения.Одним из таких примеров является готический Palacio del Infantado , Гвадалахара, к северо-востоку от Мадрида.

Гвадалахара. Паласио дель Инфантадо, 1480.

Паласио был построен примерно с 1480 по 1500 год для члена могущественной семьи Мендоса . Его поразительный фасад сочетает в себе готические архитектурные детали с декоративными элементами платереско. Примечателен готический дверной проем с платереско-орнаментом. Выше виден герб Мендосы. Фасад покрыт алмазной каменной кладкой, подобной той, которую практикуют ремесленники мудехар (Mudéjar: мавры, живущие под христианским правлением в Испании).Тем не менее, наиболее впечатляющей особенностью является красивая галерея парных окон в готическом стиле с вкраплениями соответствующих эркеров (эркер: своего рода эркер), идущих вдоль вершины здания. Но в ходе модификаций около 1570 года были удалены готические вершины, которые первоначально возвышались над фасадом. В то же время готические окна были заменены прямоугольными окнами эпохи Возрождения, каждое с треугольным фронтоном над ним. Эти изменения в дизайне отразили не только изменение вкуса, но, возможно, желание имитировать королевский дворец, построенный за пределами Мадрида для Филиппа II.

Colegio de Sta. Крус, Вальядолид.

Первым зданием эпохи Возрождения , появившимся в Испании, принято считать Colegio de Sta. Cruz (1483) в Вальядолиде и Palacio de los Duques de Medinaceli c.1489 в Коголлудо (к северо-востоку от Мадрида).

Колледж был заказан кардиналом Педро Гонсалесом де Мендоса, дворец Palace - Луисом де Серда, первым герцогом могущественной семьи Мединасели. Оба здания были спроектированы одним и тем же архитектором Лоренцо Васкес де Сеговия (ок.1450-с. 1517), который широко считается первым испанским архитектором эпохи Возрождения, хотя неясно, учился ли он сам в Италии. Однако и Мендозы, и Мединасели (на самом деле связанные браком) были высококультурными и считались послами, кардиналами, поэтами в своих семьях, которые были знакомы с Италией и последними тенденциями, исходящими из этой страны. Через них Васкес мог получить зарисовки или трактаты по архитектуре из Италии.

Оба здания намекают на непреходящее влияние готики и платереско.Оба имеют изящно обработанные балюстрады и башни, которые проходят вдоль верхней части здания, а Palace имеет красиво оформленные окна на верхнем уровне. В обоих случаях внимание, уделяемое окнам на верхнем этаже, указывает на расположение самых больших комнат.

Паласио-де-лос-Дукес-де-Мединасели, Коголлудо.

Важно отметить, что для обеих семей эти работы раннего Возрождения свидетельствовали не только об их богатстве, влиянии и могуществе, но и сделали их первопроходцами художественного вкуса эпохи Возрождения и престижа, связанного с достижениями итальянской культуры.

Роль, сыгранная семьями Мендоса и Мединасели во внедрении архитектуры эпохи Возрождения в Испании, свидетельствует о влиянии дворянства на формирование вкуса страны в то время. В то время как церковь была в авангарде развития романской и готической архитектуры, строительство эпохи Возрождения возглавляли дворянство, королевская семья и новые богатые люди в Испании.

Например, знать, как Франсиско де лос Кобос и Хуан Васкес де Молина, оба секретаря, в свою очередь, Карла V (правил 1516-56), превратили небольшой андалузский городок Убеда в жемчужину архитектуры эпохи Возрождения.

Убеда. Паласио дель Деан Ортега. Убеда. Паласио-де-лас-Каденас. Убеда. Капилья-дель-Сальвадор. Паласио дель Деан Ортега слева.

На западе, в пределах видимости Убеды, Баэса претерпела аналогичную трансформацию в то же время и может похвастаться множеством классических дворцов. В 2003 году города были объявлены ЮНЕСКО важными в культурном и архитектурном отношении объектами всемирного наследия, а центр Убеды был признан « величайшим архитектурным ансамблем эпохи Возрождения в Испании и одним из самых важных в Европе ».”

Баеза. Casa del Populo, 1530 год, с верхними окнами, обрамленными платереско. Баэса, ратуша 1559 г. Баеза. Дворец Хабалькинто с платереско-орнаментом.

новых богатых были людьми, заработавшими свои деньги, включая тех, кто заработал свои деньги в недавно завоеванных Америках (или в Лас-Индиасе) и которые, вернувшись, продемонстрировали свое богатство, открывая большие внушительные дворцы в Э. г. в Трухильо, Эстремадура, Паласио-де-лос-Дукес-де-Сан-Карлос, Паласио-де-ла-Конкиста и Паласио Хуан Писарро-де-Орельяна.

Трухильо. Дворец Конкисты, 1562 год. Трухильо. Паласио-де-лос-Дукес-де-Сан-Карлос 1557. Трухильо. Паласио Хуан Писарро де Орельяна. Ремонт второй половины 16 века.

Новая архитектура и связанный с ней престиж также распространились на общественных зданий , многие из которых спонсируются религиозными деятелями или дворянами. Среди них были больниц (например, Сантьяго-де-Компостела 1501-11 , Госпиталь де Тавера, Толедо, 1541 , Госпиталь де Сантьяго, Убеда 1562-75), университетов (Алькала-де-Энарес, Осуна (Андалусия), 1548 г., Колледжо-дель-Патриарка Валенсия 1586 г. и ратуши (e.г. Севилья 1527-34, Баэса, 1559)

Толедо. Госпиталь Тавера 1541. Алькала-де-Энарес. Университет 1543. Севилья. Город / ратуша, 1527.

Что может показаться удивительным, так это относительно небольшое количество соборов и церквей эпохи Возрождения, особенно с учетом ведущей роли церкви в распространении романской и готической архитектуры. Большинство церквей эпохи Возрождения находится в Андалусии, и этому есть историческая причина: присутствие гранадского королевства Насридов, последнего анклава некогда могущественного мусульманского аль-Андалуса.

Гранада оставалась политическим фактором в Испании, контролирующим территорию, составляющую большую часть современной Андалусии с середины 13 -х годов века до ее падения под властью Фердинанда и Изабеллы (знаменитых католических монархов) в 1492 году. Ясно, что это было невозможно строить церкви в районе, контролируемом исламом, тем более что Гранада чувствовала угрозу из-за близкого присутствия своих экспансионистских соседей-христиан. Как и следовало ожидать, когда завоевание закончилось, христиане приступили к укреплению своего присутствия, построив то, что больше всего отличало их от мусульман: свои церкви (хотя они также изменили мечети).

Вскоре были возведены соборы или церкви нового Возрождения в Антекере (1514 г.), Хор Кордовы в центре мечети (1523 г.), Альмерии (1524 г.), Хаэн (1525 г.), Гранаде (1528 г.), Малаге (1528 г.), Осуне (1534 г.). ), Гуадикс (1549).

Хаэн. Собор 1525 г. Собор Гуадикс 1549 год. Собор Альмерии 1524 г.

В другом месте в Испании уже существовало множество церквей, особенно романских и готических, а там, где церкви эпохи Возрождения действительно возникали, это обычно происходило из-за меняющихся обстоятельств, например.г. В 16, -м, -м веке, Вальядолид 13 -го -го готического периода colegiata был возведен в епископство, что означало необходимость в соборе, соответствующем статусу города. В Трухильо, Иглесия-де-Сан-Мартин 15 -го -го века была изменена в 16-м -м веке, чтобы дополнить многочисленные особняки или дворцы эпохи Возрождения, возведенные вернувшимися "конкистадорами" Америки.

Несмотря на многочисленные светские классические дворцы и т. Д., Построенные в Испании, и несколько впечатляющих соборов / церквей эпохи Возрождения в Андалусии, есть два здания, которые, возможно, лучше всего определяют архитектуру эпохи Возрождения в Испании 16 -го -го века, одно - в первой половине века, другой во второй половине.Оба были инициированы монархами: первый - королевский дворец Карла V, встроенный в Альгамбра, Гранада и начатый в 1526 году, второй - Эль Эскориал, дворец-монастырь-мавзолей, построенный по заказу Филиппа II в 1563 году.

Изображений.
Гвадалахара: Palacio del Infantado: https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=21646728
Вальядолид: Colegio de Sta.Cruz: Хосе Луис Филпо Кабана - собственная работа, CC BY 3.0, https : //commons.wikimedia.org/w/index.php? curid = 32280030
Cogolludo: Palacio de los Duques de Medinaceli: By Borjaanimal - собственная работа, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=48837710
Убеда: Сан-Сальвадор: Автор Heparina1985 - собственная работа, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w /index.php?curid=71236067
Убеда: Паласио дель Дин Ортега: Хосе Луис Филпо Кабана - собственная работа, CC BY 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=31515555
Убеда : Palacio de las Cadenas: Даниэль Вильяфруэла, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=17157531
Baeza: Palacio de Jabalquinto: De Michal Osmenda из Брюсселя, Бельгия CC ПО 2.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=24415616
Baeza: Town Hall: By Elisa.rolle - собственная работа, CC BY-SA 3.0 es, https: //commons.wikimedia. org / w / index.php? curid = 28047743
Baeza: Casa del Populo: Хосе Луис Филпо Кабана - собственная работа, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid = 71193317
Трухильо: Palacio de la Conquista: De Elemaki - Trabajo propio, CC BY 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=15826495
Трухильо: Palacio de los Duques de San Carlos: Де Хосе Луис Филпо Кабана - Trabajo propio, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=9574843
Трухильо: Паласио Хуан Писарро де Орельяна: Алонсо де Мендоса - https://es.wikipedia.org/wiki/Archivo:Palacio_Juan_Orellana_de, _Trujillo, _C% C3% A1ceres.jpg
Толедо: Госпиталь Тавера: https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Toledo_Capital_-_194_(37538222744).jpg
Алькала-де-Энарес: ​​Университет: М.Пейнадо из Алькала-де-Энарес, Испания - 007194 CC BY 2.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=26523361
Севилья: Ратуша: By Anual - собственная работа, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=64518307
Хаэн: Кафедральный собор: Автор PMRMaeyaert - собственная работа, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/ index.php? curid = 47975266
Guadix: Собор: Автор Samu73 - Flickr (https://www.flickr.com/photos/samualpedrete/2692673885/), CC BY 2.0, https://commons.wikimedia.org/w /index.php?curid=4482248
Альмерия: Собор: Елена Мартинес Чакон - Собственная работа, CC BY-SA 3.0 es, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=35251829

Западная архитектура | Britannica

Острова восточного Средиземноморья и Эгейского моря образуют естественную связь между сушей Ближнего Востока и Европы.Экспансия на запад цивилизаций Западной Азии и Египта началась около 3000 г. до н.э. и привела к поселениям на Крите, Кикладах и материковой Греции. Принципиальное отличие этих культур от более ранних, неолитических, состоит в том, что каменные орудия труда и оружие были заменены на сделанные из меди, а затем и из бронзы. Энеолитический (медно-каменный) век, продолжавшийся в районе Эгейского моря с начала 3-го тысячелетия до н. Э. До начала 2-го, обычно считается частью большого бронзового века, на смену которому пришел железный век примерно с 1200 г. до н. Э.

Отличительной чертой эгейских цивилизаций была легкость, с которой азиатские мотивы и техники были адаптированы для создания оригинальных местных стилей. В архитектуре, безусловно, наиболее важными достижениями были цивилизации минойского Крита и микенской Греции.

минойский Крит

Великая морская цивилизация Крита кристаллизовалась вокруг дворцов, таких как Кносский, Фест, Айя-Триада, Маллиа и Тилиссос. Чрезвычайно важный дворец Миноса в Кноссе, раскопанный и реконструированный в начале 20-го века сэром Артуром Эвансом, представляет собой свидетельство непрерывного архитектурного и художественного развития с начала неолита, кульминацией которого стало блестящее проявление строительной деятельности во время третьей фазы среднего минойского периода. период (1700–1580 гг. до н.э.) и продолжался до вторжения ахейцев в XII веке.Однако дворец, по сути, представляет собой сооружение двух поздних средних минойских периодов (1800–1580 гг. До н. Э.). По монументальности он, несомненно, соперничал с ближневосточными и египетскими дворцами. Следуя примеру таких структур, Дворец Миноса представляет собой четырехугольный комплекс комнат и коридоров, сгруппированных вокруг большого центрального двора, размером примерно 175 × 100 футов (50 × 30 метров). В северном конце, к морю, большой портик из 12 пилястр открывал доступ к центральному двору. В этом конце также расположена большая театральная площадка, прямоугольный театр под открытым небом, который, возможно, использовался для ритуальных представлений.Восточное крыло дворца разделено на две части длинным коридором, идущим по оси восток-запад; Первоначально он возвышался на четыре или пять этажей над склоном долины. В юго-восточной части дворца находятся жилые апартаменты, тщательно продуманные с сантехникой и смывом, а также святилище. Широкая лестница вела на верхний этаж, которого больше нет. Северо-восточная часть дворца занята офисами и кладовыми. Западная часть снова разделена главным коридором длиной более 200 футов (60 метров), идущим на север и юг.Позади этого коридора, вдоль западной стороны, была обнаружена серия длинных узких кладовых, содержащих большое количество пифоев, или емкостей для хранения нефти размером с человека. По другую сторону коридора, обращенного к центральному двору, находятся государственные залы, в том числе тронный зал с его уникальным гипсовым троном и всемирно известными фресками с грифонами. Ярко окрашенные фрески играли важную роль как во внутреннем, так и во внешнем убранстве дворца. Свет подавался сверху с помощью оригинальной системы фонарных колодцев, а несколько портиков с колоннами обеспечивали вентиляцию в жаркое критское лето.

Кносос

Часть реконструированного минойского дворца, Кносос, Крит, Греция.

Петерак

Развитие других минойских дворцов (Фест, Маллиа, Айя Триада, Тилиссос) примерно соответствует развитию Кносса. Каждый из них примечателен, и Фест особенно интересен благодаря обширным итальянским раскопкам. Морская гегемония позволила критским морским королям строить эти дворцы в низких и незащищенных местах; следовательно, заметно отсутствие крепостных стен по сравнению с большими стенами месопотамских дворцов.Поскольку критское поклонение, по-видимому, проводилось в основном на открытом воздухе, настоящих храмов, как на Ближнем Востоке, нет. Тем не менее, расположение различных частей дворца вокруг центрального двора и максимально возможное избегание внешних окон - это характеристики, которые, кажется, указывают на ранний контакт с Ближним Востоком. Пристрастие к длинным прямым дворцовым коридорам, а также к высокоразвитой системе водоснабжения, возможно, также унаследовали от древних цивилизаций на востоке.Впервые в Европе колонна появилась в критском дворце, где ее часто использовали индивидуально для разделения входа.

Phaestus

Вход во дворец Феста, Крит, Греция.

Марсяс

Развитие погребальной архитектуры на Крите продолжается от старых камерных оссуариев раннего минойского периода (2750–2000 до н. конец средне-минойского периода.

На гребне минойского процветания произошел великий крах. Вторжение с материка около 1400 г. до н.э. разрушило дворцы и привело к утрате власти микенской Греции. На Крите очень редко встречаются архитектурные остатки построек догреческого происхождения, построенных после этой катастрофы. Несколько деревенских святынь принадлежат этому периоду после разрушения, а в Приниасе уникальное храмовое здание может быть датировано 700 годом до нашей эры. Вход в этот храм украшен барельефами на его архитектурных элементах.Проем над перемычкой обрамлен сидящими фигурами, а сама перемычка с нижней стороны вырезана фигурами богини и животных. Колонна, которая, кажется, стояла посреди этого дверного проема, как и во дворце Миноса, указывает на то, что минойская традиция не исчезла полностью.

Прогулка по эпохам - Архитектура эпохи Возрождения (15–17 века нашей эры)

Добро пожаловать в третью статью из нашей серии: Архитектура - Прогулка по эпохам.Мы продолжаем нашу серию с архитектурой эпохи Возрождения, которая, несомненно, является одним из самых влиятельных стилей всех и как культурная эпоха может считаться основой современного западного общества.

Как и в предыдущих статьях, мы вернемся к завершающим этапам предыдущей эпохи, чтобы напомнить себе о социокультурной среде, которая послужила катализатором для этих новых идей и, в конечном итоге, вызвала новую эпоху.

Города и поселки Флорентийской республики широко признаны центром Возрождения.Среди них выделяются Флоренция, Ареццо и Чертальдо, места рождения трех главных пионеров Возрождения - Данте Алигьери, Франческо Петрарка и Джованни Боккаччо.

Портрет Данте Алигьери

Божественная комедия Данте (Divina Commedia ) , определенный синтез средневекового взгляда на мир, демонстрирует моральный порядок космоса. В книге ад (Inferno ) , чистилище (Purgatorio ) и рай (Paradiso ) занимают место для каждого, будь то наказание или награда за его действия в жизни, отныне устанавливая принципы того, как вести приятная христианская жизнь в позднем средневековье - время, пронизанное идеалом спасительной загробной жизни.

Среди многих, кто столкнулся с этим мировоззрением, Франческо Петрарка, ученый и поэт, проявил себя, как выразился Майкл Спиллер, как «единственное, кто оказал наибольшее влияние на любовную поэзию Европы эпохи Возрождения вплоть до семнадцатого века». Основанием для этого утверждения является Песенник Петрарки (Il Canzoniere), сборник из 366 стихотворений, написанных в течение 40 лет, в которых он хвалит Лауру, женщину, «слишком святую для того, чтобы ее рисовать», и его последующие проблемы в разбираясь с противоречиями между добродетелью любви и стремлением к славе через поэзию перед лицом своей христианской религии.

Третье важное произведение, о котором мы должны упомянуть, - это «Декамерон» (Il Decamerone), сборник из 100 сказок, включенных в рамочную историю, написанную другом Петрарки Джованни Боккаччо, написанную в ответ на эпидемию Черной смерти, поразившую Европу в 14 веке. о котором мы упоминали в нашей статье о готической архитектуре и политических переменах в Северной Европе. Эта книга направлена ​​на то, чтобы выразить словами трагическую природу утраты и вытекающее из нее желание принять жизнь здесь и сейчас. Следовательно, религиозная вера становится сатирическим источником комедии на протяжении всего произведения, особенно презираемая сфера красоты и эротических приключений, которая будет высвобождена демонстрацией естественности секса.

Несмотря на то, что все трое умерли по крайней мере за 25 лет до фактического начала Возрождения, установленного учеными в 1400 году нашей эры, их вклад в развитие литературного и культурного ландшафта невозможно переоценить. С одной стороны, все они написали свои влиятельные произведения на своем родном тосканском диалекте вместо латыни, что повысило статус этого разговорного языка таким образом, что оно послужило основой для современного итальянского литературного и разговорного языка. Но с другой стороны, они также проложили путь фундаментальным культурным изменениям, которые стали делать упор на поиски рая здесь и сейчас, а не в загробной жизни.

Само это понятие расцвело в руках греческих гуманистов, беженцев от падения Византии и Восточной церкви, павших жертвой турок в 1453 году, и их местных итальянских товарищей, которые поместили его в контекст с греческими и латинскими текстами великие ученые античности.

Самый заметный среди них - Платон.

Афинская школа живописи Рафаэля с изображением Платона среди его учеников

В рамках Платоновской концепции платонической любви (эроса) искусства связаны, прежде всего, с идеей о том, что несексуальное желание физической красоты было законным способом привести человека к божественности.Тем более, что эту наиболее чистую и суровую форму любви можно было испытать только глазом и ухом, поскольку все другие чувства считались неспособными постичь такую ​​красоту.

Таким образом, Возрождение в контексте искусства можно охарактеризовать как поиски рая на земле и перспективу обретения божественности через создание физической красоты, как это представляли величайшие умы древности.

Среди наиболее плодовитых работ эпохи Возрождения, питающих эту идею, «La Primavera» Сандро Боттичелли, аллегория платонической любви, должна рассматриваться как ключевая работа, поскольку она великолепно визуализирует эту концепцию возрождающегося духа (идея античности), которая приходит. осуществиться в форме трех граций (искусства) и в конечном итоге вернуться на небеса (божественность).

Картина Сандро Боттичелли "Примавера"

В конце концов, Джорджио Вазари должен был назвать эту эпоху эпохой интеллектуального возрождения (Rinascimento), что он сделал, как объяснялось в нашей предыдущей статье, чтобы принизить достижения готической эпохи.

1. Раннее Возрождение - Архитектура Флоренции

Первой выдающейся фигурой, вышедшей из этой новой культуры гуманизма, был Леон Баттиста Альберти (1404–1472), автор, ставший архитектором.Родившийся в 1404 году в изгнанной флорентийской дворянской семье в Генуе, он получил образование у Гаспарино Барзицца, ведущего авторитета в области учения Цицерона, который оказал решающее влияние на идеи Альберти относительно роли архитектора.

Он верил в идеал оратора perfectus, который своим моральным, философским и риторическим образованием был обязан служить обществу. Следовательно, архитектор занимал в высшей степени политический пост, который сделал его культурным основателем и хранителем, посвятившим себя предложению своей работы городскому обществу, civitas, как источнику защиты и безопасности, внутри которого могло разворачиваться социальное и интеллектуальное развитие.

Чтобы воплотить этот идеал и осудить разрушение архитектурных памятников античности и преобладающего готического стиля, он решил написать свой De re aedificatoria libri decem . Один из первых трактатов, вдохновленных книгой Марка Витрувия Поллио (известного как Витрувий) De Architectura libri decem ( Десять книг по архитектуре), единственной сохранившейся крупной работой по архитектуре классической античности.

Несмотря на то, что это презрение к готическому стилю разделяли многие его сверстники, именно технологические достижения готической эпохи позволили одному из них, а именно Филиппо Брунеллески (1377-1446), построить купол Флорентийского собора. , часто ошибочно называют первым строением эпохи Возрождения.Говорят, что он был вдохновлен Пантеоном, его конструкция была двухслойной, построенной вокруг готического разорванного хранилища. Чтобы преодолеть проблему поглощения возникающих сил без помощи характерных готических аркбутанов, Брунеллески использовал систему из каменных и железных цепей, успешно предотвратив разрыв «купола» под собственным весом, сохранив при этом иллюзию классического купола. .

Basilica di Santa Maria del Fiore, Флоренция, Италия

Первым подлинным зданием раннего Возрождения была больница Брунеллески во Флоренции.Больница для подкидышей, построенная по принципам типичного плана этажа средневекового монастыря, отличалась осевой симметрией, аналогичной симметрии античных римских построек. Его самая выдающаяся особенность, и единственная, что однозначно принадлежит Брунеллески, - это лоджия, выходящая на площадь Сантиссима Аннунциата.

Ospedale degli Innocenti, Флоренция, Италия

Характеризуемый строго ритмичными аркадами коринфских колонн и полукруглых арок и первоначально находившийся на 7 ступенек выше уровня пола Пьяцца, как римские церковные постройки, он послужил источником вдохновения для многих подобных сооружений во Флоренции и других итальянских городах.Среди них два других здания, выходящих на площадь Сантиссима Аннунциата, фасады которых имитируют фасад больницы 16 и 17 веков соответственно.

Пьяцца делла Сантиссима Аннунциата с больницей справа, Базилика делла Сантиссима Аннунциата (фасад 1601) в центре и Лоджия деи Серви (1516) слева

2. Церковная архитектура раннего итальянского Возрождения

Работы Филиппо Брунеллески и Леона Баттисты Альберти в области церковной архитектуры представляют собой прекрасное сравнение того, как идеи и идеалы античности были воплощены в архитектуре эпохи Возрождения.

Брунеллески, старший из двух, руководствовался представлением о том, что после расцвета готики возникла потребность в сдержанности и порядке, что ясно проявилось в его выборе классических мотивов в сочетании с урезанной простотой формы, которая идет рука об руку. С его кропотливым вниманием к строгим измерениям и пропорциям. Это привело к тесной связи между внутренними и внешними формами, и это можно легко распознать при изучении его модульного плана базилики.

Альберти, с другой стороны, черпал вдохновение в более грандиозных римских постройках, таких как бани и дворцы, в результате чего его церкви были спроектированы с использованием классических мотивов в сочетании со сложными элементами, такими как кессонные цилиндрические своды и огромные украшенные пирсы.

3. Флорентийские дворцы эпохи Возрождения

Эти грандиозные проекты реконструкции или строительства требовали помощи финансово и политически влиятельных лиц, роль, которую взяли на себя члены правящих семей, которые представляли династии итальянских городов-государств, которые хотели укоренить свои амбиции к власти и богатству в материальных ценностях. и, следовательно, бесспорный способ, который сделал архитектуру предпочтительной для семей, особенно в случае их частных резиденций.

В изменившемся политическом климате Италии 15-го века эти дворцы должны были дополнить основное требование - представление силы и мощи - воспринимаемой элегантностью жизни эпохи Возрождения. Это привело к созданию нового типа здания, дворца эпохи Возрождения, обычно состоящего из трех четко очерченных этажей, сосредоточенных вокруг внутреннего двора и расположенного либо на известном острове, либо на угловом участке огромной площади.

Чтобы выделить множество возможных реализаций этой формулы, нам нужно представить третьего члена группы влиятельных архитекторов раннего Возрождения - Микелоццо ди Бартоломео (1396–1472).Ди Бартоломео родился в 1396 году в семье иммигранта-портного, стал скульптором в начале 15 века и со временем подружился со своим будущим покровителем Козимо де Медичи. Именно под патронажем Козимо Ди Бартоломео создал множество проектов для зданий, многие из которых имеют важное значение, но именно Палаццо Медичи во Флоренции проявит его роль как одного из основоположников архитектуры раннего Возрождения.

Как и большинство зданий, построенных в начале новой стилистической эпохи, Палаццо Медичи демонстрирует лишь несколько явно отличающихся от того, что было стандартной лексикой предшествующей эпохи.Наиболее примечательны рустикация фасада и повторное введение нависающего карниза как завершение его вертикального возвышения.

Чрезвычайно дорогостоящая техника рустикации заключалась в использовании больших каменных блоков на первом этаже, которые были либо сформированы в форме подушек, либо имели вид грубо обтесанных камней, чтобы имитировать внешний вид укреплений и других сооружений, которые должны были проецировать образ прочность и долговечность. Ярким римским примером является Аква Марсия, самый длинный из 11 акведуков, снабжавших город Древний Рим.

В случае Палаццо Медичи, первый этаж, общественный этаж дворца, демонстрирует сильную грубую подушку и самые маленькие оконные проемы, в то время как второй этаж имеет прекрасно отделанный каменный фасад и окружную полосу высоких двуфур, двойных арочные окна, которые были типичной римской чертой, но их филигранная обработка демонстрирует явное влияние готики. Второй этаж, «фортепьяно нобиле», на котором располагались основные жилые помещения, продолжает общий стиль фасада первого этажа, хотя он демонстрирует еще более гладкую отделку камня, в результате чего облицовка стен почти идеально ровная.

Эта формула раннего Возрождения также использовалась в проектах Палаццо Строцци и Палаццо Гонди во Флоренции Джулиано да Сангалло (1443-1516). Примечателен тем, что демонстрирует развитие более глубокого понимания ветрувианских правил пропорции и стиля за короткий период времени. Хотя строительство обоих дворцов началось примерно в 1490 году, Палаццо Строцци просто имитирует стиль Палаццо Медичи, жертвуя при этом последовательной взаимосвязью пропорций, именно Палаццо Гонди смог продемонстрировать Сангалло свою способность возродить античные достоинства дизайна. особенно примечательно включение оконных арок в стену, имитирующих грани драгоценного камня.

В конечном итоге Леон Баттиста Альберти должен был установить стандарт того, что может быть стилистически достигнуто, если принять во внимание все накопленные знания античности, что он доказал своим дизайном для Палаццо Ручеллаи.

Фасад, выполненный в виде панно-барельефов скромной пластичности, отличается фоном из каменного шпона с желобчатым рустом, перекрытым сеткой из гладких пилястр и антаблементов. Образовавшиеся трехэтажные пролеты придают фасаду ритм за счет чередования широких портальных пролетов с более высокими оконными арками, украшенными щитками, и тонкими оконными проемами.Эти пилястры представляют собой разновидность классического ордера, представленного на Амфитеатре Флавий (Колизей), с тосканским орденом в основании, оригиналом эпохи Возрождения вместо ионического ордера на втором уровне и очень упрощенным коринфским орденом на втором уровне. верхний уровень.

В целом, это завораживающее сочетание грубой естественности деревенских укреплений, безжалостного ритма строгих классических орденов и величественных жестов мизансценного фасада, воплощенного в таких образцах, как Библиотека Цельса.

Palazzo Rucellai, Флоренция, Италия

4. Вариации классической лексики

Чтобы проиллюстрировать широкий размах, который развил архитектурный язык Италии эпохи Возрождения, мы должны напомнить себе о типичных строительных материалах, которыми славился каждый регион, и о том факте, что каждый регион имел сильное желание выразить свою автономию с помощью архитектурный стиль, отражающий местные традиции и наследие.

Чертоза-ди-Павия, Павия, Италия - Типичная северно-итальянская архитектура с преобладанием декора и цвета за счет использования черного, белого и зеленого мрамора, а также красного порфира

5.Церковная архитектура в Италии XVI века

С наступлением 16 века ядро ​​архитектурных инноваций переместилось из Флоренции в Рим, однако этот сдвиг не был внезапным, поскольку многие флорентийские архитекторы уже принимали заказы в регионе Лацио раньше.

Например, Леон Баттиста Альберти дружил с рядом пап, большую часть своей профессиональной жизни занимал пост советника Святого Престола и даже проживал в Риме в последние годы своей жизни.Посвящение его трактата De re aedificatoria libri decem Папе Николаю V продемонстрировало эту непреходящую верность папству.

Все это должно оказаться очень удачным для развития стиля Возрождения, поскольку Рим должен был стать одной из крупнейших строительных площадок века. Восстановленный папский двор почувствовал острую необходимость реструктурировать полуразрушенный город, что, в свою очередь, послужило стимулом для многочисленных заказов от пап, кардиналов и новых религиозных орденов как для церковных, так и для светских зданий.

Эти проекты отражали меняющиеся литургические и функциональные требования, мастерски внедренные Донато Браманте (1444-1514) и другими пионерами, и привели к созданию архитектурного языка Высокого Возрождения, который был более значительным и изученным, чем тот, который установился во время Раннего Возрождения 15-го века. век.

6. Виллы и сады

Помимо проектов городского строительства, возродилось желание объединить удовольствия деревенской жизни, противовес суетливой городской жизни, с идеалом эпохи Возрождения - воссоздать рай на земле.Это было достигнуто за счет создания вилл и садов, которые сочетали в себе красиво оформленные интерьеры с живописными видами. Все они располагались либо в продуктивных фермерских хозяйствах, либо, в случае небольшой виллы в пригороде, в виноградниках и садах недалеко от города.

Одним из самых известных мастеров этого судета был Андреа ди Пьеро делла Гондола (1508-1580), более известный как Андреа Палладио.

В своем собственном трактате по архитектуре I quattro libri dell’architettura он резюмировал суть того, что делает здание достойным похвалы:

«Tre cose in ciascuna fabbrica, come dice Vitruvio debbono considerarsi, senza le quali niuno edificio meriterà esser lodato; e quelle sono l’utile o comodità, la perpetuità, e la bellezza: perciocchè non si potrebbe chiamare perfetta quell’opera che utile fosse, ma per poco tempo: ovvero che per molto non fosse comoda; овверо че авендо амбедуе квесте, ниуна грация пои в собственном содержании.”

Таким образом, здание должно содержать и ценить баланс полезности (utile) или удобства (comodità), долговечности (perpetuità) и красоты (bellezza) - требований, которые станут очевидными при более внимательном рассмотрении богатого портфолио его работ. Безусловно, его самый известный выполненный проект - это вилла Альмерико Капра, более известная как Ла Ротонда. Сама комиссия от отставного апостолического референдарио Пап Пия IV и Пия V Паоло Альмерико.

7. Архитектурный язык во Франции

Читатели, которые обращали пристальное внимание на различные временные рамки развития каждой эпохи по всей Европе, уже осознали, что Ренессанс распространялся особенно медленно, поскольку большинство стран только достигали расцвета своих готических стилей, когда Ренессанс уже захватил Италию. почти столетие.

Первой страной за пределами Италии, которая познакомилась со стилем и мировоззрением эпохи Возрождения, в основном из-за ее близости и, как следствие, простоты путешествий, была Франция, особенно во время правления Франсуа I (1494-1547) и его сына Генриха II (1519). -1559), которые были впечатлены способностью осуществлять и укреплять политическую власть с помощью программ архитектурного строительства, которые могли вызвать развитие желаемых культурных и социальных устремлений.

Среди художников и гуманистов, которые были вызваны ко двору Франсуа I, в том числе Леонардо да Винчи (1452-1519), который провел остаток своей жизни во Франции, был Себастьяно Серлио (1475-1554), итальянский архитектор, не понаслышке знакомый с архитектурная среда Браманте и Рафаэля в Риме, и чей первый современный трактат, включающий иллюстрации, Sette Libri d'architettura, оказался очень важным в распространении знаний о формах итальянского Высокого Возрождения.

Хотя общепризнано, что Франция отреагировала на итальянский классический стиль более прямо и основательно, чем другие европейские страны, нередко в некоторых местах использовались классические формы только в качестве декоративных мотивов.

Château de Chambord, Шамбор, Франция

Château de Fontainebleau, Фонтенбло, Франция

8. Гражданская архитектура в Северной Европе

Северная Европа, будучи далекой от влияния итальянского Возрождения и часто опасаясь католических ассоциаций, приняла отчетливо северный архитектурный язык, разработанный в 16 веке, не подверженный влиянию классических форм, основанных на античных греческих и римских прецедентах.

Одной из сильных местных архитектурных особенностей, не имевших каких-либо итальянских связей, которая развивалась на протяжении этого периода в Северной Европе, был украшенный фронтон. Он широко использовался в гражданских и жилых зданиях, и поскольку желание продемонстрировать гражданскую гордость и национальную самобытность через архитектуру было столь же распространенной практикой, как и в городах Южной Европы, крупномасштабные общественные здания, такие как городские и залы гильдий, в конечном итоге будут объединены. Эти местные архитектурные особенности с уникальным использованием классических мотивов позволяют создавать мощные и монументальные общественные здания, которые впечатляют как местное население, так и иностранных гостей.

9. Стили с украшениями и без украшений в Испании

В подходе Испании к стилю эпохи Возрождения, называемому платереско, в основном доминировало включение определенных мотивов в его богатый и украшенный готический стиль, практика, которая сохранялась на протяжении большей части 16 века, особенно в отношении церковных зданий.

Королевский госпиталь, Сантьяго-де-Компостела, Испания

Однако по мере того, как знания итальянской архитектуры и архитектурной теории стали более распространенными, здания строились с большим вниманием к правилам пропорции и гармонии.

Алькасар Толедо, Толедо, Испания

В результате, начиная примерно со второй половины 16 века, такие архитекторы, как Хуан де Эррера (1530-1597), построили в очень строгом и лаконичном классическом стиле, который стал известен как estilo desornamentado, или строгий стиль. де Эррера связан со знаменитым Ситио-де-Сан-Лоренцо-де-Эль-Эскориал, королевской резиденцией за пределами Мадрида и самым большим зданием эпохи Возрождения, когда-либо построенным, хотя он руководил только последними этапами его строительства после первоначального архитектора Хуана Баутиста де Толедо (1515- 1567) умер.

Real Sitio de San Lorenzo de El Escorial, Сан-Лоренцо-де-Эль-Эскориал, Испания

10. Английский рецепт Возрождения и архитектура Иниго Джонса

Как мы установили в нашей предыдущей статье, Англия продолжала отдавать предпочтение и развивать свой собственный готический стиль вплоть до 16 века и не проявляла особого интереса к разработкам, сделанным на континенте. Когда, наконец, пришло время принять к сведению, знания о классической архитектуре передавались не из первых рук, как это было во Франции и других европейских странах, а через фильтр ее приема по всей Европе.Сильное влияние оказали французские и фламандские черты характера, особенно резчики и другие мастера, нашедшие работу в Англии.

Особенно на востоке Англии, где связи с Нидерландами были сильными, украшенные «голландские» фронтоны были представлены во многих новых зданиях, особенно в домах, потому что, как и в период Тюдоров, строилась небольшая церковная архитектура. но было построено несколько важных домов якобинских вундеркиндов. Несмотря на то, что они во многом схожи с более ранними подобными образцами, произошло заметное изменение в том, что их планы местности теперь были либо H-, либо U-образными в интересах обеспечения смелых и впечатляющих силуэтов и достижения поразительных перспектив - идеал, очень похожий на этот. востребован архитекторами типичной итальянской виллы.

Однако следует отметить, что после этого несколько фальсифицированного посвящения 16-го века стилю Возрождения появится очень выдающаяся фигура, которая определит наиболее гармоничный классический английский стиль - Иниго Джонс (1573-1652). Его работа сильно отличалась от того, что явилось результатом отфильтрованного стиля Возрождения, когда он посетил Италию и предпринял подробное исследование древних памятников и архитектуры эпохи Возрождения, особенно зданий Андреа Палладио и его озабоченность фундаментальной архитектурной истиной зданий, которая включала в себя функцию , гармония и пропорция целого, а не просто добавление классических мотивов в качестве прикладного декора.

11. Рекомендуемая литература

Марион Камински, Искусство и архитектура Венеции , 1999, Конеманн, ISBN 3-8290-2657-9

Howard Saalman, Filippo Brunelleschi: The Buildings , Лондон: Zwemmer, 1993, ISBN 0-271-01067-3

Joseph Rykwert, Leonis Baptiste Alberti, Architectural Design , Vol 49 № 5–6, Holland St, London

Десять книг по архитектуре онлайн: текст на латинском языке с перекрестными ссылками и перевод на английский

Quattro libri dell’architettura Из собраний Библиотеки Конгресса

12.Кредиты

Все иллюстрации в этой статье остаются общественным достоянием или подпадают под лицензионное соглашение CC, и в этом случае мы должны отдать должное первому автору и мне.

Даниэль Герсон, Ханс А. Росбах, 3Félix, studyblue, Мари-Лан Нгуен, maff257, Ugo franchini, Benh LIEU SONG, Lumen, Luukas, Lerdsuwa, Didier Descouens, Myrabella

BBC - История - История британской архитектуры

Средние века - 1066 и все такое

Архитектура - это эволюция, а не революция.Раньше считалось, что после ухода римлян из Британии в пятом веке их элегантные виллы, тщательно спланированные города и чудеса инженерной мысли, такие как стена Адриана, просто пришли в упадок, когда британская культура погрузилась в темные века. Чтобы вернуть свет, потребовалось нормандское завоевание 1066 года, и средневековые готические строители соборов сыграли важную роль в возрождении британской культуры.

Великие соборы и приходские церкви, возносившие свои башни к небу, были каменными актами преданности...

Однако правда не так проста. Романо-британская культура - включая архитектуру, язык, религию, политическую организацию и искусство - выжила еще долго после ухода римлян. И хотя у англосаксов был свой собственный сложный строительный стиль, мало что сохранилось, чтобы засвидетельствовать их достижения, поскольку подавляющее большинство англосаксонских зданий были деревянными.

Тем не менее, период между высадкой норманнов в Певенси в 1066 году и днем ​​в 1485 году, когда Ричард III потерял свою лошадь и голову в Босворте, что положило начало эпохе Тюдоров и раннего Нового времени, знаменует собой редкий расцвет британского строительства.И это тем более примечательно, что в основе средневековой архитектуры лежало «соответствие назначению». Великие соборы и приходские церкви, возносившие свои башни к небу, были не только каменными актами благочестия; они также были чрезвычайно функциональными зданиями. Замки служили своей конкретной цели, а их зубчатые стены и башни служили скорее для использования, чем для украшения. Однако беспорядочные особняки позднего средневековья были в первую очередь домами, и их владельцы добивались уважения и сохранения статуса благодаря своему гостеприимству и благородству, а не величию своих построек.

Целенаправленная пригодность также характерна для домов бедных слоев населения. Такие люди не имели большого значения для правящей элиты, как и их дома. Это были темные примитивные постройки из одной или двух комнат, обычно с грубыми деревянными каркасами, низкими стенами и соломенными крышами. Они не были рассчитаны на длительный срок. А они этого не сделали.

Постройки средневековья

Белая башня , в самом сердце Лондонского Тауэра, была заложена епископом Гундульфом в 1078 году по приказу Вильгельма Завоевателя.Постройка была завершена в 1097 году и стала колониальной цитаделью и мощным символом норманнского господства.

Кафедральный собор Дарема был начат епископом Вильгельмом де Сен-Карилефом в 1093 году и завершился примерно в 1175 году. Хор был расширен в готическом стиле между 1242 и 1280 годами. Мускулистые колонны и круглые арки делают Дарем одним из самых внушительных нормандских зданий в Англии. .

Хэддон-Холл , Дербишир, вероятно, был построен в 12 веке, но в разное время вплоть до 16 века был реконструирован и адаптирован.Затем он был тщательно отреставрирован в начале 20 века. Хэддон демонстрирует качество, которое характеризует великий средневековый дом, в котором функция определяет форму.

Часовня Королевского колледжа , Кембридж, охватывает переходный период между Средневековьем и Тюдорами. Его фундамент был заложен в 1446 году Генрихом VI, а сооружение с кружевными перпендикулярными веерными сводами было завершено к 1515 году во время правления Генриха VIII. Окна установили в 1546-7 гг.

Тюдоры - величественная и любопытная работа

В некотором смысле, здания 16 века также соответствовали назначению - только теперь назначение было совсем другим. В частности, в отечественной архитектуре здания использовались для демонстрации статуса и богатства, как отмечал Уильям Харрисон в своем Описание Англии (1577):

.

Каждый желает поставить свой дом на холме, чтобы его видели издалека, и бросать лучи своей величественной и любопытной работы во все районы страны.

Это величавое и любопытное мастерство проявило себя по-разному. Повышенное чувство безопасности привело к появлению более внешних зданий, в отличие от средневекового устройства, где необходимость защиты создавала дома, выходящие внутрь на внутренний двор или серию дворов. Это позволило значительно расширить возможности внешнего орнамента. Сами комнаты, как правило, были больше и светлее - как дорогой товар, использование больших пространств стекла само по себе было признаком богатства.Также было общее движение к сбалансированным и симметричным экстерьерам с центральными входами.

Несмотря на строительный бум, эпоха Возрождения в Англии в целом не спешила ...

Кроме того, был достигнут прогресс в создании более стабильных и сложных домов для тех, кто ниже по социальной лестнице. Камень, а позже кирпич стали заменять древесину в качестве стандартного строительного материала для домов фермеров, торговцев и ремесленников.Еще раз процитируем Харрисона:

Почти каждый человек является строителем, и тот, кто купил какой-нибудь небольшой участок земли, даже если он не был таким уж маленьким, не успокоится, пока не снесет старый дом (если он там стоял) и не построит новый. по собственному устройству.

Несмотря на строительный бум, эпоха Возрождения в Англии, как правило, медленно приходила, в основном потому, что сложные отношения Елизаветы с католической Европой затрудняли свободный обмен идеями.Ремесленники и выкройки действительно приехали из протестантских Нидерландов, но в целом наша относительная изоляция от европейского культурного мейнстрима привела к национальному стилю, который представлял собой причудливую, но привлекательную смесь готического и классического стилей.

Тюдоровские дворцы и дома

Дворец Хэмптон-Корт (с 1515 г.). Великий дом, который основал кардинал Вулси, а затем подарил Генриху VIII в 1525 году в отчаянной попытке сохранить благосклонность короля, с 16 века претерпел множество изменений.Кристофер Рен перестроил южный и восточный хребты для Уильяма и Марии между 1689 и 1694 годами, и во дворце есть некоторые замечательные работы эпохи Тюдоров, в частности Большой зал Генриха VIII с деревянными балками.

Longleat House , Wiltshire, строительство которого было завершено в 1580 году, демонстрирует уверенность мастеров эпохи Тюдоров в обществе, которое было более стабильным, чем у их средневековых предков. Он смотрит вовне, а не сам по себе, в то время как классические детали, такие как пилястры, обрамляющие стеклянные просторы, и круглые узлы с резными бюстами римских императоров, показывают, что идеи эпохи Возрождения медленно проникали в Британию в середине 16 века.

Hardwick Hall , Дербишир (1591-97). Это типичный дом поздней елизаветии: высокий, компактный и красивый. Он был разработан, вероятно, Робертом Смитсоном для Элизабет, графини Шрусбери, более известной как Бесс Хардвик. Ее потомки, герцоги Девонширские, сделали Чатсуорт своим главным престолом и оставили Хардвик более или менее невредимым. Замечательное выживание.

В то время как елизаветинских домов в Англии были сконцентрированы на демонстрации богатства, в Шотландии строительство замков и укрепленных домов продолжалось и в семнадцатом веке.Фактически, фортификация стала самостоятельным стилем, а башни и строго вертикальные акценты шотландских баронских домов отмечают один из самых ярких вкладов Шотландии в британскую архитектуру.

Стили 17 века - мир, перевернутый с ног на голову

За исключением Иниго Джонса (1573–1652), чье уверенное владение классическими деталями и пропорциями выделяло его среди всех других архитекторов того периода, большинство зданий начала 17 века, как правило, продвигали на шаг вперед невинное изобилие поздних тюдоровских работ. .Традиционная планировка была скрыта за великолепно раздутым орнаментом - такого рода детали описывались в то время как «куча безумных украшений ... очень отвратительно смотреть».

Но в течение 1640-х и 50-х годов Гражданская война и ее последствия отправили на континент множество джентльменов и дворян, чтобы либо избежать боевых действий, либо, когда война была проиграна, последовать за Карлом II в изгнание. Там они познакомились с французской, голландской и итальянской архитектурой, а после реставрации Карла в 1660 году начался всплеск строительной активности, поскольку роялисты вернули себе свою собственность и построили себе дома, отражающие последние европейские тенденции.

Стиль тяжелый и богатый, иногда преувеличенный и мелодраматичный.

По прошествии века это привело к страсти к величию барокко, которое Людовик XIV превратил в орудие государственного управления в Версале. Формальное, геометрическое и симметричное планирование означало, что великий лорд мог сидеть в своей столовой, как в физическом, так и в метафорическом центре своего мира, с наборами комнат, расходящимися прямыми линиями в обе стороны.Его сады будут отражать эти линии в длинных прямых дорожках и проспектах.

Британское барокко было подтверждением авторитета, выражением абсолютистской идеологии людьми, которые помнили мир, перевернутый с ног на голову во время Гражданской войны. Стиль тяжелый и богатый, иногда преувеличенный и мелодраматичный. Политика, лежащая в ее основе, сомнительна, но ее продукты захватывают дух.

Здания 17 века

Дом королевы , Гринвич, был начат для королевы Анны между 1616 и 1619 годами и завершен для Генриетты Марии между 1630 и 1635 годами.Гринвичская больница строилась с 1696 года. Королевский дом принадлежит Иниго Джонсу, а больница в основном принадлежит Кристоферу Рену.

Собор Святого Павла , Лондон, (1675-1710) - это не только одно из самых совершенных проявлений английского барокко, но и одно из величайших зданий в Англии. Он был спроектирован Реном для замены старого собора, который был разрушен во время лондонского пожара в 1666 году.

Хотя он был построен в 18 веке, идеология Blenheim Palace в Оксфордшире прочно укоренилась в 17 веке.Задуманный как монументальная дань уважения герцогу Мальборо, победа которого над армией Людовика XIV в Бленхейме в Баварии дала дворцу его имя, он был спроектирован Джоном Ванбру и является ближайшим к Британии версальским дворцом

.

Стили 18 века - правила схватки гения

Для вигов, пришедших к власти с приходом на престол Георга I в 1714 году, барокко было неразрывно связано с авторитарным правлением Стюартов. Новый стиль был необходим для новой эпохи, и новый правящий класс, стремившийся построить цивилизацию, которая могла бы соперничать с цивилизацией Древнего Рима, искал решение в древности.

По крайней мере, так думали. Фактически, решение было найдено в античности, которая была сильно переосмыслена итальянским архитектором 16 века Андреа Палладио (1508-80). Четыре книги архитектуры Палладио методично исследовали и реконструировали здания Древнего Рима. Они также представили иллюстрации в виде собственных авторских проектов вилл, дворцов и церквей того, как ранние грузины могли адаптировать эти правила для создания архитектуры классической традиции - критерия, которым измерялась вся цивилизованная деятельность. .

К концу 18 века идея единого национального архитектурного стиля утвердилась.

Но архитекторы вскоре обнаружили, что поиск Палладио идеальной архитектуры бессмысленно ограничивает. В то время как древние постройки должны были «служить образцами, которым мы должны подражать, и стандартами, по которым мы должны судить», требовался более эклектичный подход. По словам величайшего архитектора конца 18 века Роберта Адама, «правила часто ограничивают гения и ограничивают идею мастера».

К концу 18 века идея единого национального архитектурного стиля утвердилась. Шедевры строгого неоклассицизма все еще создавались; но также были огромные имитирующие аббатства, замки с зубчатыми стенами, живописные коттеджи с шестнадцатью спальнями и даже, на заре XIX века, восточные дворцы, такие как Королевский павильон Джона Нэша в Брайтоне. Пришел Культ стилей.

Здания 18 века

Построенный по образцу виллы Капра Палладио, дом Chiswick House лорда Берлингтона был одним из первых выстрелов в войне грузин против барокко.На случай, если кто-то не сразу поймет, в чем заключается архитектурная приверженность Берлингтона, он попросил Майкла Рисбрэка спроектировать две статуи по бокам входной лестницы с Палладио слева и его первым английским учеником Иниго Джонсом справа.

Кедлстон-холл , Дербишир (1758-77), является высшей точкой британского неоклассицизма. Планировка Палладио уже была создана, когда в 1760 году подающий надежды шотландский архитектор Роберт Адам попросил взять на себя управление проектом владелец, сэр Натаниэль Керзон.Строгие, изящные интерьеры с их удивительно единым декором показывают Адама на пике его возможностей. Кедлстон, Слава Дербишира, был одним из самых почитаемых из всех грузинских домов.

«Я собираюсь построить небольшой готический замок в Strawberry Hill », - объявил Гораций Уолпол в 1750 году. За следующие три десятилетия Уолпол превратил неинтересную виллу, которую он купил у Темзы в Твикенхеме, в одну из достопримечательностей готического возрождения. в Британии.Strawberry Hill вызвал огромный интерес - Уолпол должен был выпустить билеты, чтобы ограничить количество посетителей, приходящих на него, - и продемонстрировал, что местная средневековая архитектура может быть столь же актуальной, как и классицизм.

Викторианские времена - Веселая Англия

В начале 19 века Французская революция была достаточно недавней, чтобы служить ужасным примером того, что может произойти, если высшие классы потеряют контроль, в то время как Петерлоо и демонстрации против Шести актов в 1819 году были напоминанием о том, что это может произойти здесь.Строительные классы нашли убежище в вымышленном прошлом, например, в средневековье Вальтера Скотта Ivanhoe (1819) или в романтическом елизаветинском стиле Kenilworth (1821). Миф о «Веселой Англии» с ее строго упорядоченным обществом и рыцарским кодексом ценностей сильно привлекал правящую элиту, которая чувствовала себя под угрозой социальных и политических волнений внутри страны и за рубежом.

... реформаторы, такие как Джон Раскин и Уильям Моррис, предприняли согласованные усилия, чтобы вернуться к доиндустриальным технологиям ручной работы.

Огромный Хрустальный дворец из стекла и железа, спроектированный Джозефом Пакстоном для проведения Великой выставки 1851 года, демонстрирует еще одну черту архитектуры XIX века, которая охватывала новые промышленные процессы. Но вскоре даже к этой уверенности в прогрессе начали относиться с подозрением. В результате массового производства здания и обстановка были слишком совершенными, поскольку отдельные мастера больше не играли важную роль в их создании.

Противодействуя бесчеловечному воздействию индустриализации, реформаторы, такие как Джон Раскин и Уильям Моррис, предприняли согласованные усилия, чтобы вернуться к доиндустриальным технологиям ручной работы.Влияние Морриса росло от производства мебели и текстиля, пока к 1880-м годам поколение принципиальных молодых архитекторов не последовало его призыву к хорошему и честному строительству.

Викторианские постройки

Здание Парламента (Чарльз Барри и А. Н. Пугин, 1840-60) заменило здание, разрушенное пожаром в 1834 году. Хороший пример запутанной любовной связи того периода с прошлым, он был назван ранее в этом столетии классическим по вдохновению. , Готика в деталях, выполненная со скрупулезным соблюдением архитектурных деталей эпохи Тюдоров.

Дом Филипа Уэбба Red House в Бекслихите (1859-60), с его тихой и скромной любовью к языкам Кента и Сассекса и неприятием викторианской помпезности, положил начало движению искусств и ремесел. Изначально он был разработан для молодоженов Уильяма и Джейни Моррис.

Castell Coch , недалеко от Кардиффа (1872-79), представляет собой образец вдохновенного безумия Уильяма Берджеса, наиболее известного его восстановлением Кардиффского замка, пристрастием к опиуму и тем фактом, что он раньше отдыхал дома с домашним попугаем. на плече его средневековой мантии с капюшоном.Эта реконструкция цитадели вождя 13 века - вплоть до действующей решетки - носит научный характер, по крайней мере, в том, что касается внешнего вида. Интерьер выглядит совершенно странно, в нем сочетается высокий викторианский романтизм с собственными эклектичными рисунками Берджеса из древней британской истории, мавританского дизайна и классической мифологии.

Школа искусств Глазго (1896-99, 1907-9) Чарльза Ренни Макинтоша доказывает, что было несколько несогласных с викторианской тенденцией возвращения в прошлое.Макинтош был бескомпромиссным в своем отказе от историзма, и его здания имеют больше общего с вертикальной геометрией и извилистыми кривыми работ в стиле модерн во Франции, Бельгии и Австрии. Но его декадентский подход к дизайну был встречен в Британии враждебно, и через несколько лет после завершения Школы искусств в 1909 году он отказался от архитектуры.

Стили ХХ века - консерватизм и перемены

Самые важные тенденции в архитектуре начала 20 века просто обошли Британию.Пока Гропиус работал над холодными твердыми стеклянными просторами, а Ле Корбюзье экспериментировал с использованием железобетонных рам, у нас были солидные архитекторы-истеблишменты, такие как Эдвин Лютьенс, которые строили загородные дома в неогородинском и ренессансном стилях для устаревшего землевладения. Кроме того, были слегка придурковатые архитекторы-мастера, наследники Уильяма Морриса, которые все еще пытались повернуть время вспять до промышленной революции, создавая стулья и отвергая новые технологии. В течение 1920-х и 1930-х годов здесь была построена лишь горстка зданий современного движения, представляющих какие-либо реальные достоинства, и большая часть из них была работой иностранных архитекторов, таких как Серж Чермаев, Бертольд Любеткин и Эрно Голдфингер, которые обосновались в этой стране.

Местные власти, которым было поручено восстанавливать центры городов, стали важными покровителями архитектуры.

После Второй мировой войны ситуация стала меняться. Вера современного движения в прогресс и будущее находила отклик в настроении послевоенной Британии, и, когда в 1945 году при лейбористском правительстве Эттли началась реконструкция, возникла острая потребность в дешевом жилье, которое можно было бы быстро построить. Использование сборных элементов, металлических каркасов, бетонной облицовки и отсутствие отделки - все это было воспринято модернистами за границей и с подозрением относилось к британцам - в той или иной степени были приняты для жилищного строительства и школ.Местные власти, которым была поручена задача восстановления городских центров, стали важными покровителями архитектуры. Это означало отход от частных лиц, которые веками доминировали на архитектурной сцене.

После войны в британской архитектуре преобладали такие корпоративные структуры, как эти местные органы власти, а также национальные и транснациональные компании и крупные образовательные учреждения. К концу 1980-х современное движение, несправедливо обвиняемое в социальных экспериментах, присущих многоэтажному жилью, проиграло иронии и зрелищности в форме постмодернизма с его жизнерадостными заимствованиями из любого места и любого периода.Но теперь, в новом тысячелетии, даже постмодернизм подает признаки возраста. Что будет дальше? Пост-постмодернизм?

Здания ХХ века

Внушительный Civic Center Кардиффа представляет собой обширный комплекс, включающий мэрию и суды Lanchester & Richards и Университетский колледж WD Caroë. Он был провозглашен одним из самых великолепных примеров гражданского планирования в Великобритании, но, оглядываясь назад, его глубоко консервативная архитектура также кажется высокомерной и странным образом оторванной от современного строительства в остальной Европе.

Павильон Де ле Варр в Бексхилл-он-Си, Сассекс, является превосходным выражением всего лучшего, что есть в современном движении. По заказу лорда Де Ла Варра, мэра Бексхилла, и построенный Эриком Мендельсоном и Сержем Чермаевым в период с 1933 по 1936 год, он был попыткой сделать Бексхилл столь же привлекательным, как экзотические французские и итальянские курорты. Само собой разумеется, что это не удалось, но недавняя реставрация чистых широких линий павильона стала поводом для национального праздника.

Королевский фестивальный зал (сэр Лесли Мартин и Департамент архитектуры Совета лондонского графства, 1951 г.) - это все, что сохранилось от комплекса, построенного на Южном берегу Лондона для Фестиваля Великобритании 1951 года. Фестивальные здания сыграли важную роль в том, что они предоставили возможность продемонстрировать хорошую современную архитектуру, а концертный зал Мартина, хотя и не совсем потрясающий, является своевременным напоминанием о том, как выглядит хорошая фестивальная архитектура.

Об авторе

Адриан Тиннисвуд - писатель, лектор и телеведущий. Его книги включают Его изобретение, столь плодотворное: жизнь Кристофера Рена , Видения власти: архитектура и амбиции от Древнего Рима до современного Парижа и несколько книг для Национального фонда.

Почему итальянец XVI века имеет ключевое значение для современной архитектуры

Редкий дом из стекла и металла можно похвалить за его мизианские пропорции, и любую башню, балансирующую на изогнутой бетонной ножке, можно было бы заметить из-за ее долга перед Нимейером, но что касается словаря, значимым является только один архитектор. Достаточно, чтобы быть официальным тезкой архитектурного стиля.«Палладио», «официально», относящееся к неоклассическому стилю Андреа Палладио или обозначающее его, может не иметь большого значения для обычного человека, даже если историки считают этот итальянский 16-го века одним из, если не , самым . , влиятельные архитекторы в истории. Его наследие является предметом новой выставки Палладианский дизайн: хорошее, плохое и неожиданное , которая открылась в Королевском институте британских архитекторов на этой неделе. По словам сокуратора выставки Вики Уилсон, помощника куратора рисунка RIBA и Archives Collection, хотя его работа заслуживает более широкого признания, даже те, кто знает его жизнь и наследие, могут не осознавать, насколько она прочно укоренилась за столетия после его смерти.

«Мы хотим оспорить идею о том, что Палладио мертв», - говорит Уилсон, имея в виду своего сокуратора Чарльза Хинда. «Мы хотим показать, что его наследие не всегда связано с очевидным вдохновением. Оно не всегда связано с копией, данью уважения или стилизацией классического здания; конструкции все еще могут быть ориентированы на будущее и связаны с Палладио».

Андреа Ди Пьетро делла Гондола родился в семье мельника в Падуе в 1508 году. Первоначально он начал заниматься строительством как каменщик, создавая декоративные скульптуры и памятники.Но серия заказов и поддержка со стороны Джан Джорджо Триссино (поэт, который дал ему имя Палладио, отсылка к греческой богине мудрости и финансировал его влиятельные исследования в Риме) сделали его одним из многих архитекторов эпохи Возрождения, увлеченных храмовая архитектура и работы греков и римлян. Почему именно этот практикующий, который работал только над проектами в своем маленьком уголке Италии, в конце концов получил титул самого влиятельного архитектора в истории?

По словам Уилсона, его имя стало нарицательным для историков дизайна из-за его переосмысления и повторного введения классических стилей в современный мир.Падуанский архитектор служит мостом от классики к современности, систематически обновляя стили и популяризируя такие особенности, как классический портик, который он ввел в домашнюю архитектуру. Это произошло из-за его острого внимания к пропорциям, симметрии и равновесию; для Палладио идеальным зданием было четырехгранное строение равных пропорций, установленное прямо на вершине холма.

«Важно то, как он использовал эти элементы и как стремился к идеальной гармонии», - говорит Уилсон. "Он посмотрел на здание в целом.Он убедился, что все аспекты связаны друг с другом ».

Хотя за свою жизнь он построил более 100 зданий в северной Италии, в том числе ряд вилл в Виченце, которые охраняются как объекты всемирного наследия ЮНЕСКО, его истинное наследие - это не количество построенных им построек перед своей кончиной в 1580 году. , но сочинения и зарисовки, которые он сделал об этой работе. Его самая важная книга, I Quattro Libri dell'Architettura (Четыре книги архитектуры) от 1570 года, стала классической благодаря своей доступности.Написанный на итальянском языке, трактат наполнен ясными, точными иллюстрациями и практическими знаниями, полученными в то время, когда он был торговцем, продвигая идею о том, что принципы римского дизайна могут применяться где угодно. Теперь вы знаете, кто виноват во всех этих колонках.

Получившая большое признание во времена Палладио, эта книга стала еще более важной, когда она была заново открыта британским архитектором Иниго Джонсом в начале 17 века, который был настолько увлечен своим стилем и точностью, что приобрел тайник с рисунками Палладио. .Джонс, спроектировавший величественную церковь Святого Павла в Лондоне, привел к первому возрождению палладианского дизайна, помогая сохранить его эскизы и планы, которые до сих пор являются крупнейшей сохранившейся коллекцией одного архитектора эпохи Возрождения. Эти рисунки служили шаблонами и узорами для архитекторов, когда этот стиль снова стал заметным в 18 веке как реакция на дизайн в стиле барокко как в Англии, так и в Америке, где архитекторы в том, что впоследствии стало Соединенными Штатами, приняли версию стиля для национально значимых структур, таких как Маунт-Вернон и U.С. Капитолий. Томасу Джефферсону понравился этот стиль, и он стал частью интеллектуальной основы неоклассицизма.

«Палладианский дизайн был очень популярен в Соединенных Штатах до обретения независимости, поэтому впоследствии он стал образцом для общественных и политических зданий», - говорит Уилсон. «В южных штатах двойной портик становится очень популярной тенденцией».

Хотя макет выставки, выполненный в той же цветовой палитре, что и его виллы, и украшенный множеством его эскизов, имеет исторический оттенок, это не заканчивается влиянием итальянца на неоклассическую архитектуру.По словам Уилсона, ДНК дизайна Палладио можно найти в модернистских домах и постмодернистских башнях, что предполагает гораздо более взаимосвязанное архитектурное генеалогическое древо, чем многие могут себе представить.

«Люди будут удивлены, насколько разнообразной может быть работа, основанная на его идеях», - говорит она.

∙ Первым инстаграммером-архитектором на самом деле был голландский художник 17-го века [Обузданный]
∙ Как меры строгой экономии наносят ущерб архитектурной и археологической сохранности в Греции? [В ограниченном пространстве]
∙ Средневековый замок в Тоскане с виноградниками и часовней [В ограниченном пространстве]

Роль меценатов в искусстве и архитектуре XVI века - видео и стенограмма урока

Итальянские покровители в 16 веке

Мы начнем с Италии, потому что покровители уже были важной частью общества в течение нескольких столетий на протяжении всего итальянского Возрождения.К началу 16 века итальянские мастера усовершенствовали технику, стили и цели искусства эпохи Возрождения, представив эпоху, которую мы называем Высоким Возрождением , которая длилась примерно с 1495 по 1520 год. В это время работали величайшие мастера. они были заказаны некоторыми из величайших меценатов из когда-либо живших - например, этот парень, Папа Юлий II .

Папа Юлий довел роль церкви в создании искусства на высшем уровне.

Под патронажем Юлия Микеланджело расписал Сикстинскую капеллу, Рафаэль написал Stanze della Segnatura, а Браманте разработал версию новой базилики Святого Петра. Это три самых важных произведения искусства и архитектуры в истории искусства, поэтому спасибо Папе Юлию II! Как и многие покровители того времени, Юлий руководствовался смесью тщеславия, гордости, страсти к искусству и религиозного благочестия, и, как было известно, он даже угрожал художникам, если работа не была завершена вовремя.Но послушайте, его настойчивость наверняка окупилась.

Итак, Италия в 16 веке была посвящена не только Высокому Возрождению. После смерти Рафаэля в 1520 году стили Возрождения продолжились, но отошли от строгого совершенства Высокого Возрождения. Позднее Возрождение Искусство, существовавшее примерно с 1520 по 1600 год, в основном поддерживалось Венецией, которая совсем недавно превратилась в город искусства в масштабе Флоренции.

Венеция наняла художников, скульпторов и архитекторов, а также частных клиентов, чтобы наполнить город искусством.Это Мадонна семьи Пезаро , религиозное произведение, которое семья Пезаро заказала мастеру Венеции Тициану. Как это было типично для всей живописи эпохи Возрождения, в картину был включен покровитель. В правом нижнем углу изображена семья Пезаро, преклонившая колени в набожной молитве.

Меценаты по всей Европе

Италия была не единственным местом, где творили искусство в 16 веке, поэтому, естественно, это было не единственное место с меценатами.Искусство процветало по всей Европе. В Германии, в то время входившей в состав Священной Римской империи, эстамп впервые стал крупным видом искусства. Альбрехт Дюрер был художником, который в первую очередь отвечал за это, впервые применив методы эпохи Возрождения в гравюре. Но успех этого нового средства массовой информации был также результатом практики покровительства.

В Северной Европе гравюры сначала стали широко популярными, потому что они были доступными, а в этом регионе проживал большой средний класс с постоянным доходом.Эти люди купили много гравюр, давая художникам славу и свободу развития своего искусства. Тем не менее, появление крупных граверов, таких как Дюрер, также произошло благодаря богатым покровителям, которые были готовы платить большие деньги за гравюру, которая не считалась высоким искусством до середины 15 - начала 16 веков. Эти покровители признали гений граверов, и Дюрер фактически стал первым неитальянским художником века, который стал по-настоящему известным в международном масштабе.

Последней остановкой в ​​нашем туре по Европе будет Испания. Испания не играла важной роли в европейском искусстве до 16 века, потому что она была довольно нестабильной и боролась с африканскими исламскими армиями за контроль над полуостровом. Но в 16 веке Испания стала центром крупнейшей империи того времени, охватывая большую часть Европы, а также Латинскую и Южную Америку.

Стремясь оставить свой след на европейской арт-сцене, испанские императоры сделали искусство своим главным приоритетом.Это El Escorial , дворец, монастырь и школа, впервые придуманные испанским императором Карлом V и построенные его сыном Филиппом II.

Когда он был завершен в 1584 году, он был одним из главных центров искусства и образования в Европе, и из этой культуры покровительства возник истинно испанский стиль, лучше всего иллюстрируемый выразительным художником Эль Греко.

Художественное покровительство означало нечто особенное в Испании, которая была главным защитником католической веры в то время, когда зарождающаяся протестантская Реформация бросала вызов католицизму по всей Европе.Контрреформация была главным приоритетом испанских королей и знати, и они использовали свое положение покровителей, чтобы заказывать искусство, которое было страстно, искренне католическим. Возьмите этих протестантов и gracias вам, испанские покровители!

Краткое содержание урока

В 16 веке искусство было большим делом. Отчасти это потому, что там были очень хорошие художники. Это также отчасти потому, что были люди, которые были готовы заказывать искусство, меценаты, которые поощряли культуру художественной оценки по всей Европе.

В Италии католическая церковь продолжала заказывать искусство, но папа Юлий II помог установить High Renaissance под своим обширным покровительством величайшим итальянским мастерам. Венеция посвятила себя созданию искусства и стала одним из главных художественных городов Италии. В Северной Европе обычные и богатые люди покупали и заказывали гравюры, помогая превратить их во всемирно признанный вид искусства.

В Испании императоры 16 века Карл V и Филипп II вывели Испанию на более высокий уровень искусства, создав культуру покровительства, сосредоточенную вокруг своего огромного дворца, монастыря и школы под названием El Escorial .Без этих покровителей великие таланты этих художников, возможно, никогда не были бы раскрыты. Так что поблагодарите покровителя; они много сделали для всех нас!

Краткий урок

Без платной поддержки меценатов искусство XVI века не было бы таким обширным и творческим.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *